home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


I

Четверо оставшихся в салоне мужчин среагировали так, словно миссис Кадди произнесла нечто непристойное. Они избегали смотреть на чету Кадди, они хранили молчание и через некоторое время начали с потаенной надеждой посматривать на Аллейна, словно ожидали от него каких-то решительных действий.

И вот его голос нарушил это гробовое молчание:

— Почему он сделал, миссис Кадди?

— Но что именно?

— Эт, — тут же вмешался мистер Кадди, — ради бога, следи за словами. А то они тут бог знает что еще подумают. Аккуратней.

Его жена по-прежнему не отрывала от него взгляда и, судя по всему, полностью игнорировала все его предупреждения. Аллейну показалось, что она даже не осознает, есть ли кто в комнате, помимо нее самой и мужа. Мистер Кадди взирал на нее чуть ли не с ужасом.

— Ты знаешь, как я к этому отношусь, — сказала миссис Кадди, — поэтому можешь продолжать в том же духе. Выставлять себя на посмешище. Хотя ее я виню больше, чем тебя, она испорченная женщина, Фрэд. Она насмехалась над тобой. Я видела, как она смеялась у тебя за спиной вместе с остальными. И мне плевать, — миссис Кадди повысила голос и кивком указала на спинку шезлонга, в котором сидела миссис Диллингтон-Блик, — слышит она меня сейчас или нет. Во всем, что случилось, только ее вина, она одна должна за это ответить. А ты, как полный дурак, бегал за ней по пятам, бегал, как собачонка, и оказался замешан в убийстве. Надеюсь, это послужит тебе уроком. — Тут губы ее скривились, из глаз потоком хлынули слезы. И закончила она теми же словами, с которых и начала. — О, Фрэд, — простонала миссис Кадди, — ну зачем ты это сделал?

— Прости, дорогая. Это было… ну вроде как развлечение.

— Ах, развлечение! — Тут голос ее сорвался. Она подошла к нему и погрозила ему кулачком — нелепый и одновременно игривый вышел жест. — Ты старый дурак! — взвизгнула она и, не говоря больше ни слова, вышла из салона.

Мистер Кадди рванулся было за ней, но его остановил Аллейн. И он остался стоять посреди комнаты, криво улыбаясь и всматриваясь в лица остальных мужчин.

— Наверное, вы неправильно поняли миссис Кадди, — пробормотал он. — Я человек мирный, тихий. И не способен на такие жестокости.

Капитан Баннерман откашлялся.

— Ну, знаете ли, — заметил он, — это еще придется доказать. — Через открытые двери он посмотрел на палубу, на спинку шезлонга, в котором находилась миссис Диллингтон-Блик, и на Джемайму — та примостилась на краешке кнехта и сидела, подперев подбородок ладонью.

— Это мужских рук дело, — сообщил капитан Аллейну. И ради всего святого, избавьте от этого разбирательства наших женщин. — И тут он как-то даже демонстративно затворил двери на палубу.

Аллейн меж тем переговаривался о чем-то с Тимом.

— Очень хорошо, — сказал он. — Одну минутку.

Капитан придвинул стулья к самому большому столу. Жестом пригласил Аллейна расположиться в одном его конце, сам уселся напротив.

— Привык все делать в должном порядке, — произнес Баннерман, и в голосе его вновь прорезались командирские нотки. Обин Дейл и мистер Макангус тотчас уселись за стол. Тим колебался секунду-другую, затем присоединился к ним. Мистер Кадди застыл в нерешительности и теребил в руках кисточку от пояса своего халата. Мистер Макангус дрожащими пальцами достал свою «лечебную» сигаретку и закурил.

Вернулся отец Джордан. И, повинуясь жесту капитана, тоже уселся за стол.

— Ну вот, так уже лучше, — вздохнул капитан и вопросительно взглянул на Аллейна. — Можете продолжить, будьте так любезны, мистер Аллейн.

Но тут вмешался Обин Дейл, бросавший время от времени вожделенные взгляды на барные полки.

— Послушайте, мне надо выпить. Вы не против, если я позвоню стюарду?

— Какому еще стюарду? — мрачно переспросил его капитан Баннерман, и Обин Дейл смутился:

— Боже, совсем забыл.

— А выпьем мы, — произнес капитан, — немного позже, это непременно. Мистер Кадди, буду очень признателен, если вы наконец сядете.

— Все в порядке, капитан, — отозвался Кадди. — Только не торопите нас. До сих пор не могу понять, почему не послали за мистером Мэррименом. — И с этими словами он выдвинул стул, уселся на него, с делано небрежным видом откинулся на спинку и нервным немигающим взглядом уставился на Аллейна.

— Должен сказать, — заметил Обин Дейл, — с каждой секундой это все больше походит на заседание совета директоров. И я, кстати, тоже не понимаю, почему отсутствует мистер Мэрримен. Ну разве только что…

Аллейн, сидевший во главе стола, оглядел присутствующих.

— Если бы то было нормальное расследование, — начал он, — я бы беседовал с каждым из вас с глазу на глаз. А остальных бы в это время держал под наблюдением. Но в данных обстоятельствах это невозможно, я не стану так делать, а просто возьму показания у каждого из вас в присутствии остальных. А уж после этого пошлю за мистером Мэррименом.

— Какого черта? Он что, какая-то важная персона? — возмутился Дейл, а затем вдруг сбавил тон. — Ну, разве что только, не дай Бог, он убийца.

— Мистер Мэрримен, — тут же продолжил Аллейн, — сидел в том шезлонге, где сейчас отдыхает миссис Диллингтон-Блик. Он был все еще там, когда мужчины вышли из салона. Оттуда он прекрасно видел палубу, каждую ее сторону. Он также мог видеть все подходы к веранде. А потому он является ключевым свидетелем. Характер у него далеко не сахар. Если бы он был здесь с самого начала, то непременно попытался бы руководить этим шоу. А потому я предпочел сперва позволить высказаться вам, а уж потом пригласить его.

— Все это, конечно, прекрасно, — заметил миссис Кадди. — Но допустим, это его рук дело. Допустим, он и есть Цветочный Убийца. Что тогда?

— В этом случае, не зная того, что вы мне здесь рассказали, он может заявить нечто такое, что один из вас сможет легко опровергнуть.

— Так получается, наше слово против его слова? — спросил Дейл.

— Ну с одним разве что исключением. Он занимал позицию, с которой мог видеть всех вас, но ни один из вас, похоже, не видел ни его, ни друг друга. Надеюсь, он сможет сообщить хоть что-то о каждом. Так что каждый будет говорить только за себя.

— Не знаю, зачем он вам здесь понадобился, — проворчал мистер Макангус. — Лично я чувствую себя крайне неуютно в его обществе. Любого может выставить дураком.

— Я вас умоляю! — воскликнул Дейл. — Нельзя ли поскорей перейти к делу?

Аллейн стоял, положив руки на спинку стула. Потом заговорил:

— Непременно. Вот каково положение дел на данный момент. Предлагаю вам как следует обдумать услышанное.

Все разом умолкли и смотрели настороженно и внимательно.

— Трое из вас, — продолжил Аллейн, — уже дали отчет о своих перемещениях в критическое время. А время это, по моим подсчетам, составляет примерно восемь минут, если отсчитывать от того момента, как миссис Диллингтон-Блик вышла из салона, и моментом, когда сюда ворвался мистер Кадди и сообщил о своей страшной находке. За эти восемь минут и задушили стюарда Дениса, просто приняли его за миссис Диллингтон-Блик. Ни одно из этих трех утверждений не совпадает с остальными двумя. Получается следующая картина: трое мужчин расхаживали по палубе в полутьме, и ни один из них не видел двух остальных. Что касается меня, я вышел из салона первым. Догнал миссис Диллингтон-Блик у веранды, куда она направлялась и где должна была служить приманкой (вы уж извините за то, что излагаю вот так, прямо, просто нет времени для политеса). Не сомневаюсь, она была уверена, что Денис уже там, и собиралась скрыться прежде, чем я подойду. И вот чтобы избавиться от меня, она попросила помочь ей спуститься по лестнице на нижнюю палубу. Что я и сделал, а затем проводил ее до каюты и вернулся сюда. Тем временем мистер Кадди переоделся и спустился на нижнюю палубу к бассейну, что находится по правому борту. Мисс Эббот, которая вышла из салона после него, обошла палубу и несколько минут стояла у поручней тоже по правому борту. И она вспомнила, что видела кого-то в бассейне.

— Мистер Макангус заявил, что вышел через двойные двери, какое-то время находился у пассажирского отсека у левого борта, а затем прошел к себе в каюту и лег спать. И никто вроде бы его не заметил.

— Мистер Дейл, насколько я понимаю, теперь признает, что первое его утверждение о том, будто он пошел прямо к себе в каюту, было ложью. Напротив, он находился на палубе. И прятался за рундуком, что находится по правому борту неподалеку от веранды в надежде подсмотреть или подслушать реакцию того, кто станет жертвой этого нелепого и довольно жестокого розыгрыша. Позже он пошел на веранду, обнаружил тело, быстро вернулся в свою каюту и напился там до свинского состояния, из которого начал выходить лишь недавно.

— Я бы попросил вас! Что за тон! — возмутился Дейл.

— Боюсь, вам придется смириться с этим тоном. Мне бы хотелось знать вот что. Слышали ли вы что-либо из своего укрытия? И что именно увидели и сделали, когда вышли на веранду? Вы будете говорить или нет?

— Капитан Баннерман…

— Нечего ко мне обращаться, — сурово откликнулся капитан. — Положение у вас хуже некуда, и я бы посоветовал вам, мистер Дейл, сказать всю правду. Для вас же лучше.

Дейл стукнул ладонью по столу.

— Прекрасно! Валите все на меня! Набросились всей шайкой, вот только толку от этого никакого. Вы только и умеете, что угрожать и запугивать, доводить человека до такого состояния, что он перестает понимать, что говорит. Я, как и все остальные, заинтересован в поимке этого кровавого убийцы. И если бы я мог поведать вам хоть что-то, что наведет на его след, я бы уж давно это сделал. Ладно. Все расскажу. Я спрятался за рундуком. Слышал, как проходила мимо мисс Эббот. Топ, топ. Она ходит, как мужчина. Я ее не видел, но сразу понял, что это мисс Эббот, поскольку она напевала какую-то церковную мелодию. Слышал, как она пела ее прежде. Ну а потом… настала тишина. А после, еще чуть погодя, кто-то еще прошел. Прямо к веранде. Тихо так. Наверное, на цыпочках. Я слышал, как он свернул за угол. И еще слышал, как кто-то — наверное, то был Денис — вскрикнул, таким высоким голосом. Ну а затем, — Дейл вытер рот тыльной стороной ладони, — затем слышал еще какие-то звуки. Слышал, как скрипнули ножки шезлонга. И кто-то вскрикнул. Всего лишь раз, и тотчас умолк. Ну а после пошла какая-то возня, стуки, скрипы. А после ничего, тишина. Не знаю, сколько это продолжалось. А дальше… дальше снова послышались те же тихие шаги. И человек этот снова прошел мимо, словно на цыпочках. Чуть быстрее, но не бежал, нет. И кто-то напевал эту песенку. Кадди не соврал — из «Упакуй свои беды в мешок». Высоким таким голосом. Фальцетом. Всего одну строчку из песни. А потом… ничего.

— Он не фальшивил? — уточнил Аллейн.

— Простите, не понял?

— Он попадал в тон?

— Ну, знаете! — воскликнул Дейл. — О, да, да, попадал. Пропел, как следует, — и он криво усмехнулся.

— Благодарю вас. Продолжайте. Что было дальше?

— Я хотел выйти из укрытия, но тут снова послышались голоса. Вернее, один голос.

Он развернулся и кивком указал на Кадди:

— Вы, это был ваш голос. Точно вам говорю. И вы сказали: «Скучаете в одиночестве?» — Дейл очень точно передал вкрадчиво игривый тон. — Я слышал, как вы подошли. Шлепали мокрыми ступнями по палубе. А потом, после паузы, вдруг издали такой звук, словно подавились чем, и бросились бежать сломя голову по палубе.

— Я все уже объяснил, — заявил мистер Кадди. — Я им все рассказал. И мне скрывать нечего.

— Хорошо, — сказал Аллейн. — Только прошу, помолчите сейчас. Что было дальше, мистер Дейл?

— Я выжидал. Потом подумал, что надо бы выйти и спросить, что там случилось. Я подозревал, что что-то пошло не так… правда, не до такой степени. И кругом стояла… такая мертвая тишина.

— И?..

— Ну и я вышел из укрытия. И прошел к веранде. Что-то сказал, не помню, что именно, но никто не ответил. Ну и тогда я… достал зажигалку и посветил. И… О господи боже!

— Дальше.

— Поначалу я просто толком не разглядел. Казалось странным, что он мне не отвечает. Ну а потом поднес огонек ближе и только тогда увидел. Ужас! Он был… как кукла. Ну та, сломанная. И еще эти цветы. А палуба вся мокрая и скользкая. Я подумал: «Я это сделал. Это моя вина. Я все это подстроил, и она не станет меня выгораживать. А потому пусть кто-то другой обнаружит тело». Ну, что-то в этом роде. После восьми я выпил пару рюмок, наверное, поэтому и запаниковал. Развернулся и бросился бежать по палубе, промчался мимо рундука. Услышал голос Кадди, потом увидел, как он ворвался в салон через двери. Тогда я спрятался за кнехтом. И мне удалось подслушать, что он вам рассказал. А затем услышал, как вы вышли на палубу и пошли посмотреть. И подумал: «Теперь в любом случае поздно им рассказывать. Я здесь. А значит, замешан в этом». Ну и я прошел по палубе в носовую часть.

— Отец Джордан, — произнес Аллейн. — Вроде бы вы к этому времени оказались у входа в салон, пошли посмотреть, чем можно помочь мистеру Кадди, который потерял сознание. Вы видели мистера Дейла?

— Нет. Но вы правы, я склонился над мистером Кадди. И стоял спиной к кнехту.

— Да, — кивнул Дейл. — Так оно и было. Я видел вас. И больше вроде бы ничего не помню. Ну разве что… О, Боже, да!

— Что вспомнили?

Дейл рассматривал свои руки, он выложил их на стол. Потом медленно поднял голову. Мистер Макангус сидел ровно напротив. И они смотрели друг на друга с отвращением.

— Продолжайте, — сказал Аллейн.

— Это случилось, когда я обошел пассажирский отсек и вышел к левому борту. Мне страшно хотелось выпить и еще хотелось побыть одному. Я дошел до входа в коридор и выждал там какое-то время, хотел убедиться, что рядом никого. Руби, то есть миссис Диллингтон-Блик, сидела у себя в каюте. Я даже слышал, как она пошлепывает по лицу, видно, втирает крем. Я думал, стоит ли ей рассказать, и тут вдруг почувствовал этот запах.

— Запах чего?

Дейл указал на мистера Макангуса:

— Вот этого. Запах вонючих сигареток, которые он курит. Совсем близко.

Мистер Макангус заметил:

— Я уже говорил, что какое-то время находился на палубе, решил прогуляться перед тем, как лечь спать. Так оно и было.

— Да. Но где? Где именно вы гуляли? Я вас не видел, и в то же время вы находились совсем близко. Я даже дымок от сигареты увидел.

— Мистер Макангус? — спросил Аллейн.

— Я… точно не помню, где стоял. Да и почему, собственно, должен это помнить? — Макангус раздавил сигарету в пепельнице. От окурка поднималась тоненькая пахучая спиралька дыма.

Дейл возбужденно проговорил:

— Но палуба — место открытое. И из ее иллюминатора лился свет. Почему же я тогда его не заметил?

— Еще одна дверь в коридор открывается за внешней переборкой, — уточнил Аллейн. — И находится рядом с иллюминатором каюты миссис Диллингтон-Блик. Скажите, мистер Макангус, вы стояли за этой дверью?

— Вернее, прятались, да? — злорадно подхватил мистер Кадди.

— Так что же, мистер Макангус?

Его продолговатое слабовольное лицо под крашеными волосами покрылось красными пятнами.

— Мне не в чем признаваться, — пробормотал мистер Макангус. — Абсолютно не в чем.

— Уверены?

— Да. И говорить тут больше не о чем.

— Так вы, мистер Дейл, считаете, он все же мог находиться там?

— Да, да, именно так и считаю. Понимаете, я решил, что он стоит в коридоре. И все выжидал, а потом подумал: «А, шут с ним, все равно деваться некуда!» Ну и заглянул в этот самый коридор, а там никого. И я вошел. Моя дверь как раз слева. Уже в каюте хватил чистого виски, как раз то, что надо. А потом еще налил и опрокинул. Просто нервы были на пределе. Да, точно вам говорю, у меня уже давно самый настоящий нервный срыв, — дрожащим голосом добавил Дейл. — Я думал хоть немного подлечиться во время путешествия. А вышло вон как, стало еще хуже.

— Скажите, мистер Макангус, вы слышали, как мистер Кадди ворвался в салон и сообщил нам о своем ужасном открытии? У него была истерика, и говорил он очень громко. Вы слышали его?

— Что-то слышал. Но значения это уже не имело, — ответил мистер Макангус.

— Как это не имело?

— Я и без того знал, где она.

— Миссис Диллингтон-Блик, да?

— Не стану отвечать на этот вопрос, сэр.

— Но вы же сами недавно говорили, что вышли из салона через двойные двери на палубу, затем обошли центральный блок и какое-то время пробыли на палубе с левого борта. Вы не отказываетесь от этого утверждения?

Мистер Макангус уцепился за край стола, словно боясь упасть, и не отрывал глаз от Аллейна. И так плотно сжал губы, что в уголках их выступили капельки слюны. А затем еле заметно качнул головой.

— Что ж, в таком случае…

— Нет! Нет, нет! — внезапно выкрикнул мистер Макангус. — Я отказываюсь! То, что я сделал… меня вынудили это сделать! И я не стану это обсуждать. Никогда!

— Раз так, — произнес Аллейн, — мы зашли в тупик. Доктор Мэйкпис, будьте так добры, пригласите сюда мистера Мэрримена.


предыдущая глава | Пение под покровом ночи. Мнимая беспечность | cледующая глава







Loading...