home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


I

Пассажиры разместились в одном конце салона, двери были заперты, шторы опущены. В силу привычки каждый из них занял свое обычное место, а потому с первого взгляда сцена эта выглядела почти нормальной. Только мистер Мэрримен отсутствовал. Ну и, разумеется, миссис Диллингтон-Блик.

Аллейн лично обошел каюты каждого из мужчин. Мистер Мэрримен крепко и сладко спал. Лицо спокойное, щеки розовые, губы полураскрыты, волосы вздыбились на макушке петушиным гребешком. И Аллейн решил пока его не беспокоить. Тихо притворил дверь и двинулся дальше по коридору. Мистер Макангус в пестрой пижаме и с маленькой щеткой в руке занимался своей прической — разделил волосы на пробор ровно посередине и начесывал темные локоны на уши. При виде Аллейна он торопливо зарыл шкатулку на туалетном столике и даже загородил ее спиной. Обин Дейл, полностью одетый, находился в гостиной. В руке стакан с каким-то напитком, и стоял он рядом с дверью, приоткрытой на небольшую щелочку. Выглядел он как-то странно — смотрел вызывающе, испуганно и выжидательно. И еще было ясно — он пьян просто в стельку. Аллейн смотрел на него секунду-другую, потом поинтересовался:

— Что это вы затеяли?

— Я? Хотите выпить, дорогой? Нет? Что значит «затеял»? — Дейл допил остатки жидкости в стакане и тут же налил еще.

— Где вы были после того, как вышли из салона?

— А вам, черт побери, что за дело? — Он качнулся к Аллейну, уставился прямо ему в лицо. — Какого дьявола? — заплетающимся языком спросил он. — Да кто вы вообще такой?

Аллейн крепко ухватил его за руку.

— Пошли, — сказал он. — Сейчас и выясним.

И он препроводил Дейла в салон и усадил на первый попавшийся стул.

Тим Мэйкпис сбегал за Джемаймой и миссис Кадди. Мистер Кадди пришел в себя, и ему разрешили пойти переодеться во все сухое. Он появился в пижаме и халате и выглядел просто ужасно.

Место рядом с Аллейном занял мрачный и словно ощетинившийся капитан Баннерман.

Он сообщил:

— Сегодня ночью произошло нечто такое, чего никогда не случалось на моем корабле. А потому надо разобраться, прямо сейчас. По горячим следам. — Он кивком указал на Аллейна. — Этот джентльмен посвятит вас в детали. Он детектив из Скотленд-Ярда, и звать его Аллейн, а вовсе не Бродерик. Согласие на расследование получил от меня.

Никто не издал ни единого возгласа, не задал ни одного вопроса. На лице каждого — только растерянность и беспокойство. Капитан угрюмо взглянул на Аллейна и кивнул, затем уселся и скрестил руки на груди.

— Благодарю вас, сэр, — сказал Аллейн. В груди его клокотала злость на капитана Баннермана. И хотя к злости примешивалось сострадание, она все же превалировала. По меньшей мере половина пассажиров тоже были раздражены сверх всякой меры. Они были беспомощны и ни в чем не повинны, двое из них — просто безнадежно глупы, а один… один являлся убийцей. Аллейн постарался взять себя в руки и перешел к делу.

— В данный момент, — начал он, — у меня нет намерения хоть как-то объяснять заявление, которое вы только что слышали. Придется вам просто принять его. Да, я офицер полиции. Произошло убийство, и один из пассажиров на этом корабле бесспорно в нем виновен.

Улыбка на губах мистера Кадди, этот необъяснимый феномен, стала еще шире, казалась словно припечатана к лицу, как почтовый штемпель. Губы шевелились. И он произнес испуганно и насмешливо одновременно:

— О, продолжайте! — Все пассажиры неодобрительно уставились на него, но тут миссис Кадди со зловещим видом кивнула и спросила:

— Миссис Блик, да? Наверное, мне не следовало бы этого говорить, но должна заметить, подобное поведение всегда…

— Нет! — строго перебил ее отец Джордан. — Прекратите. Успокойтесь и замолчите, миссис Кадди!

— Ну, знаете ли! — воскликнула она и обернулась к мужу. — Это ведь миссис Блик, Фрэд, я права?

— Да, дорогая.

— Скоро вам все станет ясно, если позволите мне продолжить. Жертву обнаружил мистер Кадди всего несколько минут тому назад. Я собираюсь взять показания у всех вас. К сожалению, допросить придется не только мужчин, надеюсь, тут все пройдет гладко. Возможно, для дам, которые по всей очевидности вне подозрений, сама эта процедура будет не столь тягостна. Но предварительные объяснения мне придется выслушать от всех, чтобы прояснить ситуацию.

Аллейн взглянул на Джемайму, бледную и притихшую. Она сидела рядом с Тимом и выглядела совсем юной в простом хлопковом халатике и с волосами, собранными в узел на затылке. Тим сам привел ее из каюты. По дороге успел сказать:

— Вот что, Джем. На корабле с одним человеком случилось нечто ужасное. Так что держись, дорогая.

На это она ответила:

— Ты произнес все это таким докторским голосом. Он означает, что кто-то умер, да? — И она заглянула ему в глаза. — Тим?.. Скажи, Тим, так это то, чего я опасаюсь? Это оно, да?

Он подтвердил, что это так, и добавил, что не имеет права говорить больше.

— Просто я обещал, — объяснил он. — Но не пугайся. Все не так плохо, как тебе кажется. И через несколько минут ты узнаешь все подробности. И потом… я ведь здесь, с тобой, Джем.

И вот они присоединились к остальным, и Джемайма уселась рядом с Тимом и стала слушать, что говорит Аллейн.

Инспектор сразу же повернулся к ней.

— Может, — начал он, мисс Кармишель скажет мне, когда вернулась к себе в каюту?

— Да, конечно, — ответила она. — Сразу после того, как вы ушли. И отправилась прямо в постель.

— Я проводил ее до двери, — вмешался Тим. — И слышал, как она ее заперла. И дверь была заперта, когда я зашел за Джемаймой.

— А по пути в каюту вы слышали или видели что-нибудь?

— Я слышала… слышала голоса здесь. И потом кто-то смеялся, а потом — чей-то крик. И еще несколько человек что-то кричали. Ничего больше.

— Хотите вернуться к себе в каюту прямо сейчас? Если да, ступайте.

Джемайма взглянула на Тима.

— Нет, я, пожалуй, останусь.

— Что ж, хорошо, оставайтесь. Мисс Эббот, помню, вы вошли сюда в салон снаружи, а уже потом отправились к себе в каюту. Где вы гуляли, позвольте узнать?

— Обошла один раз палубу, — ответила она. — Затем постояла у перил, вроде бы у правого борта. Ну а потом зашла сюда на несколько минут.

— Кого-нибудь встретили, видели или слышали?

— Никого.

— И ничто не привлекло вашего внимания? Пусть даже мелочь какая-то?

— Нет. Хотя…

— Да?

— Когда прошла мимо веранды и потом обернулась, показалось, я чувствую запах сигареты. Турецкой сигареты. Но там никого не было.

— Благодарю вас. И когда вы вышли из салона, отец Джордан проводил вас до двери каюты, верно?

— Да. Он видел, как я вошла. Нет так ли, отец Джордан?

— Видел, — подтвердил отец Джордан. — И слышал, как вы заперлись в каюте. Все верно.

— Да, и я предпочла бы остаться сейчас здесь, — сказала мисс Эббот.

— Вы уверены? — уточнил отец Джордан. — В том будет мало приятного, знаете ли. Лично мне кажется, Аллейн, что дамам…

— Для дам, — заметила мисс Эббот, — гораздо неприятнее будет оставаться в своих каютах и томиться там в полном неведении и страхе. — Аллейн окинул ее одобрительным взглядом.

— Что ж, прекрасно, — сказал он. — Так, теперь миссис Кадди, если не возражаете. Ваша каюта выходит на палубу правого борта и соседствует с каютой мистера Макангуса. Вы с мужем ушли из салона вместе. Я прав? — Миссис Кадди, которая, в отличие от мужа, никогда не улыбалась, уставилась на Аллейна пристальным немигающим взглядом. — Не понимаю, какое это имеет значение, — ответила она. — Но да, вы правы, я ушла с мистером Кадди, верно, дорогой?

— Именно так, дорогая.

— И сразу легли спать?

— Легла, — почти оскорбленным тоном произнесла она.

— А ваш муж, судя по всему, не ложился?

Миссис Кадди выдержала паузу, затем нехотя пробормотала:

— Он решил окунуться.

— Все верно, — подтвердил мистер Кадди. Очень хотелось искупаться. Это чертова жара и духота, они просто выводят человека из себя.

— Я тебе говорила, — заметила миссис Кадди, не глядя на мужа. — Купаться по ночам вредно для здоровья. Видишь, к чему это привело? Потерял сознание. Не удивлюсь, если ты к тому же и простуду подхватил, вдобавок ко всем твоим болячкам…

— Так значит, вы надели плавки? — спросил Аллейн.

— Полностью одетым я обычно в бассейн не хожу, — сообщил мистер Кадди. Его жена хохотнула, супруги глянули торжествующе.

— Каким путем вы дошли до бассейна?

— Отсюда спустился вниз и дальше шел по нижней палубе.

— По правому борту?

— Не знаю, как они его называют, — презрительно фыркнул мистер Кадди. — По тому же борту, что и наша каюта.

— Может, видели мисс Эббот?

— Нет, не видел, — ответил мистер Кадди, стараясь показать, что в самом этом предположении есть некий подвох.

Мисс Эббот подняла руку.

— Да, мисс Эббот?

— Прошу прощения. Но лишь сейчас вспомнила, что видела кого-то у бассейна. Это когда обходила палубу. Оттуда открывается хороший обзор. Вот только так и не разглядела, кто это был. Простите.

— Это не важно. Итак, мистер Кадди, вы направились прямиком к бассейну?

— Ну а куда ж еще, раз хотел искупаться?

— И должно быть, почти сразу выскочили из воды?

Настала долгая пауза. Затем мистер Кадди сказал:

— Верно. Окунулся разок и сразу выскочил.

— А теперь расскажите-ка мне подробно, что произошло дальше.

Он облизал пересохшие губы.

— Мне хотелось бы знать, на чем я стою. У меня был шок. И мне совсем ни к чему нарываться на неприятности. Я этого не допущу!

— Мистер Кадди очень чувствительный человек, — заявила его жена.

— Тут говорились просто какие-то невообразимые вещи! Уж я-то знаю, что за народец эти полицейские! И втянуть меня в эту историю вам не удастся. Сами тоже хороши. Притворялись кузеном какого-то там начальника компании…

— Так это вы совершили преступление? — спросил его Аллейн.

— Ну вот вам, пожалуйста! Задавать мне такие вопросы! Да как вы посмели?

— Как только в голову пришло! — подхватила миссис Кадди.

— А все потому, что вы не хотите отвечать на мои вопросы честно и прямо.

— Мне нечего скрывать.

— Что ж, очень хорошо, — заметил Аллейн. — Тогда ведите себя, как подобает. Итак, вы нашли тело. И после некоторого замешательства сообщили о своем открытии. Теперь мне нужны детали. Полагаю, вы поняли мое предупреждение. Если уж я вздумал обвинить вас, вы просто обязаны отвечать на вопросы.

— Не дури, парень, — вдруг прорычал капитан Баннерман. — Веди себя прилично и отвечай.

— Я болен. У меня был шок.

— Кадди, дорогой, — вмешался отец Джордан. — Уверен, здесь все понимают, что у вас был шок. Так почему бы не рассказать все по порядку и не избавиться от ненужных подозрений?

— Он прав, дорогой. Расскажи им все, и дело с концом. Они этого заслуживают, — с загадочным видом добавила миссис Кадди.

— Давайте, — подстегнул его Аллейн. — Итак, вы вышли из бассейна и направились к себе. И, судя по всему, возвращались не по нижней палубе, а решили подняться по одной из лестниц, ведущих сюда. По какой именно?

— Той, что с левой стороны.

— С левого борта, — раздраженно пробормотал капитан.

— А потому оказались всего в нескольких футах от веранды и немного сбоку от нее. А теперь, мистер Кадди, будьте благоразумны и скажите мне, что же произошло дальше.

Но мистер Кадди явно уклонялся от прямых ответов. Снова забубнил о том, что у него был шок, а потому он не уверен, будто точно запомнил последовательность событий, что вообще не имеет к ним никакого отношения и нечего его тут мучить. Словом, вел себя в столь знакомой всем опытным офицерам полиции манере. Вот только в данном случае, как был убежден Аллейн, происходило это в силу особых обстоятельств. Он считал, что мистер Кадди ведет себя так вовсе не потому, что не доверяет полиции в целом, а потому, что хочет скрыть кое-какие обстоятельства. И было очевидно, что это имело отношение к миссис Кадди, потому как она тотчас навострила уши.

— Итак, — заговорил Аллейн, — вы на лестнице. Поднимаетесь по ней, и ваша голова уже показалась над верхней палубой. Справа и лицом к вам, причем совсем близко, находится веранда. Вы заглядывали на веранду?

Мистер Кадди отрицательно помотал головой.

— Совсем?

Он снова покачал головой.

— Там было темно? Ну, хорошо. Вы оставались на месте некоторое время. Достаточно долго, чтобы оставить на лестнице большое мокрое пятно. Я был там через несколько минут и видел эти мокрые следы. И считаю, вы выбрали ту ступеньку, чтобы над палубой находилась только ваша голова. Я прав или нет?

Тут на лице мистера Кадди возникло странное и малоприятное выражение — скрытное и одновременно похотливое. Это последнее слово пришло на ум Аллейну почти сразу же.

— Надеюсь, — продолжил инспектор, — вы все же расскажете мне, что именно произошло дальше. Поскольку у вас нет причин что-либо скрывать.

— Давай же, Фрэд, говори, — подстегнула мужа миссис Кадди. — А то они Бог знает чего тут напридумывают.

— Вот именно, — согласился Аллейн, и ее лицо исказилось от злости.

— Ладно, — сердито сказал мистер Кадди. — Все так оно и было. Вот!

— Что именно? Вы что-то там увидели? Нет? Или, может, услышали?

— Скорее слышал, — ответил он и, несмотря на напряжение, снова заулыбался.

— Голоса?

— Ну, вроде того.

— Какого черта! — вмешался капитан Баннерман. — Что значит «вроде того»? Вы или слышали, как кто-то говорит, или нет.

— Я бы не сказал, что то был разговор.

— Тогда что же? Чего они там делали? Пели? — вопросил капитан Баннерман грозным тоном.

— Нет, — ответил мистер Кадди, — пели позже.

Тут настала мертвая тишина.

Аллейн поинтересовался:

— Пел один голос? Или, может, два?

— Мне показалось, что один. Мне показалось, — тут мистер Кадди покосился на жену, — что это был ее голос. Ну, вы понимаете. Миссис Блик. — Он сложил ладони вместе и добавил: — И поначалу я подумал, ну, что понаблюдать за ней будет забавно.

— Мерзость, — сказала миссис Кадди. — Какая мерзость!

— Да успокойся ты, Этель.

Отец Джордан неодобрительно хмыкнул. Джемайма подумала: «Что может быть хуже», и была просто не в силах смотреть на супругов Кадди. Мисс Эббот глядела на них с нескрываемым отвращением, в то время как мистер Макангус, не произнесший пока ни единого слова, пробормотал себе под нос:

— Разве так можно? Разве мы имеем право?

— Согласен, — подхватил Обин Дейл, несколько карикатурно пародируя подвыпившего, но благородного человека. — Нет, правда. Разве мы имеем право?

Аллейн вскинул руку и сказал:

— Ответ, боюсь, тут один. Имеем, еще как имеем. Мы должны во всем разобраться. И прошу вас, если возможно, не перебивайте. — Он выждал секунду-другую, затем снова обернулся к Кадди: — Итак, вы сидели на ступеньках и слушали. Как долго?

— Ну, не знаю, точно не скажу. Но я слышал и кое-что другое.

— Пение?

Он кивнул:

— Ну, такое приглушенное. Словно вдали. Ну и тогда я понял, что этот человек уходит.

— А вам удалось понять, кто именно это был? — спросил Аллейн.

До сих пор все сидели довольно спокойно. Но в этот момент даже самые мелкие и незаметные их движения, словно по приказу некой высшей силы, разом прекратились, и люди словно окаменели.

— Да. Удалось, — громко произнес мистер Кадди.

— И?..

— Ну, в общем, я догадался, кто это пел. По мелодии, — ответил мистер Кадди.

— Так кто же?

Он повернул голову и взглянул на Обина Дейла. Все остальные автоматически повторили это его движение. Дейл медленно поднялся со стула.

— Тут каждый дурак поймет. Старая любимая мелодия. Из телепередачи «Упакуй свои беды в мешок». Это ведь ваша… — тут он, злобно усмехаясь, уставился на Обина Дейла, — ваша сквозная тема, мистер Дейл, я не ошибаюсь?


предыдущая глава | Пение под покровом ночи. Мнимая беспечность | cледующая глава







Loading...