home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4


В которой повествуется о том, что не все землянки любят танцевать на столах, и как лучше всего влиться в студенческую реальность.


Как и обещал, Кристиан терпеливо ждал девушек внизу в холле общежития. Тем более, что особенно он там не скучал, что-то обсуждая с гномом Генри. Временами они даже заходились от смеха. Видимо то, что они обсуждали, было очень смешно и касалось их общих знакомых. Когда девушки спустились вниз, Крис, оглядев их, одобрительно хмыкнул и, попрощавшись с Генри, повел их в местное хранилище знаний, накопленных предыдущими поколениями. По дороге в библиотеку он спросил, как они устроились и понравилась ли им комната. Девушки заверили, что комната отличная. Она и в самом деле им очень понравилась. Находилась она на первом этаже в левом крыле здания и оказалась на удивление просторной: с двумя стандартными, как бы сказали у нас, односпальными кроватями и двумя, приставленными друг к другу, письменными столами, стоявшими у окна, имелись также два платяных шкафа, расположенные вплотную к спинкам кроватей и одно большое зеркало, висевшее прямо на двери. Девушек весьма порадовал тот факт, что жить они будут вдвоем, так что никого на подселение ждать не придется, а значит, не нужно будет пытаться ужиться с незнакомыми людьми. Особенно их привело в восторг то, что в каждой комнате общежития имелся свой санузел, в котором хоть и не стояла большая ванна, но была вполне приличная душевая кабина, а, как известно, наличие сантехники прямо под боком значительно упрощает жизнь каждой девушке. Поняв, что эта комната, с индивидуальным санузлом и большим окном с широким подоконником и видом на густо заросший сад, просто замечательная, девушки совсем повеселели. Поблагодарив коменданта Генри за замечательную комнату, тем самым вызвав его явное удовольствие, и получив ключи от нее, они остались вдвоем осваивать новую территорию. Конечно, в первую очередь хотелось все не только обсудить, но и принять душ и переодеться. Лилина одежда так вообще оказалась не только в пятнах и крупинках песка, но и даже нашлись небольшие прорехи на джемпере. Поэтому решили, что Лиля, по-быстрому разобрав вещи, так как их у нее было значительно меньше, первая идет в душ, а потом уже помогает подруге разобрать ее три чемодана. Как только с вещами и водными процедурами было покончено, и девушки без сил лежали на кроватях, застеленных свежим бельем и плюшевыми покрывалами, пришло время обсудить все произошедшее с ними за последнее время и перемыть кое-кому косточки.

– Леля, а Леля! – Лиля, лежа на кровати и глядя в потолок, окликнула подругу.

– Умм, – отозвалась Леля, умотавшаяся после разбора чемоданов.

– Как думаешь, что нас ждет здесь? – Лиля, повернув голову, смотрела на подругу.

– Ну как, что? Будем учиться магии и попутно во всякие переделки попадать. А иначе, какие мы с тобой попаданки будем? – Леля улыбнулась подруге. – Да и как всегда, в общем-то. Мы с тобой та еще парочка, найдем себе разных приключений.

– Да я уже попала в приключение, – Лиля нахмурилась, вспоминая сегодняшнюю сцену на портальной площадке.

– Ты об этой темноволосой стерве, что ли? – Леля также нахмурилась, глядя на подругу. – Да забей ты на нее. Нашла из-за кого расстраиваться, – Леля весьма громко и пренебрежительно фыркнула.

– Ну, может ты и права, но Крис ведь что-то такое сказал, что она из довольно влиятельной семьи.

– И что? Можно подумать, вся семья ее сюда присайгачит, чтобы бедную кровиночку спасти от злой девки, то есть тебя, – в Лелином голосе слышалась уверенность, которая была заразительна, и Лиля немного успокоилась.

– К тому же нашла, кого слушать. – Леля весьма громко и пренебрежительно фыркнула, вспоминая обаятельного брюнета. Что не осталось незамеченным подругой.

– Леля, а он тебе нравится? – Лиля приподнялась на локте, с улыбкой глядя на подругу.

– Кто? – Леля сделала вид, что не понимает, кого имеет в виду подруга.

– Как кто? Крис, конечно.

– Вот еще, – Лиля еще сильнее фыркнула. – С чего он должен был мне понравится? Хамоватый, невоспитанный, да к тому же и бабник.

– Угу, угу, – поддакивала Лиля. – А еще: красавчик, обаяшка и милашка, – она уже вовсю потешалась над подругой, которая отрицала очевидное.

– Ну, может быть, и так, но поэтому он и бабник, что пользуется тем, что ему дала природа. Это же не его заслуга, – Леля все еще не желала признавать заслуг молодого человека.

– А может, это потому, что он не растекся перед тобой лужицей, как многие, и не стал глядеть в рот, желая исполнить все твои желания?

– Ну, это потому, что он меня только-только узнал. Вот увидишь, не пройдет и пары дней и он, как ты выразилась, распуская слюни, растечется лужицей, – в голосе Лели слышалось явное самодовольство. Решив, что подругу надо проучить, Лиля искушающим тоном предложила:

– Пари? На то, что он не растечется противной лужицей?

Леля на миг задумалась, а потом, уверенно улыбнувшись, согласилась:

– Согласна? Срок?

– Ну…, – протянула Лиля, – учитывая все необычные обстоятельства, увеличиваю твой обычный срок на покорение объекта до, максимум, одного месяца.

– Заметано, – Леле и самой уже стало интересно выиграть это пари. – На что спорим?

На миг обе задумались. Дома они бы решили, на что спорить, а тут пока было многое непонятно. Тем не менее Леля первая придумала, что попросить в случае выигрыша.

– Если проиграешь, я тебе выбираю одежду, и ты перестаешь носить свои черные одежонки.

Лиля на миг задумалась, а потом согласно кивнула:

– Тогда ты, если проиграешь, носишь все черное целый месяц.

Леля от предложения подруги скривилась, но все же согласилась.

– А что ты думаешь о нашем ректоре? – вдруг неожиданно спросила Лиля. Леля удивленно подняла брови, но тем не менее ответила:

– Думаю, что он очень жесткий, если не жестокий человек. И к нему как-то, мне кажется, очень сложно найти подход. И если бы ты мне предложила на него спорить, то я бы обязательно отказалась. А к чему ты спросила?

– Мне кажется, я его боюсь, – Лиля даже передернула плечами. – Когда он смотрит прямо мне в глаза, кажется, что еще чуть-чуть и начнет копаться в моих мозгах.

– Было бы в чем копаться, – усмехнулась Леля и тут же получила от подруги по голове подушкой. – А вообще к чему ты спросила? Ну, ректор, ну да, внушает опасение и уважение, но может это и хорошо. Представь, держать в подчинении кучу народа, а студенты – они ведь бесбашенные. Поневоле станешь таким.

– Ну да, – задумчиво протянула Лиля, а потом, спохватившись, чуть не крикнула. – Мы опаздываем, давай собираться. Подруга, ойкнув, подхватила косметичку и ринулась к зеркалу, сетуя на то, что она зря брала с собой фен, и теперь, ввиду отсутствия где-либо подходящих розеток, будет выглядеть как лохматое привидение. Лиля же, слушая подругу и улыбаясь, молча переодевалась в черную шифоновую блузку и удобные, черные же, брюки. Волосы пришлось заплести в косу, и глядя на себя в зеркало, она вспоминала как было хорошо с черными волосами, когда так не бросалось в глаза несоответствие между светлыми платиновыми волосами и черными бровями и глазами. «Ну, что ж теперь», – вздохнув, подумала она. – «Надо будет еще раз спасибо той заносчивой брюнетке сказать. А уж как сказать, они с Лелей придумают, долго что ли». Дождавшись, когда подруга приведет себя в относительный, по ее словам, порядок, они вышли из комнаты, осознав, что уже достаточно поздно, а они сегодня только завтракали, и надеясь, что после библиотеки Крис подведет их туда, где можно будет что-нибудь съесть и желательно съедобное.

Следуя в библиотеку, они спросили Криса о том, что их примерно ожидает в учебе.

– Ну, если вы знаете в общих чертах, что такое ОМУМ, то лучше вам дождаться завтрашнего дня, когда до лекций сначала будет официальная часть, там вы все услышите более подробно. Там же вы получите вводные материалы и расписание занятий. Насколько я понял, вы попали на разные факультеты?

– Да, Лиля на факультет огня, а я на некромантию, – ответила за двоих Леля.

– Ого! Коллега, значит. Хорошо, когда на твоем факультете учатся такие красотки, – промурлыкал этот местный Казанова. Леля хотела уж было поставить его на место, но вспомнив о пари, мило улыбнулась ему и стрельнула глазами. На миг в глазах молодого человека промелькнуло удивление, но он, улыбнувшись, быстро встал между девушками и, взяв каждую за локоток, повел дальше по коридору.

– Итак, о чем еще будут меня пытать милые дамы?

Милые дамы, наконец-то, получили возможность оторваться и засыпали его вопросами. Где проходят лекции? Кто учится? Есть ли другие расы? Что и где едят студенты? Есть ли стипендия? Посмеявшись над этим градом вопросов, тем не менее, Крис попытался ответить максимально широко на все. Лекции проходят в залах для занятий, в разных корпусах. Некоторые лекции по общим дисциплинам совмещенные, и там присутствуют все факультеты курса. Некоторые, касающиеся только специфики факультета, могут проходить, например, в подвалах, закрытых секциях, и есть еще выездные практикумы. К тому же по окончании каждого курса все студенты обязаны съездить на практику в один из миров по заданию руководителя практики. А потом уже начинаются каникулы. Также есть еще небольшие каникулы зимой, но ближе к весне. Отмечается что-то типа Нового Года, но только на Земле он отмечается именно зимой, а здесь – в конце зимы, начале весны. И знаменует именно приход нового года в природе. Что касается рас, Крис сказал, что надо думать, если это ОМУМ (Общемировой университет магии), значит, есть люди из разных миров, а там могут жить какие угодно расы. И тут они вспомнили, что комендант их общежития явно гном, и вот вам и ответ на вопрос о расах. Тем не менее Крис сказал, что больше всего в мирах живет, а здесь учится, именно людей. С чем это связано было непонятно. А питаются студенты в студенческой столовой, там кормят вполне прилично, ну а если есть желание, то можно выйти за пределы университета и поесть где-нибудь в таверне в городе, в центре которого и расположен университет. Город довольно большой и сегодня они как раз смогут его немного посмотреть, когда пойдут после библиотеки в таверну отмечать начало нового учебного года. Ну а стипендия положена каждому студенту, и даже если постараться, то можно получить повышенную. Подруги и не сомневались, что смогут постараться. Вот так, переговариваясь и обсуждая предстоящую учебу, они подошли к большим дверям, которые, казалось, были закрыты. Крис, не говоря ни слова, вытащил из-за пазухи свою студенческую карточку и приложил к пластинке на дверях. Пластинка практически сразу засветилась зеленым и загорелась на ней цифра 4. Что это означало, подруги не совсем поняли и поэтому спросили у Криса.

– Библиотека в нашем университете очень сильно защищена магией, поскольку это самая большая библиотека магических книг на несколько сотен миров. В ней хранятся настолько редкие экземпляры, что многие из них постоянно ищут коллекционеры, маги и прочие, желающие обрести эти драгоценности, личности. Поэтому каждый студент, желающий пройти в библиотеку, прикладывает свою карту, и ему открывается допуск. Но допуск тоже ограничен курсом студента. Но этот ограниченный допуск действует только на книги действительно опасные и те, которые изучаются на курсах выше. Все общие энциклопедии и справочники, конечно, находятся в свободном доступе.

– То есть ты хочешь сказать, что вот я, например, приложив свою карту, увидела бы на пластине двери цифру 1, и в библиотеке были бы только книги общего содержания и книги первого курса по магии огня? – спросила Лиля.

– Да, именно так. А так вы сейчас заходите со мной, и для меня библиотека гораздо больше покажет, – сказал Крис, открывая двери. – Но, тем не менее, чтобы вам пройти в саму библиотеку все равно нужно приложить к пластине свои карточки, иначе защита библиотеки на входе посчитает, что вы прошли незаконно и применит не очень приятные санкции.

– А что за защита? – девушки поочередно приложили свои карточки к пластине и с опаской зашли в небольшой коридорчик, который заканчивался аркой, за которой виднелись стеллажи библиотеки. Молодой человек указал им на арку и сказал, что это и есть встроенная защита, которая считывает тех, кто заходит по картам и запоминает их образы, сопоставляя в дальнейшем сохраненный образ и карту. Только когда студент переходит на следующий курс, добавляет ему уровень, а так первоначальный образ всегда сохраняется неизменным. Он жестом их позвал за собой, выйдя в большое просторное, если не сказать гигантское, помещение. Стеллажи с книгами в этом помещении уходили на высоту не менее десяти метров, точно, и расходились невообразимым лабиринтом с одной стороны, а с другой – стояли длинными рядами столы и лавки с настольными лампами видимо для тех, кто желал позаниматься именно в библиотеке. В центре помещения находился большой стол, за которым сидел, судя по длинной бороде и лысой голове, гном, читающий какую-то книгу и одновременно записывающий что-то в большой журнал. Кристиан направился прямиком к нему, показывая девушкам, чтобы шли за ним.

– Привет, Гарри, – поздоровался он с гномом. Гном за столом, подняв голову от записей и взглянув на пришедшего, улыбнулся и сдвинул очки на лоб, одновременно протягивая большую ладонь для рукопожатия. Крис в ответ не только пожал протянутую руку, но и дружески хлопнул гнома по спине.

– Привет, Крис! Слышал, ты рассказывал какие-то занятные вещи Генри? – гном улыбнулся. – Мне не хочешь их тоже поведать?

– Обязательно, Гарри! Забегу на днях и все расскажу в лицах, сейчас я просто не один, и надо помочь вот этим милым барышням, – отвязался от длинного рассказа о каких-то происшествиях Крис и указал на девушек. – Знакомься, это Леля и Лиля, первокурсницы. А это Гарри – главный распорядитель библиотеки и родной брат Генри. – Гарри, друг мой дорогой, этим милым леди очень бы хотелось книжек получить, – Крис на последних словах подмигнул гному. – И желательно с доставкой.

– С доставкой, говоришь, – Гарри, нарочито нахмурившись, постучал пальцем по воротнику, при этом вопросительно, но со смешинкой в глазах, глядя на Кристиана.

– Понял, понял. Занесу завтра вместе с рассказом, – заулыбался молодой человек. – А сейчас, давай, быстренько с этим покончим, а то нам еще предстоит отмечать начало года.

– Ну, конечно, – широко ухмыляясь, ответил Генри. – Вечно вам надо все побыстрее. Хорошо бы вы так на занятия бегали, как на гулянку бежите.

Гном привычно ворчал, тем не менее, обернувшись к девушкам, попросил их студенческие карточки:

– Такс, некромантия и огонь. Понятно.

В этот момент подруги, увидев, что гном что-то делает с их билетами за стойкой, подошли ближе к столу распорядителя библиотеки и увидели довольно занятную конструкцию. Она представляла из себя что-то вроде небольшого компактного ящичка, посередине которого виднелось отверстие, наподобие считывателя пластиковых карт, куда Гарри по очереди внес их карточки. Сначала Лелин билет пропал в недрах ящичка, но через пару секунд появился снова, и в тоже время на стойке у распорядителя появилась внушительная стопка книг. Затем гном проделал ту же процедуру с билетом Лили, и также через пару минут возле него высилась примерно такая же внушительная стопка. После этого Гарри отдал девушкам их билеты, и они обе, одновременно посмотрев на них, увидели, что на каждой из них с обратной стороны появилась отметка: «Учебники 1 курс. 1 семестр». Интуитивно догадавшись, что по всей видимости отметка означает, что они получили все нужные учебники и материалы, необходимые им в первом семестре для учебы. И каждая стопка выглядела довольно угрожающе и внушительно.

– Крис, а как мы это все донесем до комнаты? – Лиля задала мучающий обеих подруг вопрос. – Даже для тебя груз приличный!

– Расслабься, женщина! Рядом с тобой Мистер Я Решу Любые Ваши Проблемы! – Крис шутливо поклонился и продолжил. – А вообще-то у нас здесь есть несравненный главный распорядитель библиотеки и просто прекрасный чело… гном Гарри! Он нам и поможет все это транспортировать без помощи рук прямиком до вашей комнаты.

– Ну, балабол, – улыбаясь, сказал Гарри, хотя было видно, что ему все равно приятны слова Кристиана. – Не переживайте, я телепортирую ваши книжки в комнату. Тем более, что кое-кто мне кое-что обещал за это. Гарри посмотрел вопросительно на Криса, и тот быстро-быстро закивал ему в ответ.

– А вы идите на вечеринку. Только смотрите, много не употребляйте, а то завтра будет тяжело, – и махнув на прощание им рукой, щелкнул пальцами возле каждой стопки книг, и они с интервалом в пару секунд исчезли со стола. Ну а наши героини, довольно переговариваясь, пошли на самый культовый обряд всех студентов – вечеринку, посвященную началу нового учебного года. И этот прекрасный вечер должен был закончиться явно чем-то более грандиозным, чем просто посиделки в кругу студиозусов.

На улице все еще было тепло и светло, хотя солнце и клонилось уже к закату, предвещая наступление вечера. Потихоньку на дорожках загорались фонари, а главные ворота вот-вот готовы были закрыться от посетителей на ночь. Но все-таки господин ректор сделал в последний день отдыха студентам приятное и разрешил возвратиться на территорию университета не до восьми часов, а до двенадцати. На ночь, конечно, не разрешалось отлучаться для веселых гуляний. Все-таки завтра уже начало занятий, и если кто-то намерен в первый же день прийти на лекции со следами последствий от веселой пирушки, то неизвестно, как он вообще собирается с таким легкомыслием учиться здесь? Поэтому доброта и понимание господина ректора слабостей и желаний молодого поколения имели свои границы. Слушая весело что-то рассказывающего Криса, троица миновала главные ворота и вышла за пределы территории университета. Девушкам, конечно, было весьма любопытно, что это за мир, что из себя представляет город, кто здесь живет и прочее, прочее, прочее. Поэтому пока они шли до таверны, где собирались друзья Криса, они вовсю вертели головой по сторонам, отмечая архитектуру и планировку города, а также особенно обращали внимание на то, как выглядят люди, во что они одеты и на чем передвигаются. Городок, к слову сказать, оказался весьма славным: он чем-то напоминал уютные небольшие европейские городки, где по соседству располагаются разноцветные домики, прилегающие друг к другу иногда даже слишком плотно, мощеные булыжником улицы, у многих домов были красивые фигурные крылечки с фонарями и парой ступенек, а также вывесками. И вывесок оказалось довольно много. Практически на каждом доме красовалась какая-то вывеска. Спросив Криса о том, почему так много вывесок, девушки услышали в ответ, что на самом деле жилых домов здесь очень мало, поскольку это служивые и торговые кварталы, в которых находятся все, так сказать, офисные помещения и магазины. Университет не понятно по какой причине и когда стал своеобразным деловым центром, возле которого уже и разрасталась постепенно торговая инфраструктура. Жилые прежде дома сдавались под офисы служащих и магазины, кто-то, конечно, и сам открыл на первом этаже магазин, ателье или еще какой-то салон, а на втором – жил. Но в основном, конечно, люди предпочли переехать в более спокойные «спальные» районы согласно своему социальному статусу. И насчет разделения на социальные прослойки девушкам Крис поведал много интересного. Как вы помните, из справки, которую выдала странная книга об ОМУМ, говорилось, что университет назван в честь короля Родрика IV, поэтому напрашивался вывод о том, что в этом мире есть монархия. И это оказалось именно так. В какой-то момент истории, как и на Земле, появились люди, желающие свергнуть законного монарха с престола, для чего и затеяли революцию. Происходили эти события примерно 800 лет назад. Революция тогда удалась, и на смену монарху пришел Совет, куда вошли как маги, так и обычные, обделенные магическим даром, люди. Правда, такая система долго не просуществовала поскольку в новый Совет входил тогда еще молодой и очень амбициозный маг Родрик Винсент Делариус. Магом он был очень сильным и политиком отменным, поскольку никто не мог объяснить, каким образом он спустя пару лет, взяв в единоличное правление все государство, короновал себя и подчинил бывший правительственный совет. Тем не менее дар политика, и правда, оказался превосходным, потому что никаких новых революций не возникло, недовольных таким положением дел по-быстрому либо отдалили от правления, либо удалили вовсе, а новый Совет принял свои ограниченные полномочия во влиянии на различные сферы управления государством. И к слову сказать, правителем теперь уже король Родрик I оказался прекрасным: государство процветало, налаживался быт и торговля, люди были довольны. Его внук, Родрик IV, взяв под патронаж магический университет, привел его к тому, чтобы он стал центром магического образования нескольких сотен миров. Это, как вы понимаете, было выгодно и самому государству, и данному миру в целом. В дальнейшем, отмечая эти заслуги, и назвали обновленный университет его именем. В настоящий момент у правящего рычага стоял с такой же твердой рукой и светлой головой праправнук основателя династии – Ренуар I, который правил государством Левария, в столице которого, Армиес, находился магический университет в мире, носящем довольно короткое название – Риа. В Леварии существовало и поныне жесткое классовое разделение: дворянство, торговые и промышленные гильдии, возглавляемые купцами и торговцами, куда также по классовому сословию входили все, кто занимался какой-либо торговлей и обычные люди, которые работали как на дворянство, так и нанимались служащими в торговые гильдии. Обычные люди могли перейти в торговый класс, если вдруг у них оказывалось достаточное количество денег, чтобы купить себе торговый патент и встать на учет в какую-либо торговую гильдию. Остальным же оставалось только пойти на службу и надеяться, что когда-то со временем удача повернется и к ним благоприятной стороной. Но перейти в дворянство, к сожалению, не могли ни представители торгового сословия, ни тем более обычные люди. Это каста избранных представляла из себя только закрытый класс людей, и чтобы быть в нем, нужно было изначально родиться в подходящей семье. Тем не менее, если вы помните, на территории университета было запрещено употреблять титулы. На время учебы каждый студент был равен другому и приобретал новый статус – адепта, и он сохранялся вплоть до момента выпуска. К слову, маги, обучающиеся в университете, изначально поступая в него и меняя статус, после окончания университета становились дипломированными магами и, попадая в обычное общество, несмотря на свой статус от рождения, могли рассчитывать гораздо больше, чем обычные люди, на его улучшение и повышение. Но, тем не менее, даже дипломированный маг, но родившийся в обычной семье, не мог, несмотря на все свои заслуги, перейти в касту дворян. Он мог только, благодаря свои знаниям и умениям, войти в торговое сословие, основав какое-то дело и успешно ведя его, и заработать себе на безбедную жизнь. Торговое сословие, в отличие от дворянства, было более открыто к появлению в своей среде талантливых и амбициозных людей, прекрасно зная, насколько это освежит саму гильдию и вольет новые силы в ее развитие. Потому и были вокруг университета торговые дома и офисные помещения, поскольку это место постоянно бурлило и не только из-за студентов, но и из-за того, что университет невольно всегда оставался деловым центром столицы и государства, привлекая в столицу людей из других городов, государств и миров. Не смотря на жесткое классовое разделение, тем не менее, люди в большинстве своем были довольны жизнью в Леварии. Простой люд мог легко найти хорошо оплачиваемую работу, торговля процветала, маги были востребованы и не только в Леварии, но и в других государствах Риа. А некоторые, особенно талантливые, посещали и другие миры, где перенимали опыт, привозили диковинки и новые технологии, развивали межмировую торговлю. Всем хватало работы. Несмотря на то, что в университет могли попасть все, кто обладал магическим даром, традиционно самые сильные маги рождались в семьях дворян. Например, Кристиан, и это было понятно с первого взгляда, относился к дворянству, хотя девушки понимали, что вряд ли он это подтвердит, поскольку четкие правила кодекса университета жестко регламентировали этот вопрос. Но нельзя было не сопоставить его изысканные манеры, способ держаться в обществе и обходительность с тем, что не мог он не являться дворянином от макушки до пят. И даже его разбитная веселость и панибратство не могли это скрыть до конца. Вот так Леля и Лиля, получая все эти ценные сведения по мере приближения к искомой таверне, думали каждая о своем. Леля думала, что ей придется заново зарабатывать популярность среди местных парней, вникать в новые предметы, и вообще ей было непонятно, нравится ли ей то, что у нее оказался дар некромантии, а не какой-нибудь магии земли или воздуха. Придется ли ей ходить на кладбище и вскрывать трупы? Не могла она дать однозначного ответа, станет ли ей плохо при виде зомби или привидения, или нет. Ну а Лиля думала о неравенстве между сословиями людей. Привыкшая жить в мире, где уже нет такого классового разделения, но присутствует другое разделение, по количеству денег, которые у тебя есть, она прекрасно понимала, что дворяне, даже сдерживаемые правилами университета, все равно будут смотреть на них с Лелей свысока, поскольку они-то никакими титулами не обладали и, как теперь оказалось, даже выйдя замуж за аристократа, не войдут в круг дворянства. Тот факт, что они вряд ли с Лелей захотят вернуться в свой мир, когда у них впереди множество сотен миров, доступных им как магам, имел место быть. Есть ли смысл ограничиваться только одним миром, да и тем, в котором все уже исследовано и узнаваемо? Конечно, нет. Ну а если так, то придется мириться в будущем с тем, что часть общества будет относиться к тебе с презрением, а другой еще придется доказывать, что ты чего-то стоишь. Но, тем не менее, вместе они пробьются. Не зря же они с детства подруги, уж вдвоем-то как-нибудь выстоят против всех, кто будет косо на них смотреть. За этими тяжелыми раздумьями они не заметили, как пришли в небольшую таверну с аккуратным крылечком и вывеской, на которой красовался довольный кабан, а на его клыках, капая нарисованной кровью, висел незадачливый охотник. Название таверны было весьма красноречиво – «Злой кабан». Несмотря на жутковатую вывеску и название, выглядела таверна весьма прилично: внутри стояли удобные деревянные столы со скамьями, пол был чисто вымыт и пахло вкусной и добротной едой. Проголодавшиеся девушки, уловив аппетитные запахи, сглотнули набежавшую слюну и ступили, увлекаемые Кристианом, на порог таверны. В самом зале было достаточно людно: за некоторыми столами ужинали, по всей видимости, торговцы и служащие закрывшихся на ночь офисов; пару дальних столиков заняли, судя по одежде, какие-то стражники, а самая большая и веселая компания сидела напротив входа. Судя по голосам и смеху, это как раз веселые студенты ОМУМ отмечали начало нового учебного года. За стойкой бара стоял высокий, очень широкий, как у нас говорят, «настоящий шкаф», мужчина. Был он весьма интересной внешности: рыже-серые и, казалось даже издалека, жесткие волосы топорщились на затылке коротким ежиком, а на линии ушей стрижка заканчивалась и длинные волосы были собраны в хвост. Бросив взгляд в сторону двери и увидев входящего Кристиана, этот мужчина широко улыбнулся, да так, что стали видны пара самых настоящих клыков и, легко перепрыгнув барную стойку, двинулся навстречу вошедшим.

– Здорово, Рис! – этот шкафообразный мужчина, подойдя к Кристиану, дружески хлопнул его плечу, а затем пожал протянутую молодым человеком руку. – Как оно?

– Неплохо, Рин. Давно не виделись, – было заметно, что Крис весьма рад встрече.

– Слышал, ты был на практике в каком-то мире, где оборотни только в сказках живут, – пробасил, коротко хохотнув, тот, кого Крис назвал Рином. – Что за странный мир? И что за милые цыпочки с тобой? Опять за старое взялся? – Рин уже вовсю захохотал, видимо имея в ввиду что-то такое, что знали только они оба.

– Не при дамах, Рин, – Кристиан, казалось, даже был слегка смущен словами друга или хорошего знакомого. – И это не цыпочки, а студентки первого курса ОМУМ Леля и Лиля, – представил девушек Крис. – И они как раз из того мира, где оборотни, как ты выразился, только в сказках живут.

Услышав это, Рин удостоил каждую девушку внимательным и гораздо более доброжелательным взглядом. Глаза у него оказались ярко-желтые с какими-то зелеными лучиками и зрачком, который резко, в зависимости от падающего света светильников в таверне, менял форму с обыкновенного круглого на вытянутый вдоль радужки эллипс.

– Ну почему же только в сказках? У нас еще есть фильмы и сериалы про оборотней, – Леля с улыбкой смотрела на оборотня, а это, как они с Лилей уже догадались, был именно он.

– А что такое фильм и сериал? – спросил с улыбкой Рин, показав при этом немаленькие клыки.

– А это тебе девочки расскажут как-нибудь потом, когда ты нас накормишь. А то уже живот к позвоночнику от голода прилип, – Крис выразительно похлопал по своему животу, давая понять, что все они голодны.

– Ну, тогда чего стоите? Вон ваша же компашка гуляет уже час как? – то ли спросил, то ли сказал утвердительно, указывая на шумную группу студентов, оборотень Рин. – А я вам сейчас что-нибудь соображу.

Ребята, согласно кивнув, стали пробираться к компании студентов. Как только за столом увидели, что к ним направляется пополнение, раздались приветственные крики, в которых слышалось мужские голоса и хохот: «О Крис, здорово, друг. Опять с двумя мутишь?». Девушки, сидевшие за столом, просто улыбнулись подошедшему Кристиану и снисходительно посмотрели на Лелю и Лилю, посчитав, видимо, их временными подружками Кристиана. Он же, обменявшись веселыми приветствиями и рукопожатиями с парнями, сидевшими за столами, сдвинутыми друг к другу, весело и с подмигиванием улыбнулся сидевшим двум девушкам, развернулся к подругам, чтобы представить их своим друзьям:

– Знакомьтесь. Это Лиля и Леля – первокурсницы, переместившиеся к нам из мира Земли, и мои хорошие знакомые. Поэтому попрошу не обижать их непонятными намеками и вести себя прилично, – на последних словах Кристиан в упор взглянул на парней, видимо для них, в первую очередь, делая упор на последних словах.

– С такими красотками просто грех вести себя прилично! – хохотнул один из парней, симпатичный блондин с раскосыми зелеными глазами. Лиля даже решила посмотреть на его уши – вдруг эльф, тот самый, о которых она читала еще на Земле в книжках. Уши были довольно хорошо видны, поскольку длинные волосы были собраны в хвост на затылке. Но уши были самые обыкновенные, совсем человеческие. Лиля даже расстроилась – не эльф. Блондин, заметив ее разочарование, спросил с улыбкой:

– Что не понравился? Брюнетов любишь?

– Да я думала ты эльф, а у тебя уши обычные, не как у эльфа, – брякнула Лиля, вызвав у блондина озадаченное выражение на лице.

– Почему ж не эльф? Эльф я. И причем здесь уши? У нас у всех обычные уши, ничем не отличающиеся от человеческих, – казалось, блондин был озадачен тем, как уши могут быть связаны с принадлежностью к эльфам.

– Да не бери в голову, Лир, – засмеялся Кристиан. – Лиля из мира, где эльфы щеголяют длинными острыми ушами.

– У вас тоже водятся эльфы? – любопытство так и сквозило во взгляде местного эльфа.

– Нет, у них они тоже, как и оборотни, только в книжках и фильмах живут, – ответил Крис за Лилю. И в этот момент из-за стойки раздалось пренебрежительное и громкое хмыканье оборотня, который, видимо, или специально прислушивался к разговору, или же обладал хорошим слухом, а, впрочем, может, имело место быть и то, и другое.

– Это, как вы поняли, эльф и зовут его Лир, полное имя не буду называть, его могут выговорить только его соотечественники, – представил девушкам блондина Крис. А Лиля подумала, что хоть это-то в земных книжках соответствовало правде.

– А нас почему не представляешь? – спросил задорно рыжий, как морковка, парень с растрепанной шевелюрой и зелеными глазами. – Или обычные люди уже не котируются?

– Ты себя уже сегодня на портальной площади представил утром, – хохотнул Кристиан. Остальные тоже подхватили его смех, а рыжий парень обиженно засопел.

– Это ж надо три года притворяться брюнетом, и никто бы так и не узнал, если не одна недоучка со своим заклинанием сегодня утром, – продолжал смеяться Кристиан.

– Ну а что? Брюнеты девушкам больше нравятся, чем рыжие, – засопел обиженно парень, или делая вид, что обижен, поскольку уже через мгновение улыбнулся девушкам и представился:

– Теренс, можно просто Тер. Я хоть и не брюнет теперь, но тоже ничего себе, – выдал парень и подмигнул обеим девушкам. – По крайне мере очень галантный и веселый.

– Спасибо, галантный ты наш, – съязвил Крис и продолжил представлять других участников посиделок, которые до этого молча смотрели, улыбаясь, на все, что происходило. – А это наши уже сложившиеся парочки с неземной любовью до гроба: Мелисса и Гириан, а также Сария и Дарий. Те, кого Кристиан назвал Гириан и Дарий были похожи, как две капли воды: оба высокие и широкоплечие, темные шатены со светло-карими глазами, а вот их подруги были очень разные: одна – яркая рыжая красотка с россыпью веснушек на лице и шоколадного цвета глазами сидела, прижавшись к Гириану, и скорее всего была Мелиссой; другая же, напротив, была симпатичной брюнеткой с большими раскосыми зелеными глазами, которую за талию обнимал Дарий. Все четверо весело поприветствовали Кристиана и его подруг. Когда с церемониями был покончено, Теренс и Лир по-быстрому организовали еще два места для девушек да так, что те оказались ровно между ними, и, коварно улыбаясь, пригласили девушек присесть. Леля с Лилей не стали отказываться и плюхнулись на лавку, зажимаемые с двух сторон довольными ребятами. Кристиан же устроился с торца на взятом от соседнего стола массивном табурете.

– Девушки, что пить будете? – спросил Теренс, подвигая к ним пустые стаканы и кружки.

– А вы что пьете? – спросила Леля, заглядывая в его кружку, так как оказалась на лавке рядом с ним. – Пиво?

– Неа, мы пьем самогон, а пивом запиваем, – выдал Тер. – Но вы вряд ли будете, он слишком крепкий для девушек. Разве что пиво?

– Нет, пиво я не люблю, – скривилась Леля. – Да и поесть не плохо бы, а потом решать, что пить, иначе через пять минут мы уже будем не за, а под столом.

– Да, – добавила и Лиля, – Есть просто жуть как хочется. Будто услышав, а может, так оно и было, появился Рин с подносом, на котором стояли тарелки с тушеной картошкой, мясом и овощами, а также тарелки с закусками: сыром, свежими овощами, кусочками соленой рыбы и, конечно, графин, по всей видимости с самогоном, и еще пара бокалов для девушек. Сгрузив это все на стол, отчего парни еще больше оживились, увидев дополнительное «горючее» и закуски, оборотень вынул из-за пазухи небольшую бутылку и поставил перед девушками.

– А это за счет заведения, от меня – прекрасным девушкам с Земли, – с довольной улыбкой сказал оборотень. – Вино из нектариуса.

И видя, как вытянулись лица Кристиана и Лира, подруги поняли, что это какой-то, наверное, жутко дорогой напиток.

– Ого! С чего ты так расщедрился, Рин? – спросил удивленно Кристиан. – Или ждешь какого-то интересного рассказа об оборотнях Земли?

– Все может быть, – загадочно произнес оборотень и, пожелав всем приятного аппетита, удалился за свою стойку.

– Это что, какое-то особенное вино? – спросила Лиля. Она любила и предпочитала вина, в то время как подруга любила более крепкие напитки типа виски или текилы.

– Это вино, которое делается только из одного сорта ягод и выстаивается в течение минимум десяти лет, чтобы приобрести легкость и только ему присущую игристость.

– У, тогда я точно не буду его пить, – протянула Леля. – Никогда не любила игристые вина. Это вот Лиля у нас любитель всяких шипучек.

В ответ на ехидное замечание подруги Лиля только улыбнулась и притянула поближе к себе заветную и так привлекательно разрекламированную бутылочку.

– А что же ты тогда будешь пить сегодня? – спросил Тер. – Пиво ты не пьешь, от лучшего вина отказалась?

– А вот я вашу самогонку и буду пить, – весело подмигнув ему, ответила Леля и, пододвинув ему чистый стаканчик, скомандовала. – Наливай!

Весело улыбаясь и переглядываясь, парни предупредили ее, что напиток не женский, и ей стоит подумать, прежде чем его пить. Но, тем не менее, Теренс налил ей немного в стаканчик, а в это время Лир, откупорив бутылку, налил Лиле вина. Кристиан же, сам себе плеснув в кружку местного самогона, постучал ложкой о край тарелки, призывая всех к вниманию:

– Итак, друзья! Мы отмечаем наступление четвертого года учебы в нашем замечательном университете, а для наших прекрасных дам с Земли – наступление первого года! Чтобы он был еще лучше, чем предыдущие, чтобы все магистры были к нам лояльны, и все наши проделки оставались безнаказанными! Парни поддержали его согласными криками, а девушки молча улыбнулись и просто добавили свои бокалы в общую группу. После первого бокала самые голодные набросились на еду, которую так долго ждали, а те, кто уже успел перекусить, сидели, переговариваясь и обсуждая каких-то общих знакомых и друзей. Лиле безумно понравилось вино, которое принес Рин. Оно напомнило ей любимую марку шампанского, которое она просто обожала. Тем не менее, поглощая вкусную картошку с мясом, она поинтересовалась у Лели, как ей показался местный самогон. Она, пожав плечами, и с набитым ртом показала ей большой палец, который, видимо, обозначал, что подруга местный крепкий алкоголь оценила-таки по достоинству.

Купить полную версию книги


Глава 3 | Сувенир от судьбы |