home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






Детка – Киске Письмо второе

Дорогая Киска, я чуть не сошла с ума от радости, читая твое письмо, да и все мы тут страшно счастливы. Пожалуй, можно согласиться похоронить всех своих родных при условии, что они воскреснут таким образом.

Да, Киска, твой побег доставил нам немало горя; как же ты могла так долго оставлять нас в неведении? Если бы ты знала, как многое с тех пор переменилось у нас дома! Во-первых, матушка ослепла и оглохла; бедная старушка проводит целые дни на пороге нашего лаза, а толку чуть. Вообрази, когда я побежала сказать ей, что ты жива и это чистая правда, я никак не могла с ней сговориться: она не слышала моих слов, потому что глуха, и не видела письма, потому что слепа. Знаешь, Киска, она так мучилась после твоего исчезновения, так долго искала тебя повсюду, что совсем разболелась. Впрочем, она ведь уже не молоденькая, так что ты не слишком казнись.

Вообще-то она хорошо спит, хорошо пьет, хорошо ест и не жалуется – тем более что ей всегда всего хватает; я бы скорее умерла, чем позволила ей в чем-нибудь нуждаться.

Во-вторых, наша юная хозяйка лишилась своей матушки; как видишь, ей куда тяжелее, чем нам; ведь вместе с матерью она потеряла все, кроме десяти пальцев, которые позволяют ей зарабатывать на жизнь, и своей хорошенькой мордочки, которая делу не помеха. Пришлось расстаться с лавочкой в Маре, перебраться с первого этажа на седьмой и работать с утра до вечера, а порой и с вечера до утра, чтобы сводить концы с концами; она перенесла это все так, как надобно переносить все, чего невозможно избежать, – мужественно. Нам с матушкой пришлось сказать прощай утреннему молочку; да-да, и вечернему паштету тоже. Но, благодарение Богу, у меня быстрые ноги и зоркие глаза – и да здравствует охота!

Ты мне пишешь жалобно, что ты богата (бедная Киска!) и что предпочла бы быть счастливой…

Но коль скоро ты, сестрица, жалуешься на свое богатство, как же мне жаловаться на свою бедность? Вы, богачи, все-таки очень забавные существа; ведь вам повсюду накрыт стол, вы обедаете на белой скатерти, едите из раззолоченных мисочек, в которых полным-полно разных вкусностей!

Послушать вас, выходит, что то, чего вы не можете приобрести даже ценой своих богатств, мы покупаем ценой своих лишений. Вот увидите, однажды нам докажут, что бедность есть лекарство от всех болезней и что всякий, кто не отобедал, уже по одному этому счастлив. Право, неужели вы всерьез полагаете, что богатство вредит счастью? тогда сделайтесь бедными, разоритесь, нет ничего легче, и живите трудами зубов своих, если можете. Хотела бы я на это посмотреть.

Слушай, Киска, будь сильной, а главное, будь умницей. Жалуйся на то, что ты несчастна, но не жалуйся на то, что ты богата; мы-то бедны и знаем, что такое бедность. Я браню тебя, Киска, на правах старшей сестры, как в прежние времена; прости. Ведь ты же понимаешь, что Детка всегда будет счастлива быть хоть чем-нибудь тебе полезной. Отвечай мне поскорее, потому что я буду ожидать твоего письма с тревогой. Я в самом деле начинаю подозревать, что ты ищешь счастье на тех путях, где его сроду не водилось.

Надеюсь, ты скажешь мне все как есть. Как знать? Быть может, если ты доверишь все своей благоуханной бумаге, ты облегчишь себе душу.

Прости, Киска, прости. У меня больше нет времени на разговоры; матушка уже хочет есть, а наш обед еще бегает на чердаке.

Между прочим, там, на чердаке, дела обстоят неважно; Мыши тонкие бестии и с каждым днем становятся все хитрее; их едят уже так давно, что они начали это замечать. По соседству обитает один Кот, который был бы неплох, не будь он таким большим оригиналом. Он без ума от Мышей и утверждает, что однажды Мыши устроят революцию и свергнут Кошек и что они поступят очень правильно.

Сама понимаешь, пора мне воспользоваться тем, что пока у нас еще, благодарение Богу, царит мир, и начать охоту в мышиных владениях. Впрочем, ни слова больше о политике!

Прости, Киска, прости. Твой посланец ждет моего письма, но отказывается мне сказать, где я могу тебя найти. Неужели мы вскоре не увидимся?

Твоя сестра до гроба Детка

P.S. Не стану спорить, твой старый посланец очень уродлив; но когда я увидела, с чем он ко мне пришел, я нашла его очаровательным и поцеловала, клянусь, от всего сердца. Нужно было видеть, как он выгнул спину, когда вручал мне письмо от госпожи Роза-Мика.

Кстати, ты совсем потеряла голову, Киска, если позволила окрестить себя таким образом. Киска – разве это не прекрасное имя для хорошенькой беленькой кошечки вроде тебя? Соседи наши долго смеялись над твоим новым именем, отсутствующим в кошачьих святцах. Кончаю письмо, потому что кончается листок; я пишу тебе при свете луны и не на глазированной благоуханной бумаге, Киска, а на старой выкройке, которая больше уже не нужна моей хозяйке; сама она сейчас спит без задних ног, ведь бедняжка полночи шила, чтобы заработать себе на хлеб.

(Легкомысленный Скворец из числа наших друзей имел неосторожность опрокинуть чернильницу на ответное письмо Киски к Детке, так что некоторые его страницы, и в частности самое начало, сделались совершенно неудобочитаемы. Сначала это нас очень огорчило, но по здравом размышлении мы убедились, что утрата этих пассажей ничуть не мешает пониманию рассказа. Впрочем, мы будем обозначать отточиями те места, где текст неисправен.)


Киска – Детке [591] Письмо первое | Сцены частной и общественной жизни животных | Киска – Детке Письмо третье