home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement









XIII Остров Пингвинов

Два дня спустя мы наконец добрались до острова Пингвинов.

– Что это значит? – спросил я, завидев две или три сотни представителей моего рода, выстроившихся на берегу, точно в боевом порядке. – Зачем эти Пернатые, мои братья, вышли на берег – чтобы выразить нам свое почтение или чтобы дать нам отпор?

– Не волнуйся, – отвечал мой друг, – эти Пингвины, похожие на тебя, стоят там от нечего делать, и бояться их незачем. У них, как и у многих других живых существ, есть привычка собираться вместе без всякой цели, и с утра до вечера они так и стоят там, словно колышки в заборе. Другим не вредно, а им приятно.

Пингвины приняли нас очень радушно и проводили с величайшей предупредительностью к старому Королевскому Пингвину, которого назвали королем острова и который в самом деле был им; увидев его, мы сразу поняли, почему он носит это звание: ведь это был самый толстый в мире Королевский Пингвин, и мы не могли смотреть на него без восхищения.

Этот добрый король сидел на камне, служившем ему троном, в окружении подданных, которые все, казалось, были с ним в наилучших отношениях.

– Славные иностранцы, – вскричал он, лишь только завидел нас, – добро пожаловать на остров, счастлив с вами познакомиться.

И поскольку обступавшая его толпа не позволяла нам приблизиться к нему, он приказал:

– Ну-ка, дети мои, расступитесь и дайте дорогу этим господам.

Тотчас Пингвины-дамы поместились слева, а Пингвины-господа – справа.

Затем, извинившись за то, что он не встает, ибо ходит с огромным трудом, добрый Монарх знаком пригласил нас подойти поближе.

– Господа чужестранцы, – сказал он, – будьте здесь как дома, а если вам понравится, оставайтесь. Благодарение Богу, в моем маленьком королевстве найдется место для всех.


Сцены частной и общественной жизни животных

По мнению некоторых наблюдателей, все заседания в большей или меньшей степени походят на виденное мною, что избавляет меня от необходимости повторять свои визиты


Мы отвечали, что он очень добр и что нам его маленькое королевство кажется очень большим, и это привело его в прекрасное расположение духа.

После этого сей превосходный король поинтересовался, откуда мы явились, а узнав, что мы много путешествовали, попросил рассказать историю наших странствий и слушал ее с величайшим удовольствием: стоило ему заподозрить, что мы вот-вот замолчим, как он тотчас требовал: «Еще!» и это прибавляло нам сил.

Когда же мы в самом деле замолчали, то, не в силах больше сдерживаться, он сорвал с головы древний фригийский колпак, который с незапамятных времен служил королям этой страны короной, бросил на землю гремушку, символ мудрости, которую держал в руке вместо скипетра, тогда как пустая скорлупа в другой руке заменяла державу[702], и, высвободив таким образом руки, открыл нам свои объятия со словами:

– Обнимите меня; вы честные Пернатые, и я вас люблю; прошу вас, давайте не расставаться.


Сцены частной и общественной жизни животных

Не воображайте, будто душа моя способна плениться соблазнами грубого натурализма


– Право, Государь, – отвечал я, – полагаю, что с нашей стороны было бы глупо не согласиться; если мой друг думает так же, как и я, мы останемся.

– Скажите свое мнение, господин Тупик, теперь ваша очередь. Взгляните на этот остров, и если какая-нибудь из скал, нависших над морем, придется вам по сердцу, она ваша.

– Государь, – отвечал мой друг, – такие короли, как вы, и такие королевства, как ваше, большая редкость, и я буду рад жить и умереть на вашей земле.

– Отлично сказано, – вскричал король, – кстати, сударь, у нас тут среди скал нетрудно зайти в тупик, а значит, вы будете не одиноки…

Поскольку шутка его пришлась всем по вкусу, то сей государь, вконец осчастливленный, обратился к своим подданным:

– Дети мои, эти господа будут жить среди нас, обходитесь с ними ласково.

Тут все закричали: «Да здравствует король! да здравствует король!»

И – право слово! – мы закричали вместе с другими и даже громче, чем другие: «Да здравствует король!»

После чего великий монарх обратился лично ко мне:

– А с вами будет особый разговор! У меня есть идея. Вы женаты?

– Государь, – отвечал я, – я холост.

– Он холост! – воскликнул король, оборачиваясь к дамам. – Холост!!!

– Он холост! – закричали они все разом. – Какой грех, надо его женить.

– Вы это сказали, – воскликнул король, смеясь от всей души, – а я и не сомневался, что вы это скажете!

– Но, Государь, – взмолился я, догадавшись наконец, но чересчур поздно, к чему он клонит, – мое сердце…

– Ладно-ладно, ни слова больше, – перебил он меня, – сердце у вас доброе и вы не откажетесь стать моим зятем; у меня нет сына, вы мне его замените, вы станете моим наследником и я смогу умереть спокойно. Пускай сюда немедленно приведут принцессу! – приказал он.

Предложение это было настолько неожиданно, что я онемел от изумления.

– Молчание – знак согласия! – воскликнул король.

И не успел я еще на что-нибудь решиться, как уже принцесса, которой сообщили, о чем идет речь, примчалась к нам, и когда я поднял глаза, то встретился с ее глазами, которые, увы! смотрели очень ласково.

– Посмотрите на нее, – сказал мне тот, кто желал стать моим тестем, – посмотрите внимательно. Неужели вы не в восторге? неужели вы не на седьмом небе от счастья? неужели вы не видите, какая она хорошенькая?

«Боже милостивый! – подумал я. – Она – хорошенькая! Она, которая как две капли воды похожа на меня!»

– А если бы вы знали, какая она прекрасная дочка и какая из нее выйдет прекрасная толстая женушка! – убеждал меня несчастный отец, бросая нежные взгляды на юную принцессу. – Я уж не говорю о том, что ни у одной из подданных нет таких широких ног, такой толстой талии, таких маленьких глазок, такого желтого клюва. А перья – разве они не великолепны? а маленькие ручки – где вы найдете короче? А палантин, изящно прикрывающий спину, – что может с ним сравниться?

– Увы! – прошептал я своему другу, – палантины уже много веков как вышли из моды.

– У тебя будет лучший в мире тесть, – отвечал он мне.

– Но ведь не он будет моей женой! – возразил я.

– Брак – наилучшее из бедствий, – продолжал он. – Если ты еще не забыл Чайку, забудь ее.

– Увы! – подумал я. – Воспоминания нас убивают, но кто из нас согласится променять их на забвение!

Тем временем юноши спрашивали:

– Когда свадьба?

Старики говорили:

– Отличная выйдет пара.

А кумушки добавляли:

– И у них народится много детей.

– А Пингвин-то этот не промах! – возмущались завистники. – Родиться неизвестно где из неизвестного яйца – и отхватить принцессу! еще бы ему не согласиться.

– Женитесь! женитесь! женитесь! – внушали мне со всех сторон.

И я женился.

Все расходы на торжество оплатил тесть: ведь в Пингвинии не только самые бедные из подданных, но даже короли находят деньги на приданое дочери и на ее свадьбу.

Вот как я сделался сыном короля и вот как устраиваются глупые браки; и вот как все мои страдания окончились бедой, ибо жена моя оказалась не такой уж прекрасной и я вовсе не был счастлив.

А потому я ничего не забыл.


XII Остров Счастья | Сцены частной и общественной жизни животных | cледующая глава