home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

Если бы я не родился на юге, под палящими лучами солнца, которое своим теплом помогло мне явиться на свет и которое, следственно, приходится мне родителем в такой же степени, что и тот бравый Пингвин, который оставил в песке яйцо (с очень твердой скорлупой, которую мне пришлось проткнуть)[678]… и если бы вдобавок я был расположен отпускать по столь серьезному поводу низкопробные шутки, я бы сказал, что родился под несчастливой звездой.

Но поскольку родился я, как уже было сказано, под ярким солнцем, то есть при полном отсутствии звезд, как счастливых, так и несчастливых, я ограничусь лишь утверждением, что родился в дурной день, и я это докажу. (См. продолжение моих приключений.)

Когда я наконец сумел выбраться из скорлупы, в которую был заключен в течение долгого времени и в которой находился в весьма стесненных обстоятельствах, то, уверяю вас, я целый час был совершенно ошеломлен тем, что со мною произошло.

Должен признаться, рождение заключает в себе нечто настолько неожиданное и настолько новое, что, даже имей мы в сто раз большее присутствие духа, чем имеем обыкновенно в такого рода обстоятельствах, все равно наши воспоминания об этом моменте остались бы чрезвычайно туманными.

«Право, – подумал я, когда пришел в себя, хотя из себя не выходил, – кто бы мог подумать еще четверть часа назад, когда я лежал, скорчившись и не шевелясь в этой чудовищной скорлупе; кто бы мог подумать, что я, которому было так тесно в родном яйце, найду место, где мне станет очень просторно!»

Не хочу кривить душой, поэтому признаюсь, что зрелище, открывшееся моим глазам, когда я открыл их впервые в жизни, не столько восхитило, сколько удивило меня и что, увидев над головой круглый небесной свод, я поначалу решил, что просто-напросто переселился из бесконечно малого яйца в бесконечно большое. Признаюсь также, что я вовсе не был в восторге от того, что явился на свет, хотя в первую минуту решил, что все представшее моим глазам принадлежит мне, а земля только для того и была создана, чтобы служить подставкой для меня и моего яйца. Простите подобную гордыню бедному Пингвину, который с тех пор имел множество причин от нее исцелиться.

Когда я догадался, для чего могут мне пригодиться глаза, иначе говоря, когда я внимательно огляделся по сторонам, то обнаружил, что нахожусь в таком месте, которое, как я позже узнал, именуется расщелиной в скале, неподалеку от такого места, которое, как я позже узнал, именуется морем, и что я один на всем белом свете.

Итак, скалы и море, камни и вода, бескрайний горизонт, одним словом, необъятные просторы, а посередине я сам, крохотный атом, – вот что я увидел поначалу.

Больше всего меня поразила огромность всего этого и я тотчас спросил сам себя: «Отчего же мир так огромен?»


ЖИЗНЬ И ФИЛОСОФИЧЕСКИЕ МНЕНИЯ ПИНГВИНА [676] | Сцены частной и общественной жизни животных | cледующая глава