home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 25

Шанс на успех

Декабрь 1243 года. Лангедок. Замок Юссон


Монсегюр. В огне инквизиции
На рассвете, когда первые солнечные лучи проникли в комнаты замка, граф Тулузский скомандовал:

— Пора.

Саша вскинул на плечо сумку, в которой лежал «Фаэтон», и вместе с Ваней направился к центральным воротам замка.

Заскрежетали цепи подъёмного моста. Ворота отворились, и взорам ребят открылось огромное тёмное поле, припорошенное снегом.

— Ну, с Богом! — сказал граф Бернард д'Альон.

Друзья медленно направились в сторону скал. Вокруг не было никого, только ветер, подталкивая их в спину, как будто тихо нашёптывал: «Давайте же, идите быстрее…»

Ваня шёл хмурый. Он не хотел брать прибор с собой на встречу, но Саша настоял, сказав, что если отряд рыцарей не сможет справиться с разбойниками, то «Фаэтон» станет последней надеждой спасти Аню.

Оболенский пытался возразить:

— Ты переоцениваешь врага и недооцениваешь рыцарей. Поверь мне, я жил в этой эпохе и знаю, на что они способны. Они прекрасно владеют оружием. Справиться с какими-то разбойниками для них не составит труда.

— А вдруг у выхода из подземного лаза их будут поджидать бандиты? — настаивал Саша. — Перебьют ведь, как куропаток.

— Не нагнетай обстановку, — недовольно сказал Иван. — Разбойники даже не догадываются о подземном ходе. Они ожидают нападения со стороны главных ворот. Но если тебе спокойнее идти на встречу с «Фаэтоном» — пожалуйста, бери его с собой.

Вот такой у них состоялся разговор перед выходом из замка.


В большом зале вооружённые мечами и луками рыцари внимательно слушали последние распоряжения графа Тулузского. Среди них был и Анри. Никакие уговоры остаться в крепости не подействовали на него. Он был ещё слаб, но держался уверенно.

Вчерашнее происшествие явилось настоящим ударом для него. Он не смог защитить свою даму! Это был поистине смертный приговор для рыцаря. И теперь Анри, стоя среди других воинов, решительно сжимал рукоятку меча. Он вдруг понял, что с появлением этой загадочной девушки всё, чем он жил прежде — а это была только месть, — потеряло смысл. Новая жизнь приоткрыла для него волшебные двери мечты, и, войдя туда, он ощутил себя совсем другим, тем, кем он хотел бы быть в действительности — человеком с открытой душой и любящим сердцем.

Собственную жизнь он уже не воспринимал как нечто отдельное от Анетты. Он готов был умереть ради неё. Судьба свела их вместе, и это не было простой случайностью. Нет, Анри был уверен, что под маской случайности явилось само Провидение. Любовь делает людей счастливыми, а счастливые люди снова становятся детьми Бога, и тогда ангелам очень легко достучаться до их сердец. Он научился слушать ангела и ясно понял, что услышать его можно только сердцем.

В зал поспешно вошёл хозяин замка.

— Прошу следовать за мной, — сказал он рыцарям.

По крутым каменным ступеням все спустились в подвал главной башни. Факелы осветили небольшую дверь, закрытую на замок. Граф Бернард д'Альон отпер её и со скрежетом отворил. Показалась ещё одна узкая каменная лестница, которая вела уже вглубь подвала. Рыцари осторожно спустились по ней и увидели длинный, тонувший во тьме коридор, показавшийся им бесконечным. Двое рыцарей, ходившие ночью на разведку, повели вооружённый отряд по потайному ходу, освещая факелами путь.


Чем ближе Ваня и Саша подходили к назначенному месту, тем тревожнее становилось у них на душе. А вдруг план сорвётся? Что тогда делать? Саша ещё сильнее прижал к себе сумку с «Фаэтоном». «Это единственная вещь, которая связывает нас с нашим миром», — думал он.

Путь показался очень длинным. Наконец они пришли на условленное место и, оглядываясь вокруг, замерли в нервном ожидании. Из-за скалы вышел человек неприятной наружности, со шрамом через всё лицо.

— Идите в грот, — произнёс он и указал на скалу, в которой виднелась расщелина.

Ребята в замешательстве переглянулись.

— Быстро! — крикнул человек со шрамом.

Иван исподлобья бросил на него ненавидящий взгляд. В другой ситуации он ответил бы что-нибудь колкое, но сейчас вынужден был исполнить его приказ.

Пещеру освещали только два факела, воткнутые в кучи сваленных камней по разные стороны от входа. Ребятам понадобилось некоторое время, чтобы глаза привыкли к полумраку. Наконец они разглядели стены, своды, даже небольшое озеро. Но ни Ани, ни похитителей в пещере не было. Они стали искать, заглядывая в самые дальние уголки, но всё было тщетно. Кроме них — никого.

— Что-то я не пойму, — сказал Ваня, — где похитители? Нас что, заманили в ловушку? Вот это номер! Сейчас мышеловка захлопнется, на нас нападут бандиты, отберут «Фаэтон», и в итоге мы не увидим ни Ани, ни машины времени. Да… Мы, как глупые мыши, попались на кусок сыра.

— Перестань суетиться, — оборвал его Саша. — Они сейчас придут. Ты же знаешь, важные персоны всегда приходят последними.

— Тоже мне, персоны! — с презрением фыркнул Оболенский.

— Представь себе, персоны. Именно они сейчас держат нас на прицеле.

Ребята ещё раз прошлись по гроту, изучая обстановку. Ничего необычного. Пещера как пещера. Местами камни были чёрные — вероятно, копоть от костра. В общем и целом — неплохое убежище от непогоды.

Саша заметил какие-то надписи и знаки на стене. Его заинтересовали два слова, написанные достаточно крупно: «grotte» и «mort». Что означает первое, догадаться было нетрудно — грот, а вот второе…

— Вань, что такое «mort»?

Оболенский подошёл поближе и как-то криво усмехнулся.

— Неплохое словечко. Как раз в тему.

— Ну и что это?

— Мертвец. Грот мертвеца — очень символично…

Он хотел ещё что-то сказать, но тут в пещеру вошёл мужчина высокого роста и вполне приятной наружности. Надо признать, что Саша и Ваня немного удивились этому. Стереотип диктовал совсем другое — раз похититель, значит, должен обязательно выглядеть отталкивающе. Этаким «бандитом с большой дороги». А этот одет был как настоящий влиятельный сеньор — бархатный кафтан, поверх него — плащ, подбитый мехом, кожаные сапоги. На груди красовалась массивная трёхрядная золотая цепь с великолепным аграфом, украшенным драгоценными камнями. Однако что-то в нём было не так. «Сеньор какой-то кукольный», — промелькнуло в голове у Ветрова. Смутная тревога охватила ребят. Мужчина постоял немного, внимательно изучая молодых людей, затем подошёл ближе и спросил по-русски:

— Вы принесли «Фаэтон»?

Ветров и Оболенский, уже отвыкшие, что кто-то посторонний может говорить по-русски, поначалу, казалось, даже не поняли, что сказал вошедший. У Саши с языка чуть не соскользнула привычная фраза: «Вань, переведи».

— Вы принесли «Фаэтон»? — повторил мужчина.

Ваня взял инициативу в свои руки.

— А вы привели девушку? — вопросом на вопрос ответил он.

— Я ещё раз вас спрашиваю — вы принесли «Фаэтон»?

— Да! — раздражённо крикнул Иван.

— Покажите, — спокойно произнёс он.

Саша, быстрее Оболенского оценив ситуацию, выступил вперёд и так же спокойно возразил:

— Покажите сначала девушку. Мы должны убедиться, что с ней всё в порядке.

Мужчина ненадолго задумался. Потом повернулся к выходу и что-то крикнул стоящему у входа разбойнику со шрамом. Через минуту в пещеру вошёл второй хорошо одетый мужчина. Он был намного ниже ростом, с хитрым, даже немного хищным лицом. Пожалуй, не будь на нём дорогого наряда, он мог вполне сойти за разбойника. Рядом с ним шла Аня. У неё был такой жалкий вид, что Оболенский сразу устыдился своих недавних неприязненных слов в её адрес. Руки девушки были связаны, лицо испачкано грязью, волосы спутались и беспорядочно разметались по плечам, в глазах стояли слёзы. Она напоминала затравленного зверька.

— Давайте прибор и получите назад свою спутницу, — грозно проговорил первый мужчина.

— Зря вы сюда пришли, — тихо сказала Аня. — Не стоило менять меня на «Фаэтон». Теперь дорога в наш мир закрыта и для вас.

— Тебя никто не спрашивает, — грубо оборвал её коротышка.

Аня даже не среагировала на слова похитителя. Дрогнувшим голосом она снова обратилась к друзьям:

— Простите меня… если сможете.

Она смотрела на них с такой печалью в глазах, что у Саши невольно подступил комок к горлу.


Тем временем отряд рыцарей, выбравшись из подземного хода, делал своё дело. Где находились посты разбойников, было известно. Связав бандитов, воины заткнули им рты тряпками и отвели на безопасное расстояние от лагеря, оставив присматривать за ними одного из своих людей. Затем рыцари направились к гроту, где под прикрытием густой растительности стали наблюдать за происходящим.

Позиция, которую они заняли, была очень удобной. С неё просматривался и лагерь противника, и вход в пещеру. Сейчас разбойники в полном боевом вооружении стояли у горящего костра, о чём-то тихо разговаривая. Их было немного, человек двенадцать. Рядом стояли осёдланные кони. Видна была и маленькая женская фигурка — чуть в стороне от костра. Аню охраняли двое вооружённых людей (в грот её ещё не водили).

— Она здесь, — тихо сказал старший отряда. — Интересно, похитители собираются выполнять условия своего ультиматума?

— Кто их знает, что у них на уме, — еле слышно прошептал Анри, не сводя взгляда с девушки. — Они могут вообще не повести её в грот.

— Её нельзя упускать из виду. Когда мы нападём, разбойники могут попытаться сбежать, прихватив её с собой. Вы поняли? — обратился ко всем старший.

Те закивали.

— Их не так-то легко будет захватить, — сказал кто-то из воинов. — Они в полном вооружении, и кони осёдланы.

— Возьмём их в кольцо и попытаемся отрезать от лошадей, — сказал старший. — Только надо подождать. Думаю, чужеземцы уже в гроте и сделают всё возможное, чтобы девушку привели к ним. Будем нападать двумя группами, как и договорились. Первая группа возьмёт в кольцо лагерь противника, вторая — грот…

Он замолчал, не успев закончить свою мысль, потому что в лагере началось оживление. Человек, одетый как настоящий сеньор, вошёл в грот, и через некоторое время охраняющий пещеру разбойник махнул рукой, подзывая кого-то. От группы вооружённых людей у костра отделился человек, тоже одетый изыскано и богато, подошёл к девушке и повёл её к гроту в сопровождении одного из вооружённых охранников.

— Вот кто настоящие похитители, — сказал командир отряда, указывая на богато одетого вельможу. — Теперь, я думаю, пора приступить к выполнению нашего плана.

Он оглядел воинов, словно проверяя ещё раз их готовность, и начал отдавать распоряжения.

— Пятеро окружают пещеру, остальные берут лагерь в кольцо, не давая вооружённым разбойникам проникнуть в грот. Действуем не спеша, с большой осторожностью.

Саша и Ваня в растерянности стояли посреди пещеры. Они не знали, что им делать — отдавать «Фаэтон» или нет.

— Ну… — произнёс высокий мужчина. — Мы ждём. Давайте прибор.

Ветров перекинул сумку с одного плеча на другое неловким движением, отчего та чуть не упала на землю. Он начинал нервничать. «Почему рыцари бездействуют? — думал он. — Что же делать? Надо попытаться разговорить этих фальшивых вельмож, чтобы потянуть время».

— Конечно, вы получите «Фаэтон», — как можно спокойнее произнёс Саша, — но мы всё-таки хотим знать, кто вы такие и зачем вам нужен прибор?

— Не надо задавать глупых вопросов, — ответил высокий. — Вы прекрасно знаете, кто мы и зачем нам нужен «Фаэтон».

— Да откуда мы можем всё это знать? — искренне возмутился Саша.

— Оттуда же, откуда у вас прибор! — теряя терпение, повысил голос коротышка. — Ну-ка, быстро отдали «Фаэтон», сосунки!

— Подожди, — остановил его высокий. — Интересно было бы выяснить, как к ним попал прибор. Итак, молодые люди, «Фаэтон» вы получили из рук генетика, не так ли?

— Да никакого генетика мы не знаем, — сделал удивлённые глаза Ваня.

— Тогда откуда он у вас?

— Мы его нашли, — ответил Саша.

— Где?

— В лесу. Мы поехали на шашлыки. Расположились на полянке и пошли за дровами для костра, — стал вдохновенно врать Оболенский. — Смотрим, под деревом свалена куча мелких сучьев. Мы обрадовались — будет чем костёр развести, и напрягаться не надо. Так вот… — Он прокашлялся. — Стали мы эти ветки перетаскивать и смотрим, лежит сумка подозрительная. Нас разобрало любопытство: что же в ней? Мы потихонечку открыли её и обнаружили там этот прибор.

Высокий поморщился. Ясно было, что он не верит ни единому слову этого молодого нахала. Однако спросил:

— А откуда вы узнали, что это за прибор и как им пользоваться? Ведь этот предмет мог быть чем угодно. Бомбой, например.

— Конечно, — быстро согласился Оболенский. — Эта вещичка вполне могла оказаться бомбой. Мир так жесток. — Он театрально покачал головой. — Но ведь в сумке был ещё дневник. Мы, разумеется, прочитали его и всё поняли. Ну и, конечно, нам захотелось опробовать машину времени.

Высокий стал расхаживать взад и вперёд. Стук его каблуков разносился по всему гроту, и в полной тишине это выглядело несколько зловеще. Наконец он резко остановился и, повернувшись к ребятам, спросил:

— Что ещё было в сумке, кроме дневника?

— Что вы имеете в виду? — удивлённо поднял брови Ваня.

— Я говорю о документах. Бумаги, диск, флешка?

— Да нет, никаких документов не было. Только прибор, дневник и засохший бутерброд, — наивно произнёс Оболенский.

Коротышка, казалось, сдерживался из последних сил. Его лицо стало красным, и он выкрикнул:

— Хватит ерунду молоть!

— Да ничего это не ерунда, — возмутился Ваня. — Как было, так и рассказал.

— Да что ты их слушаешь! — обратился коротышка к своему приятелю. — Забираем прибор, отдаём девчонку, и делу конец. Захотели попутешествовать во времени — пусть получают. Нечего совать свой нос куда не следует.

— Не забывай, — оборвал его высокий, — мы должны не только изъять прибор, но и выяснить, что они знают о секретной лаборатории и исследованиях.

— А какой в этом смысл теперь? — спросил коротышка. — Они же останутся здесь. Дорога в наш мир для них уже закрыта.

Высокий пропустил его слова мимо ушей. Он пристально посмотрел на ребят и спросил:

— Вы рассказывали кому-нибудь о «Фаэтоне»? И где дневник, который вы нашли?

— Знаете что, — вспылил Ваня, — нам надоело отвечать на ваши вопросы. Мы, по-моему, не в суде.

Похитители даже опешили от такой наглости. В их глазах загорелся недобрый огонёк. Саша всё понял и быстро перехватил инициативу.

— Да ладно, Вань, — произнёс он, — давай им всё расскажем. Но только раз уж мы всё равно остаёмся здесь, то позвольте хотя бы узнать, кто вы такие.

Лицо первого «вельможи» смягчилось. Он ухмыльнулся и снисходительно произнёс:

— Что ж, удовлетворю ваше любопытство. Вы, дорогие путешественники во времени, ненароком прикоснулись к тайне, которая вас совершенно не касается. Если, конечно, вы не врёте, что нашли «Фаэтон». Прибор изобрели в сверхсекретной лаборатории, занимающейся проблемами Времени. Один из наших сотрудников, скажем прямо, талантливый генетик, но весьма неуравновешенный человек, сбежал, прихватив с собой вот этот экспериментальный прибор, который вы держите в руках. Он оставил записку, что собирается уничтожить прибор. Странно, не правда ли?

— Что странно? — не понял Саша.

— Его наивность, это раз. Уничтожить открытие, которое уже сделано — бессмысленная затея. И два — считать нас за идиотов, поверивших в его миссию «спасения человечества». Вы представляете себе опасность, которой он подверг весь мир?

— Весь мир? — вытаращил глаза Иван. — Это как?

— А так. «Фаэтон» свободно ходит по рукам. Этот факт вы не можете отрицать. — Он сделал многозначительную паузу. — Представьте себе, что будет, если такой прибор начнут штамповать и запускать в серию? Вы осознаёте масштаб бедствий, ожидающих человечество, если каждый желающий — например, такие как вы — сможет отправиться в свою прошлую жизнь?

— Да, — согласился Саша, — мы думали об этом. Свободные путешественники могли бы менять историю по своему усмотрению… И вообще, такого натворить.

— Ну вот, — одобрительно произнёс высокий, — вы всё понимаете. То, что машина времени не должна гулять по чужим рукам, это ясно как божий день.

— А нам кажется, — заметил Ваня, — что она вообще не должна гулять ни по чьим рукам. Это опасная игрушка даже для таких серьёзных дядей, как вы.

— Помолчи, молокосос, — вставил коротышка. — Не тебе это решать.

— Позвольте, я закончу свою мысль, — со всей серьёзностью произнёс Оболенский. — Я считаю, что вмешиваться в историю не должен никто. Даже если перед учёными стоит благородная, на ваш взгляд, цель. Правда, в голову мне не приходит ничего благородного, что могло бы оправдать эти путешествия во времени. Могу предположить, какую цель на самом деле вы преследовали, создавая такую опасную машину.

— Ну-ка, изложите-ка вашу концепцию, — сказал высокий. — Что за цель у нас, по-вашему?

— Политическая власть. Вы можете изменять расстановки сил между государствами. Ну, например, спровоцировать войну между двумя сильными государствами, которые в настоящий момент угрожают благополучию третьей державы. Или убрать какого-нибудь опасного политика. Да мало ли как можно влиять на будущее. Только хочу заметить, что любые действия могут вызвать цепную реакцию, а результат не оправдает ожиданий.

— Вы отчасти правы, молодой человек, — произнёс высокий. — Ход ваших мыслей мне нравится. Вы максималист, и поэтому вам кажется, что в историю можно вмешиваться только грубо, кого-то убивая или сталкивая лбами. Но есть более прозаические вещи, ради которых можно это делать.

— Например? — спросил Ваня.

— Например, предотвратить распространение такого опасного заболевания, как СПИД, или не дать возможности изобрести атомную бомбу. В конце концов, попытаться сохранить экологию, которая, как вы знаете, в нашем мире находится в плачевном состоянии.

— Не надо оправдывать вмешательство в историю благородными целями. Эту тему мы проходили в десятом классе по литературе. Это очень похоже на Раскольникова из «Преступления и наказания», возомнившего себя Наполеоном и посчитавшего, что он имеет право решать, кому нужно жить, а кому — нет. Он тоже захотел изменить мир, но ему для начала нужно было убить ни в чём не повинную старуху. Не думаю, что тех, кто будет владеть машиной времени, не постигнет соблазн вмешаться в историю с другими целями, не такими благородными, о которых вы сейчас говорите.

— А вы философ, юноша, — усмехнувшись, сказал высокий. — Ваша компания мне начинает нравиться. Даже жаль оставлять вас здесь.

— Так в чём же дело? Не оставляйте.

— Как говорят наши друзья французы, 'a la guerre comme 'a la guerre — на войне как на войне, мой друг, — скривился в усмешке похититель.

— Простите, что вмешиваюсь, — подал голос Саша, — но позвольте узнать, что стало с генетиком, который сбежал с «Фаэтоном»?

— На розыски этого сумасшедшего мы бросили все свои силы и в итоге выследили его, но наши люди, к сожалению, перестарались. Они преследовали его машину на трассе, дорога была скользкая, и генетик, вероятно, не справился с управлением. Машина слетела с дороги, бензобак загорелся и произошёл взрыв. Всё сгорело, вместе с водителем. Остался открытым вопрос: что стало с «Фаэтоном»? Уничтожил его генетик или прибор сгорел в машине? Мы предполагали что-то третье. И, как выяснилось, были правы.

— Как же вы узнали, что мы воспользовались машиной времени? — спросил Ваня.

— Есть специальный прибор, который улавливает волны, сгенерированные машиной времени. Своего рода радар. Его наши специалисты сделали сразу после похищения «Фаэтона».

— А-а… понятно, — протянул Саша. — Я так и думал. Короче, запеленговали нас.

— К сожалению, если бы мы в своё время поставили какой-нибудь «маячок» на «Фаэтон», то… Сами понимаете. Проблемы не возникло бы. А так жди, пока какой-нибудь умелец включит прибор. Но, как говорится, знал бы, где упасть — соломку подстелил.

— А как вы определили эпоху, куда нас отправила машина времени? — спросил Саша и сам же попробовал на него ответить. — Радар уловил частоты волн, сгенерированных «Фаэтоном». Так? А потом вы эти параметры ввели в свою машину времени и оказались в той же эпохе и в том же месте, что и мы.

Высокий мужчина хмыкнул и удовлетворённо кивнул.

— Да, мне эта компания нравится всё больше и больше. Вы совершенно правы. К сожалению, выловить мы вас могли только в прошлом. Поэтому и последовали за вами. Здесь найти вас было нетрудно. Но захватить — гораздо сложнее.

— А откуда вы знаете язык этой эпохи? Вы что, полиглоты?

— Вы думаете, мы только раз побывали в прошлом? — всё больше увлекаясь разговором, усмехнулся мужчина. — Мы работаем над шкалой времени. Посылая испытуемого в его прошлую жизнь, мы тщательно записываем набор волн, которые генерирует машина времени. Возвращаясь, объект докладывает, в какой эпохе и в какой стране он был. Все данные мы вводим в компьютер, формируя базу данных. Это касается, в том числе, и языков. Нам, конечно, предстоит ещё много работы, в шкале времени ещё много пробелов, но они со временем заполнятся. Ко всему прочему, зная основную тенденцию изменения волновых параметров, можно на компьютере составить программу, которая автоматически заполнит пробелы в шкале. Что касается вас, то это была самая простая задача.

— Почему? — удивился Ваня.

— Потому что в этой эпохе уже побывали. Правда, чуть раньше. Кстати сказать, это был ваш сумасшедший генетик. Посмотрев на параметры радара, мы сразу поняли, куда вас забросило. Нам оставалось только подготовиться к операции. Мы изучили политическую обстановку этой эпохи, подобрали одежду, подготовили документы, чтобы беспрепятственно передвигаться по стране, и «методом погружения» изучили язык. Это заняло у нас совсем немного времени. В нашем распоряжении были лучшие специалисты.

Ребята в изумлении смотрели на своего собеседника. «У них всё под контролем, — думал Саша. — Вряд ли мы их сможем уговорить отправить нас в наше время».

Похититель был явно доволен тем впечатлением, которое произвёл на молодых людей. Он смотрел на них снисходительно, на его губах играла улыбка. «Хорошие ребята, — думал он. — Жаль, что они останутся в этом невежественном и жестоком мире. Но приказ есть приказ. Мы должны вернуть „Фаэтон“ и документы, а „несанкционированных путешественников во времени“ оставить здесь. Они слишком много знают. Интересно, правду ли они сказали, что нашли „Фаэтон“? Если да, то где документы? Почему их не было в сумке? Может, этот чокнутый генетик их уничтожил? А может, и нет… Документы так же важны, как и сам „Фаэтон“. По ним можно сделать точно такую же машину времени. Да… про документы придётся выяснить… Но всё же они опасные свидетели, их нельзя возвращать в наше время… И всё-таки жаль их». Мужчина вздохнул и обратился к ребятам:

— Итак, я удовлетворил ваше любопытство? А теперь давайте «Фаэтон» и документы и можете идти на все четыре стороны.

Ребята переглянулись. Дальше тянуть время было бесполезно, но Саша решил попробовать:

— А может, всё-таки вы нам разрешите вернуться в наше время?

— Вы слишком много знаете, — сказал высокий.

Коротышка стал уже терять терпение:

— Да что ты с ними церемонишься? Ну-ка, быстро давайте сюда прибор! — грубо выкрикнул он.

Саша полез в сумку, и тут…

На улице послышался какой-то шум. Похитители тревожно переглянулись. В пещеру вбежал разбойник со шрамом:

— Рыцари захватили лагерь! — выкрикнул он.

— Что?! — закричали высокий и коротышка в один голос.

— Они отрезали наших людей от пещеры, — с волнением произнёс он. — Надо убираться быстрей через другой выход. Несколько наших людей вырвались из лагеря, и теперь защищают вход в пещеру от рыцарей.

Действительно, с улицы доносился звон мечей и крики.

— Да откуда эти рыцари взялись?! — выкрикнул коротышка.

— Не знаю. Из ворот замка никто не выходил. Кроме этих, конечно.

И разбойник ткнул пальцем в сторону ребят.

— Провести нас хотели, — злобно произнёс коротышка. — Мерзавцы! — Он повернулся к своему приятелю: — Говорил же тебе, нечего с ними церемониться.

Монсегюр. В огне инквизиции

И двинулся в сторону ребят:

— Быстро давайте прибор! Иначе убью вас. — Он вытащил нож. — Чёрт, надо было взять с собой пистолет.

Коротышка выругался. Перед «полётом» в прошлое хронопилотам запретили брать любое огнестрельное оружие. Причина была проста: его ещё не изобрели в этом веке. А правило номер один Секретной лаборатории гласило, что вмешиваться в историю нельзя. Особенно привносить туда предметы, которые ещё не изобретены.

— Отбери у них сумку! — крикнул коротышка разбойнику со шрамом.

Тот бросился к ребятам. Саша и Ваня побежали вокруг озера. Но разбойник уже огибал его наперерез им, а коротышка заходил с другой стороны. Друзья оказались в ловушке. «Надо было пробиваться к выходу», — в отчаянии подумал Иван.

Но тут Аня неожиданно для всех бросилась к коротышке и со всего маху столкнула его в озеро. Разбойник, растерявшись, застыл в нерешительности. Он не знал, что делать — вытаскивать из воды своего сеньора или бежать за ребятами. Воспользовавшись замешательством, друзья метнулись к выходу.

И тут на их пути возник другой похититель, тот, что высокого роста. Саша кинулся вперёд, пытаясь сбить его с ног, но тот спокойно отошёл в сторону. Путь был свободен. Ребята кинулись наружу и услышали, как высокий крикнул им вдогонку:

— Счастливого пути! Я надеюсь на ваше благоразумие! Встретимся на родине!

Выбежав из пещеры, ребята сразу окунулись в водоворот сражения. Повсюду слышался лязг металла, раздавались отчаянные крики раненых. Воздух был пропитан смертью, ненавистью, страхом и всеобщей эйфорией победы над врагом. Иван подбежал к лежащему на земле в луже крови разбойнику и выхватил из его рук меч. Лицо Оболенского раскраснелось от возбуждения, глаза блестели. Саша встал перед ним.

— Ты сможешь убить человека? — спросил он, глядя прямо в глаза другу.

Иван на секунду опешил.

— Убить человека? — повторил он.

И, будто испугавшись этих слов, опустил меч.


Когда всё закончилось, рыцари собрались возле пещеры. Один их них взобрался на самый верх скалы и, достав из-за пояса рог, протрубил сигнал победы.

Саша, Аня и Иван стояли немного в стороне.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Саша у девушки.

— Для варёного рака всё худшее уже позади, — попыталась отшутиться Аня.

Саша улыбнулся. Раз шутит, значит, всё в порядке.

— Послушай, Саш. — Она внимательно смотрела на перевязанную руку Ветрова. — Что с тобой случилось?

— А, ничего… ерунда.

Он убрал руку за спину.

— Бандитская пуля, — буркнул Оболенский.

— Дай, я посмотрю! — потребовала Аня.

Саша покорно протянул руку. Она размотала платок — её платок, тот, что она дарила ему перед отъездом. Это было так трогательно. Ане стало даже как-то неловко. Порезы оказались неглубокими, но требовали обработки.

— Обещай мне, что в замке пойдёшь к той старухе-знахарке, помнишь? Она дала нам чудесную мазь после этих жутких испытаний, когда нас кололи иглами.

— Обещаю, — сказал Ветров и покраснел, как рак.

Затем ребята стали расспрашивать Аню о том, что произошло с ней после похищения. Аня тяжело вздохнула — ей совсем не хотелось об этом вспоминать, — но отказать друзьям она не могла.

— Это был как страшный сон наяву, — начала она.

Но тут кто-то подошёл к ней сзади и дотронулся до руки. Аня вздрогнула от неожиданности и обернулась. Перед ней стоял Анри. Он улыбался…

Она не верила своим глазам. Он жив! Слёзы радости покатились по щекам. От волнения она не могла произнести ни единого звука. Её взор с молчаливой лаской скользил по его лицу, чёрным кудрям, выбившимся из-под шлема… Да и зачем слова? Они были не нужны, потому что он слышал, о чём она молчала. Весь мир для них будто перестал существовать. Они смотрели в глаза друг другу и видели там лишь своё отражение. И бесконечное счастье.

Оболенский и Ветров наблюдали эту молчаливую сцену, открыв рот от изумления, пока Саша, дёрнув Ивана за рукав и тяжело вздохнув, не сказал:

— Пойдём к рыцарям.

Лицо Оболенского передёрнулось болезненной гримасой. К такому он не был готов.

Опустив голову, Иван поплёлся за другом, тихо прошептав:

— Так она на меня никогда не смотрела.

Монсегюр. В огне инквизиции


Глава 24 Ультиматум | Монсегюр. В огне инквизиции | Глава 26 Прощание







Loading...