home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 22

Похищение

Декабрь 1243 года. Лангедок. Замок Юссон


Монсегюр. В огне инквизиции
Почти целый день Анри и Аня провели вместе.

Провансальский язык,[124] на котором говорил Анри, был очень певучий. Его по праву называли языком поэтов и трубадуров. Баллады и поэмы старались писать именно на нём, поскольку он был наиболее литературно развитым языком. Называли его по-разному: proensal, lemos'i, lenga d'oc — что отражало его полидиалектное происхождение. В частности, в этом языке присутствовали многочисленные фонетические варианты одного слова. Поэзия трубадуров служила образцом для поэтических школ Испании и Италии. На провансальском были созданы и первые романские грамматики.

У Ани была врождённая склонность к языкам, они давались ей легко, поэтому, проведя целый день с Анри, она уже начала потихоньку разговаривать с ним. Конечно, это были только первые шаги, но огромное желание понимать человека, который любит тебя и к которому ты сама небезразлична, открывали поистине фантастические возможности.

…Когда небо померкло, и одна только пурпурная полоска горела на закатной стороне, бросая огненные отблески на горы, они расстались. Но лишь до утра. Завтра они снова встретятся.

Монсегюр. В огне инквизиции

Солнце бесцеремонно заглянуло в окно, осветив лицо спящей девушки. Она открыла глаза. В утренних лучах клубилось множество маленьких пылинок. Аня долго наблюдала, как свет играет с ними. Вспомнила вчерашний день, улыбнулась. «Жизнь прекрасна», — подумала она. Но вдруг одёрнула себя. «Я тут веселюсь, а Саша и Ваня подвергают свою жизнь опасности. Что сейчас они делают?» Если бы она знала, что этой ночью пришлось пережить Саше, она бы, наверно, ужаснулась.

Но в средневековье не было мобильных телефонов. Поэтому Аня, отогнав плохие мысли, быстро встала с кровати, оделась и позвонила служанке.

Когда она завтракала, прямо под окнами раздалось ржание лошадей. Она выглянула наружу. Там стоял Анри, держа под уздцы двух осёдланных коней. Увидев её, он заулыбался и помахал рукой.

Вчера они договорились ехать на конную прогулку за пределы замка: Аня пожелала осмотреть окрестности. Анри попытался отговорить её, сославшись на неспокойную обстановку в округе, но девушка и слышать ничего не хотела. Желание Дамы — закон для рыцаря.

Выйдя на улицу, она вдохнула морозный воздух, ощутила холод лёгкого ветерка и тепло солнечных лучей. Жизнь была прекрасна. Эта мысль посетила её уже второй раз за это утро.

Аня и Анри выехали за территорию замка и оказались перед огромным полем. Где-то впереди виднелись скалы и густой пихтовый лес. Сначала ехали шагом, осматривая окрестности. Но потом, в какой-то момент, Ане захотелось помчаться по необъятному полю, наслаждаясь свободой. Она крикнула Анри:

— Вперёд!

И подняла коня в галоп. Аккуратно убранные волосы красиво взметнулись — ветер игриво разметал их по плечам. Всё вокруг будто закружилось. Захватывающее чувство восторга и свободного полёта полностью поглотило девушку. Холодный воздух резал щёки, но это было даже приятно. Слышалось только дыхание лошади, стук копыт… И движение…

Анри, не отставая, нёсся рядом. Через некоторое время кони устали. Пришлось замедлить темп.

— Поедем туда, — Анри указал на небольшие скалы замысловатой формы, видневшиеся впереди. — Я покажу, где живёт Эхо.

— Кто живёт? Что это — 'echo?[125] — не поняла Аня. Этого слова она ещё не выучила.

— Увидишь. Тебе понравится, — улыбнулся Анри.

Теперь они ехали медленно, любуясь окружающим ландшафтом. Вокруг было необыкновенно красиво. Скалы, большие и маленькие, возвышались среди густых зарослей тамариска и рододендрона, среди буковых и сосновых рощиц. Эти маленькие горы с замысловатыми разломами были разбросаны на местности хаотично. Казалось, будто какой-то великан ради скуки сильной рукой раскидал их в разные стороны, а потом вдавил в землю так, что у подножий образовались холмы и овраги причудливой формы.

— Пиренеи — красивое место, — сказала Аня, оглядываясь по сторонам.

— Да, чудесный край. Он назван в честь красавицы Пирены, дочери царя бебриков.[126]

И Анри принялся увлечённо рассказывать Ане эту историю, а она слушала, стараясь понять как можно больше.

Когда Геракл похитил с острова Эрифеи стадо Гериона, он был принят в доме Бебрика, царя бебриков. Геракл соблазнил его дочь Пирену, но не взял с собой. Та, боясь гнева отца и тоскуя о Геракле, покинула родной дом. Она убежала в горы. Дикие звери, обитающие в горах, набросились на беззащитную девушку. Она кричала и громко звала Геракла. Но тот подоспел слишком поздно. Пирена была уже мертва. Геракл заплакал. В отчаянии он громко выкрикивал имя Пирены. От его плача содрогнулись горы, и по всем утёсам и пещерам пронеслось эхом имя девушки. Оплакав несчастную, Геракл похоронил её. Но имя Пирены не забыто, потому что её именем названы величественные горы.

В центре пещеры Ломбрив есть озеро, посредине которого возвышаются три известковых сталагмита[127] — «Трон царя бебриков», «Гробница Бебрика» и «гробница Пирены». На «Гробницу Пирены» непрестанно струится вода, будто гора оплакивает несчастную царскую дочь. Со стен и потолков причудливыми формами свисают «окаменевшие одежды», которые Пирена любила носить при жизни. В глубине пещеры открывается глубокая пропасть, на краю которой вырос сталагмит в форме палицы. Его называют «Надгробием Геракла»…

Кое-что Ане удалось понять из рассказа Анри. О чём-то она просто догадалась, потому что Анри подкреплял свои слова жестами и даже рисунками на снегу. Это было даже забавно.

Наконец всадники подъехали к одной из скал и спешились. Привязав коней к дереву, Анри подвёл девушку ко входу в пещеру. Свет проникал туда через трещину в своде, поэтому внутри всё было хорошо видно.

Войдя, Аня стала оглядываться. Пещера оказалась достаточно большой. На одной из стен были нацарапаны какие-то знаки, сделанные, вероятно, древними людьми. Аня принялась с любопытством разглядывать их, а когда обернулась, Анри нигде не было. Что за шутки? Или не шутки? Сразу накатил страх. Может быть, он привёл её сюда, чтобы бросить здесь одну? Или убить? Она стала опасливо оглядываться вокруг. Никого. И вдруг она услышала, как кто-то крикнул её имя:

— Анетта!

Именно так она представилась Анри. В ту же минуту эхо, подхватив её имя, многократно повторило его, разнося по всей пещере.

Анри крикнул ещё раз. Эхо послушно вторило ему, разливаясь многоголосьем по всем уголкам своего каменного дома. Аня рассмеялась. Она заметила Анри: тот стоял совсем рядом, прячась в укромной нише.

— Так вот кто здесь живёт, — сказала она. — Эхо — echo. Оно невидимое, но оно… partout.[128]

Анри отрицательно покачал головой.

— Нет? — удивилась она и выкрикнула его имя: — Анри!

Эхо не ответило. Аня повторила ещё раз. Никакого результата. И тут снова Анри отрывисто произнёс: «Анетта!», и эхо, будто подчиняясь только одному хозяину, стало повторять и повторять её имя.

Аня улыбнулась. Она поняла, в чём дело. Дом Эхо был только в том месте, где стоял Анри. Недолго думая, она подбежала туда и шагнула в заветную нишу.

Там было тесно. Они стояли так близко друг к другу, что оба слышали, как бьются их сердца. Неведомая сила медленно уносила Анри в другой мир, мир счастья. Это было странное всепоглощающее чувство: многогранное, не вместимое в понятие времени. Его опьянял её неповторимый запах, завораживала волна исходящей от неё нежности. Анри боялся еле заметным движением, даже мыслью нечаянно нарушить возникшее ощущение неземного рая, где останавливается время и исчезает реальность… Только он и она… И больше никого… Их руки сомкнулись, а губы слились в жарком поцелуе. Всё вокруг растворилось и потеряло смысл, они оба находились в другом измерении, где только одно слово определяло их жизнь. И это слово — любовь.

Но тут вдруг какой-то внешний шум бесцеремонно вторгся в этот крошечный мир двух людей, сразу вернув их с небес на землю.

— Что это? — испуганно прошептала Аня и вышла из ниши, прислушиваясь.

Волшебный мир, таким чудесным образом открывшийся перед Анри, рассыпался. Этот посторонний звук напомнил ему о реальности, в которой так много зла. Он тяжело вздохнул и направился к выходу, осторожно потеснив назад хрупкую фигурку своей возлюбленной.

Снаружи доносилось ржание лошадей. «Плохой знак», — подумал Анри и обнажил свой меч.

— Тебе лучше остаться здесь, — ласково произнёс он, повернувшись к девушке, и сделал попытку улыбнуться.

Выйдя наружу, он внимательно огляделся и сразу заметил людей, притаившихся в зарослях тамариска.

— Кто вы такие? — крикнул Анри. — Убирайтесь отсюда, пока я не вспорол вам животы.

Грубый голос прохрипел из кустов в ответ:

— Отдай нам девицу и проваливай сам… благородный рыцарь.

Незнакомец сипло хохотнул.

Анри изменился в лице. Пальцы его с силой сжали рукоятку меча.

— Выходите! — крикнул он. — Нечего тявкать из-за кустов, как трусливые собаки.

— Мы не хотим тебя убивать, рыцарь. Повторяем, отдай девицу и убирайся подобру-поздорову.

— Ты, видно, не понял, кто перед тобой, — зло произнёс Анри. — Выходи и сразись со мной.

— Сам напросился, — помолчав, ответил незнакомец.

Из-за кустов вышли двое мужчин. В их руках поблёскивали мечи. Одеты они были неопрятно, свалявшиеся волосы торчали в разные стороны.

— Мне предстоит драться с рутьерами? — поморщился Анри. — При других обстоятельствах я не стал бы пачкать меч вашей кровью. Вас следует выловить, как куропаток, и вздёрнуть на виселицах.

Аня опасливо выглянула из пещеры. Увидев, как двое головорезов весьма крепкого сложения и омерзительной внешности, выхватив мечи, в ярости бросились на Анри, она закричала и закрыла руками лицо.

Звон оружия показался ей оглушительным. Лицо Анри было спокойно, он отбивал удары чётко и профессионально. Затем стал атаковать, тесня противников к соседней скале. Один из них попытался обойти рыцаря справа, но Анри ловким движением сбил его с ног. Пока тот поднимался, второй головорез получил сокрушительный удар в плечо. Казалось, победа близка, но неожиданно из-за скалы, к которой Анри теснил нападавших, выскочили ещё двое.

Аня стояла бледная, как полотно, и наблюдала за развернувшейся битвой. Когда она увидела ещё двоих, сердце её заколотилось с неистовой силой. «Анри не справится», — мелькнуло у неё в голове. Решение пришло быстро. Надо отвязать коней и подвести как можно ближе к нему. Надо бежать. Она кинулась к дереву, возле которого они оставили лошадей, и торопливо стала отвязывать поводья. Но, мельком обернувшись, увидела, что один из бандитов подобрался к Анри сзади, а рыцарь в пылу сражения этого не замечает.

Аня бросила поводья. Надо что-то делать! Всё произошло мгновенно. Взгляд её наткнулся на тяжёлую суковатую палку, валявшуюся на земле. Подхватив её, она подскочила к разбойнику, уже занёсшему меч, и изо всех сил с размаху стукнула его по голове. Тот покачнулся и рухнул на землю. Анри в это время ранил ещё одного бандита, выбив у него из рук меч. Ещё примерно пара минут отчаянного боя — и головорезы ретировались.

Анри, тяжело дыша, смотрел им вслед. Когда они скрылись из виду, он убрал меч в ножны и подошёл к Ане. Та так и стояла с палкой в руке, безумными глазами глядя на распластавшееся тело с пробитой головой. Взяв из её рук палку и отшвырнув в сторону, Анри крепко прижал к себе девушку.

— Всё хорошо, — тихо произнёс он.

Аня, уткнувшись ему в плечо, заплакала. Затем резко отстранилась и показала на лежащего разбойника:

— Я убила человека.

Хотя слова были сказаны по-русски, Анри понял их смысл. Он подошёл к телу и пнул его ногой. Разбойник застонал и пошевелился.

— Тебе жалко этого головореза? — удивлённо спросил он Аню.

— Нет. Но я никогда не…

Она не знала как произносится слово «убивать». Анри понимающе кивнул головой и подсказал:

— Tuer, — затем, бросив презрительный взгляд на разбойника, добавил: — Il l'a bien m'erit'e.[129]

Анри взял Аню за плечи и повёл к лошади. Посадив её в седло, остановился у своего коня и на мгновение прикрыл глаза. Аня в недоумении взглянула на него. Он был бледен.

— Что случилось? — встревожено спросила она и вдруг заметила большое тёмное пятно крови на его рукаве. — Ты ранен?

Анри улыбнулся, но улыбка вышла грустной. Он быстро достал платок и перетянул раненую руку.

— Надо ехать, — махнул он головой в сторону замка и сел в седло. — Иначе эти головорезы могут вернуться с подмогой. Неизвестно ведь, сколько их.

Последние слова он сказал сам себе, так как Аня вряд ли поняла бы его.

Они пришпорили коней и поскакали к замку. Аня ругала себя последними словами за то, что вытащила Анри на эту прогулку. Теперь он ранен. Из-за неё. Рыцарь же думал о том, что выкрикивали разбойники, прежде чем вступить в драку. «Им нужна была Анетта. Зачем? Просто поразвлечься? Не похоже. Деревенских крестьянок вполне достаточно в округе. А здесь — знатная дама, за это можно поплатиться жизнью. Странно всё это. Хотя чёрт их разберёт, этих головорезов. Совсем страх потеряли. Везде творят такие бесчинства! Им хоть барон, хоть крестьянин — всё одно. Надо будет облаву на них устроить».

Они ехали быстро. До замка оставалась приблизительно половина пути, когда Анри краем глаза заметил какое-то движение сзади и обернулся. Со стороны скал приближалось порядка десяти всадников. Они неслись по полю прямо в их сторону. Аня, бросив взгляд на Анри, увидела, как изменилось его выражение лица, и тоже обернулась. Ужас застыл в её глазах.

— Скорей! — крикнул рыцарь.

Он понимал, что с раненой рукой не одолеет десятерых. Хлестнув коней, они помчались по полю. Преследователи медленно настигали их. Аня то и дело оборачивалась. В какой-то момент она не заметила впереди небольшой ров. Лошадь легко преодолела препятствие, но девушка не смогла удержаться в седле и упала на мокрую землю. В глазах у неё потемнело…

Анри, увидев, что случилось, развернул коня, подъехал к Ане и спрыгнул с лошади. «Жива», — облегчённо вздохнул он, наклонившись над девушкой. Аккуратно подняв на руки, он понёс её к своему коню.

Тем временем всадники уже приближались к беглецам. Анри не успел дойти до лошади буквально полшага. Вооружённые люди окружили его плотным кольцом.

— Что вам нужно? — спросил рыцарь.

— Нам нужна она, — произнёс один из них и указал рукой на Аню.

— Зачем?

— Не твоё дело, — грубо ответил всадник.

В это время Аня открыла глаза. Анри поставил её на ноги и спросил, как она себя чувствует. Но Аня ещё не вполне понимала, что происходит. У неё сильно болела голова. Сделав шаг, она пошатнулась, оперлась о его руку и, обведя взглядом окруживших их всадников, испуганно взглянула на Анри. Вооружённые люди не были похожи ни на крестоносцев, ни на рыцарей. На их плащах вообще не было никаких знаков отличия. Одежда была груба и больше напоминала одежду тех разбойников, что напали на них у скалы.

«Кто они такие? Чего хотят?» — подумала она.

Всадники молча спешились и обступили беглецов. Девушка, испугавшись ещё сильнее, прижалась к Анри. Один из рутьеров, со шрамом через всё лицо и по возрасту гораздо старше остальных, немигающим взглядом уставился на рыцаря и жёстко произнёс:

— Мы не хотим тебя убивать. Отдай нам девицу и убирайся прочь.

Анри молча вытащил свой меч. Аня, ничего не понимая, изумлённым взглядом смотрела то на него, то на человека со шрамом.

— Ты что не понял, что тебе сказали? — разозлившись, гаркнул предводитель.

— Я буду драться с каждым, кто посмеет дотронуться до неё, — невозмутимо произнёс Анри.

Человек со шрамом расхохотался.

— Ты угрожаешь нам? Ну-ка, покажем этому напыщенному дурню, кто сильнее, — гоготнул он.

— Я вижу, что законы рыцарства тебе не ведомы, грязный рутьер. Настоящий воин дерётся один на один со своим противником. У тебя же целая свора головорезов за спиной. Ты, видно, трус!

Главарь рассвирепел:

— Кого ты назвал грязным рутьером и трусом? Я сейчас быстро вышибу из тебя мозги, недоносок.

— Давай, чего же ты медлишь? Покажи, на что ты способен, — Анри оттеснил девушку и взмахнул мечом.

Человек со шрамом зло расхохотался.

— Я не корчу из себя благородного рыцаря и обнажаю свой меч только в час настоящей нужды. Эй, ребята, пора проучить этого заносчивого нахала.

Разбойники вынули мечи из ножен и с усмешкой стали приближаться к Анри. Аня крикнула что есть силы:

— Помогите!

— Уберите девицу! — рявкнул человек со шрамом. — Она нам нужна живая.

Нападающие оттеснили девушку из круга. Анри приготовился сражаться. Его левая рука почти беспомощно висела вдоль тела, однако правая крепко сжимала меч.

Снова раздался звон металла…

Аня в отчаянии закричала:

— Стойте! Стойте! Вы же убьёте его!

И бросилась в толпу.

Чья-то тяжёлая рука оттолкнула её. Она упала на землю, закрыла лицо руками и заплакала навзрыд.

Вдруг её пронзила спасительная мысль. Надо бежать в замок и звать на помощь. Поднявшись с земли, Аня побежала в сторону крепости. Ноги почти не слушались её. Она всё время падала, спотыкаясь о кочки и бугры, но поднималась и бежала, бежала, выкрикивая на ходу: «Помогите!»

Башенный сторож протрубил в рог, и сразу за спиной Ани прекратился стук мечей.

— Догоните её! — крикнул человек со шрамом. — Надо убираться отсюда! В замке тревога.

Один из нападавших вскочил на коня и быстро нагнал беглянку. Схватив её крепкой рукой, он перекинул девушку через седло и бросился в обратную сторону…

Подъёмный мост со скрежетом опустился, и из ворот выехал отряд вооружённых воинов. Возле лежащего на земле рыцаря один из всадников спешился, а остальные пустились в погоню. Но неизвестные уже скрылись за скалами.

Воин наклонился над телом Анри и прислушался к его дыханию. Плащ и кафтан были в нескольких местах разорваны, из ран струилась кровь. Но рыцарь был жив. Он открыл глаза и тихо прошептал:

— Они похитили её…


В каминном зале тускло горели свечи. За большим дубовым столом сидели граф Раймонд Тулузский, граф Раймонд д'Аниор и хозяин замка Бернард д'Альон. Они молчали. Их лица были серьёзны и хмуры. С момента похищения прошло уже более трёх часов. Рыцари, бросившиеся догонять всадников, вернулись в замок ни с чем. Бернард д'Альон послал ещё один отряд на поиски похитителей. И сейчас они с волнением ждали вестей.

Дверь с шумом распахнулась, в зал вошёл запыхавшийся воин.

— Мы прочесали всю округу. Никаких следов. Не считая брошенной стоянки, там, за буковой рощей.

Граф Тулузский встал со своего места и прошёлся по комнате. Все молча смотрели на него.

— Как Анри? — через некоторое время спросил он.

— С ним всё в порядке, — ответил рыцарь. — Раны оказались неглубокими. Правда, он потерял много крови. Но скоро, я думаю, уже сможет встать.

— Хорошо, — медленно проговорил граф.

Усевшись, он стал постукивать пальцами по столу, размышляя о чём-то. Наконец снова обратился к рыцарю:

— Пошли наших людей в ближайшие деревни, может быть, они там что-то разузнают о похищенной девушке.

Рыцарь кивнул и вышел из зала.

— Итак, господа, можно сделать определённый вывод, что похищение было спланировано, — обратился граф к вельможам. — Тут что-то не так.

— Вы правы, граф, — сказал Раймонд д'Аниор. — Не думаю, что разбойникам девушка понадобилась для развлечения. После первой неудачной встречи с Анри они послали целый отряд. Да… Странно.

— Не кажется ли вам, господа, — вступил Бернард д'Альон, — что прояснить ситуацию смогут наши гости Иоанн и Александр? Может статься, что это они и похитили свою подругу. Так сказать, спланировали всё заранее. Зря мы позволили одному из них идти в Монсегюр. Неизвестно, что они задумали…

Наступило долгое молчание.

— Вы так думаете? — спросил наконец граф Тулузский.

Бернард д'Альон пожал плечами.

— Всё возможно.

— Да-а, любопытная история, — задумчиво произнёс граф. — Будет разумно послать нашего человека в деревню Коссу. К тому времени, как прибудет гонец, Александр с Эскотом уже должны вернуться из Монсегюра и быть в деревне. Если, конечно, всё прошло так, как мы и предполагали вначале. Если же чужеземцев нет — послать отряд на их розыск.

— А как же их Книга Судеб? — спросил Раймонд д'Аниор. — Неужели они решили бежать без неё? Я не верю в это.

— Так или иначе, — сказал граф Тулузский, — отправить рыцаря с письмом не мешает.

Все согласились с графом. Они изложили все последние события на бумаге и отправили воина с этим донесением к барону Мирепуа, который находился в деревне Коссу.

Монсегюр. В огне инквизиции


Глава 21 Красная роза | Монсегюр. В огне инквизиции | Глава 23 Сказание о Граале и доблестном рыцаре Персевале







Loading...