home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 491


В мае 1166 года, едва отправив за тысячу вёрст караван ярла Сигурда и князя Кестута, попинав процесс расселения и модернизации Радилова Городца и округи, я вытолкнул со Стрелки ещё один караван. Караванчик. Ма-а-аленький. В одну лодочку. Точнее - бермудину.

Мой "универсальный менеджер" Хоц не только организовал серийный выпуск ушкуев, но и довёл "до ума", с активным участием Дика, следующую "Ласточку" - "Чёрную".

Как я не стремился к повторяемости, но стоило только отвернуться и... "эффект второй системы" - всё, что откладывалось "на потом" при создании первого экземпляра - вбивается во второй. Плюс "мысли по поводу". Плюс "накопленный опыт эксплуатации".

По счастью Хоц, испуганный "планов громадьём", реагировал на хотелки Дика с задержкой. Я успевал перехватывать "благие пожелания", которыми, как известно, вымощена дорога сами знаете куда.

Рацухерирование, конечно, необходимо. Но в контролируемом и гармонизированном варианте.

Лодочка получилась... хорошенькая. "Пузы" на парусах - правильнее. И не оверкильнулась сразу, как "Белая Ласточка" - насчёт балласта мы уже сообразили.

Команду Дик собрал, обучил, обкатал. Проинструктировал и выдал матюгальник.

Подняли флаг с "голубым перекрёстком после сильного обрезания", посадили пассажиров и отправили. Поисковую партию. Тоже за тыщу вёрст. Но ближе - по Оке.

Забавная компания: два мальчишки - ученики из мари, мужичок из Пердуновки - рыбачок-любитель, бобыль из муромцев, двое литвинов из "Московской Литвы". И бывший "посол" из мещеряков. Которому я когда-то наручники надел, а не локти разбил как другим. Вдруг пошедший в рудознатцы.

Нормальный охотник обязательно видит характер почвы. Но смотрит более на живое. А этого парнишку повело, почему-то, в поиски минералов. Может быть потому, что сильным охотником он не был. А камушки - не убегут. Глаз у него - хороший, следопытский. Так получилось, что он покрутился и на рудных полях на Ватоме, и с поиском разных глин и песков. Долго гонял по полевому шпату - много надо было. Ему это занятие - охота на камни - пошло.

Повторю: я не знаю откуда у него такой интерес. Я не могу сходу, на взгляд, находить в толпе приходящих новосёлов людей с подобными талантами. Но чётко понимаю: кабы этот юнец не пришёл ко мне - талант его умер бы. Среди охотников-мещеряков талант геолога - не нужен.

Я ничего не сделал, только дал ему возможность. Одну из многих. И талант - проявился.

Дидро писал: "Гении падают с неба. И на один раз, когда он встречает ворота дворца, приходится сто тысяч случаев, когда он падает мимо".

Вот как бы этих "сто тысяч случаев, когда... мимо" - по-уменьшить?

Меня, временами, приводит в бешенство мысль о том, что в окружающих лесах и полях живёт масса подобных мальчишек. С таким или иными талантами. Которые никогда не проявятся.

"Видимо, во мне умер поэт. И с каждым днём все сильнее пахнет".

Таких, с "умершими внутри" - вокруг полно.

Жалко.

Но этот-то - попал. Правда - не в "ворота дворца". А - "в лапы Зверя Лютого".

Недавно я старательно читал ему своё описание магнетита. Что вспомнилось:

"Чёрный. Блеск - металлический, но бывает жирно-смоляной или матовый. Излом раковистый или неровно-ступенчатый. Может изменять показания компаса: стрелка показывает на магнетит. Может истираться в песок, не теряя магнитных свойств".

Вот, по сути и всё. Почти.

"Как называется прибор для обнаружения скрытой электропроводки? - Перфоратор".

У меня - ни электропроводки, ни перфоратора. Но "прибор для обнаружения" - имеется.


***


"Дети интересуются откуда всё берётся. А взрослые - куда всё девается".

У меня подход к жизни - "детский", интересно - "откуда". Тут конкретно - железо.

Ответ общеизвестен, "это ж все знают!" - из руды. - Ага. А из какой?

Чисто для знатоков. Железо содержат многие минералы. А выплавляют его из четырёх:

- магнитный железняк (магнетит) - более 70% Fe в виде магнетита Fe3О4 (пример: Курская магнитная аномалия)

- красный железняк - 55-60% Fe в виде гематита Fe2О3 (пример: Курская магнитная аномалия, Криворожский бассейн)

- бурый железняк (лимонит) - 35-55% Fe в виде смеси Fe2O3-3H2O и Fe2O3-H2O (пример: Керченское месторождение).

- шпатовый железняк - до 40% Fe в виде карбоната FeCO3 (пример: Бакальское месторождение)

Магнетит и гематит на Русской платформе лежат глубоко, шпатового железняка - вообще нет.

Мне нужен магнитный железняк. Потому, что из него железо лучше - чище, стабильнее, чем из болотной руды. Но, конечно, про Лебединский ГОК - и мечтать нечего.

О ГОКе мечтать - бестолку. А взять магнетит - можно. "Лежит глубоко" - правда. Но не вся. Надо знать. Где искать и как он выглядит.

Повторю: никто на "Святой Руси" не знает про магнетит. Даже увидев его - пинают ногами.

А вот у меня, ещё с Пердуновки, есть магниты. Компасы, детали "электрошокера чемоданного типа"... Как там в громоотвод на трёхэтажном тереме молнией шандарахнуло... Я ж про это уже...

Намагниченный стерженёк на ниточке - главный "фигурный болт" моего рудознатца. У других - такого нет. Цвет, блеск, излом... вспомогательно. "Кристаллы октаэдрического и ромбододекаэдрического облика"... чисто для общего развития.


***


С такой базой - вперёд.

-- А идти тебе вверх по Оке. До городка Серпейска, что при устье реки Нары. А оттуда ещё вверх по Оке полста вёрст. Покуда не найдёшь с левой стороны Оки на плоском берегу речку Каширку. От Серпейска по берегу смотреть внимательно. Выглядывать глыбы каменные. От Каширки - иди на другой берег. И ходи там прямо на юг. Да смотри по сторонам. Идти тебе так до речки, что зовётся Упа. До городка, Тулой прозываемого.

Команда и ближники смотрят на меня недоверчиво. Чи е там Упа, чи ни?

-- Искать тебе выходы руды железной, в глыбах каменных, что открыто лежат, и жилы, под землёй схороненные. Взять с тех мест камни для показу, да указать - с какого места взято, да много ли там такого камня, да что за местность там. Удобно ли строения поставить, близко ль к рекам вывозить. Чертёж земли той нарисовать да словами описать.


***


Каширско-Серпуховской регион (с присоединившейся к нему в конце XVI в. Тулой). Славился обилием и легкодоступностью высококачественных руд. По С. Герберштейну, под Каширой "даже и на ровном месте добывается железная руда". Речь идёт о глыбовой наземной руде, которая отличалась от широко распространённых болотных руд низким содержанием фосфора.

В центрах производства железа в северной России (Каргополье, Карелия, Устюг) в XVI в. зафиксирована в сообщениях иностранных путешественников, как особое качество местного металла, его ломкость. Это - от использования болотных и луговых руд с повышенным содержанием фосфора. Фосфор препятствует науглероживанию и повышает хладоломкость.


***


-- Господине! А на что это? Положим, найдёт он эту... руду каменную. И чего? Домницы там ставить? Так ведь людей нет, земля чужая, глины крепкие искать надо...

-- Это заботы решаемые. Мда... Однако мы их решать не будем. Не домницы поставим, а только рудник да пристань. Трудники будут руду копать-собирать, дробить, просеивать да промывать. И барками по Оке гнать сюда. Где у нас уже добрая домна стоит.

-- Дурость же! Никто так не делает! Варницы ставят там, где руда есть! А иначе ж что? Иначе ж - таскать! За тридевять земель. Золотое железо-то получится!

Хорошие у меня мужики. Думающие, заботливые. О казне моей заботятся. Они правы: все железоделательные производства строятся возле месторождений железной руды. На "Святой Руси" таких аж два, на лимонитах в Волынском княжестве. Сходно, вблизи полей болотной руды, ставят варницы и в других местах. Откопали, перемололи, загрузили, выплавили. Таскать меньше. Так делают все, столетиями.


***


"Это ж все знают!". Включая бесчисленное количество попаданцев в разные эпохи.

Да вот беда: я знаю не только "это".

Знаю о сдвоенных новгородских варницах в городе. В самом Новгороде - руды нет, собирали за сотни вёрст. А печки - были. Как в Рязани - была прямо у городских ворот. Как в Устюжне - печки в городке, а болота с рудой - за десятки вёрст.

На острове Эльба - крупнейшем римском центре по производству железа - леса были вырублены ещё во времена Республики. Добытую на острове руду перевозили в Популонию, расположенную рядом с богатыми лесом Лигурийскими горами.

Старейшая из действующих в 21 веке в Европе промышленных фирм - Fiskars - начиналась с домны в устье одноимённой финской речки. И работала на железной руде, добываемой на территории Стокгольма.

В числе основных признаков империализма по Ленину:

"... вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение".

"Империализм способствует стиранию национальных и территориальных границ, воздействует не только на экономику и политику, но и на культуру, образ и стиль жизни, идеологию и т. п...".

Квинтэссенция попаданского прогрессизма! Потому что сейчас вот это всё: границы, национальности, государства, экономика, политика, культура, образ жизни, идеология... - средневековые! Им место - в горниле истории. В смысле: гори оно огнём! Или будем отстаивать исконно-посконное право вятичей воровать себе девок на водопое? Как оно описано в ПВЛ.

"Ванька-империалист"? - Хорош лаяться! А вообще-то... "против правды не попрёшь" - каждый попандопипец - империалист. Ибо экспортирует капитал. Свой. Интеллектуальный. Не товары.

"Вывозим капитал" - строим рудник. А на всякие границы - наплюём. Будут мявкать - дадим в морду. "Калаузним" до нуля. Империализуемся.

Теперь посмотрим на "это", которые все знают, с точки зрения выплавки железа.

Для процесса нужны несколько вещей: воздух, руда, уголь, печка, мастера, потребители, инвестиции.

Воздух.

Воздух есть везде.

Руда.

Руду берём хорошую. Среди ныне известных - из наилучших. Но - дорого далеко тащить.

Оптимизируем: обогащение - примитивно, делаем на месте, объём (и транспортные расходы) сокращаются на четверть.

Смотрим детали. Это где - "дьявол спрятанный".

Транспортировка идёт вниз по Оке. Набили учан, посадили пару кормщиков и пустили себе по течению. Речка-то сама несёт. Вёрст пять в час, 120 - сутки. От дальней точки - устья Упы - до Всеволжска 1200 вёрст. За 10 дней пара работников приволокут тысячу-полторы пудов. Если, конечно, дорогой негораздов не будет. Мелей там, татей речных, начальников жадных...

Мели... ставить лоцманскую службу, чистить реку. Татей - выбить, начальников - урезонить.

Это - не "физика" это - "политика". Функция тамошних властей.

Власть на Оке - Рязанско-Муромский князь Живчик. Он ко мне, к заботам моим... отзывчив. Да и ему польза будет от порядка на реке. Другой берег держит Андрей Боголюбский. Включая нынче Серпейск и Коломну. Он - праволюб, казнедел и законобдень просто по характеру. Тоже поддержит.

Проще: смогу чётко и обосновано запросить требуемую помощь по конкретной проблеме, типа - поставь вешки по фарватеру у Серпейска или, там, убери воров с Переяславля Рязанского - будет. А "глобальный замысел"... - а оно им нужно?

Годовой объём выплавляемого русского железа - десять-двенадцать тысяч пудов. Учан тащит полторы тысячи. Ну... будет 10 таких посудин. С расширениями, потерями, безудержным прогрессированием и мощением улиц чугунными чушками... два десятка лоханок. За год. Выкинь зиму, ледоход-ледостав... раз в неделю? И - не мгновенно, через годы.

Реализуемо.

Уголь.

Уголь древесный. Делают в моих "реакторах". Качественный. Менять его на продукцию каких-то где-то как бы углежогов с земляными ямами... Сбить качество металла - минимум. Ещё: потерять кучу полезных "сопутствующих товаров". И обезлесить ту часть правобережья Оки. Потом Московским царям придётся в тех местах лес восстанавливать. В оборонительных целях, для засек.

Со Степью у меня - хуже, чем у Троцкого: "Ни мира, ни войны, а армию распустить". А у меня - армия даже и не собрана. Распускать - нечего.

Так зачем же тамошний лес губить - загодя местность портить?

А вот на Верхней Волге - леса избыток. Там русский человек с лесом воюет. Выжигает, вырубает.

Помочь народу православному! Пусть люди с своей исконно-посконной "войны" - ещё и денежку получат! Пусть гонят дрова по Волге ко мне на Стрелку.

Снова: малой командой, вниз по течению. Без надрыва и трудовых подвигов.

Леса надо много. Угля против руды - минимум вчетверо, леса против угля, даже с "реакторами" - вчетверо ещё раз.

Три-четыре сотни учанов в год? - Не-а. Плотами. Дерево - и само плавает.

Пригонят плоты весной, по высокой воде, ниже Стрелки мы их растащим и дальше целый год, до следующего водополья, в удобное для нас время, потихоньку-полегоньку... делаем из них уголь и прочие полезные вещи.

Я снова нарушаю вековые, даже - тысячелетние стереотипы. Теперь в выжигании угля.

"Печи для выжига древесного угля целесообразно применять только там, где нельзя применить другой способ изолирования тлеющих дров от атмосферного воздуха".

Какай чудак такое написал?! Целесообразность определяется прибыльностью, а не изоляцией! Не "физикой", но "экономикой".

Капитальная печь, в отличие от "кустарных" покрытых куч, обеспечивает качество угля, снижает трудоёмкость, сводит к минимуму риск для жизни углежогов. Но строить капитальное сооружение, работающее "на дровах", обычно не имеет смысла - окружающие лесные ресурсы быстро истощаются. Углежоги переходят на другое место, где лес в изобилии, и продолжают там свою деятельность.

Возить - хоть дрова, хоть уголь - дорого. Но, поскольку, угля меньше, по объёму и весу, то лучше - уголь.

Деталь мелкая: это "лучше" - "при прочих равных".

Мораль? - "Из двух зол выбираем третье". Не надо возить! Пусть оно само приплывает.

"В конце XIX в., в заключительный период существования уральской древесноугольной металлургии, транспортировать дрова для обеспечения заводов топливом приходилось сплавом по реке, поскольку на заводах имелись печи для выжига угля".

"Приходилось" или "удавалось"?

Это, говорят - "крайне экономически низкая схема". Таскать уголёк откуда-нибудь типа Экибастуза на саночках - лучше? Или убить печку и руду барахлом из куч?

Забавно: основным ограничителем эффективности металлургии средневековья является не металлургия, не качество руды, температура плавки или режим дутья, а транспортные расходы. Не - как ты "супчик из мамонтятины" варишь и сколько соли кладёшь. Даже - не как ты того "мамонта" забил. А как ты его до своего "фигвама" дотащишь.


***


Помните, как старый чукча ругался?

-- Геолога глупая! Зачем медведя рано убил? Он так хорошо за нами бежал! Теперь сам к чуму тащить будешь!

Мои "медведи" - что руда, что дрова - сами к моему "чуму" прибегут.


***


Для меня важно качество угля. Потому что оно впрямую влияет на качество металла.

По Бажову:

"По нонешним временам, при печах-то, с этим попроще стало, а раньше, как уголь в кучах томили, вовсе мудрёное это дело было. Иной всю жизнь колотится, а до настоящего сорта уголь довести не может".

Я не могу позволить углежогам "всю жизнь колотится". Да и "реакторы" мои дают не только уголь.

Ещё: регулярные выплаты, новый источник дохода позволит втянуть жителей Верхней Волги в мои дела, в мой образ жизни, склонить к поддержке Всеволжска.

"Кто торгует - тот не воюет".

Потребители.

Тут три разных группы.

Первые, самые важные - мои. Мои люди, мои производства, мои бойцы. Мой город. Он должен быть железом сыт. Хорошим железом, сталью.


"Твой блеск, то нежный, то суровый,

Огонь и лед соединив,

Меняет пламенно-лиловый

На синий мертвенный отлив".


Вот этого - должно быть. Вдоволь. Поэтому - варить здесь.

Для моих - транспортировка минимальна.

Вторая группа - "Святая Русь". Этим железо доставлять - вверх по рекам. Тяжеловато будет... А сколько? 200 тонн, 12 тыс.пуд. - годовой объём рынка. Всея Святая Руси. Три железнодорожных вагона, 8 учанов. Со временем.

Не беда, проморгаемся.

Третья группа: "вниз по Волге-матушке".

В Волжской Булгарии - тысяч 700 жителей. В Саксине... со всеми подчинёнными и приданными - 30-50.

Не интересно. Один учан в год. Если пробьёмся на рынки.

Опять же - налоги. Мои люди будут пупки надрывать, тамошний "ушр" (десятину) платить, чтобы какой-нибудь огузский хан себе пару новых наложниц купил? Надо пробивать Волгу насквозь, входить, на моих условиях, в Табаристан. Вот там - да. Там халифат, там десятки миллионов потребителей...

Рано, Ваня, рано.

Остальное... Инвестиции, не в денежной, серебряными кусочками-кунами, а в натуральной форме: людьми, мастерами, жильём, хлебом для них - у меня здесь, на Стрелке. Промышленные и бытовые мощности - есть.

"У меня - всё есть" - я столько раз это себе повторял, что и не заметил, как получилось!

Мораль: всё тащить сюда, здесь делать, отсюда растаскивать.

"Слушайте сюда. Проистекать будет отсюда". И расплавленный металл - тоже.

Итого: нарушая, в очередной раз, "это ж все знают!", я сажаю производство не на месторождение, а в оптимальную, по моим нынешним условиям и физической географии, точку: транспортный узел, обеспеченный инфраструктурой. На Стрелку.

Почему сейчас? Почему раньше рудознатцев не посылал? Что у меня изменилось по сравнению с прошлым?

Во-первых, мастер дозреть должен. Прежде посылать некого было. Оно-то и сейчас... Что магнетит на Руси рудознатцы не только не ищут - просто не видят - я уже... Этот парнишка - пока тоже. Кому-то надо быть первым.

Во-вторых, весь этот проект, основанный на поставках железной руды - да хоть чего! - с Верхней Оки, при власти в Рязани Калауза был невозможен. Что и доказала "история с хлебным мытом".

Невозможны были и следствия: масштабная выплавка, "обжелезивание" "Святой Руси", скачок в орудиях труда, в производительности, сытости, снижении смертности, повышении качества жизни... миллионов людей.

Не "по физике", не по "исторической закономерности", а "по психиатрии", по свойствам двух конкретных личностей - меня и Калауза.

Не потому, что Калауз "плохой", а потому что он такой. Живчик - другой. Хотя оба - русские князья. Родственники: дядя с племянником.

Живчик относится ко мне иначе. Чисто случай - писыли мы с ним разок вместе.

Он уже понял, что со мной - лучше. Не только струе радоваться. Самое простое - выгоднее. "Палки в колёса" не ставит, наоборот - помогает. Не много. Но - не мешает.

В чистом виде - "роль личности в истории". В истории десятка миллионов жителей Русской равнины. В моей личной истории - точно.


***


Совет приказных голов, расширенный экспертом-рудознатцем и начальником партии - экс-рыболовом, тяжело думал. Одни - пытались понять и уложить в голове - как-то оно будет? "Сношали ёжиков", надеясь представить себе картинку: как камни откуда-то... с Каширы? - а где это? - совместятся с деревами из-под Ярославля... Попутно пройдя ряд превращений типа дробления, сплава, сухой возгонки...

Другие уже забросили это изнурительное мозго-напрягающее занятие и просто ожидали завершения совета. Разнежились под весенним солнышком.

Увы, я ещё не закончил, просыпайтесь, господа головы.

-- Теперь ещё одно. Вот такое видели?

Я вытянул из кармана и кинул на стол небольшой жёлтый камушек, кубик с ровными блестящими гранями, в сустав большого пальца размером.

-- Золото?! Ай!

-- Николай, я спросил "видели". А не - "щупали". Руками не трогать.

Николай зажал подмышкой руку, по которой я от души приложил своим берёзовым дрючком. Но глаз от кубика оторвать не мог. Как и все остальные присутствующие.

"Золотой будильник" сравним по эффективности с "колоколами громкого боя".

"Головы" - проснулись.

Даже обычно помалкивающий Терентий взволновался и спросил:

-- Так это... и взаправду золото?! Вот так, куском?! И с откудава?

Напомню: на "Святой Руси" нет ни своего золота, ни своего серебра. Ни рассыпного, ни самородного золота русские люди никогда не видали, только - изделиями. Жёлтое, блестящее, мягкое, тяжёлое.

Притомившийся от наших предшествующих металлургических рассуждений Ивашка, немедленно забурчал под нос:

-- Откудава-откудава... с оттудова. Со Зверем же Лютым живём. Он, ежели велит, то и ты, Терёха, яхонтами гадить будешь.

Мысль произвела впечатление. Картинка реализации упомянутого способа производства яхонтов, изумрудов, самоцветов, а там, чем чёрт не шутит, и диамантов... увлекла воображение общественности. Все внимательно по-разглядывали Терентия, от чего тот внезапно смутился.

Чарджи оторвался от гипнотизирования блестяшки и вопросительно уставился на меня. Даже Мара, которая обычно присылает своих замов - неудобно ей на лавку запрыгивать, а когда заходит - обязательно устраивает скандал с кем-нибудь, повернулась ко мне и почти вежливо сказала:

-- Ну.

Я просто не мог пропустить такую возможность! Столько трепетного ожидания во взглядах всей моей мичпухи и каморры! Горделиво осмотрел соратников и радостно сообщил:

-- Золото. Твёрдое. С Мокши принесли.

Уж на что у меня в ближниках народ бывалый, а и они ахнули.

Плохо дело. "Ведутся", поддаются на провокации. Золотой блеск - помороки забивает, глупеют мгновенно, меня не слышат.

Один Терентий сообразил:

-- Э... а как это - "твёрдое"?

Факеншит! Бюрократ скосоморденный! Ловит изменение лейблов. Слово на этикетке поменялось - сущность другая. Я ещё малость подурачиться хотел, а он обломал. Зануда.

-- Есть у нас золото деревянное, теперь будет золото твёрдое. А хотите - крепкое. Хотя зовут его "золотом дураков", или "кошачьим золотом". Ещё называют - пирит или колчедан.

Народ разочаровано выдохнул. Слов таких они никогда не слышали. Но смысл - "золото дураков" - поняли. "Не настоящее".

-- Да уж... а мы только... вроде как ты из дерьма золотишко...

-- Да я только тем и занимаюсь, что из всякого дерьма прибыль делаю!

-- А с этого чего? Заместо настоящего золота дурням втюхивать? Так побьют же.

-- "Заместо" - не надо. А вот в обмен - можно. Мы же "деревянное золото" продаём? Можно и "твёрдое золото" продавать. У вас-то у всех вон как глазки-то разгорелись. Богачество примерещилось. Ну и дать людям эту обманку. Прикрас разных наточить и продавать. Не как золото, а как "изделие из твёрдого золота". Только в сырости держать нельзя - в ржавчину превращается.

-- Чегой-то у тя, Воевода, золотов разных много. Такое, другое...

-- И чего? Я вам ещё и чёрное золото покажу, и белое, и зелёное...


***


Ребяты! Я ж с другой эпохи! У нас там этот лейбл на всякое... разное навешивают. У вас не только золота самородного, даже просто ассоциаций таких нет!

-- Мы из ЧК. Вы храните в квартире золото. Надо сдать.

-- Сара! Золотце, за тобой пришли.

Вы ж этого никогда не слышали!


***


-- А польза от него есть?

-- Есть, Потаня. Искрит хорошо. Стукнешь по нему сталью - искр больше, чем от кремня. Откуда и название, от греческого - "огонь".


***


Пирит - из самых распространённых минералов, на земле невозможно найти места, где бы он не встречался. И, тем не менее, на Руси его не используют. Не знают и не видят.

Мы не одиноки - испанские конкистадоры старательно отбирали у бедных инков их пириты, принимая за золото. Тем более, что инки и сами считали пирит священным камнем. Правда, не за "золотоподобие", а за зеркальные поверхности кристалов.

Один из персонажей Джека Лондона изображает из себя простака и продаёт "золотой молодёжи" в Нью-Йорке пластинки пирита, которые горняки использовали в качестве фишек в казино у себя на руднике на Диком Западе. Продаёт - по цене золота.

Средневековая французская знать называла пирит "альпийским алмазом" и украшала им свою одежду.

Здесь, в Центральной России, пиритов полно. Южнее, у Воронежа есть месторождение промышленного уровня даже для 21 века. Но мне туда нынче не дотянуться. А на остальном пространстве... либо глубоко, либо горсточкой. Вот, кто-то из мокшанских охотников подобрал где-то в лесу, а мои люди, которые подарки родне павших у Земляничного ручья воинов относили - углядели да выпросили. Просто образчик.

В горных породах осадочного типа пирит нередко замещает останки животных и растений. Образуются уникальные окаменелости: фрагменты древесины, раковины. В XIII в. в Швеции, пирит полностью заместил тело погибшего в шахте рудокопа. Процесс занял 60 лет.

Масса древних легенд о превращении разной органики в золото, вплоть до царя Мидаса, восходят к подобным историям?

На такие уникальности я не рассчитываю. И времени столько у меня нет. Для начала - хотя бы найти эти блестящие кубики.

Мне надо много. Да не на цацки! Хотя и это конечно...

Одно из названий - серный колчедан. Лет триста - основное сырьё для производства серной кислоты. Которая, как всем известно - "хлеб химической промышленности".


***


"Народ к разврату готов". Э... точнее - все проснулись, можно ставить задачу.

-- Вы идёте в Серпейск, который стоит в устье реки Нары. На Наре есть место, где такой камушек водится в изобилии. Надо найти. Возьми.

Парнишка-рудознатец осторожно, как настоящее золото, взял камушек, долго не мог сообразить - куда бы его убрать. Аж вспотел бедняга. А чего брать-то? Посмотрел - и ладно. Уж больно характерная вещь - глядя на зеркальные грани трудно поверить, что это естественное образование.

Насчёт мест... Их несколько, но точно мне не вспомнить. Придётся искать. Именно там, на Наре. Другие - далековато от магнетита. Если мальчишки-ученики окажутся толковыми - позже и туда пошлю.

В 1700 году царь Петр образовал Приказ рудокопных дел в Москве и две горные школы на Урале. Мне пока... рано. И Урала у "Святой Руси" ещё нет. Но двигаться в ту сторону - необходимо.


***


В 1718 году к Пётру обращаются дворянин Савелов и купцы Дмитрий и Данила Томилины, которые сообщают, что:

"в Московском уезде в дворцовых наших волостях во Гжельской и в Селинской изысках в земле и в речке Дарке во многих местах нашли купоросную руду", которая "для опыта варена, и вышло из оной из десяти пуд черной купорос, краска мумия, сера горючая; из помянутого купоросу сделано масло и дух купоросный, водка крепкая".

Дорка (Дарка) - левый приток Гжелки, которая приток Москва-реки, которая впадает в Оку. От нынешнего Кучково вёрст полтораста. Соваться моим туда... пока опасно: "Клязьменский караван" - не забыт. Лучше идти туда, где туземцы в той кровавой глупости с красными ленточками из Цыбиной юбки не участвовали.

Компанейщики просили разрешения на устройство завода "для размножения купороса", монополию на производство и запрет импорта. Что и было дано.

1 марта 1718 года получили царскую жалованную грамоту с позволением "... и для того им тамо, где такая руда найдена или впредь в которых иных местах изобретена будет, завести и построить потребные заводы...".

Импорт запретили, монополию дали. Не вечную: через 20 лет Берг-коллегия разрешила делать купорос Шеханину и Серебренникову, нашедшим серную руду в Костромском уезде Московской губернии.

Компанейщики прилежно "размножали" купорос, первые четыре года производили по 1300 пудов ежегодно.

Технология описана Ломоносовым:

"Купорос варят из желтого колчедана, в котором сера с медью или с железом смешана. Прежде его на огне обжигают, а потом на несколько недель на вольный воздух под дождь и солнце рассыпают.

И когда рыхл и ржав будет, то, размельчив, вымывают его в чистой воде, которую, как довольно устоится, сливают в чугунные котлы или великие глиняные карчаги; излишнюю воду вываривают, пока на верьху перепонка появится; после того выливают в плоские широкие чаны, в которых палочки наставлены.

И так в холодном месте садится купорос около палочек, и на дно хрусталиками.

Оставшуюся воду сцеживают, и с другим цельным купоросным щелоком смешав, опять вываривают, и так беспрестанно труд сей продолжают".

Нагревая купорос в чугунной реторте, добывали сернистый газ, который пропускали через воду, чтобы приготовить серную кислоту ("купоросное масло").

Железный купорос использовался в медицине и кожевенном производстве для чернения дублёных кож, приготовления чернил и красок, для получения, при реакции с селитрой, "крепкой водки" или азотной кислоты.

Завод на Дарке за полвека выработал своё месторождение и перешёл на колчедан, добытый на Москве-реке у села Хорошева Московского уезда, и на реке Наре, у села Каменского и возле деревни Слизнево Боровского уезда. Позднее использовали колчедан с берегов Клязьмы из Владимирской губернии.

В 1825 году профессор Московского университета И. Двигубский сообщал о колчедане в Московской губернии около Спасского источника в двух верстах от села Семеновского, в 80 верстах от Москвы и в 12 верстах от Серпухова.


***


-- От Серпейска вверх по Наре вёрст 12-15 пройти да смотреть по левому берегу. Не только по самой реке, но и вглубь от берега. Вёрст... несколько. Источник там должен быть. Родник какой-то... особенный.

Точнее координаты дать не могу - нет ещё тех населённых пунктов.

Ряд регионов для моих пока опасен. Поэтому Дарка, Гжелка, Москва-река, Клязьма... не сейчас. Но на Наре и Поротве - держатся ещё литвины. Да и "государевы люди" Боголюбского помогут при случае.


***


Команда ушла, я крутился по другим делам. В частности: боролся с дефицитом сигнальщиков.

Лето же! Летом строить легче, быстрее, вышки растут как грибы. А сигнальщики - нет. В один момент пришлось даже переводить ребят на двусменку.

Двенадцатичасовые вахты, как у парусных команд на русском флоте... изнурительно. Но деваться некуда, как временную меру пришлось применить. Высвободившихся, таким образом, телеграфистов отправляли на новые точки.

Вдруг докладывают:

-- В Серпейске вышка заработала. Проверку прогнали. И ещё отчёт от рудознатца отсемафорили.

Сработало. Сработало то, к чему я стремился, о чём много раз спорил со своими ближниками, на что тратилось куча времени и денег.

Сколько раз повторялись в разных вариантах одни и те же разговоры!

-- Зря ты, Воевода. На фуфу серебро тратишь, попусту людей гоняешь. Разбазаришь, растарабанишь, по миру пойдёшь...

-- Кончай трёп. Делай как я велел.

Они не понимали цели. Не потому что тупые - просто так не бывает. Нет вокруг сравнимого, похожего. Мне приходилось постоянно самому продумывать пути достижения, разбивать последовательности действий на отдельные простые шаги:

-- Поставь вышку. Вот такую. Вот там.

-- Ага. А на что?

-- Дальше поставь другую. Вот там.

-- Эта... и чего будет?

-- Будет линия оптического телеграфа.

-- Ну... и на что?

-- Будем быстро узнавать новости по всей линии.

-- Дык... а какие?

-- Факеншит уелбантуренный! Разные! Делай!

Построение системы. В которой тысячевёрстное плавание превращается из героического похода, возможного лишь для богатыря былинного, встречающего по дороге то - Соловья Разбойника, то - Змея Горыныча, из "густого" потока хеппенсов и трамблов - в рутинное мероприятие.

Потому что у меня уже есть лоцманское описание всей реки, потому что на каждом дневном переходе есть или городок с моей факторией, где моих людей примут, накормят и обогреют. Или, хотя бы - большое село. Где местный тиун уже знает, что за "негоразды" - взыщут. Больно.

"Инструменты власти - тень кнута и призрак пряника".

На Оке уже в курсе. И не только насчёт виртуала - "тени" и "призрака", но и насчёт их реальности.

Зануда я, перфекционист хренов.

-- Да кому той фар-вар-тер нужон?! Как сядут на мель, так и слезут! Подупрутся и стянут. Портки замочат? Дык не сахарные ж, не растают!

-- Мне нужен. Чтобы не садились. Время - деньги. Мои деньги. Делай! Факеншит!

Добравшись до Серпейска, ребята явились там в нашу факторию. Местный посадник, бывший уже в курсе "раздачи по-Ярославски" и чуть более раннего шумного представления: "Боярин Аким Рябина помогает князю Живчику упорядочить рязанских", искательно заглядывал в глаза, вился вокруг и старался угодить. Куча мелочей, которые, обычно, требовали времени, нервов, "мздения" - решались "на раз". Присутствие же в команде литвинов обеспечило, в дополнение к взаимопониманию с властями, и дружеские отношения с аборигенами. Часть из местных, кто не ушёл отсюда с Кестутом, наслушавшись рассказов о Всеволжском бытие, тоже решили сдвинуться. А пока старательно помогали рудознатцам.

Навыки лесовиков при поддержке местных позволили быстро выявить ряд рудных "гнёзд". И магнетита, и пирита.

Действующая связь дала возможность оперативного решения вопросов. Сразу же были определены две точки для посёлков с пристанями, начали стаскивать туда глыбы магнетита, валить лес для строений и учанов. Запасы, прежде завезённые в фактории - местную, Серпейскую, и соседнюю, Коломенскую, позволяли ускорить эти процессы. Понимая уже определившиеся реальные потребности, мы отправили караван с инструментом, припасами, мастерами, который успел к Серпейску ещё до исхода лета.

Мне оставалось, как коту Матроскину при виде говорящей вороны, радостно вопить:

-- Ур-ра! Заработало!

Осенью мы получили первую лоханку с рудой. Прокуй визжал и плакал. От радости работы с удивительным, для "Святой Руси", качественным сырьём. Экспериментировал с режимами, добавками. Получал, как правило, дерьмо. Ругался и снова плакал. Но - выучился работать и с такой рудой. А что она давала возможности здесь невиданные...


Мы увеличивали объёмы, улучшали качество. Насыщали Всеволжск и Русь сталью. "Обжелезивали". А рудознатцы лазали там, дошли до Тулы и дальше, составляли "карту источников рудного сырья".

Сочетание двух "чего не может быть" - транспортировки руды и транспортировки дров - дало третье: окончание "железной" нищеты.

С пиритом вышло не так споро, как у "компанейщиков". Но первую сотню пудов мы получили. Этого хватило для начала производства серной кислоты в "аптечном" варианте. Десяток отобранных пудов "ювелирных" экземпляров, при минимальной обработке, "золотым валом" прокатился по соседним рынкам.

Конечно, пирит шёл втрое дешевле настоящего золота. Но втрое-вчетверо дороже серебра!

Его свойство темнеть в сырости сбивало со временем цену. Но первый вброс на конкретный рынок был всегда очень успешным. А потом мои приказчики шли дальше. Особенно эффективным был сбыт "твёрдого золота" племенам на Севере и на Юге. Да и в городах... не столь многие могли сходу отличить по виду "мягкое" золото от "твёрдого золота" - "золота дураков".




Глава 490 | Одуванчик | Глава 492