home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 504



"Еще темнее мрак жизни вседневной,

Как после яркой осенней зарницы,

И только в небе, как зов задушевный,

Сверкают звезд золотые ресницы.


И так прозрачна огней бесконечность,

И так доступна вся бездна эфира,

Что прямо смотрю я из времени в вечность

И пламя твое узнаю, солнце мира".


Афанасий Афанасьевич - как всегда. Под густой пеленой печали про "мрак жизни вседневной" - восторг красоты и пылающий огонь надежды. Ох, и хороши здешние летние ночи! Когда "сверкают звезд золотые ресницы".

Классик прямо девиз попандопулы сформулировал! "Прямо смотрю я из времени в вечность". Из двух времён. Би-хроноскопичность. Да не "хрено-", а "хроно-"!

"Смотрю в вечность".

Из своего прошлого. Которое несбывшееся будущее этого мира.

Из своего настоящего. Которое ломающееся в моих руках прошлое неслучившегося будущего.

Ничего нет. Ни прежнего прошлого, ни прежнего будущего. Только "золотые ресницы" равнодушных далёких звёзд. И пылающее "солнце мира" - жизнь человека. Созидающего и разрушающего, гадящего и взлелеющего. Живущего. И я промеж них. Один из мириадов. Попандопуло...

О-хо-хо... Ось мира, пуп земли, венец творения... Господи! Верни меня обратно! Я буду хорошим! Я...

Я уже никогда не буду.

Не буду прежним.

Даже если бы это был просто сон - я уже стал другим.

Останется память, останутся знания, опыт... о каких-нибудь расшивах или мерее на кожах. О местах и зверях. О ночном волжском ветре с запахами прибрежных лесов и лугов. О лёгком плеске воды при волшебном неслышном ходе шверта... О людях. Которых я здесь встретил. Об их любви и ненависти, хитрости и глупости, удивительном уме и разнообразнейших талантах. Обо всём этом - о "Святой Руси".

Русь - во мне. Навсегда. До последнего вздоха.

Не, Господи, не надо меня возвращать. Мне и здесь... не скажу - хорошо, но... - очень забавно.


***


Перед рассветом "Белая Ласточка" пришвартовалась у "Воеводской" пристани под Стрелкой.

У меня уже своя пристань есть!

Транспорты с людьми останавливают выше по рекам - у фильтрационных пунктов, "грузовики" идут к своим местам, большей частью чуть ниже по Волге. А здесь, почти в том месте, где два года назад "дастархан победы" развернули после Бряхимовского боя - административные и особо важные посудинки ставятся.

Тем более странно видеть здесь постороннюю ладью.

Караульщик на причале при нашем появлении выскочил из сторожки. Кинулся, было, рапортовать. Не надо. И колокольного звона - не надо. Что я - князь какой или епископ? Государь приехал - эка невидаль. "Опять черти нашего лысого принесли" - зачем? Пусть народ отдыхает.

-- Что за лодейка?

-- Дозволь, докласть, господин воевода! Яссы с Боголюбова пришедши.

Оп-па... Яссы... Это ж где-то на Кавказе? Из Боголюбова? Странноватенько... "Всё чудесатее и чудесатее".

В любом случае - посторонних мне на Стрелке не надобно. Для того я выношу пограничные пункты, таможню, карантины на границы.

-- А чего их сюда пустили?

-- Не могу знать! Тока... ну... гуторили... эта... Родня, де. Самой княгини Суздальской.

Вона чего. Помниться, я ту полонянку, с бою взятую, бывшую наложницу эмира Булгарского, очень неплохо... орально применил. Да ещё и Боголюбскому подарил. Трофейная бабёнка оказалась в нужном месте в нужное время. И стала государыней.


"Времени немного пролетело

У девчонки мальчик подрастал

Щуря свои чёрные глазёнки

Князь-Андрея папой называл"


Точно - есть такой. Юрочкой кличут. По дедушке, по Долгорукому назвали. А этот будет... "Долгоногий" - далеко убежит. Северный Кавказ, Грузия, Византия...


***


"Лучший способ узнать всех своих родственниках - разбогатеть" - всемирная мудрость нувориша.

Новость о новой княгине Суздальской Анне, "ясыне", разнеслась по городам и весям, странам и народам. Сыскалась и родня. Какая-то. Но Анне хоть какая кровная родня - в радость. Она-то одна-одинёшенька, опереться не на кого. Сила любого аристократа не в землях да в сундуках, а в людях, которые готовы служить ему.

Анне были нужны "свои люди", и родственнички - нашлись. Всегда есть персонажи, готовые поменять свою родную саклю/юрту на койку в казарме заморского дворца. В надежде на дорогой кафтан, булатную саблю, доброго коня. И перспективы продвижения по службе.

Как армянские визири - выходцы из армян-наёмников, реально управляли Фатимидским халифатом в Египте - здесь известно всем. Вот только что, в 1164 году (два года назад), в Египте армян сменят другие наёмники - курды под предводительством Асада Ширкуха, дяди Юсуфа Салах ад-Дина.

Дело было в Дамаске: "Мой дядя Ширкух повернулся ко мне и сказал: "Юсуф, оставь все дела и отправляйся туда!" Этот приказ прозвучал для меня как удар кинжала в сердце, и я ответил: "Клянусь Аллахом, даже если бы мне отдали всё египетское царство, я бы не поехал туда!"


Эх, молодо-зелено, они так легко клянутся Аллахом...

Через три года племянник, младший офицер при дяде, передумает:


"Я начал с того, что сопровождал моего дядю. Он завоевал Египет и потом умер. И тогда Аллах дал мне в руки власть, которую я совсем не ожидал"

Да, это было неожиданно. Непонятно почему, но исмаилитский халиф аль-Адид выбрал молодого (двадцати семи лет) суннита Салах ад-Дина - наёмника в третьем поколении, в великие визири Египта.

Подобные истории непрерывно наполняют уши здешней молодёжи, заставляют гореть глаза и биться сильнее сердца. Все хотят стать "истинной опорой трона". Хоть какого. С функциями кормораздатчика. Хоть кому.

Как минимум один из яссов удержится у Суздальского стола и станет соучастником убийства Боголюбского.


***


А вот у этих, кажется, не сложилось. Раз топают из Боголюбово. Да ещё лодкой. Это кружной путь по Клязьме-Оке-Волге, а не прямой через Степь конями. Хотя, конечно, могут быть... разные обстоятельства. Или Анна их именно ко мне послала?

Почему погранцы пропустили? Что я не знаю - понятно. "Абонент вне зоны действия сети" - из-за незаконченности Волжской линии связи я не мог получать сообщения. Но почему их сюда пропустили?

Низкопоклонство? Родня "самой"! И мой приказ - побоку? Глупость? Измена? Пост наверняка запрашивал центр. Если это Гапино решение, то... мне будет жаль. Ближникам не положено ошибаться. Или они перестают быть ближниками.

Я, несколько пыхтя, поднимался по крутому склону Дятловых гор короткой тропинкой, выводящей на Гребешок прямо к моему "фигваму". Вдруг Курт, неспешно рысивший впереди, остановился и принюхался к воздуху.

-- Сухан, что там?

-- Двое. Сношаются.

Как это естественно! Дерьмократично, гуманистично и общечеловечно. Особенно - в такую прекрасную ночь.

Небо уже собирается светлеть, звёзды "опускают свои золотые ресницы" - тускнеют. Но здесь, чуть ниже Гребешка, на склоне, ещё совсем темно.

-- Кто?

-- Мужчина и женщина.

Факеншит! Ну ты, зомби-слухач, Америку открыл! Это ж всегда! Ну... почти. В смысле - относительно преимущественно.

-- Кто именно - узнаёшь?

-- Мужчина... молодой. Горячий. С оружием. Нерусский. Не узнаю.

Кто-то из моих молодых воинов свою сударушку на травушку вывел? Поваляться-покататься. "Под небом голубым". В смысле - чёрно-синим. Надо какой-то "дом свиданий" организовывать. Так-то у меня профессионалки работают непрерывно. Но это чисто физиология. А ежели вдруг "любофф"? Ежели конкретно эту хочу? Какой-то аналог кинозала? "Нам кина не надо, нам лишь бы тёмно".

С поселенцами проще: я выступаю в роли "отца". "Батя сказал взамуж - значит взамуж". Люди определившиеся - у меня женятся быстро. А вот пока учатся или отрабатывают... Опять же - либерастия моя. Стараюсь не навязывать "цепи Гимения". Я смотрю на девок - никакой разницы, а они - находят. А потом такие страсти начинаются...! Никакой производительности труда!

-- А баба - сестра твоя, Марьяна.

Что?!!

М-мать...! Факеншит! Уелбантуренный через мясорубку!

Поубиваю всех нафиг! И его, и её!

Его... А он - кто? - А какая разница?!

"Умереть на женщине" - мечта многих мужчин. Достойная, благородная цель.

Сща-сща, я те твою цель - достигну!


***


Мы тихонько двинулись вперёд. Теперь уже и я различал характерные звуки похлопывания голым по обнажённому, ритмичное тяжёлое дыхание и "стоны страсти". Женщина явно опережала в близости к... к завершению. Или здесь правильнее - к окончанию? К финишированию?


"Ленточка моя финишная!

Ещё раз, и ты примешь меня.

Примешь ты меня, нынешнего, -

Нам не жить друг без друга".


И это правильно: разве это жизнь, когда сам?

В темноте ночи белела тропинка, прямо на которой устроилась парочка. Между широко раздвинутых и хорошо видимых во тьме очень белых ляжек женщины равномерно раскачивалась несколько более тёмная и худая задница мужчины. Выше наблюдалась ещё более тёмная голая спина. На которой, в такт охам и стонам, двигалась белые, вцепившиеся руки женщины.

Расцарапает сестричка спину своему хахалю. В кровь.

Пророк, в суре 21 введший мудреца, который давал экспертное заключение о невиновности Иосифа Прекрасного на основании его разорванной на спине рубахи, ("а вот если бы на груди - тогда "да") знавал, вероятно, страстных женщин. Которые рвут гимнастёрки по швам и скусывают погоны вместе с лычками.

Я несколько растерянно размышлял об оптимальном поведении в этой ситуации: воткнуть в дёргающуюся спинку "огрызок" до упора, провести по горлышку лезвием с переворотом - там же две шеи! - поздороваться или просто молча обойти и продолжить восхождение. С последующим "разбором полётов" по утру.


"А по утру они проснулись...

Валялась рядом голова...".


Как-то тяжеловато сразу переключиться со "звёзд золотые ресницы" на скандал с раздачей слонов и слоников, вынесением мозгов, перерыванием хрипов, вбиванием азбучных истин и выпусканием ливера...

Тут Курт наступил своими лапами, с невтяжными когтями, на дёргающуюся спину мужчины. И заглянул в лица участникам.

Типа: а чего это вы так дышите? Случилось чего? Здоровы ли? Помощь не нужна?

Князь-волк, а любопытен как кошка.


***


Был у меня как-то кот, который любил в подобные моменты... Недолго был.

Интересно, кто-нибудь исследовал "влияние роста числа домашних любимцев на темп вымирания россиян"? Можно ли сказать, что каждый новый котик убивает трёх неродившихся младенцев? Или - только двух? Ещё есть пёсики, хомячки... "Зелёные попугаи как фактор угрозы народонаселению России". Ну, это ж все знают: "Фиг с ней, с головой, но это я хочу видеть!".

В 21 веке россияне тратят на своих домашних любимцев более 1% ВВП страны. Эти бы денюжки да в мирных целях...

Богатая тема - на диссертацию потянет.


***


Короткий раздражённый вскрик от близкого знакомства с волчьими когтями, мгновенно захлебнулся. Наступила мёртвая тишина, чуть прерываемая остаточными рефлекторными движениями нижней половины тела хахаля.

Три близко сдвинутых головы разглядывали друг друга с расстояния ладони в темноте летней Волжской ночи. Это когда: "доступна вся бездна эфира". И многое другое. Хотя, конечно, не настолько интригующее, как бездна.

Хахаль, прерванный на самом интересном месте, в смысле фазы процесса, завопил и стартовал. Старт прошёл успешно: Курт испугался вопля и соскочил с утаптываемой спины. А вот полёт...

"Не ходи по косогору - сапоги стопчешь" - русская народная.

Со штанам - ещё хуже. Бегать по косогору со спущенными штанами - настоятельно не рекомендуется.

Я вам больше скажу: даже и с надетыми, на этом склоне - очень не просто. Чисто из личного опыта - я тут в ходе Бряхимовского боя сам чуть не убился. А вот совсем без штанов... не знаю, ещё не пробовал.

-- Сухан, подбери придурка. Упакуй и к Ноготку. В дыбу. Кто, что, почему. Но без излишеств.

Марьяша лежала на тропинке, закрыв лицо подолом, и тихонько подвывала.

А она так... ничего смотрится. Языками белого пламени в ночи.

-- Ляжки собери.

Дошло. С хлопком. Поняла, что сразу на месте не убью. Начала судорожно поправлять платье, протянула руку, чтобы я помог её подняться.

Ну-ну. Долго ждать будешь. С-сестрица...

Сообразила, что помощи от меня не дождётся, кряхтя и продолжая подвывать, встала на четвереньки.

Такой... ракурс! Вот бы дать пинка! Я ж детстве за "Кожаный мяч" играл! И чтоб она в Оку улетела. И чтоб не было у меня этой новой заботы! Я ж думал прямо завтра Кислокваса навестить, у него с бычиной плоховато выходит - хотел предложить ему новую серию экспериментов попробовать...

-- Ты хоть кончить успела?

-- Не-не-не...

Врёт. Ну и дура. Надеется, что отсутствие удовольствия будет смягчающим обстоятельством?

-- Пошли.

Марьяша, хныкая себе под нос и непрерывно оправляя и отряхивая одежду, порысила следом к моему балагану. Где прислуга дрыхла и пыталась несуразно отгавкиваться. Впрочем, это быстро прошло - рявкать на людей "Святая Русь" уже научила. Факеншитом в три октавы.

Устроили тут, понимаешь, дешёвую комнату страха: темно и везде грабли.

На столе, как обычно - стопка донесений. Срочных. До остальных - позже. Горничные и вестовые сходу уловили моё... господское неудовольствие. Двигались бегом и тишком.

Отсаженная к стенке на скамеечку Марьяша в очередной раз всхлипнула и начала елозить.

-- Ванечка, братец, мне... это... надо.

-- Сидеть. Что тебе надо - я уже видел. Собралась обделаться - валяй. Чтоб всяк твою сущность видел и на нюх слыхал.

-- Ва-ванечка...! Ы-ы-ы... Я ж не хотела! Я ж и сама не поняла! Оно как-то... само... а я...

-- Ты - курва. Сестра Воеводы Всеволжского - курва! Зашибись... На проезжей дороге под любым-всяким ноги раздвигает...

-- Нет! Не на дороге! Там тропка малохожая!

Она нашла ошибку в моих суждениях и теперь собралась обсудить интенсивность трафика по указанному маршруту. Говорить с бабами - вредно. У них есть наработанные тысячелетиями технологии заплетания самцовых мозгов.


***


Многие мужчины считают, что излюбленный женский метод манипуляции заключается в "отлучении от постели". На самом деле, он не самый тонкий, умный и даже востребованный, как может показаться джентльменам.

Да, это основа эволюции хомнутых сапиенсов - "секс в обмен на еду". Но конкретная фемина решает не эволюционные, а личные задачи.

На первом месте в списке 100%-но действенных способов управления стоит игра на тщеславии. Если вовремя показать, что ты слаба и беспомощна, от настоящего джентльмена можно получить все, что угодно.

Я, конечно, не настоящий джентльмен. Даже, скорее, настоящий не-джентльмен. Поэтому - не "всё". Но многое - получали.

Акцентирование мужественности.

Этот способ манипуляции обожают россиянки. Выражается в знакомой всем фразе "Ну ты же мужчина!" вкупе с оскорбленно-удивленным выражением лица.

В традиционном обществе этот приём не проходит: можно нарваться на "исполнение супружеского долга" в особо жесткой форме. Проще: набьют морду. Аккуратно, по "Домострою", например.

На Западе не поймут:

-- У нас же гендерное равноправие и рулёж феминизма? Сама-сама.

Давление на чувство долга.

Метод очень хорош, потому что обычно используется для каких-то адекватных вещей и срабатывает на мужчинах с высоким уровнем ответственности и наличием такой элементарной, хотя и довольно редкой, вещи, как совесть. Используя чувство долга, женщины совершенствуют мужчин и заодно обеспечивают достойное настоящее и будущее своему потомству.

Манипуляции с чувством вины.

Это самый грязный и вредный даже для самих дам способ управления мужчинами.

Именно этим путём и пошла сестрица Марьяша.


***


-- Это всё ты! Ты виноват! Это из-за тебя! Ты мне всю жизнь спортил! Ой, судьба моя, судьбинушка поломатая! Кабы с тобой не повстречалася - жила бы себе припеваючи! За мужем добрым! Как сыр в масле каталась!

-- Дура. Если бы не я, ты бы нынче в половецком стане кизяк собирала, радовалась, что камчой не ободрали, да очередного пащенка в брюхе таскала.

Мне что, нужно вспоминать, как я её у поганых отбил, как сопляка кипчакского прямо на ней зарезал да стаскивал? Кстати, первого своего зарезанного в жизни.

-- Нет! Я...! Я... Ваня... Он сам...! Он... ы-ы-ы...

Не совсем дура. Перечень технологий манипуляции хоть и обширен, но счётен и ограничен. Не стала перебором весь "букет" прокатывать. Запустила стандарт - "перевод стрелок". Можно вспомнить киноклассику: "Не виноватая я, он сам пришёл!".

Ожидаемые варианты развития: истерика, слёзы или совращение. Возможны разнообразные комбинации. Вероятен плач. По теме: "все мужики - козлы".

Я внимательно разглядывал свою названную сестрицу.

Марьяшка.

Марьяна Акимовна.

Историческая, безусловно, личность. Ключевой персонаж на пути прогресса и процветания всего человечества. С её помощью и при её участии я додумался до идеи внедрения в "Святую Русь" э... "русского поцелуя". У неё хорошо получалось. По нужде: нас тогда в любой момент мог засечь половецкий разъезд, было необходимо, чтобы рот у неё был занят.

Отсюда пошла идея о тёплой воде, русских печках, белые избы и... и вот - Всеволжск мой. Со всяческими прогрессоидными прибамбасами.

В основе "поступательного и неотвратимого движения к светлому будущему" - горячий ротик испуганной женщины и горячечный бред в мозгах паникующего мужчины. А не - "производительные силы" с их "производственными отношениями", как некоторые думают. "Силам" же тоже пинок нужен? "Волшебный пендель" для их развития.

Много чего у нас с ней было. Как я её никакую через Десну вплавь переплавлял, как вытаскивал с "людоловского хутора", выхаживал по дороге вдоль Сожа, как она с Ивашкой и Николаем меня в Смоленске отпевали. Как она меня предала, сдала своему неупокоенному мужу. Которого мне же и пришлось упокаивать. Как, узнав про захваченное серебро волхвов, совращала меня. После чего мы с её сыном, Ольбегом, чуть не поубивали друг друга. А потом Аким меня... чуть-чуть не зарубил. Как крутила роман с Чарджи. После чего пришлось бить её плетьми, выбивая "плод любви"...

Марьяша приняла моё молчание за... за приглашение? Сползла на пол и, выдернув из под коленок подол, поползла ко мне. Бормоча что-то неразборчивое под нос.

Цель её коленопреклонённого марша обнаружилась быстро: добравшись до моих коленей, она, заискивающе поглядывая мне в лицо, принялась расстёгивать нижние пуговицы на кафтане. Потом принялась за штаны. Пришлось помочь даме, усесться по-удобнее. Она тяжко вздохнула успокаиваясь, и осторожно приступила.

Я стащил с её головы платок, запустил руку в волосы и, чуть прижимая ладонью затылок, принялся регулировать частоту и амплитуду. Занявшись знакомым делом, Марьяша быстро успокоилась, едва пару раз негромко всхлипнув напоследок, и устроилась по-удобнее.

В 90-х в России бытовало выражение: "Насосать на тачку". Здесь ставка куда выше - разрешение жить дальше. Соответственно, и трепет душевный - трепетнее и душевнее.

У неё были мягкие волосы, приятные на ощупь, уже хорошо отросшие после прихода сюда, во Всеволжск. Хотя, конечно, впечатление от её мокрого, горячего рта, мягких губок и изобретательного язычка были куда сильнее. Я бы даже сказал - острее. Иной раз у меня, прямо сказать, и дух захватывало.

Постепенно она входила в раж, движения становились всё более размашистыми, более резкими. Пришлось ей придерживать: мы же никуда не спешим. Точнее, спешим, конечно. Вся моя жизнь непрерывная спешка. Но не настолько, чтобы такое занятие наполнять суетой. Спокойнее, Марьяшка, размереннее. Глубже. Всем горлом. И... выразительнее. С чувством, с толком, с остановкой... И снова...

Мда... По сравнению с тем, как я её на Черниговских болотах... Куда как лучше. Приятнее, разнообразнее. Чувствуется опыт, знаете ли.

Вяло, на периферии сознания проскочила мысль:

-- Интересно, с кем же она так.. натренировалась?

Не, не интересно. "Разве я сторож...".

Насилие - глупость. Опилки вместо пирожных. Нужно - по согласию. И - стремление. Глубоко задушевное, хорошо обоснованное. Сердечное. Искреннее. Аж до нежной дрожи в дыхательных путях.

Наконец, запустив ладонь под её нижнюю челюсть, чуть прижав пальцем небольшую выпуклость на горле, образовавшуюся от моих... м-м-м... трудов, внимательно вглядываясь в её широко распахнутые, взволнованные, ждущие глаза, я э... завершил процесс.

А хорошо-то как!

Вот так бы - всю жизнь! Без перерывов на сон, отдых и прочую... тряхомудрию.

Сразу полегчало. И на душе - тоже. А то с этими булгарами, интригами, политикой, торговлей... Разве это жизнь? Жизнь - вот она! На коленях передо мной стоит, отдышаться пытается, сглатывает нервно, спрашивает в волнении:

-- Хорошо ли тебе, Ванечка? Ублажила ли, свет мой ясный?

-- Да. Сумела.

-- Во-от! А ты меня уж убивать-казнить собирался! А я ж ведь для тебя...! Всегда! Во всяк день, в любую ночь! Ведь я ж тебе...! Как пожелаешь! Лишь бы тебе, яхонтовому, хорошо было. Сла-а-денько...

Её лицо приняло довольное, уверенное выражение.

Теперь следовало ожидать потока лести, переходящего в град упрёков и завершающегося волной выпрашиваний. В моём нынешнем расслабленном удовлетворённом состоянии говорить "нет"... Но - надо.

-- Что за чудак на тебе качался да так резво спрыгнул?

-- Ой, да ты его не знаешь! Третьего дня лодейкой пришёл. Ваня, я ж всё понимаю! Я ж с местными ни-ни! А тут человек прохожий. Побывал да убежал. Чужого рода-племени. По нашему - ни бельмеса. Уйдёт - и никто даже и словечка не болтанёт. А мне ж... Ваня! Я ж живой человек! Я ж баба! Как же мне-то...? Ведь плохо-то не обнятой, не полюбленной жить! Ведь холодно! Тошно, тоскливо...


***


"И на тропинке, и на тропиночке

Не повстречаемся мы больше никогда".


Иногда уверенность в "никогда" - бывает важным преимуществом.


***


-- Ну и как? Повесело?

Она скромно пожала плечиком, опустив лицо, тайком улыбнулась. Загадочно. Удовлетворенно. Да, ей эти "натропинычные" приключения - в радость. Вон как потягивается. Будто кошка после сметаны.

-- А если понесёшь?

Характерное скорбно-пренебрежительное движение бровями в сторону...

-- А... Скину. Да и по дням, вроде, не...

-- Ты хоть имя-то его знаешь?

-- Ну ты меня вовсе за... считаешь! Имя у него красивое - Аслан. И сам он... молодой, горячий... ла-а-асковый... И не жадный! Он мне очелье, золотом шитое, обещал!


***


О-ох... женщина.


" - Ты на мне жениться обещал!

- Мало ли чего я на тебе обещал".


Хотя, конечно, бывает...


***


Вспомнив наконец, о "предмете страсти", попросила, умильно улыбаясь:

-- Ванечка! Ты не вели его в дыбе сильно плетями бить. Он - из ихних князей, из благородных. Не снесёт кнутобития, помрёт. Вели его так... малость, для острастки. А то он меня за грудь укусил. Во, видишь - синяк будет.

Характерное кольцевое синеющее образование. Хорошо видно на молочно-белой коже. Цапнул. Крепко. "В порыве страсти".

Я пристально разглядывал эту женщину. Ротиком она хорошо отработала: настроение у меня переменилось. Острое желание убить на месте - прошло. Но терпеть эту... с-сестрицу названную рядом с собой - просто опасно.


***


Следует, вероятно, объяснить мои переживания.

Я, как уже не раз было сказано, отличаюсь предельной толеристнотостью и беспредельной либероидностью. Ещё: я - дерьмократ, свободогей и фридомазер. А, ещё - гумнонист. И мне, честно говоря, глубоко фиолетово - кто с кем спит. Или - не спит. А пыхтит на тропинке ночью.

"Есть женщины, которые могут дать только по шее".

Она может дать "не только"? - Ну и флаг ей в руки! Или в какое другое место...

Марьяша - взрослая свободная одинокая женщина. И как она решает свои... физиологические проблемы... "свобода личности", "хай живе хто с кем хоче!"... Мне, лично, от того, что она с кем-то там перепихнулась... Наши с ней "отношения", если и были, то специфические и давно. Не волнует совершенно. "Большая девочка", "своя голова на плечах". Гражданские права, юридическая состоятельность, свободный и полноправный член общества. Сама - дала, сама - ответила. Фемина - тоже человек. Пострадавших нет? В кож.вен. никто не побежал? Так о чем толковать?

Так - в 21 веке, в моём мире - "мире старта".

Здесь - "Святая Русь".

Вокруг - патриархальность. Где женщина не является "свободным и полноправным членом". Хоть чего. И общества - тоже. И дело не в имуществе, не в праве владении землёй или конём. Дело в том, что мужчина, глава семьи, к которой принадлежит женщина, несёт за неё ответственность. И плевать, что писаные законы имеют специальные статьи именно для женщин, за "покражу портов", например. Дело в общепринятом "святорусском" моральном законе: твоя баба - ты с ней и разбирайся. А не можешь - не мужик.

Ещё одна форма проявления общего правила: "они там все...". Коллективная ответственность, круговая порука, "крепкая семья", "славный род"... И, соответственно - коллективная "утрата чести" при выходе "члена" за границы "пристойности".

На подозрении в сходном "нарушении" я поймал Гороха Пребычестовича в Гороховце. Теперь вот сам...

Не этот ли мотив - неспособность, нежелание брать на себя ответственность за других, хоть бы и членов собственной семьи - лежит в основе многих историй ухода в монастыри? Не стремление к богу, а бегство? Бегство от ответственности.

Есть известная свадебная песня. Радостная, влюблённая. У которой я однажды услышал другое окончание:


"Вывели ему, ой, вывели ему,

Вывели ему Свет-Настасьюшку.

- Это не моё, ой, это не моё,

Это не моё, это - друга моего.

Вынесли ему, ой, вынесли ему

Вынесли ему посох и суму.

- Это вот моё, ой, это вот моё,

Это вот моё, Богом даденоё".


Жених отказывается от невесты. От семьи, от детей. От жизни. За своих ответ держать - страшно? "Уж лучше посох и сума".


***


Люди скажут:

-- Сестрица у Воеводы - курва. Перед всяким прохожим-проезжим - ноги раздвигает.

-- А что ж Воевода ей укорот не даст?

-- А, видать, слабоват.

Само предположение о том, что мне просто наплевать, что Марьяша - "свободный член" - отсутствует напрочь. Ощущение слабости власти в моём лице, обнаруженное в части "общественной нравственности", будет распространено и на другие области жизни.

-- Надо дерева валять. Воевода велел.

-- Да ну его. Он вон сестрице своей велел пристойной вдовицей быть, а та... говорят - всех лодейщиков... по три раза... ха-ха-ха... и - ничего. Ну их. Дерева эти. Отбрешемся.

Утрата "морального авторитета". В рамках местного общества. В рамках туземной, идиотской, средневековой, "святорусской" морали. Чисто в между-ушии. Отдача от "между-ушия" - в реале, в "физике", в эффективности общественно-полезной деятельности.

Понятно, что я такие случаи не спущу. Сколько поротых спин добавится во Всеволжске?

Понятно, что придётся увеличивать число надзирающих. На содержание которых пойдёт хлеб, ресурсы. Скольких сирот я не смогу принять в приюты из-за этого?

Баланс между принуждением и добровольностью, солидарностью, единством, соборностью... имеет вполне измеряемую цену. В производительности труда, в пудах и кубометрах, в человеческих жизнях. Идеал - когда все добровольны и со мной солидарны. Недостижим, конечно.

Теперь этот баланс сдвинется. В сторону принуждения.

Из-за этой... с-сестрицы.

"Одно из фундаментальных прав человека - плевать в колодец". Что она и сделала.

Понятно, что она ни в чём не виновата. Она ж никому никакого вреда-ущерба...! Кроме одного: нарушения общественных представлений о пристойном поведении "вдовицы честнОй".

Которое (представление) - маразм! Которое - средневековое! Не либерастическое, не дерьмократичное... Исконно-посконное, святорусское.

Ну зачесалось у неё там! Ну, естественный же процесс! Господь так создал!

В Завете, когда ГБ Адама с Евой из райских кущ экстрадировал, после проклятия "рожать - в муках", прямо сказано: "И к мужу своему иметь влечение"! Божья воля! А что "своего мужа" нынче нет... так и другой э... заменитель сгодится. "Обогреватель типа "джигит-МГ"". "Молодой, горячий...".

Цепочка... гадская.

Реализуем женскую естественность - ослабляем создаваемый социум - платим своими жизнями. И её... "лав стори" превращается в разновидность "подрывной деятельности".

Она же никому вреда...! Но - "подрывник", "враг народа".

"Жена Цезаря должна быть выше подозрений". А - "сестра Воеводы"?

Сохранить историю в тайне не удастся: наверняка люди видели как она с этим Асланом... "лабунилась". Должна последовать моя реакция. Чтобы всем было понятно: так делать нельзя. Воевода силён, могуч и злопамятен, за всякие... помилки взыскивает беспощадно. Даже и со своих родных.

"Бей своих, чтобы чужие боялись" - русская народная, исконно-посконная.


"Меня маменька ругает,

Тятя пуще бережёт

Как приду с гулянки поздно -

Он с поленом стережёт...".


Вот нечем отцу семейства после трудового дня заняться! Кроме как с дровенякой на плече - до утра в засаде сидеть.

Марьяна - не "своя"! Она мне - никто! Но, выворачиваясь и ужом завиваясь в этом родовом сословном обществе, я был вынужден заставить боярина Акима Яновича Рябину назвать меня своим ублюдком.

Сословность же! Прирождённое определение социального статуса! А в смерды... очень хреново.

Аким, под давлением обстоятельств, практически - под угрозой мучительной смерти себя и всего семейства от побоев взбесившегося зятя, согласился на роль родителя-блудодея.

И Марьяна стала моей сводной сестрой. Роднёй.

Факеншит! На кой чёрт мне эта дура?!

А что, с настоящей роднёй этот вопрос не возникает?

И вот, она где-то там... ублажается, а мне отзвуки долетают! В форме мнения насельников о моей дееспособности.

Ну нету же никакой корреляции между её вагинальной активностью и моей мозговой деятельностью! Но... Усомнившихся придурков придётся пачками пороть. А то - и казнить.

А вы говорите - коллаген недоваривать, ремнистость появляется... От ремнистости головы рубить не надо, а вот от сестрицы...

И чего делать?

Вариантов у меня два: убить и выдать замуж.

Убить - в двух подвариантах.

Убить сразу. Можно - ножиком ткнуть, можно - голову срубить. Можно, как той боярыне, которую я как-то в Бряхимовском походе на Верхней Волге нашёл: забить кол берёзовый во влагалище и утопить в Волге в связке с полюбовником.

Забить плетьми. Публично или келейно. В обоих случаях народ узнает и будет промеж себя нахваливать:

-- А Воевода-то у нас того... Орёл! За-ради истинного благочестия, закона нашего Русскаго, порядка, стал быть, и греховности пресечения - даже и сестрицу не пожалел! Помолимся же братия! Ибо сказано: "не введи нас в искушение и избавь от лукавого". Истина! Святая! А кто ввёлся, искусился и не избавился - казнить! И Воевода той святой православной истине следует!

Есть медленный вариант. Постриг. Келья монастырская. Неподъемная работа, холодные сырые стены, "хлеб да вода"... Зиму не переживёт.

-- Прими, господи, душу рабы твоей. Раскаявшейся и отмучившейся.

А вот выдать замуж...




Глава 503 | Одуванчик | Глава 505