home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Человек с глубокими морщинами на лбу и сознанием непоколебимости собственной правоты на лице вскочил со стула в холле перед кабинетом лейтенанта Мэрфи, как только Пул, Андерхилл, Мэгги Ла и сам лейтенант поднялись по лестнице. В углу его рта висела потухшая сигарета. Мужчина удивленно взглянул на них, отошел в сторону, вынул изо рта сигарету и попытался заглянуть за спины поднимавшихся по лестнице. Снизу действительно раздавались голоса следующей группы вошедших. Тогда человек засунул руки в карманы и кивнул Мэрфи. Он с явным нетерпением ожидал, когда же поднимутся по лестнице остальные.

Эллен Войцак, Конор Линклейтер и молодой детектив в синем костюме и шляпе дошли наконец до второго этажа и повернули к кабинету Мэрфи. Тогда человек сказал: “Эй” и перегнулся через перила, чтобы посмотреть, не идет ли следом кто-нибудь еще.

– И где же он? – удивленно спросил мужчина. Мэрфи пропустил своих спутников в кабинет и махнул мужчине рукой, предлагая присоединиться к ним.

– Мистер Партридж? Заходите, пожалуйста.

Сначала Пул подумал, что этот человек – еще один полицейский, но теперь увидел, что это не так. Мужчина выглядел очень злым, как если бы кто-то залез к нему в карман.

– В чем дело? – возмущался он. – Вы сказали, что он здесь будет, но его здесь нет.

Мэрфи вышел из кабинета и держал перед мистером Партриджем открытую дверь. Тот пожал плечами и пошел по коридору в сторону кабинета. Когда он вошел туда, то так обвиняюще взглянул на Пула и остальных, как будто обнаружил их в собственной гостиной. Одежда мистера Партриджа была мятой, неприятные сине-зеленые глаза выпучены, кожа на лице с крупными чертами висела складками.

– И что теперь? – он вновь пожал плечами.

– Садитесь, пожалуйста, – сказал Мэрфи.

Его молодой помощник принес из соседнего кабинета с картотекой несколько складных стульев и начал их раскладывать. Когда все уселись, Мэрфи облокотился о край стола и сказал:

– Этот джентльмен – мистер Билл Партридж. Он один из управляющих в мужском общежитии Христианского Союза, и я попросил его сегодня к нам присоединиться.

– Да, а теперь мне надо уходить, – угрюмо пробурчал Партридж. – У вас ничего для меня нет, а у меня полно работы.

– Одну из комнат, находящихся в ведении мистера Партриджа, сдали человеку, назвавшемуся Тимоти Андерхиллом, – продолжал Мэрфи, проявляя куда больше терпимости, чем только что в аэропорту.

– Который удрал, – продолжил фразу лейтенанта мистер Партридж. – И который учинил разгром в своей комнате. Я не знаю, кто именно, но один из вас, джентльмены, должен мне за аренду и ремонтные работы.

– Мистер Партридж, – сказал Мэрфи. – Видите ли вы проживавшего в вашем общежитии человека, называвшего себя Тимоти Андерхиллом, в этой комнате?

– Вы прекрасно знаете, что нет.

– Спасибо, что пришли, мистер Партридж. Мне жаль, что мы оторвали вас от исполнения служебных обязанностей, но я попросил бы вас пройти к нашему художнику и помочь ему в составлении фоторобота. Если вам кажется, что полицейский департамент вам что-то должен, можете попытаться представить счет.

– Вы отлично работаете, – сказал Партридж, выходя из кабинета.

– Мистер Партридж, а что сделал этот человек со своей комнатой? – закричал ему вслед Пул.

Партридж обернулся к нему и нахмурился.

– Пусть этот коп вам все расскажет.

И он вышел, не потрудившись закрыть за собой дверь. Молодой детектив сделал это за него. Возвращаясь на свое место рядом со столом, он улыбнулся Мэгги. У детектива было приятное широкое лицо, под густыми усами сияли ослепительно белые зубы.

Мэрфи угрюмо взглянул на Андерхилла, который сидел на стуле в складках своего огромного пальто, держа в руках шляпу.

– Этот человек, конечно же, был здесь, чтобы опознать вас. Тимоти Андерхилл снял комнату в Христианском Союзе вечером того дня, когда в аэропорту был убит Клемент Ирвин. Кстати, в списках прибывающих в Америку за январь нет Тимоти Андерхилла, так что мы знаем, что он путешествовал под чужим именем. Мы, конечно же, закончили проверку, не дойдя до того числа, когда сюда прилетели вы трое вместе с Гарри Биверсом, потому что знали, что к тому моменту наш парень был уже здесь. – Лейтенант покачал головой. – Партридж позвонил нам, как только заглянул в комнату Андерхилла. И когда мы приехали туда, то сразу поняли, что нашли его. Оставалось ждать. – Мэрфи достал из среднего ящика стола какую-то папку. – Но после того, как мы прождали всю ночь, нам пришло в голову, что он, наверное, объявился сразу же после нашего приезда и увидел патрульные машины. Это означает, что мы разминулись с ним буквально на пару минут. Теперь взгляните на фотографии комнаты.

Мэрфи достал из конверта несколько снимков, сделанных “поляроидом”, и передал их своему помощнику. Тот, опять улыбнувшись, подошел прямо к Мэгги и вручил ей фотографии.

Мэгги тоже улыбнулась и передала фотографии Майклу, даже не взглянув на них.

Стены комнаты выглядели ужасно – газетные вырезки и фотографии, наклеенные поверх каких-то беспорядочных полосок, намалеванных красной краской. На других фотографиях видна была висящая на стене черно-белая фотография Тино Пумо, вырванная из газеты. На третьей фотографии стало наконец можно различить, что же нарисовано красной краской. У Пула перехватило дыхание. Это было довольно грубое, но вполне понятное изображение голов и тел множества детей. Их грудные клетки были разорваны, головы висели на безжизненных шеях. Несколько детей были голыми, и на фотографии ясно видны были раны на их телах.

На другой стене было крупными буквами намалевано: “СПЯЩЕЕ ГОРЕ, РАВНОДУШНОЕ КО ВСЕМУ” и “ЧЕЛОВЕК, ОТВЕРГАЕМЫЙ И ПРЕЗИРАЕМЫЙ, ЧЕЛОВЕК, ЗНАКОМЫЙ С ГОРЕМ”.

Пул передал фотографии Андерхиллу.

– Есть еще одна причина, почему я встречал вас в аэропорту, – сказал Мэрфи. Он достал из папки копию отпечатанного на машинке письма и передал молодому детективу. – На сей раз отдайте это, пожалуйста, доктору Пулу, Далтон.

Далтон вновь обаятельно улыбнулся Мэгги и передал бумагу Майклу.

– Полиция Сент-Луиса нашла это в его столе.

Так вот как он убеждал журналистов приехать к нему – Гарри Биверс был прав. Пул очень медленно прочитал письмо:

“Дорогой мистер Мартинсон,

Я понял, что не могу больше молчать, скрывать правду о событиях, происшедших в деревне Я-Тук – в одном из мест дислокации частей Первого Корпуса...”

До Майкла дошло, что Мэрфи говорит что-то о квартире Роберто Ортиза. Он поднял глаза. Лейтенант держал в руках еще один листок с печатным текстом.

– Идентичен тому, что нашли у Мартинсона, если не считать того, что здесь он приглашает Ортиза по некоему адресу на... – Лейтенант взглянул на листок. – ...Плантейшн-роуд в Сингапуре. Там и нашли его тело.

– Нашли только эти два письма?

Мэрфи кивнул.

– Остальные, наверное, сделали так, как он просил, и уничтожили письма. Как бы то ни было, эти письма и комната в общежитии и послужили причиной того, что мы так заинтересовались вами, мистер Андерхилл.

– У вас есть какие-либо предположения относительно автора анонимного звонка?

– А у вас? – ответил вопросом на вопрос Мэрфи.

– Майкл, Конор и я думаем, что это наверняка Гарри Биверс.

– Но если это он надоумил ваших друзей врать мне о том, где вы находитесь, то зачем ему могло понадобиться посылать меня арестовывать вас?

– Знаешь, почему этот придурок позвонил в полицию? – сказал Конор Майклу. – Он собирался встретиться с Коко и хотел убрать вас со своего пути.

– Так где же Биверс сейчас? Пытается сам схватить этого типа?

Все молчали.

– Соедините меня с Гарри Биверсом, – велел Мэрфи, и, послав Мэгги прощальный взгляд, Далтон вышел из комнаты.

– Если вы опять что-то от меня скрываете, то могу вам обещать – я сделаю так, что вы очень сильно об этом пожалеете. Они сидели молча, пока не вернулся Далтон.

– Биверс не отвечает на звонок. Я наговорил ему на автоответчик, чтобы он позвонил вам сразу же, как вернется, и послал машину к нему домой, на случай, если он там.

– Думаю, на сегодня наши дела закончены, – сказал Мэрфи. – И я по-настоящему надеюсь, что закончил свои дела с вами, джентльмены. Всем вам крупно повезло, что вы не оказались в тюрьме. А теперь я прошу уйти с моего пути и не мешать работать.

– Вы собираетесь в Чайна-таун? – спросил Майкл.

– Это не ваше дело. Вы найдете свою машину перед участком, доктор Пул.

– В Чайна-таун есть пещеры? – спросил Андерхилл. – Что-нибудь, что могло бы напоминать пещеру?

– Нью-Йорк полон пещер, – ответил Мэрфи. – А теперь уходите отсюда. Идите домой и сидите там. А если что-нибудь услышите от Денглера, звоните мне. Немедленно.

– Я не понимаю, что происходит? – сказал Конор Линклейтер. – Денглер? Может, кто-нибудь расскажет мне все, что я пропустил?

Андерхилл притянул Конора к себе и зашептал что-то ему на ухо.

– Прежде чем вы уйдете, хочу предложить вам кое-что, – продолжал Мэрфи. Он стоял около стола и лицо его напряглось от попытки скрыть гнев, который душил его. – В будущем, когда вы наткнетесь на что-нибудь важное для этого дела, не надо посылатьэто мне. А теперь, пожалуйста, не мешайте мне работать.

Лейтенант вышел из кабинета, Далтон последовал за ним.

– Мики, что же это? Денглер? – беспомощно бормотал Конор. Полицейский в форме появился на пороге кабинета и мягко напомнил им, что пора уходить.


* * * | Голубая роза. Том 1 | cледующая глава