home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Как это было – полететь в отпуск?

Как оказаться на другой планете. Как будто сам ты – инопланетянин.

Почему с другой планеты?

Потому что даже время текло по-другому. Все двигались, сами того не понимая, очень медленно: медленно говорили, медленно улыбались, медленно думали.

Только в этом была разница?

Главное отличие было в людях. В том, что они думали, что делало их счастливыми.

Только в этом была разница?

Все кругом делают деньги, а ты – нет. Все кругом тратят деньги, а ты – нет. У всех есть девчонки. У всех сухие ноги и все едят нормальную пищу. А чего же тебе не хватало?

Я скучал по реальному миру. Скучал по Наму. По другой системе ценностей.

Другой системе ценностей?

По тому, что заставляет визжать от восторга. Как звуки песен с твоей родной планеты.

Ты расскажешь мне о девочке?

Она появилась из криков, как птицы появляются из облаков. Сначала я подумал, что девочка – только образ. Что ей просто-напросто пришлось здесь появиться. Она была из моего мира. Она была свободной, она была ниоткуда. Как стал ниоткуда Коко.

Как ты думаешь, почему она кричала?

Думаю, она кричала от близости последнего предела.

Сколько ей было лет?

Наверное, десять или одиннадцать.

И как она выглядела?

Полуголая, верхняя часть тела покрыта кровью. Кровь была даже на волосах. Она вытянула перед собой руки, которые тоже были в крови. Она могла быть тайкой, могла быть китаянкой.

И что ты сделал?

Стоял на обочине и смотрел, как она пробегает мимо меня.

Кто-нибудь еще видел девочку?

Нет. Правда, один старик как-то странно мигал и выглядел встревоженным, но больше ничего.

Почему ты не остановил ее?

Она была образом. Она была из потустороннего мира. Она могла умереть, если ее остановить. И я, возможно, тоже. Я просто стоял среди толпы и молча наблюдал, как девочка пробегает мимо.

Что ты почувствовал, когда увидел ее?

Я полюбил ее.

Я почувствовал, что на лице ее написана вся правда жизни – в глазах. В этом мире нет ничего нормального, вот что я увидел. Ничего безопасного, за всем стоит боль и страх. Думаю, именно такой видится наша земля Богу, только он не хочет, чтобы мы все время видели это.

Я как будто увидел Пана. Словно девочка сожгла дотла мой мозг. Глаза запеклись в глазницах. Она пробежала по ярко освещенной улице в ореоле шума и криков, показывая всему белому свету свои окровавленные ладошки, – и вот ее уже нет. Пан-ика. Близость последнего предела.

А что сделал ты?

Я пошел домой и стал писать. Я пошел домой и стал плакать. Потом я опять писал.

Что ты написал?

Я написал повесть о лейтенанте Гарри Биверсе, которую назвал “Голубая Роза”.


предыдущая глава | Голубая роза. Том 1 | cледующая глава