home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Алфи на каникулах

Я проснулся от того, что Джордж щекотал мне голову своим хвостом. Для ночлега я облюбовал кровать Клэр, которая оказалась довольно удобной, и к тому же мне нравилось находиться рядом с ней, когда мы оставались вдвоем. Наверное, в отсутствие Джонатана я чувствовал себя ее защитником, как повелось с момента нашего знакомства. Клэр стала моей первой хозяйкой на Эдгар-Роуд. Она переехала туда после развода и очень грустила, когда мы встретились. Мне было одиноко, ей было одиноко, это нас и сблизило. Она много плакала, а я ее утешал, что, в свою очередь, утешало меня. Между нами установилась нерушимая связь. Я люблю всех своих подопечных, это правда, но Клэр всегда будет занимать особое место в моем сердце. В каком-то смысле именно встреча с ней привела меня к знакомству с другими семьями, а потом через меня с ними подружилась и Клэр.

Я не сразу вспомнил, где нахожусь, и уж тем более, что мы на море. На каникулах, в коттедже, который, если все пойдет по плану, станет нашим загородным домом. От волнения я даже подпрыгнул. Клэр открыла глаза.

– Эй, мальчишки, а дети проснулись? – спросила она, и в тот же миг в комнату ворвались Тоби и Саммер.

– Мамочка, мамочка, – воскликнула Саммер, запрыгивая на Клэр, и, когда Клэр рассмеялась, Тоби забрался на кровать и обнял маму.

– Хорошо тебе спалось, Тобс? – Она погладила его по голове.

– Да, мамочка, Джордж согревал меня, – сказал он, и я с гордостью посмотрел на своего котенка. Солнце пробивалось сквозь щель в занавесках, и мне не терпелось снова увидеть море.

– Что ж, кто-нибудь хочет позавтракать? – Клэр откинула одеяло и встала с постели.

– Я, я, я! – Саммер запрыгала на кровати, заодно и меня подбрасывая вверх-вниз.

– Мяу, – громко поддержал ее Джордж. Клэр засмеялась.

– Ладно, ребята и котята, идем вас кормить.


Как здорово, что все мы вместе, подумал я; кухня наполнилась веселой болтовней и смехом. Да, я скучал по нашим мужчинам, но видел, что этот дом, или коттедж, или как там его называть, уже вернулся к жизни и вполне себя оправдывал. Франческа готовила завтрак, Клэр варила кофе, а Полли организовывала детей за столом.

– Мам, тебе помочь? – предложил Алексей и присоединился к своей маме у плиты, которая определенно знавала лучшие дни. Она чем-то напоминала плиту в доме моей первой хозяйки, Маргарет, и я мог бы сказать, что лет ей немало.

– Да, дорогой, займись тостами. – К счастью, мы привезли с собой новый тостер.

– А я помогу тебе, Алексей, – вызвался Томми. На кухне царила полная гармония. Казалось, что Линстоу, сам коттедж и морской воздух оказывали на нас магическое действие. Обычно дети хорошо ладили, но не могу не заметить, что и пререкались они частенько. Но только не сегодня.

– Тоби, хочешь сыграть в снап?[6] – предложил Генри. Тоби и Генри ровесники, и Генри проявил такую чуткость по отношению к Тоби, что я по-настоящему им гордился. Они стали большими друзьями, хотя Генри чаще выступал в роли защитника, потому что Тоби в этом нуждался. Тоби здорово изменился с тех пор, как вошел в нашу семью, но старые душевные травмы еще давали о себе знать, и мы все бережно относились к его уязвимости.

Все мои дети замечательные, и я мог бы сказать, что поработал с ними на славу. Алексей, старший среди них – ему почти одиннадцать, – присматривал за остальными, как и Томми, который, хотя и чуть младше, выглядел таким же рослым. На самом деле все дети заботились друг о друге. Старшие мальчики опекали младших, а Саммер и Марте, самым юным, доставалось больше всего внимания и заботы. Никому бы и голову не пришло обидеть этих девочек! Джонатан даже шутил, что не завидует их будущим бойфрендам – наши мальчишки не подпустят их и на пушечный выстрел! Мое сердце наполнялось радостью, когда я видел, как разрослись и сплотились наши семьи, и эти идиллические совместные каникулы представлялись сбывшейся мечтой.


– Какие планы на сегодня? – спросил Алексей, поддевая вилкой и отправляя в рот щедрую порцию бобов. Я притаился у него на коленях, стараясь не попадаться никому на глаза, поскольку взрослые не приветствуют нашу близость к тарелкам с едой. Впрочем, если не считать яйца, меня не очень-то интересовал его завтрак. Джордж сидел у ног Саммер. Когда-то она подкидывала ему йогурт, и Джордж пристрастился к этому лакомству. Хотя она этого больше не делала, он все еще жил надеждой.

– Ну, думаю, мы все пойдем на пляж. Возьмем одеяло для взрослых, а вы, дети, вооружитесь ведрами и лопатами и будете возиться в песке.

– А в воду можно будет зайти? – спросил Томми.

– Если будет прилив, но вода, наверное, холодная, – разумно предположила Франческа. За окном светило солнце, но, судя по тому, как покачивались деревья в саду, с моря дул ветерок.

– В любом случае пляж через дорогу, если вдруг нам что-нибудь понадобится из дома, – заметила Клэр. – Пол, мы вернемся к обеду, заодно посмотрим, что тут делается.

– Конечно. У меня уже руки чешутся поруководить ими, – сказала Полли, имея в виду строителей, которые должны были вскоре приехать. – Так, Генри, Марта, вы ведете себя хорошо и слушаетесь Клэр и Франческу. – Дети кивнули.

Прошлой ночью, после того как детей уложили спать, Клэр, Франческа, Полли и я сидели за кухонным столом, обсуждая планы ремонта и потягивая вино. Ну, я-то на самом деле дремал на столе, слушая их вполуха. Полли наняла бригаду строителей, и до нашего приезда они уже выполнили кое-какие работы – хотя коттедж по-прежнему выглядел не ахти, и я бы не взялся сказать, что именно они сделали за это время. Но в любом случае теперь им предстояло работать под руководством Полли, а это уже серьезно.

В первую очередь следовало оборудовать подсобное помещение в задней части дома, чтобы запускать туда детей с пляжа. Эта комнату уже окрестили «песочной». Кроме того, основной фронт работ предполагалось развернуть на чердаке, который я до сих пор так и не осмотрел. По плану, чердачное помещение – очевидно, огромное – собирались превратить в две спальни и ванную комнату и сделать его «детским этажом». В одной спальне разместились бы мальчики, в другой – девочки, а ванная примыкала бы к обеим комнатам. Женщинам эта идея очень нравилась – они хотели, чтобы у детей было свое пространство. Теперь, будучи отцом, я и сам знаю, что все родители одинаковые и ставят интересы детей на первое место. Из «обсуждений» с мужчинами я понял, что никакой расточительности они не допустят, но Полли знала, как добиться лучшего без переплаты, и они убедили своих мужей в том, что если уж что-то делать, то делать основательно. Конечно, все это стоило немалых денег, но в то же время ценность дома значительно возросла бы к моменту окончания строительных работ. Клэр не уставала повторять, что это экономически выгодный проект, но я понятия не имел, что это значит. Мне оставалось лишь надеяться, что после ремонта дом заиграет красками и станет более уютным. Собственно, чего и ждет кот от своего загородного дома.

Однако все взрослые были уверены, что в конце концов они обретут роскошный второй дом, и Клэр вслух мечтала о том, как их дети когда-нибудь будут проводить здесь каникулы уже со своими семьями. Циничный Джонатан частенько бормотал, что рано или поздно дом придется продать, но я знал, что, когда он снова приедет сюда с детьми и увидит, как дорого нам это место, он тоже влюбится в «Морской бриз». Но я что-то отвлекся. После завтрака убрали со стола, Джордж пошел играть с детьми, я привел себя в порядок и приготовился к нашему первому полноценному дню отдыха.


Мы вышли прогуляться и проводить детей на пляж, но мне снова пришлось сдерживать Джорджа. Он рвался пойти с ними, но я сказал ему, что нам необходимо исследовать пляж вдвоем, чтобы убедиться, что кошкам там ничего не угрожает. Уж я-то понимал, насколько опасна близость воды, и нам следовало проявлять осторожность. Да и Клэр не предложила взять нас с собой, так что я не хотел рисковать.

– Джордж, мы сходим туда немного позже, чтобы как следует все проверить. – Я взывал к его благоразумию.

– Но я хочу сейчас, – настаивал Джордж.

– Джордж, будь послушным котенком. Нельзя делать только то, что хочется, ты это знаешь. В любом случае обещаю, что, если сегодня ты будешь хорошо себя вести, я отведу тебя на пляж.

– Ладно, – согласился он, хотя не очень-то любил уступать.

Я как раз собирался увести Джорджа обратно в дом, когда к воротам подъехал фургон. Коренастый мужчина выпрыгнул из кабины и направился в нашу сторону.

– Ну, привет. – Большой лысоватый мужчина нагнулся, чтобы погладить нас обоих. Мы замурлыкали и потерлись об его ноги. Открылась дверь, и на пороге показалась Полли с кружкой в руке.

– Привет, Колин, рада тебя видеть. – В шлепанцах, с убранными в хвост волосами, она широко улыбалась. Полли у нас красавица, в прошлом модель, и я заметил, как вспыхнул взгляд Колина при виде нее. Она всегда производила впечатление на людей.

– Все в порядке, миссис, то есть Полли. Как у вас дела? – сказал он, шагая к ней. Мы побежали за ним.

– Хорошо, хотя и сумбурно. Ладно, заходи, и давай еще разок пройдемся по нашим планам. Когда приедут твои ребята? У нас очень плотный график. – Она озабоченно наморщила лоб.

– Трое моих парней и большой фургон уже в пути, не волнуйся. – В его бодром голосе звучал акцент, мне не знакомый, но приятный и дружелюбный; возможно, девонский?

Мы проследовали за ними на кухню, где Полли показала ему, что хочет сделать с подсобкой.

– Это не проблема. Я понимаю, что ты имеешь в виду. Ты хочешь сделать дополнительный вход со двора, чтобы не превращать дом в песочницу.

– Вот именно. У нас шестеро детей и два кота, так что грязи и без того хватает.

– Значит, будете часто пользоваться коттеджем? – Колин почесал затылок.

– Да, планируем. Поскольку нас три семьи, думаю, в течение года кто-то обязательно будет здесь гостить. Я имею в виду в праздники и каникулы уж точно, но и в выходные тоже. Мы собираемся использовать его круглогодично, а не так, чтобы он пустовал большую часть времени. Хотим, чтобы это был настоящий дом.

– Здорово. «Морской бриз» нуждается во внимании и любви, это точно, – сказал Колин.

– Хорошо бы отгородить и туалет. – Подсобное помещение почему-то оказалось без двери.

– Ты права. – Кажется, он согласился с ее доводами. – Но новую сантехнику будем заказывать вместе с оборудованием для других ванных комнат, чтобы снизить расходы.

– Отлично. Если мы сможем сделать здесь дверь, пока обойдемся тем, что есть. – Полли просияла. Она была в своей стихии. Когда дети подросли, Полли пошла на курсы дизайнеров интерьера и с тех пор прямо-таки расцвела. До рождения первенца она работала моделью, а потом полностью посвятила себя материнским обязанностям, воспитывая Генри и Марту. Они переехали на Эдгар-Роуд, когда Генри только родился, и Полли тогда страдала от послеродовой депрессии. Прошло какое-то время, прежде чем она пришла в себя, к моей великой радости. В прошлом году, когда Мэтт остался без работы, Полли всерьез занялась дизайном интерьеров. Она трудилась не покладая рук, и им с Мэттом приходилось нелегко, но теперь она стала фрилансером и могла сама распоряжаться своим временем и выбирать заказы. Хотя сейчас она вела несколько проектов, ничто не мешало ей работать дистанционно, из коттеджа, так что нам очень повезло.

Я порядком утомился, сопровождая их по дому и снова выслушивая, что нужно сделать. Лишний раз убеждаюсь в том, как хорошо быть котом: мы живем в домах (ну, кому повезло, конечно), но избавлены от всяких бытовых забот.

– Все понятно. Как только приедут мои парни, мы сразу же приступим к работе. Хорошо бы, чтоб дети тут не мельтешили. И кошки, – добавил он, кивая на нас с Джорджем. – У нас нет подходящих касок для котов. – Он рассмеялся над своей шуткой, хоть я ее и не понял.

– Не волнуйся, пока погода хорошая, дети будут на воздухе, а коты у нас очень умные, – сказала Полли, подхватывая Джорджа на руки.

– Скрестим пальцы, чтобы дождь не зарядил, – сказал Колин.

Да уж, скрестим лапы. Если нас просят не путаться под ногами, пусть хотя бы солнышко нам светит.

Вскоре подъехал более внушительный фургон. Он заблокировал выезд всем нашим машинам – не то чтобы мы собирались куда-то ехать, – и трое мужчин, помоложе Колина и более волосатые, выскочили из кузова. Сразу стало шумно и суетно. Я догадался, что мы здесь лишние, и покосился на Джорджа. Может, рискнуть и осмотреть пляж сейчас?

– Помни, Джордж, от меня ни на шаг и будь начеку, – сказал я, когда мы скользнули под ворота.

– Да, папа, конечно, – ответил он. От волнения шерсть у него встала дыбом, и я видел, как много значит для него эта вылазка. Мы стояли на тротуаре. Мимо медленно проезжали машины, а еще больше было припарковано на той стороне узкой дороги. Убедившись в безопасности перехода, мы перебежали улицу, вскочили на стену и выглянули на пляж.

Вау, никогда еще я не видел ничего подобного. Целое море песка, но тут и там разбросаны песчаные холмы, которые смотрелись довольно забавно. Песок был желтого цвета, на холмах пробивалась зеленая трава, а впереди поблескивала вода, но казалось, будто она далеко-далеко.

Однако, прежде чем мы смогли двинуться дальше, я заметил настоящую опасность.

– О, Джордж, смотри, там собака, – крикнул я, прижимаясь к моему мальчику, готовый его защитить. Одинокая собака кружила совсем рядом. Какая досада: весь пляж мог быть нашим, но эта псина испортила всю картину. Я уже собирался схватить Джорджа за шкирку и бежать обратно в коттедж, когда к хозяину собаки подошел какой-то мужчина.

– Боюсь, в летние месяцы собак на пляж не пускают, – заметил он, указывая на столб с табличкой позади нас.

– Но Тревор любит пляж, – ответил хозяин, явно расстроенный.

Мне хотелось визжать от радости. Собак на пляж не пускают, а про котов – ни слова!

– Я не боюсь собак, пап. – Джордж выпятил хилую грудку, так что я на всякий случай придвинулся ближе к нему. Джордж гордился своим бесстрашием, и это еще больше пугало меня. Когда рассерженный хозяин взял пса на поводок и нехотя потащил с пляжа, мы приготовились к дальнейшему путешествию.

– Джордж, я не собираюсь повторять еще раз. Конечно, собаки – глупые существа, не то что мы, кошки, но они крупнее и, если гуляют без поводка, запросто могут нас обидеть. Мы не можем так рисковать.

И, словно в подтверждение моих слов, Тревор агрессивно залаял, когда его выводили с пляжа.

Мы отправились на поиски нашей семьи. Ступив на песок, я покосился на Джорджа.

– Ощущение немного странное. – Я не смог подобрать более точной формулировки.

– Как будто проваливаешься, – сказал Джордж, утопая лапами в желтой зернистой массе. Прошло какое-то время, прежде чем мы приноровились идти по песку, но наконец присоединились к своим.

– О, Алфи и Джордж, я не уверена, что кошкам можно находиться на пляже, – рассмеялась Франческа.

– Нет, это собакам нельзя, – возразил Тоби. – Я прочитал табличку.

– Молодец, – похвалила его Клэр. – А для кошек нет знака?

– Нет, я не видел, – ответил Тоби.

– Тоби, можно закопать твои ноги? – спросила Саммер, приближаясь с лопаткой. Тоби кивнул и выставил вперед ступни.

– Ладно. Алфи, Джордж, садитесь с нами от греха подальше. – Клэр указала нам место на одеяле рядом с ней. От греха? Интересно, что она имеет в виду?

Мы провели прекрасное утро на пляже. Солнце пригревало, но временами приятный ветерок ерошил нашу шерсть. Джордж позволил Саммер зарыть его лапы, но потом ему это не понравилось, и он взвизгнул. Мы с Джорджем привлекали немало умиленных взглядов, какие-то люди подходили поговорить с нами, и Клэр с Франческой объясняли, что мы сопровождаем их повсюду. Кто-то даже фотографировал нас. Но больше всего мне нравилось то, что поблизости нет ни одной чайки.

Я нежился на солнышке, присматривая за детьми и своим котенком. Алексей руководил строительством какого-то навороченного замка, Томми бегал взад-вперед, таская ведрами мокрый песок, Саммер и Марта искали ракушки для украшения постройки, а Тоби и Генри усердно копали что-то вроде ямы, которую называли рвом. Вау, да это и впрямь что-то грандиозное, подумал я. Джордж начинал привыкать к песку и лишь слегка проваливался, но это не страшно, потому что дети находили особое удовольствие в том, чтобы его спасать. Лениво наблюдая за происходящим, я чувствовал тепло, разливающееся внутри и снаружи.

Вскоре мне даже стало жарковато, чего нельзя сказать о Джордже, который, казалось, балдел от солнца. Алексей продемонстрировал свою новую постройку – иглу[7] из песка, – толково объясняя, что внутри она полая. Должен признать, что с куполообразным верхом и широким лазом она выглядела довольно привлекательно. Пока мальчишки бегали за влажным песком, чтобы укрепить бока и крышу иглу, я решил проверить, достаточно ли там места для меня. Я с легкостью проскользнул в нору. Вау, внутри оказалось прохладно и довольно комфортно. Я слышал доносившуюся снаружи болтовню и подумал, что успею немного вздремнуть.

Чуть позже, после освежающего сна, я открыл глаза, но увидел лишь кромешную темноту. Попробовал пошевелиться, но не смог, сдавленный со всех сторон. Испугавшись, я задергался, постепенно догадываясь, что завален песком. Задыхаясь, я запаниковал, что лишь ухудшило мое положение. Песчаная хижина, похоже, рухнула, и мне нужна была помощь, срочно. Я открыл рот, чтобы взвыть, но его тут же забило песком. Кое-как мне удалось отплеваться, и я отчаянно мяукал, пока не выбился из сил, а во рту опять образовалась каша из песка. Наконец я услышал голоса и опять принялся мяукать, надеясь привлечь внимание. Я пытался побороть панику, поскольку, чем больше двигался, тем глубже проваливался в песок. Даже хвостом не мог пошевелить.

Я окончательно обессилел от мяуканья и писка и, хотя еще мог дышать, страх нарастал с каждой минутой. Когда я снова подал голос, то даже не узнал его, настолько он изменился. Я подумал, что, если сейчас никто не придет на помощь, мне суждено остаться навсегда в этом чертовом иглу или меня смоет волной и унесет в море, и, возможно, я закончу свои дни в далеких и чужих землях! Наконец я расслышал приближающиеся голоса и увидел проблеск дневного света сквозь трещину в песке.

– Вот видишь, Алексей, я же говорил тебе, что Алфи там, – закричал Томми. – Боже мой, он ведь мог погибнуть!

– О нет, бедный Алфи, я не знал, прости, я так виноват. – В голосе Алексея звучало отчаяние. Они продолжали копать, пока не освободили меня из плена, и Алексей взял меня на руки, вытряхивая из моей шерсти комья песка. Я задышал ровнее, и паника потихоньку отступала. Мне пришлось долго моргать, чтобы привыкнуть к яркому дневному свету.

Дети и Джордж окружили меня, полные беспокойства. Пока я отряхивался от песка и пытался отдышаться, появилась Франческа с напитками. Клэр, Саммер и Тоби вернулись с прогулки у воды.

– Что с Алфи? – встревожилась Клэр. – Я отлучилась всего на пять минут. – Она покачала головой.

Пять минут? Так я и поверил. Скорее, пять часов. Погребение заживо в песке пополнило мой список грустных историй, едва не стоивших мне жизни. Неприятно вспоминать, как меня избил до полусмерти плохой человек, как я едва не угодил под колеса при переходе через дорогу, чуть не утонул в озере, застрял на дереве – о, и однажды на меня напала чайка. Джордж тыкался в меня носом, шептал, что он счастлив видеть меня в добром здравии. Я чувствовал себя немножко смущенным; надо же, постоянно предупреждал Джорджа об опасности, а сам нарвался на неприятности.

– С ним все в порядке, он забрался в иглу, а, пока мы строили еще один замок, хижина обрушилась. Мы не знали, что Алфи там.

– Странно, обычно у нас Джордж попадает в неприятности, – заметила Клэр. Мне было нечего добавить.


– Что-то мы устали, – сказала Клэр, когда Полли встретила нас на лужайке. Клэр объявила нам, что пора домой, время обедать. Меня это вполне устраивало, особенно после погребения в песке. Я хотел было взять Джорджа и исследовать песчаные холмы, которые, как я слышал, назывались дюнами, но Клэр больше не хотела выпускать нас из поля зрения. Конечно, я бы не позволил своему печальному опыту отвадить меня от пляжа, но впредь решил быть осторожнее.

– Гоняться за детьми под солнцем довольно утомительно, но они уже полюбили пляж, – продолжила Клэр.

– А пляж полюбил нас, – рассмеялась Франческа, стряхивая прилипший к ногам песок.

– Давайте устроим пикник на лужайке. В доме немного пыльно, хотя к полднику кухня уже будет пригодной, – сказала Полли, присоединяясь к нам.

– И что у нас с обедом? – спросила Клэр.

– Я подумала, что можно купить бутерброды, чипсы и холодные напитки в деревенском магазинчике, – сказала Полли. – Я не решаюсь заходить на кухню. Алексей, ты мне поможешь? Заодно выберешь что-нибудь вкусненькое для всех.

– Конечно, помогу. – Алексей гордо шагнул вперед, польщенный тем, что едет с Полли.

– Есть какие-то особые пожелания или вы будете рады любому нашему выбору?

– Ты же знаешь, что нравится детям, а меня устроит любая еда. Дать тебе денег?

– Нет, у меня есть. Хорошо, тогда мы погнали.

– Мяу! – подал я голос. Про нас-то не забудьте!

– Конечно, и морепродуктов для вас двоих, – рассмеялась Полли. – В конце концов, мы на море, так что у них наверняка есть что-нибудь особенно вкусное.

Она наклонилась, чтобы погладить меня, и я замурлыкал. После такого испытания я заслуживал угощения.


Мы провели чудесный день на лужайке. Я сказал Джорджу, что в такую жару возвращаться на пляж не имеет смысла. По правде говоря, я еще не чувствовал себя готовым к повторной вылазке: волнение до сих пор не улеглось. Да и что нам мешало обозревать окрестности, лежа в тени красивого куста? Я спросил Джорджа, почему он не заметил моего исчезновения, но он лишь поднял усы и сказал, что был слишком занят рытьем ям. Ответ прозвучал как нечто само собой разумеющееся.

Пока мы отдыхали после обеда, народу на пляже прибывало; дети и взрослые плескались в воде, заметно приблизившейся к берегу – Клэр сказала, что начинается прилив. Люди стояли на каких-то плоских досках. Я не знал, что это такое, поскольку видел впервые.

– А я смогу научиться паддлбордингу? – спросил Алексей. Ах, вот чем занимались те люди.

– Да, kochanie[8], – сказала Франческа. – Мы узнаем, как это организовать, и вы с Томми обязательно научитесь.

Я надеялся, что они будут осторожны, ведь вода коварна, и хотя я знал, что людям нравится все, что с ней связано – ванны, бассейны, море, – мы, кошки, как существа благоразумные старались держаться от нее подальше.

Алексей затеял игру в футбол для детей, пока мы, взрослые, валялись на одеяле. Полли время от времени возвращалась в дом, проверяя, спорится ли работа, Клэр дремала, а Франческа читала книгу. Я смотрел, как Джордж гоняется за футбольным мячом – правда, все без толку, – но знал, что после такой беготни он будет хорошо спать ночью. Признаться, морской воздух и меня вгонял в спячку.


– Пап, – разбудил меня голос. Я открыл глаза и увидел стоящего надо мной Джорджа. Должно быть, я все-таки задремал.

– Джордж.

– Все пошли домой пить чай, строители уехали. Думаю, нам тоже пора перекусить. – Я снова взглянул на пляж, заметно опустевший. Небо было по-прежнему ясным, но я почувствовал, что проголодался. Да, пожалуй, полдник не помешает.

– Ладно, пошли, Джордж, только зайдем с черного хода.

Мы проскользнули через кошачью дверцу и увидели дверной проем, ведущий в подсобку, которого раньше не было. Пока все выглядело неопрятно, но проход на кухню через «песочную комнату» показался мне довольно удобным. Действительно, здорово придумано – нам с Джорджем пришлось как следует потрудиться, чтобы вытряхнуть из шерсти песок, оказавшийся на редкость липучим, а мне совсем не хотелось, чтобы Клэр устроила нам банный день.

Не успели мы выйти на кухню, как я вдруг насторожился, снова учуяв чудной запах. Я мог бы поклясться, что пахнет кошкой, но, зная, что из кошачьих здесь только мы с Джорджем, терялся в догадках. Ведь я успел обшарить все углы и не обнаружил никаких следов, только запах. Что-то мне это не нравилось. Я задержался в подсобке, еще раз осматривая помещение, и услышал, как Джорджа приветствуют на кухне. Потом раздался громкий смех. Неохотно прекратив поиски, я прибежал на кухню. Джордж сидел на обеденном столе возле Саммер. Клэр визжала, но все остальные хохотали. Я подошел ближе. Дети держали в руках рожки с мороженым, а Джордж запустил свою мордочку в рожок Саммер.

– Смотри, Джорджу нравится мороженое, – хихикнул Генри. Саммер протянула ему свой рожок.

– Не балуй его, Самми. К тому же теперь ты не сможешь это доесть, – упрекнула ее Клэр, забирая рожок. Но самое страшное уже произошло. Джордж вымазался по уши и, широко улыбаясь, облизывался.

– Это фирменное местное мороженое, сделанное из взбитых сливок, – объяснила Полли, рассматривая этикетку на картонной коробке из-под рожков.

– Необыкновенно вкусное, но я не уверена, что следует кормить им кошек, – сказала Франческа.

– Очень холодное, но мне ужасно понравилось это мороженое, – шепнул мне Джордж, пока нас никто не слышал.

Я слизнул немного с его головы. Гм, на самом деле неплохо; теперь понятно, с чего вдруг такой ажиотаж. Я видел, как Клэр выложила остатки мороженого из рожка Саммер на тарелку возле раковины. Я запрыгнул на столик и принялся вылизывать тарелку. Джордж не замедлил присоединиться ко мне. Франческа схватила телефон и начала нас фотографировать.

– Только у нас могут быть кошки, которые питаются лучшим девонским мороженым, – засмеялась Полли.

– Мяу, – сказал я, смакуя холодную сливочную смесь. Вот это я понимаю – вкусняшка!

– Ну, в конце концов они ведь тоже на отдыхе, – вступилась за нас Клэр. – Хотя я все-таки не уверена, что их можно кормить мороженым.

– Разве что иногда, в качестве поощрения? – Франческа посмотрела на меня и заговорщически улыбнулась.

Каникулы вдруг заиграли новыми красками.


Глава 3 | Алфи на каникулах | Глава 5