home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Алфи на каникулах

До отъезда оставались считаные дни, и после недавнего происшествия было много взрослых разговоров и детского шепота за закрытыми дверями. Взрослые так и не решили, что делать. Полли настаивала на том, что «Морской бриз» необходимо сохранить; говорила, что не позволит бросить этот чудесный коттедж, когда столько уже сделано. Я склонялся к тому, чтобы согласиться с ней. Клэр разрывалась между детьми, которые внезапно разлюбили это место, и воспоминаниями о своих каникулах. Она и представить себе не могла, что в столь дорогом ее сердцу доме поселится кто-то другой. Мужчины, как обычно, поддерживали женщин, но Франческа встала на сторону Полли; она твердила, что «Морской бриз» должен стать вторым домом для всех нас, и не хотела, чтобы Андреа и ее семья разрушили нашу мечту. Она изо всех сил старалась сплотить взрослых вокруг этой идеи, но в условиях, когда строители все еще болтались в доме (хотя Лиама заменили), когда все подустали и сникли, ее усилия шли прахом.

Колин принес глубокие извинения и еще усерднее руководил своими людьми. Рабочие приступили к окончательной отделке, и даже Джордж умудрялся избегать неприятностей на стройке, хотя и не знал о дилемме, с которой мы все столкнулись.

– Хорошо, – сказала Франческа однажды вечером, когда дети уже лежали в постелях, отдыхая после насыщенного пляжного дня. – Мы должны принять решение, у нас осталось меньше недели. Мы сохраняем «Морской бриз» или нет?

– Меня беспокоят дети, они все время ноют, что хотят домой, – вздохнула Клэр. – Но потом я вспоминаю наш прекрасный день открытых дверей. Мы тогда действительно почувствовали себя своими в этой деревне. Вот я и не знаю, как поступить.

– Послушай, Алексей переживает за Тоби, как и все мы, но он думает, что девочки не угомонятся и Тоби просто не выдержит этого. Но, насколько я понимаю, Тоби уже в порядке. Дети любят пляж, им нравятся их новые друзья, так что нам мешает оставить этот инцидент в прошлом и двигаться дальше? – заметил Томаш со свойственной ему рассудительностью.

– Знаете, а у меня, кажется, есть идея, – оживился Джонатан. – Мы сказали Андреа, что ее девочки должны извиниться, но они этого так и не сделали. Как вы смотрите на то, чтобы заставить их попросить прощения у всех ребят? Возможно, наши дети будут чувствовать себя по-другому, получив заверения, что террор прекратится?

– И это говорит тот, кто первый хотел продать коттедж, – поддразнила его Полли.

– Хорошая идея, старик. Но кто возьмет на себя разговор с Андреа? – спросил Мэтт.

Все, включая меня, с надеждой посмотрели на Полли.


Мы с Гилбертом проводили все больше времени вместе; как полноправный член семьи он состоял на довольствии. Но вот какая штука: «Морской бриз» стал нашим семейным домом, где мне впервые удалось собрать под одной крышей всех моих любимых людей, и мало того, что невыносима была сама мысль о том, что я сюда не вернусь, мы оба волновались, что он потеряет кров. Впрочем, Гилберт как закаленный кот, не чета мне, держался бодро и не раскисал.

Джордж грустил, поддавшись всеобщему настроению, и, когда услышал, как дети заговорили о желании вернуться домой, просто обезумел от горя.

– Но, если мы поедем домой, как же быть с Шанель? – допытывался он.

– Джордж, прости, но ты уже большой мальчик, поэтому буду честен с тобой. Если мы уедем, ты больше не увидишь Шанель.

Я сразу понял свою ошибку: Джордж не на шутку расстроился. С тех пор он стал проводить еще больше времени в кустах, карауля Шанель, но соседний дом как будто вымер, и кошки тоже след простыл.


– Конечно, я буду скучать по паддлбордингу и пляжу, – сказал Алексей. Он завел обычай устраивать совещания со всеми детьми в комнате мальчиков. Я сомневался, что Саммер и Марта что-либо понимают, но им нравилось ощущение вовлеченности, даже если они по большей части играли в куклы, а не прислушивались к спорам.

– Я тоже буду скучать, но только не по этим ужасным девчонкам, – подхватил Томми.

– И я, – добавил Тоби.

– Да, но численный перевес все-таки на нашей стороне, – заметил Генри. – Так что, если они снова к нам полезут, мы сможем дать им отпор. – Генри рос достойным сыном своей матери, Полли.

– Ага, а потом их мамаша опять расстроит наших мамочек. Я знаю, это продолжалось все лето, и когда Тоби сбежал…

– Я не хотел убегать, просто захотел домой, – печально произнес Тоби.

– Ты слышал, что он сказал? – оживился Генри. – Он захотел домой, потому что это наш дом, наш второй дом. Наверное, нам нужно помнить об этом.

– Мяу. – Я ткнулся носом в Генри. Умный мальчик.

– Да, но нам нужно, чтобы все здесь были счастливы, – возразил Алексей. – И я просто не уверен, что это возможно.

Я чувствовал, что и взрослые, и дети ходят кругами, и мне оставалось лишь надеяться, что принесенные девочками извинения устроят всех. Наверное, я возлагал на это слишком большие надежды, но ничего другого предложить не мог.


Взрослые решили, что проще собрать всех детей в саду, чтобы выслушать извинения со стороны соседских девочек. Андреа, в последнее время старательно избегавшая нас, согласилась на все условия, лишь бы не втягиваться в новые неприятности. Я надеялся, что она сознает свою вину и за Лиама. Джордж решил, что Шанель, услышав о предстоящих извинениях девочек, воспользуется возможностью попросить у него прощения за то, что не отвечает ему взаимностью – хотя бог его знает, что творится в голове у котенка. Тщательно вылизав шерсть, он с нетерпением ждал назначенной встречи.

Гилберт, хотя обычно уходил на целый день, сказал, что останется дома, «на всякий пожарный». Он все больше склонялся к моему мнению в отношении людей. Видимо, дошли до него мои слова: совсем не обязательно, чтобы люди заботились о нас, но мы нужны, чтобы заботиться о них. Без нас они просто пропадут.

Понятно, что для соседских девочек наступил тяжелый момент, и взрослые вовсе не собирались облегчать им жизнь. Все ожидали их на лужайке. Девочки явились вовремя. Одетые более непринужденно – в шорты и футболки, – они как будто стали ближе ко всем ребятам. Андреа, хотя все такая же ухоженная и стильная, в кои-то веки не выглядела расфуфыренной.

– Ценю ее попытки предстать бедной родственницей перед нами, – шепнула Полли мужу.

– Бедными их уж точно не назовешь, – ответил Мэтт.

– Вот именно, – сказала Полли.

– Здравствуйте. – Андреа подошла к нам. Мы выглядели довольно устрашающей бандой. Клэр стояла возле Тоби, потому что он нервничал перед встречей с девочками, а Джонатан держал на руках Саммер. Остальные выстроились, как на групповом фото вроде тех, что делают на свадьбах.

– Привет, – сдержанно произнес Джонатан.

– Послушайте, прежде чем девочки начнут, я бы хотела сказать несколько слов…

– Мяу! – Джордж подскочил к Андреа, явно расстроенный отсутствием Шанель.

– О, привет, котик, – Андреа неловко потрепала его по голове. – Я не привела Шанель, потому что не хотела огорчать ваших кошек. – Она посмотрел на нас. – Кстати, а что у них за порода?

Джордж обиженно лег на траву, положив голову на лапы.

– Хм? Ты хотела сказать несколько слов о наших кошках? – не выдержала Полли.

– О, извините. Я хотела сказать, что очень благодарна вам за проявленное понимание, и мне так стыдно за свое поведение, простите меня. Я знаю, что вела себя отвратительно и совсем уж не по-соседски. Поэтому я надеюсь, что мы сможем забыть прошлые обиды и начать все сначала.

Я не знал, стоит ли верить ей, но мне показалось, что она искренна в своем раскаянии.

– Что ж, могу сказать, что мы ценим твою честность, – выступил Мэтт.

– Но больше ни-ни, – добавила Франческа. – Никаких интриг. – Она прижалась к Томашу, и он бережно обнял ее за плечи.

– Нет, конечно, нет, и вот еще девочки хотели что-то сказать.

Впервые девочки выглядели как маленькие дети. Серафина повесила голову, а Саванна как будто плакала.

– Простите нас, мы вели себя ужасно, – сказала Саванна. – Мы не нарочно, просто мы думали, что, если вы останетесь в коттедже, нам придется уйти из нашей школы, а как же наш папа узнает, где нас искать? И мы бы никогда его больше не увидели.

Она разрыдалась. Когда Андреа бросилась утешать ее, мне стало очень жалко девочку. Должно быть, она скучала по отцу, они обе скучали. Я не оправдывал их поведения, но теперь кое-что понимал.

Мы все стояли, чувствуя себя немного неловко, но тут случилось удивительное. Тоби подбежал к Саванне и взял ее за руку.

– Я бы тоже скучал по своему папочке, если бы не видел его. Вот мой папа. – Он показал на Джонатана, и у того перехватило дыхание. – В общем, я принимаю твои извинения, но, пожалуйста, больше не будь такой плохой, мы же ни в чем не виноваты.

Серафина крепко обняла его. – Спасибо тебе, и обещаю, что мы больше не будем злюками. Мы хотим дружить с вами. В конце концов, у вас самые интересные игры, правда, Сэвви? – обратилась она к сестре.

– Да. – Саванна все еще плакала, но всхлипывания затихали.

Клэр подошла к Тоби. – Молодец, Тоби, ты совершил очень добрый поступок, – сказала она.

– Это правда, вы все очень хорошие люди. – Андреа опять выглядела пристыженной. – Честное слово, девочки, они совсем не виноваты в том, что папы здесь нет. Я просто погорячилась, когда это сказала, но мы должны по-доброму относиться ко всем.

– Но, мамочка, ты всегда говоришь, что хорошие люди никогда не побеждают, – прощебетала Серафина. Мы уставились на Андреа, и та не стала скрывать своего смущения.

– Мне не следовало так говорить, и я была неправа, потому что все семьи, которые живут в «Морском бризе», очень хорошие. И смотрите, девочки, они и есть победители. – Андреа обняла своих дочерей. – С этой минуты мы все будем добрыми и милыми, даже я.

– Жду не дождусь, чтобы увидеть это, – сказала Полли и, спохватившись, прикрыла рот рукой. – Извини, я хотела сказать, что мы все должны подвести под этим черту, простить и забыть. Девочки, давайте, как будто вы только что познакомились с нашими детьми, и начните все с чистого листа, и мы, взрослые, поступим так же. Да, Андреа?

– Даже не знаю, как вас благодарить.

Девочки затараторили, вливаясь в компанию наших детей. Саммер и Марта тут же пристали к ним с просьбой сплести им венки из маргариток, что они и сделали. Мальчики, равнодушные к цветам, устроили футбольный матч, и, наблюдая за тем, как все они красиво играют на лужайке коттеджа «Морской бриз», я чувствовал себя самым счастливым котом.

Франческа и Полли вернулись в дом, чтобы приготовить напитки, и вышли с чаем и печеньем, соком для детей, вынесли даже наши миски с водой на случай, если мы захотим пить. Меня действительно мучила жажда, и я полакал воды; все-таки это нелегкая работа – налаживать дружбу. Приближалось время чаепития, и, откровенно говоря, я проголодался. Оставалось надеяться, что нам не придется слишком долго ждать еды.

Андреа пошла за Шанель, но сказала, что сразу вернется. Это напомнило мне о том, что нужно напоить Джорджа – день выдался очень жарким. Я пошел за котенком, ожидая найти его под изгородью, но его там не оказалось. В панике я бросился кружить по саду, проверяя все места, где он мог прятаться, но он как будто растворился. Я не мог себе представить, что снова потеряю его. Что же я за родитель? Я побежал за Гилбертом.

– Что случилось? – встревожился Гилберт.

– Джордж. Его нигде нет, – сказал я.

– Я проверю дом, да? – предложил Гилберт.

– Можно, но я не думаю, что он там.

– Куда же он мог деться?

Меня уже трясло от страха, когда раздался оглушительный крик. Мы бросились обратно на лужайку и увидели, что Андреа уже вернулась и стоит растерянная, бледная как полотно.

– Что такое? – всполошилась Клэр.

– Шанель пропала, ее нигде нет, но она никогда не уходит из дома без меня.

Я взглянул на Гилберта. До меня наконец дошло. Я брякнул Джорджу, что он больше никогда не увидит Шанель, и вот вам результат. Очевидно, он ушел вместе с ней, хотя с трудом верилось, что они могли сбежать в паре. Скорее, Шанель сбежала от него. О нет, Джордж, что ты натворил?


Начался сущий хаос, как бывает всегда, когда люди пытаются решить проблему. Андреа билась в истерике, девочки выглядели испуганными, и все говорили хором.

Джонатан призвал всех к порядку.

– Так, слушайте, давайте организуем поиски. Прежде всего, ты уверена, что она не в доме и не в саду? – обратился он к Андреа с разумным вопросом.

– Уверена, я обшарила все углы. Шанель не уходит из сада без меня. О, а вдруг ее украли? – В ее широко распахнутых глазах застыл ужас.

Нужно быть очень храбрым, чтобы отважиться на кражу такой кошки, подумал я, но, разумеется, промолчал.

– Мяу, – напомнил я о другом. Разве никто не заметил, что и Джорджа нигде нет?

– О боже, Алфи, где Джордж? – встрепенулась Клэр.

– Мяу. – Я понятия не имел, где он, хотя почти не сомневался, что, если мы найдем Шанель, найдется и он.

– Алексей, Томми, можете проверить дом, чтобы, если их там нет, мы сузили круг поисков? – сказал Томаш. Мальчики побежали искать.

– Так, хорошо. Клэр, Франческа и Андреа, вы будете искать вместе. – Джонатан четко распределял обязанности. – Мы идем с Мэттом, а ты, Томаш, вместе с Алексеем и Томми сформируете третью поисковую группу.

– Мне остаться с детьми? – спросила Полли.

– Ты не против? – уточнила Клэр.

– Нет, конечно. И, если кто-то из них вернется сюда, я тебе сразу позвоню.

– Андреа, откуда ты предлагаешь начать поиски?

– Честно говоря, даже не знаю, она не выходит на улицу без меня. – Андреа заметно дрожала от страха; похоже, она очень любила свою кошку, и это немного смягчило мое отношение к ней.

– Как насчет того, чтобы пойти в один конец деревни и начать оттуда? Джон и Мэтт пойдут в другой конец, а Томаш с мальчиками обыщут пляж? – благоразумно предложила Франческа.

– Идет. Толковый план.

– Мяу? – подал я голос.

– Алфи, ты тоже можешь потеряться, если пойдешь с нами, – сказала Клэр. – Я бы предпочла, чтобы ты остался дома. – Нет уж, дудки, подумал я.

Вернулись Алексей и Томми и подтвердили, что кошек в доме нет, поэтому все разбились на группы и приготовились к поисковым работам. Гилберт остался со мной, и я знал, что, как только все уйдут, мы тоже тронемся в путь. В конце концов, чем мы не группа? Разумеется, мы не могли пустить дело на самотек – вернее, предоставить это людям.

Мы отправились чуть погодя, чтобы нас никто не заметил. Деревня казалась притихшей в этот предвечерний час, и вскоре мы оказались у входа на пляж, где я остановился, запыхавшись и все еще дрожа от волнения.

– Привет. – Ко мне подошла полосатая кошка.

– Привет, – ответил я, переведя дух.

– Я – Лили, – сказала она. – Только что перебралась сюда.

– Все это очень мило, но мы заняты, у нас чрезвычайная ситуация, – проворчал Гилберт, вмешиваясь в разговор.

– О боже. А что случилось? – спросила она. – Это как-то связано с рыбой?

– Нет, я потерял своего котенка, – объяснил я. – Маленький такой, рыжий, и думаю, он может быть с персидской кошкой или по крайней мере гонится за ней. – Слова лились бессвязным потоком.

– Точно, я их видела. Я пыталась остановить их, чтобы поболтать, но они промчались мимо. Я еще подумала, как это невежливо. – Она склонила голову набок. – Я всего лишь хотела проявить дружелюбие, знаете ведь, как трудно кошке на новом месте.

– Куда, куда они пошли? – спросил я, еле сдерживая досаду.

– Они двигались в сторону пляжа. Перс бежал впереди, за ним котенок. Такой милый, правда? В любом случае он пытался ее догнать, но сильно отстал. Лапки-то маленькие.

Я посмотрел на Гилберта. – Ты давай на пляж, а я пойду за людьми.

– А можно мне с вами? – спросила Лили. Гилберт поднял усы и ничего не ответил, но она все равно последовала за ним.


Все столпились у ворот нашего дома – похоже, прибежали из разных мест, но с пустыми руками.

– Мяу! – закричал я, нарезая круги.

– Думаю, Алфи дает нам знак, чтобы мы следовали за ним, – догадался Алексей.

– Не городи чушь, он всего лишь кот, – сказала Андреа.

– Нет, Алфи не простой кот, совсем не простой, – ответил Томми. – Пошли, ребята, айда за Алфи! Он знает, что делает.

Я первым примчался на пляж, где меня поджидали Джордж, Гилберт и Лили, и сразу заметил кое-что странное. Прибрежная полоса опустела, и вода поднялась довольно высоко. Не будучи любителем воды, я осторожно ступил на песок.

– Джордж? – позвал я.

– Шанель, она там, – сказал Джордж, неопределенно махнув лапой.

– Где? – Я никого не видел.

– Она в воде, – объяснила Лили. – Представляешь, кошка в воде, кто бы мог подумать? Хотя, конечно, чисто технически она в лодке на воде, но все же…

– Тихо, – одернул ее Гилберт. – Джордж, объясни, в чем дело.

– Она в той лодке, пап, смотри. – Я проследил за его взглядом. Джордж оказался прав. Шанель испуганно выглядывала из-за бортика лодки, которая, покачиваясь на воде, медленно удалялась от берега.

– О нет, она же в море, – воскликнул я. – Что нам делать? Как заставить людей увидеть ее? – спросил я.

– Не дрейфь, они уже идут, – спокойно произнес Гилберт. – Ее увидят. И, кажется, я ее слышу. – Мы все прислушались: да, в воздухе разносился кошачий вопль.

– Как это произошло? – спросил я.

– Ну, ты же говорил, что я больше никогда не увижу Шанель, поэтому я пошел сказать ей об этом, а она все пряталась от меня. Я решил, что она хочет поиграть в прятки, и, наверное, она запрыгнула в лодку, пока я гнался за ней, но лодка поплыла. Шанель очень хорошо прячется.

Я постарался не выдать своего недовольства.

– Не думаю, что она играла в прятки, – сказала Лили.

– А ты кто? – спросил Джордж, как будто только что заметил ее.

– Лили, приятно познакомиться.

– Ребята, послушайте, нам надо сосредоточиться, – сказал Гилберт. – Как будем спасать Шанель?

– Я пойду и достану ее, – вызвался Джордж.

– Не смей, все кончится тем, что ты утонешь или того хуже, – отчитал его я. – Нет, Джордж, я запрещаю. Взрослые сами справятся.

Наконец люди прибежали к нам. Андреа, пытаясь скинуть туфли на ходу, неслась как угорелая. Все выстроились рядом с нами и посмотрели на воду.

– Что вы хотите там увидеть? – Андреа приложила ладонь козырьком ко лбу, заслоняясь от слепящего вечернего солнца.

– О, смотрите, вон ваша кошка, в той лодке, – крикнул Алексей. Наконец-то все увидели то, что мы хотели им показать.

– О нет, нет! – Андреа смешно задышала. – Что же делать? Мою крошку уносит в море!

– Когда начнется прилив? – спросил Томаш.

– Через несколько часов, не раньше. Ее нельзя оставлять там так надолго. – У Андреа началась истерика, и Франческа обхватила ее руками, на случай если она вдруг грохнется в обморок.

– У тебя есть лодка? – спросил Мэтт.

– Нет, откуда? – огрызнулась Андреа.

– Смотри, там паддлборд, мы можем попробовать догнать ее, – сказал Алексей, заметив доску на берегу.

– Ты не можешь выходить в море без инструктора или спасательного жилета, – строго сказал Томаш.

– Но кто-то должен спасти ее, пожалуйста, пожалуйста, я умоляю, – воскликнула Андреа. Я отметил, что себя она не предложила на роль спасателя.

– О боже, я пойду, – сказал Джонатан. Мы все уставились на него. – Насколько трудно это может быть? – спросил он. Клэр выглядела насмерть перепуганной. – Там же просто стоишь на ней и все?

– На самом деле это довольно сложно, – сказал Томми. Но Джонатан уже не слушал его. Он приближался к доске.

– Ты уверен? – с ужасом крикнула Клэр.

– Конечно, – соврал Джонатан. – Я должен достать эту кошку, других желающих ведь не нашлось. – Он разулся, схватил доску и весло и понес их к воде. Я не мог на это смотреть. Меня не покидало плохое предчувствие.

– Я должен спасти свою любовь, – внезапно сказал Джордж и, прежде чем я успел его остановить, подбежал к Джонатану и запрыгнул на паддлборд.

– Боже мой, твой котенок на доске! – воскликнула Лили.

– О нет, только не это. – Охваченный паникой, я повернулся к Гилберту. – Мне надо к нему!

– Нет, Алфи, оставайся здесь, с ним все будет в порядке. Джонатан позаботится о нем, – сказал Гилберт и приободрил меня, ткнув носом.

Но кто позаботится о Джонатане, хотел бы я знать?


– Черт возьми, Джордж, только тебя мне тут не хватало, – крикнул Джонатан. Он уже стоял в воде, пытаясь забраться на доску, в то время как Джордж смотрел в ту сторону, куда уплывала лодка с Шанель. Мы все наблюдали за ними с берега, стоя у самой кромки воды, что мне совсем не нравилось, но я знал, что должен быть как можно ближе к своему мальчику. Конечно, Джордж ничуть не мешал Джонатану забраться на доску: я вспоминал, как ловко он балансировал на паддлборде вместе с Томми, и только это меня успокаивало. Тем более что глупый котенок, казалось, полюбил воду.

– Вы уверены, что он умеет управлять паддлбордом? – спросила Андреа. Никто не ответил. Не счел нужным. Очень скоро стало ясно, что Джонатан понятия не имеет, как обращаться с доской. Он забавно корячился, пытаясь на нее залезть, и все время соскальзывал обратно в воду. Наконец ему удалось забраться, но он тут же свалился с другого края, едва не утащив за собой Джорджа. К счастью, у моего котенка непревзойденное чувство равновесия. Я трясся от страха за них обоих, но пытался сохранять спокойствие, на случай если понадоблюсь. Не то чтобы я знал, чем могу быть полезен.

– Можно, я ему помогу, пап? – спросил Алексей спустя какое-то время.

– Конечно, надо бы помочь, сынок. – Томаш похлопал его по плечу. – Только не заходи слишком глубоко. – Хорошо, что Томаш это сказал, потому что Андреа сидела на песке, рыдая в голос, Франческа пыталась ее утешить, и… ну, в общем, если бы не Алексей, мы бы могли просидеть здесь всю ночь.

Он пробрался к Джонатану. К счастью, глубина оказалась по пояс. Алексей придержал доску и весло, пока Джонатан устраивался сверху. Алексей попытался забрать Джорджа, но котенок уперся и ни в какую не хотел слезать.

– Джордж, подойди ко мне. – Алексей протянул руку, чтобы схватить его за шкирку.

– Мяу! – Джордж замахнулся на него лапой. Боже мой, он никогда не позволял себе такого.

– Ой, Джордж поцарапал меня! – воскликнул Алексей, отдергивая руку.

– Ради всего святого, – взмолился Джонатан. – Эта штука меня доконает.

– Все верно, Джонатан, просто сиди на доске, как сейчас, и греби веслом по обе стороны, выравнивая курс. Только не пытайся встать, – руководил Алексей, потирая руку.

– Нет, никаких шансов. – Джонатан, слегка испуганный, начал грести. Доска ходила ходуном, отказываясь следовать по прямой. Мне снова захотелось зажмуриться, но, зная, что Джордж в море, я не мог оторвать глаз от воды. Казалось, прошла целая вечность, пока Джонатан пытался сдвинуться с места, но он все равно не сдавался. Алексей уже успел вернуться на берег; вода стекала с него ручьями. Осмотрев его руку, мы увидели лишь крошечную царапину.

– Он очень хотел пойти с Джонатаном, – сказал Алексей. Ты и половины правды не знаешь, мысленно усмехнулся я.

Я не мог не заметить, что Джонатан и Джордж изрядно вымокли, пока прокладывали извилистый путь к Шанель. Наконец они приблизились к лодке. Удерживая весло, Джонатан свободной рукой зацепился за бортик. Шанель увидела Джорджа и слегка насторожилась. Я не мог слышать, о чем они говорили, но довольно живо представил себе, как Джонатан сыплет словами, которые Клэр называла «не для детских ушей».

– Прыгай на доску, Шанель! – кричала Андреа. Я тоже хотел кричать, хотел, чтобы Джордж вернулся целым и невредимым, и я понимал, что если Шанель сейчас же не перейдет на доску, вся эта штуковина попросту опрокинется. Я не переживал за Джонатана – он умел плавать, – но жутко боялся за Джорджа, того еще пловца. Наконец, когда Андреа уже сорвала голос от крика, Шанель выбралась из лодки, и Джонатану удалось схватить ее, чудом не свалившись в воду. На берегу все громко зааплодировали.

– Вперед, Джонатан! – крикнул Томми, и Джонатан начал грести.

Сделав несколько кругов, Джонатан сумел подгрести достаточно близко к берегу, где ему на помощь уже спешили мальчишки.

– Ура! – вопил Томми, когда они с Алексеем мчались им навстречу. Алексей крепко держал доску, Томми подхватил Джорджа, и Джонатан высадился, держа под мышкой перепуганную Шанель.

– Большое тебе спасибо! – Андреа выхватила у него кошку и, вся в слезах, прижала ее к груди. Я привык видеть Шанель надменной и холодной, но сейчас она выглядела жалкой и испуганной. Я даже проникся к ней сочувствием. Андреа не отпускала ее, хотя кошка была мокрой и растрепанной. – Еще раз большое спасибо, но мне надо бежать. Извините, что бросаю вас так спешно, но Шанель травмирована, а с такой родословной, как у нее, я не могу рисковать. Думаю, мне стоит вызвать ветеринара.

– Может, и нам надо показать Джорджа врачу? – спросила Клэр.

– Нет, он немножко намок, но с ним все в порядке, – сказал Джонатан. – Чего нельзя сказать обо мне. Мало того что я продрог, так еще и чуть не окочурился от такого приключения. Мне срочно нужно полотенце и пиво.

– Как она оказалась в этой лодке? – недоумевала Франческа.

Хороший вопрос, подумал я, сурово поглядывая на Джорджа. Прятки, будь они неладны.

– А ты думал, это ерунда, как нечего делать, – заметил Томаш, посмеиваясь над несчастным Джонатаном.

– Да, приятель, это тебе не фунт изюму. – Мэтт похлопал его по плечу.

– Ладно, согласен, это не так просто, как кажется, – сдался Джонатан. – Но теперь я могу пойти и обсохнуть?


– Итак… – начал я. После того как котенка высушили полотенцем в подсобке, мы с Гилбертом и Джорджем остались одни. Хотя не совсем, потому что Лили по какой-то неведомой причине пошла за нами домой. – Скажи мне, Джордж, почему ты решил, что вправе рисковать своей жизнью?

– Хорошо, значит, дело было так. – Джордж ухмыльнулся, пуская в ход все свое обаяние. – Шанель оказалась в лодке по моей вине, поэтому я счел своим долгом помочь в ее спасении. В конце концов я силен в паддлбординге, и вы же видели Джонатана – он совершенно беспомощный, без меня бы ни за что не справился.

Я сомневался, что у меня хватит сил на споры. Логика Джорджа… ну, это особая логика.

– Ты был очень хорош, – сказала Лили. – Должна признаться, я под большим впечатлением.

– Извини, я не хочу показаться грубым, но кто ты такая, Лили, и почему ты здесь? – встрял Гилберт.

– Я живу неподалеку. Мы только что переехали в деревню – ну, некоторое время назад, – но лишь недавно мне разрешили выходить на прогулку. Это было ужасно, так долго сидеть взаперти, но в любом случае я хотела подружиться с кем-то, как только выйду на улицу, и смотрите – мне это удалось! – Лили улыбнулась.

Я находил ее довольно привлекательной кошкой и подумал, что она могла бы составить компанию Гилберту, когда мы уедем; в конце концов она казалась довольно решительной, и даже Гилберту не удалось сразу отшить ее.

– Добро пожаловать в Линстоу, – сказал я, стараясь не выказывать нетерпения; мне все-таки нужно было разобраться с Джорджем. – Но, Джордж, почему ты оцарапал Алексея? Он же твой друг.

– Ах, да, я попрошу у него прощения, но он пытался схватить меня, а мне нужно было спасать Шанель. Теперь она обязана полюбить меня, – сказал он.

– О боже, – вздохнул Гилберт. – Плохи твои дела, парень. Очень плохи.

– Я не совсем понимаю, о чем вы, – сказала Лили.

– Это долгая история, и, честно говоря, тебе не о чем беспокоиться, – ответил я. Кто бы знал, как выпутаться из сетей безответной любви? Но наступало время чаепития, и у меня появились другие заботы.


Мы собрались на лужайке, чтобы посмотреть на закат. Полли и Мэтт съездили в деревню и привезли рыбу и чипсы для всей компании, не забыв про Джорджа, Гилберта и меня. Мы устроились на одеялах и наслаждались пикником.

После того как Гилберт заверил Лили, что она сможет навестить нас еще раз, наша новая знакомая неохотно ушла домой. Казалось, она слегка бесила его, но, если вспомнить, он и меня поначалу встретил в штыки. Мне-то как раз нравилась идея, что у него появится еще один друг после нашего отъезда – в самом деле, не с Шанель же ему дружить, правда?

Андреа позвонила, чтобы в очередной раз поблагодарить нас и сказать, что Шанель в порядке, но ей нужно отдохнуть. Собственно, после такой встряски отдых не помешал бы и всем нам, подумал я, покосившись на Джорджа. Хотя по нему этого не скажешь, подумал я, отмечая, с каким энтузиазмом он грызет кусок рыбы. Мысленно переживая события этого дня, я радовался, что все закончилось благополучно. Шанель, унесенная в море, снова сплотила нас, а мой мальчик – хотя и виновник случившегося, – доказал мне, какой он храбрый и добрый. Тоби продемонстрировал чудеса великодушия, умение прощать. Наблюдая за тем, как он подкармливает Джорджа своими чипсами, я не мог не думать о том, как похожи эти мальчишки. Нам повезло, что их у нас двое.

– До сих пор не могу поверить, что Джордж вышел с тобой в море, – задумчиво произнесла Клэр.

– Думаю, он сожалеет, что поцарапал меня, теперь ластится, да и царапина ерундовая.

– Сумасшедший кот. Но знаете, кого он мне напоминает? – сказал Мэтт.

– Джонатана? – подсказала Полли.

– Нет, Алфи. Такие безумства – в его духе. Они действительно как два сапога пара.

– Это точно. Теперь у нас два кота, которые сто очков дадут человеку. Или, скорее, три кота, если вспомнить, как Гилберт наказал Лиама, – сказала Франческа.

– Это как же нам повезло-то! – подвела итог Клэр.

Я посмотрел на своего мальчика, он посмотрел на меня, и я вскинул усы, подмигивая ему. Он подмигнул в ответ. Мы действительно как два сапога пара, если это означало то, о чем я подумал. Мой мальчик, весь в отца. И, несмотря на то что он заставил меня поволноваться, я бы не променял это ни на что другое.

– Что ж, – сказал Томаш. Он держал в руках бутылку пива, задумчиво жевал чипсы и смотрел на небо. Солнце догорало в рыжем пламени, и мы следили за тем, как оно медленно исчезает, словно погружаясь в море. Я поймал себя на мысли, что это самое захватывающее зрелище, которое мне когда-либо доводилось видеть. – Вы все еще хотите уехать отсюда, из этого дома, и вернуться в город?

– Ни за что! – сказал Тоби. – Пожалуйста, можно мы будем всегда приезжать на каникулы в «Морской бриз»?

– Да, я должен обскакать Алексея в паддлбординге, – подхватил Томми.

– По крайней мере вы оба освоили его лучше, чем Джонатан, – рассмеялась Клэр и нежно поцеловала мужа в щеку.

– Ну, может, в следующий раз я возьму несколько уроков. Я все-таки не понимаю, почему это так сложно, когда выглядит так просто. – Джонатан почесал затылок. – Вроде ничего и делать-то не нужно, а поди ж ты.

– А для меня это легче легкого, – шепнул мне Джордж. Я ткнул его носом, моего взбалмошного, но замечательного мальчика.

– Это мое лучшее место во всем мире, – заявила Саммер.

– И мое, – вторила ей Марта. – Ну, не считая других мест, которые тоже мои лучшие, – добавила она.

– И у нас здесь так много друзей, правда? – сказал Генри. – Даже девочки теперь наши друзья.

– Конечно, милый, – согласилась Полли.

– У меня есть тост, – предложила Клэр. Взрослые подняли свои бокалы, а дети – чашки. – Давайте выпьем за тетушку Клэр и коттедж «Морской бриз». Мы проведем здесь много счастливых лет и каникул, я просто знаю, и все.

– Мяу! – Я в этом тоже нисколько не сомневался.


Глава 20 | Алфи на каникулах | Глава 22