home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Алфи на каникулах

Неделя тянулась мучительно долго. Мне казалось, я только и делаю, что жду, но наконец наступила суббота – день пикника у Андреа и попытки поджога. Я совсем измучился под гнетом этого стресса, но изо всех сил старался сохранять спокойствие, чтобы Джордж не учуял опасность, нависшую над нами или по крайней мере над «Морским бризом».

На самом деле поджог обернулся бы большой бедой для всех нас, потому что дети проводили здесь самое счастливое лето своей жизни, коттедж превращался в родной дом и дарил радость каждому из нас. Джонатан даже сказал Клэр, что она оказалась права и им никогда не захочется продавать «Морской бриз». Если бы не Андреа, ничто не омрачило бы наш отдых у моря. Но до окончания каникул оставалось немногим больше недели, и я беспокоился, что эта летняя история запомнится печальным финалом.

Гилберт, отныне полноправный член нашей семьи, не спускал глаз с Лиама. Сказать по правде, из него получился бы классный охотник, не то что мой бедный Джордж, который почти всю неделю провел в тоске по Шанель. Как бы то ни было, Лиам пока ничем себя не выдал. Он по-прежнему работал в доме, но его никогда не оставляли одного, так что в этом смысле руки у него были связаны. Пару раз он все-таки заходил к Андреа, но они разговаривали в доме, и Гилберт не смог подслушать.

Наш черновой план оставался в силе: Гилберт охраняет домой, а я бегаю туда-сюда, держу лапу на пульсе. Если я понадоблюсь Гилберту, он знает, где меня искать, и наоборот. Мы – одна команда. Я все еще не хотел втягивать в это дело Джорджа – мал еще, чтобы вешать на него такие проблемы, да и мне как родителю хотелось оградить его от всего плохого, что есть в мире. Оставаясь реалистом, я с грустью сознавал, что не смогу вечно опекать его, но хотел, чтобы он как можно дольше наслаждался детством.

Но пришла и хорошая новость: Томаш, Мэтт и Джонатан взяли несколько дней отпуска, так что собирались остаться с нами на целую неделю! Это означало, что в доме будет не протолкнуться, но мне нравилась такая суета. Я предвкушал прогулки по пляжу, изобилие рыбы, чипсов и мороженого. Одним словом, заключительная неделя отдыха обещала массу впечатлений.

Клэр, Франческа и Полли нарядились в платья и выглядели сногсшибательно, детей тоже приодели… правда, я знал, что аккуратными и чистыми они останутся ненадолго. Мужчины оделись по-летнему – шорты, футболки или, в случае Джонатана, рубашка с короткими рукавами, – а мы с Джорджем вдвойне усердно приводили себя в порядок. Особенно Джордж, который вылизал шерсть практически до блеска. Я знал, что Шанель ему не пара, слишком стара, да и он еще не дорос до любви, но у меня не было никаких сомнений в том, что с годами он превратится в настоящего сердцееда.

Наша группа смотрелась довольно эффектно, подумал я, когда мы отправились в гости. Вместо того чтобы пробираться через лазейку в изгороди, мы решили прибыть вместе с нашими семьями, хотя Томми держал Джорджа на руках, как будто боялся, что тот сбежит – эх, знал бы он! Джордж и не помышлял о побеге, ему не терпелось увидеть свою возлюбленную. Мы зашли через ворота в соседский сад, где нас уже встречали: Андреа, ее дочери и деревенские дети вместе со своими родителями – Эмбер, Кейт и Вики с мужьями, теперь уже нашими друзьями.

– А, вот и наши почетные гости, – громко провозгласила Андреа. Клэр обернулась, проверяя, не идут ли следом другие, кому могло быть адресовано это приветствие.

– Спасибо, – сказал Джонатан, целуя Андреа в щеку и протягивая ей пакет – с вином, как догадался я. – Куда это поставить? – спросил он.

Разумеется, Андреа держала на руках Шанель. Джорджу удалось перепрыгнуть от Томми к Джонатану, и тот едва не выронил пакет с вином, зато котенок приблизился к Шанель.

– Мяу, – кокетливо мяукнул он. Кошка вздернула нос и отвернулась. Но ему и этого хватило для полного счастья.

– Джордж, – с укором произнес Джонатан, опуская его на траву.

– О, идем со мной, отнесем это на кухню. – Андреа улыбнулась Джонатану и повела его в дом.

– Почему я сомневаюсь, что он выйдет оттуда живым? – прошептала Клэр, и Полли рассмеялась.

Дети сразу же сбежали, и я наказал Джорджу присматривать за Тоби. Малыш нервничал и доверительно признался Джорджу (а тот уже донес мне), что не хочет никуда идти, потому что боится соседских девочек. Джордж, который предпочел бы волочиться за Шанель, нехотя согласился.

– Если Шанель увидит, как хорошо ты ладишь с детьми, она еще больше проникнется к тебе, – заверил я его, снова чувствуя себя лицемером. Но дело не только в том, что я пытался обмануть Джорджа; я просто не хотел, чтобы он проводил слишком много времени с Шанель, которая по-прежнему вытирала об него лапы, да и за Тоби надо было кому-то присматривать, поскольку мне самому предстояло следить за Лиамом.

– Ты так думаешь?

– Абсолютно уверен. – Конечно, я опять солгал, но уловка сработала, и Джордж помчался к Тоби.


День выдался на редкость жарким. Даже дети, хотя и в панамках, не бегали до одури, как обычно, а взрослые сидели на стульях, расставленных на лужайке, и болтали, обливаясь потом. Мне отчаянно хотелось убраться в тень, но я не мог рисковать, пустив все на самотек. Не только дому, но и моей шкурке грозил пожар. Тем не менее я смотался к Гилберту, тот сообщил, что пока все спокойно, и я побежал обратно на пикник, где дети устроили возню с Джорджем, хотя я видел, как он украдкой поглядывает на Шанель, которая сидела с Андреа, привычно не обращая на него никакого внимания. Бедный котенок. Женщины мило общались между собой, но я заметил, что Андреа явно предпочитает компанию мужчин и откровенно флиртует со всеми.

– О, какой чудесный у тебя загар, – говорила она Джонатану, который выглядел слишком довольным собой. – Мэтт, будь душкой, долей нам вина, у тебя это так хорошо получается. – И Томашу: – Ты должен дать мне рецепт того соуса, что вы принесли, он просто божественный, ничего подобного я еще не пробовала. – Томаш зарделся от похвалы, а Франческа сурово зыркнула на него; соус готовила она. Мужья других женщин тоже получили порцию комплиментов «от Андреа».

Но в то же время Клэр болтала с Фионой, Полли – с Кейт, Вики и Эмбер, так что все складывалось идеально. По крайней мере я на это надеялся.

Мне стало невмоготу на солнцепеке, и я юркнул под куст передохнуть. Но, видимо, жара и беспокойство сделали свое дело, и я, сам того не замечая, провалился в сон.

– Алфи, – прошипел чей-то голос. Я приоткрыл глаз и увидел перед собой Гилберта.

Я в ужасе вскочил.

– О нет, я все испортил, заснул, придурок. Что случилось? – Я посмотрел на лужайку; пикник был в самом разгаре, и я не увидел ничего подозрительного.

– Пойдем со мной, быстро.

Я поспешил за Гилбертом к дому. – Что происходит?

– Дело вот в чем: Тоби и Джордж прибежали домой. Тоби плачет. Взрослых никого нет, и я подумал, что, возможно, они и не знают, что он ушел.

– А что Лиам? – спросил я.

– Его нигде не видно.

Я побежал в комнату мальчиков, где Тоби лежал на кровати, всхлипывая, а Джордж жался к нему.

– Мяу? – Я попытался узнать у Джорджа, что случилось. Он спрыгнул с кровати и последовал за мной, пока мы не оказались вне зоны слышимости.

– Эти девчонки опять вели себя ужасно, дразнили его, обзывали приемышем. Но никто не видел, как он побежал домой. Он пролез через нашу лазейку в изгороди, – объяснил Джордж. – Ему, конечно, было тесновато, но он кое-как протиснулся. Я пошел за ним, потому что не мог оставить его одного.

– Кто-нибудь еще видел, как они его дразнили?

– Нет, они улучили момент, когда он был один, даже без меня.

– Ты молодец, Джордж. Я пойду за Клэр и Джонатаном.

Я оставил Гилберта за главного, а сам вернулся на пикник. Я чувствовал себя погано, но уже не из-за Андреа, а из-за ее дочерей. Как могут дети быть такими злыми? Я вспомнил, как несколько лет назад ходил в школу разбираться с хулиганом, который устроил травлю Алексею; тот мальчик рос в неблагополучной семье, но это же не повод издеваться над другими детьми. Я кипел от ярости и знал, что Клэр и Джонатан тоже выйдут из себя.

Пробравшись в сад, я быстро отыскал Клэр. Она сидела рядом с Полли, с тарелкой еды в руках.

– Мяу! – крикнул я, прыгая ей на колени. По прошлому опыту я знал, что вежливостью в таких случаях ничего не добьешься.

– Алфи, но я же ем, – крикнула она, отставляя тарелку.

– Мяу! – Я положил лапу ей на грудь, что обычно привлекало ее внимание.

– Что случилось?

– Мяу.

Клэр встала и огляделась вокруг.

– А где Тоби? – спросила она. – Джонатан, где Тоби? – Она перешла на крик. Все гости затихли.

– Я не могу его найти. – К нам подбежал запыхавшийся Генри.

– Ты знаешь, где он? – спросила Полли.

– Нет, последний раз, когда я его видел, он был с Серафиной и Саванной, но… – Казалось, Генри сейчас заплачет. – Я думаю, и Джордж с ним, потому что его тоже нигде нет.

– Эй, успокойся. Все в порядке, Генри, сейчас обыщем сад. – Джонатан взял бразды правления в свои руки.

– Саванна, Серафина, вы не знаете, где он может быть? – спросила Андреа. Обе с длинными волосами, в похожих платьях, девочки сохраняли полную невозмутимость. Серафина пожала плечами.

– Он сказал, что хочет вернуться домой, – сказала Саванна.

– Почему? Почему он захотел вернуться домой? – разозлилась Клэр.

– Пожалуйста, не кричи на моих девочек, – ровным голосом произнесла Андреа.

– Мой сын пропал, и я немного нервничаю. Если он…

– Клэр, давай сходим домой. Возможно, он там, если говорил, что хочет вернуться. – Джонатан успокоил ее, обняв за плечи.

– О, ты хочешь сказать, что он может быть в коттедже, один? – воскликнула Андреа, как будто до нее только что дошло. С ее лица схлынули все краски.

Но Клэр уже спешила к воротам.

Я знал, что должен делать.


Я рванул обратно, воспользовавшись самым коротким маршрутом, через изгородь. Гилберт вышел мне навстречу. Он лишь посмотрел на меня, и я увидел ужас в его глазах.

– Что? – спросил я.

– Я как раз шел за тобой. Лиам уже там. – Я последовал за ним через заднюю дверь на кухню. Мое сердце едва не остановилось.

Лиам стоял возле кухонного стола с тряпкой и зажженной спичкой в руках. В воздухе разливался какой-то странный запах. Я взглянул на Гилберта.

– Тоби еще здесь? – спросил я.

– Да, они с Джорджем наверху.

– О боже. – Мне стало не по себе.

– Что нам делать? – спросил он. – Пойти к Джорджу?

– Нет, нам нужно остановить Лиама, – ответил я. – Придется прыгнуть на него, это единственный выход. – Прежде чем Лиам успел нас заметить, мы оба набросились на него. Мне удалось вскочить ему на грудь, впиваясь когтями, а Гилберт забрался ему на плечо и изо всех сил царапал лицо.

– Фуууу! – закричал Лиам и швырнул горящую тряпку на стол, пытаясь сбросить нас обоих. Гилберт еще крепче вцепился в него, продолжая царапаться.

Я знал, что должен потушить огонь, пока он не разгорелся сильнее, поэтому спрыгнул на кухонный стол. Меня обдало жаром от пылающей тряпки, но, к счастью, огонь не успел распространиться. Я подошел к кувшину с цветами и, сдвинув его с места, мощным броском опрокинул на тряпку. Водой залило весь стол, пламя зашипело и погасло. Меня накрыло волной облегчения. Гилберт наконец отпустил Лиама и спрыгнул на пол. Лиам выглядел потрясенным, ощупывая окровавленное лицо. Мы с Гилбертом обменялись взглядами победителей, хотя сердце у меня все еще колотилось.

Мы сорвали вражеский план. Спасли коттедж и, что важнее, Джорджа и Тоби. Прежде чем я успел подняться к ним, распахнулась дверь.

– Что ты здесь делаешь? – возмутилась Клэр. Она явно не питала симпатий к этому парню.

– Э-э, – пробормотал Лиам.

– Как ты сюда попал? – спросил Джонатан.

– Через заднюю дверь, – буркнул Лиам.

– Мы никогда ее не запираем. Думаю, Тоби наверху. Кстати… – Клэр бросилась к лестнице.

Джонатан хотел было последовать за ней, но задержался, сурово поглядывая на Лиама. Он все еще раздумывал, что делать, когда зазвонил телефон. Мобильник лежал на кухонном столе, но каким-то чудом остался сухим. Я заметил ужас на лице Лиама и лапой подтолкнул трубку к Джонатану.

– Почему тебе звонит Андреа? – Джонатан взял со стола надрывающийся телефон. – И почему цветы валяются, все залито водой?

Лиам побледнел так, что в его лице не осталось ни кровинки. Джонатан посмотрел на телефон – мне хотелось, чтобы он ответил, – но он не стал этого делать.

– Сначала я проведаю сына, – сказал он. – А ты будь здесь. Двинешься – убью.

Лиам плюхнулся на стул. Мы с Гилбертом решили остаться и сторожить заложника.

Опрокинутый кувшин прикрывал тряпку, которой Лиам пытался разжечь огонь. Лиам все еще выглядел перепуганным, но собрал цветы, засунул их обратно в кувшин, промокнул воду кухонными полотенцами и быстро сунул тряпку в карман. В воздухе еще витал слабый запах дыма, но Лиаму удалось стереть черную отметину со стола, и казалось, что все сойдет ему с рук. Я не мог придумать, как помочь с его разоблачением, но главное, что пожар не состоялся, и я надеялся, что взрослые смогут остановить Лиама и Андреа раз и навсегда.


Прошла, наверное, вечность, прежде чем Клэр и Джонатан спустились вниз. Лиам сидел, обхватив голову руками. Мы с Гилбертом хранили молчание.

– Мяу? – Обычно я так спрашивал, все ли в порядке.

– Тоби лучше, он немного успокоился, но я предложила ему поиграть в комнате с Джорджем, пока мы тут разберемся. Я не хочу, чтобы он еще больше расстроился, – сказала Клэр.

Джонатан повернулся к Лиаму. – Итак, расскажешь нам, что ты здесь делал?

– И что с твоим лицом? – спросила Клэр. Она посмотрела на меня, потом на Гилберта.

– Э-э, видите ли, я подумал, что оставил здесь кое-какие инструменты… – начал оправдываться Лиам. – Я должен сделать одну работу для мамы, и, в общем, мне понадобилась отвертка, я не мог ее найти, поэтому пришел сюда, но дома никого не оказалось, так что, извините, пришлось войти без разрешения. Кошки, должно быть, приняли меня за воришку, поэтому набросились на меня… – Лиам осекся. Его объяснения выглядели жалким лепетом даже для меня.

– Хорошие кошки, – сказала Клэр.

– Так почему тебе звонила Андреа? – спросил Джонатан, складывая руки на груди.

– Я не знаю. Но иногда она нанимает меня на работу.

Это верно, подумал я.

– В самом деле? – усомнился Джонатан.

– Что ж, это легко проверить. Сейчас я позвоню твоей маме; в конце концов, вскоре ей предстоит присматривать за нашим коттеджем. – Клэр в упор посмотрела на Лиама. Парень выглядел так, будто он на грани обморока.

– Нет, – неожиданно громко выкрикнул он. – Пожалуйста, не надо.

У задней двери послышался какой-то шум, и друг за другом вошли Полли, Мэтт и Томаш.

– Слава богу, Тоби здесь, – сказала Полли. – Спасибо, что позвонила. И сразу скажу: Франческа присматривает за остальными детьми, так что не волнуйся.

– Он в порядке? – спросил Мэтт.

– Нет, ужасно расстроен. Говорит, что ненавидит это место и хочет вернуться в Лондон. Эти девчонки дразнили его, потому что он приемный, обзывали всякими словами. В любом случае у меня будет серьезный разговор с Андреа, но пока мы успокоили малыша. Я жалею, что мы пошли на этот чертов пикник. – Клэр, до этого державшая себя в руках, разрыдалась. Полли обняла ее.

– А он что здесь делает? – спросил Томаш, как будто только что заметил Лиама.

– Нам тоже хотелось бы знать, – сказал Джонатан. – Говорит, что пришел за какими-то инструментами, но, когда мы пригрозили, что позвоним его матери и проверим, слезно умолял не делать этого.

– Ладно, приятель. – Томаш, самый крупный из мужчин, сел рядом с Лиамом. – Тебе лучше рассказать нам, что ты здесь делал, прежде чем я вызову полицию и тебя арестуют. – Лиам вздрогнул.

– Постойте. – В дверях внезапно появилась Андреа.

– Какого черта ты здесь делаешь? – рявкнула Клэр. – Все это произошло по твоей вине. Тоби в ужасном состоянии, твои дочери обзывали его, говорили, что он никому не нужен, потому что приемный. Что это за дети, которые говорят такие гадости?

Впервые за все время нашего знакомства Андреа выглядела виноватой.

– Я знаю, мне очень жаль…

– Что? Я больше не желаю никаких оправданий, никаких нелепых историй о том, что твои девочки на такое не способны.

– К сожалению, они действительно так говорили, и я не собираюсь ничего отрицать. – Андреа подошла к столу, всем своим видом признавая поражение. – И в том, что Лиам здесь, тоже виновата я.

– Тебе лучше объясниться, – сказала Полли, присаживаясь за стол. Андреа села рядом с Лиамом. Томаш переместился на другой угол. Я устроился на коленях у Полли. Андреа и Лиам переглянулись, явно чувствуя себя неуютно под осуждающими взглядами Джонатана, Клэр, Мэтта, Полли и Томаша. Джонатан сложил руки на груди, Клэр все еще всхлипывала, Полли кипела от ярости, а Мэтт и Томаш выглядели готовыми к бою. Гилберт улегся на полу у двери, словно преграждая парочке путь к бегству.

– Поверьте, я не хотела, чтобы это зашло так далеко, – начала Андреа.

– Что именно? – спросил Джонатан.

– Я говорила вам, что хочу купить коттедж «Морской бриз», но не рассказала, почему. – Она неловко заерзала на стуле. Лиам сжал ее руку. – Мой муж… я сказала, что он в командировке, но на самом деле он бросил меня.

– Бросил тебя? – удивился Джонатан.

– Да, ушел к другой женщине. Все это очень тяжело для меня, и еще тяжелее для девочек. Они не понимают, где он, почему они больше не видятся с ним. Здесь он уже сто лет не появляется, с тех пор как укатил в Лондон со своей любовницей, и дочери для него как будто не существуют. – Я видел настоящие слезы в глазах Андреа.

– Это ужасно, – сказал Мэтт, пробежавшись рукой по волосам.

– Да, но какое это имеет отношение к «Морскому бризу»? – спросила Полли. Мне бы тоже хотелось это знать.

– Мой муж хочет продать дом, и, если в двух словах, мне необходимо остаться в Линстоу, ради девочек. Я не могу срывать их с места, тем более после всего, что им пришлось пережить.

– О, ради бога, продолжай, – раздраженно сказала Полли.

– Я подумала, что смогу себе позволить купить ваш коттедж, поскольку без ремонта он стоит не так дорого. Тогда мне удалось бы оставить девочек в той же деревне, той же школе, рядом с их друзьями.

– Погоди, ты собиралась жить здесь?

– Да, я хотела купить этот коттедж, отремонтировать его – насколько хватит денег, – но потом приехали вы и затеяли ремонт. – Андреа поморщилась, как будто по нашей вине ее план провалился. Хотя так оно и есть, и благодарить за это надо меня, Гилберта и Тоби.

– Так, еще раз, если я правильно понимаю. Ты могла себе позволить купить этот коттедж до ремонта, но даже после того, как мы начали работы, продолжала упорствовать, пытаясь прибрать его к рукам? – спросила Клэр, нахмурившись.

– Да, я думала, что вам здесь не понравится и вы захотите уехать отсюда. Я могла бы уговорить вас продать его на выгодных условиях – быстро, за наличные, без всяких комиссионных риелторам. Но вы уперлись. И я была в отчаянии.

– Полагаю, тут-то и подвернулся Лиам. – Томаш все еще выглядел разъяренным.

– Простите, – пробормотал Лиам. Я замахнулся на него хвостом.

– Это не должно было выйти из-под контроля, мне просто нужен был дом. И нужен по-прежнему. – Андреа смахнула слезы. Я проверил – настоящие. – Я подумала, что, если сделаю вашу жизнь невыносимой, вы передумаете, решите, что Линстоу – не самое привлекательное место для отдыха, и в конце концов продадите мне дом. Я предлагала вам хорошую цену.

– Дело не в деньгах. Итак, Лиам, в этом причина всех твоих ляпов? – спросила Полли.

– Да, я делал это для Андреа, – признался Лиам. – Но вы так сердились, и, что там говорить, неважный из меня вредитель. Колин сделал так, что за мной стали следить, как ястребы, поэтому мне пришлось отказаться от новых попыток. И еще эта чертова кошка все время срывала мои планы. Не понимаю, как такое возможно.

– Мяу. – Еще бы тебе понять!

Андреа покачала головой. – Идея была в том, чтобы просто затормозить работу, вызвать дополнительные расходы, разозлить всех вас, чтобы вы плюнули на эту затею и свалили отсюда. Но ничего не срабатывало, и, честно говоря, я совсем отчаялась. Для меня это не вопрос денег, все дело в девочках…

– Пожалуйста, скажи, что ты не посвящала своих детей в этот чудовищный план?

– Нет, конечно. Может, я и полная дура, но на такое никогда бы не пошла. Нет, просто так получилось, что девочки услышали мой разговор с адвокатом, когда я говорила ему, что ваш приезд в коттедж все испортил и мне бы хотелось, чтобы вас здесь не было. Я только сказала им, что, если вы уедете, у нас снова все будет хорошо, как прежде. – Она обхватила голову руками. – Простите, но, честное слово, я не хотела, чтобы они вели себя так грубо, но, когда это случилось, не могу сказать, чтобы я пыталась их остановить. И вот теперь, когда они допустили такое с Тоби, я чувствую себя преступницей.

– Ладно, я все понял. – Джонатан поднял руку вверх. – Ты попала в беду, тебе нужен был коттедж, поэтому ты поручила этому дурню заниматься вредительством на стройке. Это не сработало. Но что он делает здесь сейчас?

Молчание затянулось до бесконечности. Андреа взглянула на Лиама, который чуть ли не плакал. Она взяла его за руку. Я перехватил взгляд Гилберта, устремленный на коробок спичек, до сих пор никем не замеченный.

– Знаете, я склоняюсь к тому, чтобы позвонить в полицию, – сказала Полли. В таких ситуациях она чаще всего оказывалась самой воинственной. Мэтт всегда отличался сдержанностью, хотя сейчас даже он выглядел потрясенным. В глазах Томаша полыхал гнев, а Клэр плакала, так что главной движущей силой оставались Полли и Джонатан.

– Пожалуйста, не надо. Я знаю, мои дочери вели себя плохо, но они не заслуживают того, чтобы их лишили матери, как и отца. А Лиам… его вины в этом нет. Просто он влюблен в меня, а я, боюсь, воспользовалась этим.

Лиам нахмурился.

– Но ты сказала, что мы будем вместе, когда ты получишь этот коттедж.

– Ох, милый, развели тебя по полной программе, – сказала Полли.

– Лиам, я была в отчаянии, как и сейчас. Мне казалось, что «Морской бриз» – это единственный способ сохранить то, что осталось от моей семьи. Я знаю, что поступила нечестно, но ты был так увлечен мной. И, если начистоту, я, наверное, в матери тебе гожусь.

– Если не в бабушки, – огрызнулась Полли.

– Но я любил тебя. – Лиам выглядел таким удрученным, что я проникся к нему подлинным сочувствием.

– Все это лирика, ваша неудавшаяся лав-стори, но сейчас-то что ты здесь делал? – не унимался Джонатан.

– Он как раз собирался… – Андреа посмотрела на Лиама и одними губами произнесла «прости». – Ну, в общем, что-нибудь разрушить, пока никого нет рядом. Идея была в том, что вы приедете в понедельник, опять столкнетесь с какими-то проблемами, решите, что все это вам надоело, и согласитесь продать мне дом.

Лиам как будто вздохнул с облегчением, когда Андреа закончила. Понятное дело, они не собирались признаваться в попытке поджога, да я и сам не знал, хочу ли привлекать к этому внимание. С одной стороны, они заслуживали разоблачения, но, с другой стороны, их же не назовешь отпетыми уголовниками. И совершенно очевидно, что Андреа находилась в отчаянии. Я не оправдывал ее действия, но почти понимал. Она искренне верила, что делает это для своей семьи. Но и я сделаю все что угодно для моих семей. Лучшее тому доказательство – мое заточение на крыше.

Я спрыгнул со стола и подошел к тому месту, куда Лиам выбросил спички. Я накрыл коробок лапой. Считайте, что я принял судьбоносное решение, на которое отважится не каждый кот. Если бы я привлек внимание моих семей к этим спичкам, они бы сразу сообразили, что замышляли Андреа и Лиам, и, возможно, у них не осталось бы иного выбора, кроме как вызвать полицию. Конечно, они бы в первую очередь подумали о том, что Тоби находился в это время дома, с одним только Джорджем, и то, что могло случиться, обеспечило бы нам ночные кошмары до конца жизни. Но, с другой стороны, Андреа положила этому конец, как только узнала, что Тоби дома, да и Лиам оказался неумелым поджигателем. Сомневаюсь, что у него получилось бы устроить пожар. К тому же мы с Гилбертом остановили его, не так ли? Как и планировали.

Я посмотрел на Гилберта, пытаясь спросить, что он думает. Мы отошли в дальний угол, чтобы обменяться мнениями.

– Вроде бы все разрешилось, не так ли? – сказал он.

– Думаю, всем бы стало больно, узнай они, что на самом деле замышлялся поджог, – ответил я.

– И посмотри на этого парня. Он не похож на того, кто способен на такое. Да и не смог бы он устроить пожар, учитывая, что я все время был рядом. – Мы проявили редкое единодушие, и, пока взрослые спорили о том, что делать дальше, я вернулся и затолкал спички под плиту, где до поры до времени их никто бы не обнаружил.

– Ты блестяще справился с задачей, Гилберт, – похвалил я его.

– Ты тоже, Алфи, – ответил он.

– Я не понимаю, почему тебе это должно сойти с рук, – говорила Полли.

– Поверь, я получила сполна. Ни дома, ни мужа. – Андреа снова расплакалась.

– Лиам, ты больше не можешь здесь работать. Я не потерплю тебя в этом доме после всего, что ты натворил, – твердо заявила Полли.

– Что ж, справедливо, – сказал Лиам. – Думаю, ты расскажешь обо всем Колину.

– Если только ты этого хочешь?

Он помотал головой.

– А я хочу, чтобы твои девочки извинились перед Тоби, – добавил Джонатан.

– Конечно. – Андреа наконец-то казалась побежденной. – Но, если вы передумаете насчет продажи… – Она встала и вышла из дома, и следом за ней поплелся Лиам с разбитым сердцем.

– Невероятная женщина, – сказала Полли.

– Думаю, она просто в отчаянии, – заметил Томаш.

– Все как будто разрушено, вам так не кажется? – Я удивился, когда услышал эти слова от Клэр. – Коттедж, лето, эта затея выжить нас отсюда, Тоби – все превратилось в какой-то кошмар.

Она снова разрыдалась. Я видел, что ее слезы вызваны не проделками Андреа. Она плакала из-за Тоби, своего сына, так жестоко обиженного двумя девчонками. Грустила по каникулам своего далекого детства, когда ей не приходилось иметь дело со сложностями взрослой жизни. И «Морской бриз», который уже настолько преобразился и стал для нас вторым домом, вдруг лишился своего очарования, замаранный этой неприглядной историей.

Франческа ворвалась в дом вместе с остальными детьми. – Я, сколько могла, держала их в нашем саду, но они захотели увидеть своих родителей, – сказала она. – Все в порядке?

– Да, но мы расскажем тебе позже, – сказала Клэр.

– Можно я скажу? – Алексей выступил вперед. – Мы очень полюбили это место, но после того, что произошло с Тоби, и рядом с этими ужасными девчонками, и их злой мамашей нам все стало не в радость. В общем, мы все хотим вернуться домой.

Взрослые остолбенели.

– Но, kochanie, вы же так хорошо проводили время с новыми друзьями, – сказала Франческа.

– Да, но теперь мы видим, как вы все время ссоритесь с этой женщиной, а тут еще Тоби довели до слез, и Саванна с Серафиной такие вредные… Мы просто думаем, что оно того не стоит. Нам не нужен такой отдых. – Он оглядел взрослых за кухонным столом, их опечаленные лица.

– Алексей говорит за всех нас, – добавил Томми.

– Давайте просто поедем домой, – сказала Саммер, забираясь к маме на колени. – Мамочка грустная, и мне это не нравится. Тоби грустит, и мне это не нравится.

– Некоторые вещи просто не стоят того, чтобы платить за них такую цену, – сказал Алексей. И все изумленно переглянулись.

– Устами младенцев… – Мэтт усадил Марту к себе на колени.

– Клэр? – обратился к жене Джонатан.

– Когда Тоби убежал и в какое-то мгновение я не знала, что с ним, мне стало так плохо, и как будто само это место было в этом виновато. Возможно, дети правы и нам лучше поехать домой?

Я подкрался к Гилберту, и мы отправились в песочную комнату на очередное совещание.

– Как думаешь, они это всерьез? – спросил он.

– Для них это настоящая драма – то, что случилось с Тоби, вся эта история с вредительством Лиама… Они, конечно, в шоке, – сказал я.

– Но если они продадут дом Андреа…

– Я понимаю, ты станешь бездомным.

– Нет, я не об этом. В смысле, я, конечно, останусь без крыши над головой, но это не самое худшее – бывало такое и раньше, и мне не привыкать. Нет, просто «Морской бриз» – особенный дом, настоящий дом, и вы здесь свои. Твоим семьям по большей части нравилось здесь жить. Я знаю, сегодняшний день показался им катастрофой, и думаю, мы правильно сделали, что не стали подсовывать им спички. Иначе они бы уже сейчас паковали чемоданы. Но нам нужно напомнить им о том, как хорошо они здесь жили.

– Ты прав, нужно спасать «Морской бриз», наши семьи и это лето. – Мы разоблачили Андреа и ее заговор, проучили бедного Лиама, но этого оказалось недостаточно. Мы должны были заставить всех снова влюбиться в «Морской бриз».

Но, разумеется, я понятия не имел, как это сделать.


* * * | Алфи на каникулах | Глава 21