home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Алфи на каникулах

– Так вот, я предлагаю следующий план действий, – сказал Джонатан Мэтту и Томашу. Они приехали накануне вечером, ко всеобщей радости. А я радовался больше всех. Неделя выдалась тяжелая, и, хотя закончилась благополучно, я подумал, что присутствие мужчин поднимет нам настроение. Никогда не думал, что буду так скучать по ним. Я знал, что и остальные скучают, это проскальзывало в разговорах. Ведь мы, как то забавное стадо овец, тоже семья, и это не совсем правильно, когда она не в полном составе.

Я беспокоился о Томаше, но он вел себя как обычно, не проявляя никаких тревожных признаков. Правда, я заметил, что Франческа время от времени посылает ему взволнованные взгляды, но они ни о чем таком не говорили, а если и говорили, то вдали от чужих ушей, включая мои. Томаш ни словом не обмолвился о проблемах в ресторане, и я втайне надеялся, что, возможно, он уже разобрался с ними.

– И что ты придумал? – подозрительно спросил Мэтт. В субботу после обеда Полли, Клэр и Франческа отправились в спа-салон; мужчины согласились, что их жены заслужили отдых и имеют полное право расслабиться и побаловать себя. Мне бы это тоже не помешало, но груминг не значился в моем списке приоритетов! Сегодня нам с Джорджем предстояло держать ухо востро и смотреть в оба: пришло время форсировать «проект Андреа». А для этого я должен был точно знать, каковы ее цели, чтобы понять, с чем мы имеем дело и как этому противостоять. Поддержка Гилберта обнадеживала, как и приезд наших мужчин, пусть хоть и на пару дней.

– Слушайте. Мы пойдем к этой Андреа и выясним все раз и навсегда: с ней, с детьми и нашим домом. – Джонатан выглядел довольным собой.

– Ты уверен, что это хорошая идея? – с сомнением спросил Томаш, и я с ним согласился. Мне эта идея показалась худшей из всех возможных.

– Наши жены нас четвертуют, если мы встретимся с ней у них за спиной, – резонно заметил Мэтт. Опять же я согласился.

– Ну почему у них за спиной? Они прекрасно проведут время, а мы пока все разрулим и встретим их героями.

Я облизал лапы; финал выглядел сомнительным.

– Джон, я обещал сходить с Алексеем и Томми на паддлбординг или хотя бы постоять на берегу и посмотреть, как они занимаются, – с явным облегчением сказал Томаш. У него нашлась уважительная причина соскочить. Мэтт выстрелил в него недовольным взглядом.

– Ладно, тогда пойдем мы вдвоем и возьмем с собой младших.

– Ну, не знаю… – начал Мэтт.

– Возможно, не стоит тащить с собой Тоби. Он и так переживает, а вдруг еще больше расстроится, увидев их? – Томаш привел блестящий довод.

– Гм, может, ты и прав. Слушай, а не возьмешь Тоби с собой? – нашелся Джонатан. Похоже, Томаш вовсе не это имел в виду.

– Ну, можно… – Он засучил ногами.

– Понимаешь, Джон, если Тоби пойдет на пляж, Генри тоже захочет, – справедливо заметил Мэтт.

– О, я уверен, Томаш не будет возражать. Хорошо, я соберу девочек, и пойдем.

Томаш и Мэтт переглянулись, и оба покачали головами. Но я знал, как и они, что, если Джонатан принял решение, спорить с ним бесполезно.

Я разрывался на части. Мне ужасно хотелось пойти посмотреть мальчиков на паддлбордах. Это такие плоские доски, немного похожие на гладильные, только без опор, и люди, стоя на них, скользят по воде, подгребая веслом. Но в то же время я знал, что мне непременно нужно пойти с мужчинами к Андреа, и, конечно, с нами увяжется Джордж в надежде увидеть Шанель. Ладно, решил я, паддлбординг подождет. Я увидел, как Томаш, держа за руки Тоби и Генри, отправился на пляж вместе с Алексеем и Томми, уже одетыми в гидрокостюмы.

Когда Джонатан, Мэтт и девочки направились к соседнему дому, я нырнул под изгородь, ничуть не сомневаясь, что Джордж уже на месте. В самом деле, глупо идти в обход, когда есть своя лазейка. Я присоединился к ним у крыльца, но Джорджа там не оказалось. Он как сквозь землю провалился. Я немало удивился, когда Джонатан потрепал меня по голове.

– Рад, что ты решил присоединиться к нам. Я уверен, ты тоже поддерживаешь нашу идею, – сказал он.

– Мяу! – На самом деле нет.

На лице Андреа промелькнула вспышка недовольства, когда она открыла дверь, но уже в следующее мгновение ее губы растянулись в фальшивой улыбке.

– Надо же, какой приятный сюрприз, – сказала она. Шанель злобно зашипела. Боже, она не теряла время зря. Я даже обрадовался, что Джорджа нет рядом.

– Послушай, Андреа, – начал Джонатан. Мэтт уставился на меня, и я догадался, о чем он думает. – Мы так подумали, что неплохо было бы разрядить атмосферу. Я знаю, у нас возникли некоторые проблемы.

– Проблемы? Первый раз слышу, – парировала она. Мне пришлось восхититься ее хладнокровием; так нагло врать – это надо уметь.

– Ну, ты говорила, что хочешь наш коттедж, а потом этот вчерашний инцидент с твоими девочками, когда обидели Тоби… Я подумал, что нам нужно спокойно поговорить и во всем разобраться.

– Я тоже, – встряла Саммер. – Я тоже хочу разобраться, – сказала она, толком не понимая, о чем речь.

– И я, – добавила Марта. Мэтт покачал головой.

Андреа пожала плечами. – Вообще-то девочек сейчас нет дома, но почему бы вам не зайти? У меня есть свежий лимонад, и мы можем побеседовать, как цивилизованные люди. Не стоять же на пороге.

– Спасибо, с удовольствием зайдем, – сказал Джонатан. Андреа отступила в сторону, и Марта с Саммер первыми вбежали в дом, Джонатан вошел следом, а за ним, с явной неохотой, потянулся Мэтт.

– О. – Андреа остановилась. – Я бы предпочла, чтобы ваш кот остался на улице, не надо расстраивать Шанель. – Она захлопнула дверь перед моим носом, едва не прищемив мне лапу.

Я знал, что кухня находится в задней части дома, и решил пойти проверить, удастся ли подслушать разговор. Мне повезло: одно из кухонных окон оказалось открытым, и, хоть я не осмелился вскочить на подоконник, опасаясь, что меня шуганут, нашлось удобное местечко у распахнутого окна, где я мог все слышать, пусть даже и без картинки.

Говорила Андреа. – Мне очень жаль, что с Тоби так получилось, но, видите ли, произошло недоразумение. Мои девочки такие милые, но некоторые ребята из местных поступают некрасиво, не берут их в игру с вашими детьми. Ну, и они так расстроены, вы себе даже не представляете. Я согласна, Саванна нехорошо поступила, когда случайно швырнула песком в Тоби, но она очень эмоциональная, и вы сами знаете, какие бывают дети.

– Как можно случайно кидаться песком в кого-то? – спросил Мэтт, повторяя мои мысли.

– Но она же не нарочно. Я всегда говорю своим девочкам: даже если кто-то вас задирает, будьте выше этого и не реагируйте.

– Наши дети никого не задирают, это я точно знаю, – сказал Джонатан.

– Да, конечно, они не делают ничего плохого, но, знаете, когда вам объявляют бойкот, бывает очень обидно. – Андреа гнула свою линию. Жаль, что я не мог видеть лица Джонатана и Мэтта. Хотелось верить, что они не поведутся на эту фигню, но я боялся, что они дадут слабину.

– Может, мы все, взрослые, поговорим каждый со своими детьми и попросим их жить дружно, не обижать друг друга? – предложил Джонатан.

И это все? Он что, серьезно? Иногда поведение моих хозяев вызывало у меня недоумение.

– Чур не со мной, меня не надо ни о чем просить, – заявила Саммер.

– Она прелестна, – рассмеялась Андреа. – И такая красавица, вы обе красавицы.

– Что ж, спасибо, – сказал Мэтт. О боже, они все-таки попались на ее удочку. – Но что насчет дома? – поспешно добавил он. Уф. – Ты сказала, что хочешь заполучить его любой ценой.

– О, да, но я имела в виду финансовую сторону. Видите ли, я пыталась наладить какой-то разумный диалог с вашими женами. Не терплю сексизма, но считаю, что с мужчинами гораздо легче иметь дело в таких вопросах, – защебетала Андреа. Она как будто флиртовала с ними обоими, и меня это бесило. – Я бы с радостью приобрела этот дом. Деревня так много значит для меня и моей семьи, и нам действительно не нравится, что дома здесь используют только в каникулы. Это принижает нашу общину, и, конечно, мне бы хотелось внести свою лепту в ее процветание. Я бы с удовольствием купила «Морской бриз», и это действительно помогло бы деревне. – Она говорила убедительно, но я нисколечко не доверял ей.

– Да, но нас три семьи, и мы будем совместно пользоваться коттеджем, так что он практически не будет пустовать. Нам очень нравится это место, к тому же мы будем тратить здесь деньги, разве это не на благо деревни? – добавил Джонатан.

– Конечно, и, если бы ваши жены объяснили мне это так же доходчиво, я была бы в восторге. Поймите, я просто хочу, чтоб вы знали: вам все здесь очень рады, и я первая приветствую новых людей, но, если вдруг вы передумаете насчет продажи, мое предложение остается в силе.

– Что ж, все понятно, – сказал Джонатан. – А твой муж тоже здесь? Может, как-нибудь вечерком зайдете к нам вместе, выпьем, поболтаем?

– Это было бы замечательно, только вот мой муж постоянно в разъездах по делам бизнеса, он здесь почти не бывает, но, надеюсь, появится ближе к концу лета, успеем встретиться до вашего отъезда в Лондон.

– Шшш. – Меня отвлек чей-то голос. Я поднял взгляд и увидел Шанель у окна. – Все слышал? А теперь вон отсюда, – сказала она.

И с этими словами повернулась и ушла.


Я решил найти Джорджа. Он пришел бы в ярость от того, что пропустил встречу с Шанель, но, возможно, это и к лучшему. Казалось, чем хуже она к нему относится, тем больше ему нравится. Я обыскал коттедж, но Джорджа так и не нашел, поэтому решил посидеть на капоте машины. Оттуда я разглядел наших мальчишек на берегу и увидел, что с ними и Джордж. Алексей и Томми рассекали воду на паддлбордах, а Томаш наблюдал за ними, устроившись на песке с Генри и Тоби. Джордж стоял рядом. Я побежал к пляжу, уворачиваясь от отдыхающих, и остановился у самой кромки воды, приветствуя своих. Томми подгреб к берегу, спрыгнул с доски и подошел к нам.

– Алфи, видел меня? Правда, у меня здорово получается?

– У Алексея лучше, – невинно заметил Генри, отчего Томми нахмурился.

– Нет, не лучше. – Он выпятил грудь. Томми всегда соперничал с Алексеем, более разумным из братьев. Для всех стало приятной неожиданностью, что Алексей так преуспел в паддлбординге, потому что в большинстве видов спорта он слегка отставал от Томми.

– Да будет вам, это же не соревнование, – сказал Томаш.

– Ладно, смотри, сейчас я покажу тебе класс. – Обиженный на весь свет, Томми схватился за доску. Я терся о ногу Тоби, пока Томми спускал доску на воду.

– О, смотри, Джордж на борту! – воскликнул Тоби.

– Мяу! – сердито произнес я. Должно быть, Джордж запрыгнул на доску, а Томми, отвлекшись на разговоры с нами, попросту не заметил котенка. О, мои нервы уже лопались, не выдерживая напряжения последних дней. И эта доска стала последней каплей. Я вопил что есть мочи, и тогда Томми наконец обернулся и увидел Джорджа.

– Томми, верни Джорджа, – закричал Томаш во все горло. Но Томми почему-то не послушался. Вместо этого он забрался на доску, опустился на колени и начал грести, расшатывая свое утлое суденышко. Джордж стоял на носу паддлборда, и любой другой подумал бы, что он наслаждается моментом. Он разглядывал воду, а не жался к Томми, как это сделал бы я на его месте. Даже для меня, несведущего, было очевидно, что Томми не особо силен в паддлбординге, потому что доска ходила ходуном, а потом раздался шумный всплеск.

– МЯУ! – завопил я. Что там с Джорджем? К счастью, он все еще стоял на доске, когда голова Томми показалась из воды.

– У него отличное чувство равновесия, Томаш, – сказал Генри.

– Даже для кота, – согласился Томаш.

Алексей подгреб к ним, и я с ужасом увидел, как Джордж посмотрел на него, а потом перепрыгнул с одной доски на другую. Когда Алексей развернулся и направил доску к берегу, я расслышал веселый смех обоих братьев, хотя и приглушенный ветром. Я обрадовался, увидев Джорджа теперь уже на доске Алексея – это внушало чуть больше оптимизма.

Джордж благополучно сошел на берег, где его уже поджидал Томаш с полотенцем, и, слегка обсохнув, мы все отправились домой.

– Джордж, ты не должен был этого делать, – отчитал я котенка, как только мы остались одни. – Кошкам нельзя приближаться к воде.

– Я люблю воду, папа, – взволнованно сказал Джордж.

Что? Мыслимое ли дело, чтобы кошка любила воду?

– И еще я люблю паддлбординг, – продолжил он. – Это так прикольно. Тебе стоит попробовать.

– Только после того, как освою его на суше, – ответил я, сдаваясь. Все-таки Джордж – большой упрямец, и теперь казалось, что помимо симпатии к Шанель, от которой один вред, у него появилась новая страсть – к воде, что еще хуже. И я понятия не имел, что с этим делать.


Если бы только люди были так же разумны, как я. Томаш и Мэтт – ну, и я, разумеется, – оказались правы. Женщины пришли в ярость, когда узнали, что мужья ходили к Андреа, и совершенно справедливо отказывались принимать на веру ее обещания.

– Она сказала, что поговорит со своими девочками и проследит, чтобы они никого не обижали. Но, по ее словам, девочки просто расстроились из-за того, что от них все отвернулись, – оправдывался Джонатан.

– Это неправда. – Франческа злилась. – Алексей рассказывал мне, что говорят ребята про ее девочек: они противные и пытались запретить всем играть с нашими детьми.

– Может, они просто дурачат свою мать, – предположил Мэтт.

– О боже, какой же ты идиот, – вспылила Полли.

– О чем ты вообще думал? Как такое в голову могло прийти – тащиться к ней? – Клэр чуть ли не визжала. К счастью, все дети, включая Джорджа, уже легли спать.

– Я просто подумал, что мы могли бы снять все недоразумения. – Джонатану по крайней мере достало ума изобразить раскаяние.

– И она не скрывала, что хочет этот коттедж. Ей просто тяжело видеть его пустующим. Но, когда мы объяснили, что он не будет пустовать, она сказала, что счастлива видеть нас своими соседями.

– И, кстати, она вас похвалила за то, что вы прекрасно справляетесь с ремонтом, – добавил Джонатан.

– И вы ей, конечно же, поверили? – не унималась Полли.

– Почему бы и нет? – Теперь и Мэтт, и Джонатан выглядели пристыженными.

– Ей-богу, стоит увидеть смазливую мордашку, и вы уже готовы поверить во что угодно.

– Я и не заметил, что она смазливая, – поспешил вставить Мэтт.

– Да, как же, – усмехнулась Полли.

– Ну, волосы у нее действительно красивые, – добавил Джонатан, и Клэр заехала ему по плечу.

– Вы, ребята, заблуждаетесь, если думаете, что она на самом деле такая разумница, как вы рассказываете. Она играет с вами, и даже неловко от того, что вы повелись на ее игру.

– Послушай, давай исходить из презумпции невиновности. Пожалуйста? – Джонатан раскраснелся и потирал плечо после шлепка Клэр, которая явно не рассчитала силу.

– Что ж, будь по-вашему, если вы так настаиваете. Но, если произойдет еще один инцидент, вам, ребята, придется признать очевидное, – сказала Полли. – Мы вас не обманываем, и наши дети тоже. Андреа – великовозрастная дрянная девчонка и своих дочерей воспитывает в том же духе.

– Хорошо, давайте оставим это, мы приехали всего на пару дней, и я не хочу провести их в спорах, – разумно сказал Мэтт. – Но, если и вправду что-нибудь случится, я обещаю, что мы вас поддержим.

– Да, если только дамочка с красивыми волосами снова не вскружит вам головы, – парировала Клэр.


Позже в тот вечер я почувствовал витающее в воздухе напряжение, и Томаш, который отвечал за ужин, смущенно откашлялся.

– Послушайте, ребята, тут такое дело… Момент, конечно, не самый подходящий, и я пытался оттянуть этот разговор, но у нас возникла проблема. – Слушать это было невыносимо.

– Что такое, дружище? – встревожился Джонатан. Франческа смотрела в тарелку, избегая вопросительных взглядов остальных.

– У нас в ресторане случился потоп, это катастрофа. Нам пришлось закрыться на пару недель как минимум, да еще и страховая тянет с оформлением выплаты. – Он выглядел таким потерянным, что мое сердце едва не разорвалось от жалости.

– О, Томаш, какой ужас, а мы даже ничего не знали. Фрэнки, почему ты не сказала? – всполошилась Полли.

– Я не хотела создавать еще больше проблем, – ответила Франческа.

– В каком смысле? – спросила Клэр.

– Деньги, которые мы вложили в коттедж, наши сбережения… они могут нам понадобиться в ближайшее время. Мне очень жаль, но я должен платить зарплату сотрудникам, а счета фирмы пока заморожены, поэтому мне нужна наличность. – Томаш нервно потер голову.

– Но ведь страховая должна выплатить, – резонно возразил Мэтт.

– Да, со временем, но у меня и моего делового партнера возникли проблемы с ними. Послушайте, нам очень нравится это место, и я не хочу его терять, мальчишки обожают свой паддлбординг, но у нас серьезная проблема с оборотными средствами, и я не знаю, как ее решить.

– Мы можем как-то закрыть эту дыру? – спросила Клэр, глядя на Джонатана.

– Дорогая, нам придется брать ссуду, что требует времени, если только не обращаться к ростовщику, но это неразумно. Томаш, когда тебе нужны деньги и в каком объеме?

Франческа назвала цифру, которая ничего для меня не значила, но все остальные ахнули, и она заплакала. Томаш обнял ее.

– Если бы был какой-то выход, мы бы попытались выкрутиться, – сказал Томаш. – Но у нас в запасе около двух недель, не больше, а потом… даже страшно подумать, что нас ждет.

– О боже, мы не можем потерять коттедж, только не сейчас, – произнесла Клэр со слезами на глазах.

– Нам так жаль, – сказала Франческа. Но никто не осмелился утешать ее, и вечерние посиделки закончились на печальной ноте.


Я очень расстроился, поэтому задержался с отходом ко сну в надежде, что появится Гилберт, и он не подвел.

– Хотел познакомить тебя с нашими семьями, – сказал я. – Хотя сегодняшний вечер оказался не слишком удачным. – Мне хотелось, чтобы Гилберт увидел их веселыми и счастливыми, но сегодня они определенно были не в том настроении.

– Что-то я побаиваюсь. Мне все еще не по себе рядом с людьми. Я уверен, что твои семьи замечательные, но, знаешь, я пока не готов снова доверять кому-то. – Мне стало грустно, когда я подумал о том, что ему пришлось пережить, хотя, наверное, каждый мог бы рассказать о собственном печальном опыте.

– В любом случае это твой выбор, и я его уважаю. Но я беспокоюсь за них. – Я посвятил его в подробности развернувшейся драмы.

– Я видел вашу соседку, она разговаривала с тем молодым строителем, который тебе не нравится.

– С Лиамом?

– Да, так его зовут. Она разговаривала с ним по телефону, когда стояла в саду. Она оглядывалась по сторонам, проверяя, нет ли кого рядом, но я слышал, как она сказала ему, что его «мелкий саботаж» недостаточен и пора «сыграть по-крупному».

– Что это вообще значит? – спросил я.

– Понятия не имею. Мы знаем, что он успел натворить, но твои семьи все равно не согласились продать коттедж.

– Но что она имеет в виду под игрой по-крупному?

– Загадок все больше.

– Понимаешь, за ним нужен глаз да глаз, мы должны знать, что он замышляет. Но столько проблем навалилось – Джордж со своей любовью, дети, взрослые, – мне просто не разорваться.

– Алфи, а я на что? В смысле, я хорошо умею прятаться, так что могу следить за каждым его шагом, особенно, когда он остается один. И, если вдруг не смогу прийти по какой-то причине, я дам тебе знать, и ты меня сменишь.

– Гилберт, это было бы здорово. Ты прямо камень с души снял.

– Да что там, ерунда. Я привык скрываться, быть невидимкой, без этого мне не выжить. – Он опечалился.

– Мне грустно от того, что ты так одинок. Я рассказывал тебе о своей бездомной жизни – знаешь, я ее ненавидел. Мне хочется, чтобы ты увидел, что быть частью семьи совсем не плохо. Во всяком случае моей семьи.

– Я уверен, что ты прав. – Он мрачно ухмыльнулся, и я ткнул его носом. – И, возможно, со временем я смогу себе позволить поверить в это.

Меня бесило, что такой красивый, милый кот, как Гилберт, ведет столь суровую борьбу за выживание. Теперь, когда он стал моим другом, я чувствовал себя ответственным за то, чтобы жизнь его улучшилась. Да, он изъявил желание помочь мне с Андреа и Лиамом, а я, в свою очередь, собирался открыть ему глаза на то, что не все люди плохие. Конечно, желательно, чтобы среди них совсем не осталось плохих, но мы знаем, что так не бывает. Груз забот, к которым добавились тревожные новости от Томаша и Франчески, казался непомерным, и меня не покидало плохое предчувствие. Очень плохое.


Глава 14 | Алфи на каникулах | Глава 16