home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Алфи на каникулах

Даже не верилось, что пошла уже третья неделя нашего отдыха в Линстоу. Так незаметно пролетела первая половина летних каникул! Порой возникало ощущение, будто мы прожили здесь всю жизнь; «Морской бриз» и деревня действительно стали нашим домом. С другой стороны, еще столько всего предстояло сделать, и казалось, стройка никогда не закончится. Мэтт и Джонатан снова уехали до следующей пятницы, но обещали вернуться с Томашем. Меня все еще беспокоил тот разговор между Томашем и Франческой – терпеть не могу, когда в моих семьях возникают проблемы, – но ничего нового я с тех пор не узнал. Франческа храбрилась, делая вид, будто ничего не случилось, и, если разговаривала с Томашем – а я уверен, что они созванивались, – то так, чтобы никто не слышал.

Полли подгоняла Колина, ей не терпелось увидеть результат. Я мог ее понять: до нашего отъезда оставалось не так много времени, и она не хотела, чтобы какие-то важные работы проходили без ее присмотра. После промахов, допущенных по вине Лиама, строители пытались наверстать отставание от графика, тем более что Полли предупредила, что больше не потерпит задержек.

Между тем чердак был практически готов. Уже оборудовали ванную комнату, и Лиам с Марком красили стены в комнатах, следуя инструкциям Полли, после чего оставалось лишь уложить ковровое покрытие. Колин и Пит работали над фасадом дома, и я решил, что Лиам вряд ли сможет нанести ущерб при покраске, но все равно не выпускал его из вида, на всякий случай.

Я сидел наверху, наблюдая за Лиамом, как ястреб или по крайней мере как преданный кот; даже заставил Джорджа пойти со мной, но он уснул, обиженный. Слежка не мешала мне мыться после легкого перекуса, но кто сказал, что кошки не способны к многозадачности? Сегодня Лиам выглядел паинькой, окрашивая стены одной из комнат. Хотя то и дело поглядывал на часы.

– Лиам, я собираюсь перекусить, пойдешь со мной? – спросил Марк.

– Нет, дружище, я не голоден, хочу закончить с покраской. – Как только Марк ушел, он посмотрел на меня, потом перевел взгляд на спящего рядом Джорджа. Я сузил глаза. Что он замышляет?

Лиам схватил лестницу, установил ее под мансардным окном и забрался наверх. Хоть я и не любитель высоты, мне сразу стало понятно, что придется карабкаться следом за ним. Я видел, как Лиам вылез из окна – интересно, зачем? Я забрался на верхнюю ступеньку и выглянул наружу. К моему ужасу, Лиам стоял на крыше. Это показалось мне совсем не безопасным, но он чувствовал себя вполне уютно.

– Что за черт, – ругнулся он, когда увидел меня, выглядывающего из окна. Я заметил у него в руке инструмент, и у меня возникло подозрение, что он собирается разбить соседнее окно, а потом представить дело так, будто он тут ни при чем, поскольку находился в другой комнате. Логично.

Однажды, когда я был влюблен в Снежку, а она делала вид, будто равнодушна к моим чарам, я решил сделать красивый жест: залезть на дерево, чтобы произвести на нее впечатление. Все обернулось конфузом, когда я забрался на самый верх и понял, что на самом деле боюсь высоты. Я оцепенел от страха и буквально прирос к дереву. Не буду вдаваться в подробности этой долгой и трагической истории, скажу одно: спасать меня приехала бригада пожарников, что крайне унизительно для такого бравого кота, как я.

Пока мы буравили друг друга взглядами, я понял, что у меня нет выбора, я не могу позволить Лиаму создать новые проблемы для моей семьи, особенно после того, что я узнал из разговора Франчески с Томашем – очередное вредительство могло стать последней каплей. Я собрал все свое мужество и сумел выбраться из окна; собственно, если Лиам смог пролезть в него, для меня это раз плюнуть, но почему-то опять заныло в животе, и я оцепенел. Я посмотрел вверх и увидел небо. Посмотрел вниз, и все вокруг – машины, люди, дома – показалось крошечным. Я не мог двинуться с места, застыв на коньке крыши. Я даже не мог вернуться назад, к окну. И все равно храбрился перед Лиамом, не выдавая своего страха.

– Какой же ты надоедливый кот. – Лиам явно злился. До меня вдруг дошло, насколько я уязвим, ведь он мог сделать со мной что угодно. Сердце учащенно забилось. Меня отчасти грела мысль, что Лиам, хотя и находился под влиянием Андреа, не выглядел опасным… по крайней мере мне так казалось. Я надеялся, что это так. Я с ужасом смотрел, как он, ничуть не боясь высоты, в отличие от некоторых, перешагнул через меня и нырнул в открытое окно. Слава богу, подумал я, приготовившись последовать за ним.

– Достану тебя, когда буду готов, – сказал он и, прежде чем я успел проскользнуть обратно, захлопнул окно прямо перед моим носом, оставляя меня на крыше.

Я закрыл глаза, но от этого мне стало еще страшнее, и я снова открыл их. Не оставит же он меня здесь? Прямо подо мной раскинулась деревня, и я смотрел на нее с огромной высоты – так высоко я никогда еще не забирался, и это пугало больше всего. Я цеплялся лапами за крышу, и, хотя мансардное окно находилось рядом, оно было закрыто, и я бы не смог в него пролезть, даже если бы осмелился двинуться с места. Я хотел было подать голос, но тут же отмел эту идею: какой смысл надрываться, если все равно никто не услышит? Только ветер унесет с собой мой жалобный вопль. Я надеялся, что с Джорджем все в порядке, мне стало совестно, что я оставил его один на один с Лиамом. Надо же, хотел помешать злоумышленнику, а в результате сам застрял на крыше, бросив своего котенка.

Никто меня не видел, так что положение мое и впрямь оказалось безвыходным. Все наши ушли на пляж, который маячил далеко-далеко внизу. Я знал, что нет смысла звать на помощь. Меня не увидят и не услышат.

Я придвинулся как можно ближе к окну и, изловчившись, заглянул внутрь. Страх чуть отступил. По крайней мере, я мог видеть комнату. Во мне теплилась надежда: может, удастся привлечь чье-либо внимание? Рано или поздно меня ведь хватятся? Я видел Лиама: явно недовольный, он продолжал красить стены. Дрожа от страха, измотанный попытками удержаться, я неотрывно смотрел в окно, надеясь, что кто-нибудь меня заметит. Конечно, Лиам освободит меня – он ведь не хочет меня убить только потому, что я помешал его планам? Не злодей же он в конце концов? Но, похоже, силы меня покидали. Я чувствовал, как затекли лапы от долгой неподвижности. Лиам несколько раз выходил из комнаты, но я не видел никаких признаков Джорджа. И снова закрались сомнения в том, что меня когда-нибудь спасут.

Солнце припекало, меня мучила жажда, я устал, и тело ныло от напряжения. Что со мной станет, если я свалюсь с такой верхотуры?

Казалось, уже смеркается, и небо нависло надо мной, угрожая обрушиться на голову, когда я наконец услышал голоса и Полли с Колином зашли в комнату. Я распластался по окну и взвыл что есть мочи. Но стекло было слишком толстым, и мой голос утонул в воздухе.

– Послушай, Полли, мне очень жаль, но, как я уже сказал, сейчас все улажено и он хорошо поработал, покрасив комнату, – с трудом различил я слова Колина.

– Все так, но я не в восторге от его успехов. В конце концов, это в его краску наступил Джордж, после чего едва не испортил пол в ванной, а мы ведь его только что положили.

Что? Как Джордж умудрился залезть в краску?

– Я знаю и уже влепил ему выговор. Но есть и хорошая новость: пол в ванной как новенький и котенок тоже. – Он попытался рассмеяться, но смех прозвучал виновато. – Пожалуйста, послушай. Я понимаю, он допустил немало ошибок, но он хороший парень… – Он вдруг посмотрел наверх, и я со всей силы ударил лапой по стеклу. – Полли… – Полли проследила за его взглядом.

– Боже мой, что там делает Алфи? – закричала она.

– Постой-ка. – Колин раскраснелся. Он схватил складную лестницу, стоявшую у двери, разложил ее и полез наверх. Я осторожно попятился назад, когда он открыл окно. Колин бережно схватил меня, еле живого, и, затащив в комнату, передал Полли.

– О, Алфи, как же ты попал на крышу? Бедный малыш, ты в порядке? – Полли прижала меня к себе, гладила, и это меня успокаивало.

– Лиам, иди сюда, – крикнул Колин. Появился Лиам – очевидно, он драил пол, потому что в руках у него была тряпка, испачканная голубой краской.

– Как Алфи оказался на крыше? – спросила Полли. – Сначала я вижу, как Джордж, весь в краске, топчет пол ванной, потом нахожу другого кота, застрявшего на крыше. Все это время ты работал здесь, как же так вышло, что ты ничего не видел? Что происходит? – Она кипела от ярости, крепче прижимая меня к себе. Я снова чувствовал себя в безопасности.

– Должно быть, он вылез на крышу, когда я отлучился. Я открыл окно, чтобы выветрился запах краски, но потом закрыл его, и как раз тогда Джордж, наверное, залез в краску, – объяснил он. Я до сих пор не знал, что произошло с Джорджем.

– Лиам, тебе надо быть повнимательней, – сказал Колин. Мы с Полли сверлили его взглядами.


Напившись воды и получив порцию ласки от Полли, я пошел искать Джорджа, который предсказуемо сидел в кустах, карауля Шанель. По крайней мере в Линстоу я всегда знал, где искать своего мальчика.

– Что произошло? – спросил я.

– Этот человек – маньяк, – пожаловался Джордж. – Я спал, он схватил меня и положил в поднос с краской, а потом приказал ходить по полу в ванной. Я не хотел, но он поднял меня и заставил это делать.

– Какой ужас, жаль, я не смог его поцарапать или того хуже. Он не ударил тебя?

– Нет. Хорошо хоть Полли не стала меня ругать.

– Нет, похоже, она винит во всем Лиама, и это хорошо. Знаешь, что я тебе скажу: теперь ему не поздоровится.

– Правда? – Джордж широко распахнул глаза.

– Да, Джордж, это война.

После инцидента на крыше взрослые суетились вокруг меня больше, чем обычно. Должен признать, меня до сих пор била дрожь, когда я мысленно переживал те страшные минуты. Крыша оказалась даже выше, чем дерево, на котором я застрял несколько лет назад. Но в то же время мне не хотелось лишний раз говорить об этом, чтобы не пугать Джорджа. Я просто предупреждал его о Лиаме, и, хотя Джордж, разумеется, сказал, что нисколечко его не боится, я повторял, что нельзя оставаться наедине с этим парнем. Что, если бы на моем месте оказался Джордж? Что, если бы мой котенок застрял на крыше или, того хуже, упал? Я даже думать об этом боялся. Мне стали ясны две вещи. Дело оказалось серьезнее, чем я предполагал.

И без войска мне не обойтись. Вся надежда на Гилберта. Я понимал, что должен во что бы то ни стало привлечь его на свою сторону, поэтому задействовал секретное оружие: Джорджа.

Той ночью мы поджидали его вместе, и, когда появился Гилберт, у Джорджа загорелись глаза. Кот явно произвел впечатление на моего мальчика.

– Какая у тебя красивая шкурка, – сказал он.

– Спасибо. – Гилберт поднял хвост. Я не сомневался, что Джордж давно покорил Гилберта. Никто не мог устоять перед очарованием котенка, разве что Шанель и Андреа. – Ладно, давайте пойдем на пляж. Будет весело.

Гилберт повел нас через дорогу, а потом мы перепрыгнули через стену, отделявшую тротуар от пляжа. Он приказал нам следовать за ним и припустил вверх-вниз по песчаным дюнам.

– Ги-и-и-и, – завопил Джордж, кубарем покатившись по склону.

– Будь осторожен, – предупредил я.

– Все в порядке, Алфи, песок мягкий, не ушибешься, – успокоил меня Гилберт. Мы затеяли игру в прятки, и я, остерегаясь оставлять Джорджа одного, прятался вместе с ним, а Гилберт нас искал. Вода отступила, и мы обнюхивали лодки, застывшие на мокром песке в ожидании прилива. Разгуливая под луной, я вдруг поймал себя на мысли, что именно так нужно проводить каникулы. Не беспокоиться о плохих людях, а веселиться и получать удовольствие. И Гилберт оказался прав: здесь, на берегу, действительно весело.

– Теперь мне нравится пляж, – сказал Джордж, когда мы сидели рядком на стене, глядя на большую яркую луну.

После всех испытаний и тревог наш день заканчивался просто замечательно. Рядом со мной был Джордж, крепла моя новая дружба с Гилбертом, и я чувствовал себя в безопасности. Я не свалился с крыши. Глядя на луну, я не уставал благодарить судьбу за то, что она хранит меня.

– Вам повезло, что сейчас лето, в остальное время года они пускают собак на пляж, – объяснил Гилберт. – Но больше всего я люблю приходить сюда по ночам, когда никого нет. – Пляж и впрямь выглядел пустынным, если не считать редких компаний молодежи. – Кажется, будто все это принадлежит нам, – сказал Гилберт. Мы помолчали. Да, у меня тоже возникало такое чувство, будто берег наш.

– В этих каникулах мне больше всего нравятся три вещи, – признался Джордж, когда мы возвращались домой.

– И что это? – поинтересовался я.

– Пляж, мороженое и Шанель.


Глава 11 | Алфи на каникулах | Глава 13