home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Алфи на каникулах

У меня не то чтобы созрел план, но я решил следить за Лиамом. Я наблюдал за ним по мере возможности, и действовал он, мягко говоря, хитро. Работал наравне со всеми, но, как только выпадал из поля зрения других строителей, вел себя подозрительно; меня не покидало ощущение, что он замышляет очередную пакость. Конечно, я старался не попадаться ему на глаза – после того как я оцарапал ему ногу, он не испытывал ко мне симпатий.

После завтрака Джордж снова занял свой наблюдательный пост возле изгороди, обещая не выходить из сада, поэтому я обрадовался, когда Лиаму поручили закрепить плитки на крыше. Рабочие установили леса в задней части дома, поскольку окна – мансардные, так их называли – уже вмонтировали в крышу неделей раньше. Мне удавалось присматривать за обоими: Джорджем и Лиамом. Закрепив плитки – поврежденных оказалось только две, – Лиам спустился на землю.

– Так, приятель, теперь Колин хочет, чтобы мы закончили штукатурить стены в подсобке. – Марк тоже приглядывал за Лиамом – я полагал, на случай если тот свалится со стремянки или повредит что-то еще.

– Хорошо, – пробормотал Лиам. Они стояли на заднем дворе. – Это труба для уличного душа? – спросил он, указывая на медную трубу, которая тянулась вдоль боковой стены дома.

– Да, душ будет установлен позже. Сантехник должен прийти сегодня после обеда. – Они оба осмотрели трубу. – Потом мы установим деревянный поддон, и будет довольно круто, – объяснил Марк.

– Ладно, пойдем штукатурить. Я только приберусь здесь и догоню тебя, – сказал Лиам. Я наблюдал за ним из своего укрытия. Он огляделся вокруг, потом взял инструмент и начал колотить по трубе, пока не разбил. Уму непостижимо! Выходит, я не ошибся. Это был саботаж, чистой воды саботаж. Я хотел выбежать и наброситься на него, но боялся, что он меня покалечит – в конце концов я всего лишь кот, а не крепкий строитель. Но мне нужно было придумать, как остановить его или заставить других поймать его с поличным. Но как? Я знал одно: действовать надо быстро, пока Лиам не разрушил дом.

Насвистывая, он направился в подсобку, а я подошел к изгороди.

– Я ее видел! – взволнованно произнес Джордж.

– Где?

– Андреа положила ее в маленькую сумку, и они ушли вместе с детьми. Но я заметил ее, когда они проходили мимо, и уверен, что она мне улыбнулась.

Скорее, оскалилась, подумал я, но не стал спорить.

– Не хочешь позагорать на капоте? – предложил я.

– Да, с удовольствием. – Котенок поскакал по лужайке, и мы взобрались на капот машины Клэр, где сильнее пригревало солнышко, разлеглись и подставили бока ласковым лучам. Я пробовал расслабиться, но на самом деле все время думал о Лиаме, гадая, зачем он пытается разрушить наш дом. Я не сомневался, что это как-то связано с Андреа.

– Джордж, – сказал я, размышляя вслух. – Если ты, хм, карауля Шанель, вдруг увидишь кого-то из наших строителей рядом с Андреа, ты ведь скажешь мне?

– А что такое? – спросил Джордж.

– Я не уверен, но думаю, они замышляют что-то недоброе.

– Но зачем им это делать?

– Видишь ли, Андреа не скрывает, что хочет заполучить наш дом.

– Но, если она это сделает, мы больше не сможем сюда приезжать?

– Не сможем, и ты ведь понимаешь, что это значит? – Я думал о детях, Клэр, Полли и Франческе, о наших мужчинах, которые здесь, вдали от Лондона, отдыхали душой.

– Да, – опечалился Джордж. – Это значит, что я больше никогда не увижу Шанель. – Что ж, хоть так дошло.


Меня мучила совесть из-за того, что я воспользовался безответной любовью моего котенка к вредной кошке как средством для осуществления плана, но выбирать не приходилось ввиду ограниченности ресурсов. И я знал, что Джордж так просто не избавится от своего увлечения; что бы я ни делал, все бесполезно. Видимо, он сам должен пройти этот горький путь. В любом случае я буду рядом, когда ему понадобится утешение. Теперь, когда у меня появился черновой план действий, я решил вздремнуть.

– Алфи, Джордж, вам придется переселиться в другое место. – Голос Клэр прервал мои сны.

– Мяу? – Я потянулся.

– Я еду на вокзал за Джоном и Мэттом. Томаш не сможет приехать в эти выходные, у него какие-то проблемы с персоналом в одном из ресторанов, но в любом случае вы наверняка будете рады видеть Джона и Мэтта.

Еще бы. Хотя я скучал по Томашу, и оставалось лишь надеяться, что Франческа не будет слишком разочарована. Не так давно они с мужем пережили трудный период, поскольку он мало бывал дома, пропадая на работе. Дошло до того, что прошлым летом она забрала мальчиков на каникулы в Польшу, и мы все ужасно волновались, что они не вернутся. Однако Томаш наконец одумался – разумеется, с моей помощью, – поехал за своей семьей, и, кажется, они все уладили. Томаш стал уделять больше внимания семье, ресторанный бизнес пошел в гору, и Томаш научился делегировать свои обязанности персоналу. Я надеялся, что все неприятности остались в прошлом.

Не хотелось, чтобы другие проблемы добавились к моему и без того растущему списку. Я спрыгнул с капота и проследил за прыжком Джорджа. Увидев детей в саду, я побежал к ним, и Джордж следом за мной.

– Алфи, Джордж, – крикнул Алексей. – Мы собираемся устроить спортивный день. На самом деле это для малышни, – добавил он. Я знал, что Алексей все еще любит детские игры, но временами напускал на себя важный вид, изображая взрослого. Не он один грешил этим, подумал я, глядя на Джорджа. Когда мой котенок играл с листьями или гонялся за бабочками, я делал вид, будто давно перерос столь легкомысленные забавы, но на самом деле в душе мы навсегда остаемся детьми!

Дети взялись обустраивать площадку для спортивных игр. В программе значились бег наперегонки, бег с яйцом в ложке[12], полоса препятствий, которую строили из всего, что попадалось под руку. Мне эта затея показалась не очень безопасной, но раз взрослые разрешили – кто я такой, чтобы спорить?

Пришли трое детей из деревни: Бен, Джесс и Милли.

– Смотрите, я нашел свисток, – воскликнул Томми и дунул в него. – Даю старт!

Мы повеселились от души. Я отошел в сторонку, когда Джордж присоединился к забегу Саммер и Марты. Потом настал черед Тоби и Генри – они так смеялись, что не могли удержать яйцо в ложках, и, хотя Джордж носился туда-сюда в надежде слизнуть растекшийся желток, яйцо оказалось сваренным вкрутую, и одно из них угодило ему по лбу. Старшие дети устроили бег наперегонки, а закончили эстафетой, когда бегуны передавали друг другу палку. Но они так радовались и смеялись, что все это даже не походило на соперничество! Наблюдая за счастливыми детьми, я чувствовал себя в своей стихии, и мне хотелось, чтобы и все взрослые могли так же ладить друг с другом.

Но, когда в наш сад зашли Саванна и Серафина, я понял, что поторопился с выводами.

– И что вы тут делаете? – строго спросила Саванна.

– Вас разве приглашали в наш сад? – парировал Алексей, сложив руки на груди, как и его брат.

– Этому саду недолго осталось быть вашим, – ответила Серафина.

– Что ты хочешь этим сказать? – Тоби выглядел испуганным.

– Скоро этот дом станет нашим, так сказала мама. Так что не слишком тут хозяйничайте, – злобно прошипела Саванна. – А вы, Милли, Джесс и Бен, почему вы играете с ними? Я же вам запретила.

– Нам нравится играть с ними, – пробормотал Бен, глядя под ноги.

– Да, и кто ты такая, чтобы указывать, что им делать? – добавил Томми.

– Отлично, играйте в свои дурацкие игры, нам плевать. Но попомните мои слова, надолго вы тут не задержитесь, и никто не огорчится, когда вы уедете. – Они повернулись и ушли.

– Вау, – вымолвила Джесс.

– Мне не нравится, что они такие злые. – Тоби выглядел так, будто вот-вот заплачет, и у меня заныло сердце. Бедный малыш, он такой чувствительный и ненавидит всякие споры – возможно, из-за своего прошлого. Алексей обнял его за плечи.

– Тоби, не надо переживать из-за них, у тебя теперь есть мы, – сказал он, и Тоби улыбнулся.

– И мы будем играть с вами, что бы они ни говорили, – добавила Милли. – Моя мама сказала, что в любом случае пора дать отпор этой парочке. В последнее время они стали такими злюками. – Ее голос неуверенно дрожал, но меня порадовал настрой ребят.

– Да, когда мы играем с вами, вы не командуете и не обзываете нас отбросами, как они, – добавил Бен.

– Нужно преподать урок этим девчонкам, – заявил Алексей. – Будем веселиться до упаду, чтобы им тоже захотелось присоединиться к нам.

– Да! – хором подхватили дети.

Джордж поднял переднюю лапку, отдавая свой голос, и все расхохотались еще пуще.

– У вас такие классные кошки, – сказала Джесс, поглаживая Джорджа.

– Мяу, – согласился я.


К тому времени как Клэр вернулась с Джонатаном и Мэттом, дети валялись на траве, уплетая фруктовое мороженое, которым их угостили Полли и Франческа. Полли плела венки из маргариток, а Франческа читала книгу. Женщины обернулись и замахали руками, когда подъехала машина. Джонатан подошел и схватил Тоби и Саммер, обнимая сразу обоих.

– Я скучал по вам, ребята, – сказал он. Потом нагнулся и потрепал нас с Джорджем.

Мэтт поцеловал Полли, потом Марту, но, когда попытался обнять Генри, тот вывернулся.

– Что, слишком взрослый, чтобы обняться со своим стариком? – подколол его Мэтт, и Генри рассмеялся, запрыгивая на него.

– Как дела с ремонтом? – спросил Мэтт.

– Пойдем со мной, и я все тебе покажу, – ответила Полли. – Присмотришь за детьми? – спросила она.

– Конечно, – ответила Клэр. – Идите к строителям, Джон все увидит позже.

– Жалко, что папа не приехал, – расстроился Алексей.

– Мне тоже, kochanie, но ему нужно работать. Зато есть хорошая новость: скоро он к нам приедет.

– Йес! – Томми победно выбросил кулак вверх, и я успокоился. Их семейному счастью ничто не угрожало, и, конечно, иногда кому-то надо работать. В конце концов, только работа позволяла нам содержать «Морской бриз».


Зная, что Джордж осыпан вниманием, я последовал за Мэттом и Полли. Но, подойдя к дому, я услышал голоса, доносившиеся с заднего двора.

– Ничего не понимаю, – произнес мужчина, которого я знал как водопроводчика.

– Бред какой-то. – Колин, как водится, чесал затылок.

– Что случилось? – спросила Полли. – Колин, ты помнишь Мэтта?

– Привет, Мэтт. Полли, как ты знаешь, Эдриан подключил все трубы для уличного душа и сегодня пришел закончить работу, но труба сломана, и, честно говоря, мы понятия не имеем, как это произошло.

– Что ты имеешь в виду? – Мэтт осмотрел то место, по которому долбил Лиам на моих глазах.

– Похоже, кто-то ее проломил, но зачем? – недоумевал Эдриан. – Мне придется достать еще один кусок трубы. Это несложно, но надо будет подгонять по размеру, и раньше понедельника я не успею.

– Как это могло произойти? – спросила Полли.

– Если бы я знал, Полли. Честно говоря, это выглядит полной бессмыслицей. – Бедный Колин вконец расстроился.

– Что ж, задержки случаются… Как бы то ни было, Колин, мы можем осмотреть верхний этаж? На неделе Эдриан установит сантехнику в ванной, так что к следующему твоему приезду дети уже переедут в свои комнаты, верно? – радостно прощебетала Полли. Мне нравилось, что она не стала принимать близко к сердцу инцидент с трубой.

– Да, парни готовятся красить стены в спальнях, скоро привезут ковры, и останется только ванная.

– Ну, похоже, все идет по плану, – сказал Мэтт. – Пойдем, посмотрим детский этаж.


Наша инспекция прошла удачно. Я почти не сомневался, что детям понравятся их новые комнаты. Марте и Саммер досталась меньшая комната, но ее собирались покрасить в розовый цвет, и Полли сказала, что все будет выглядеть, как во дворце. Комнату мальчиков, рассчитанную на четверых, а потому и большего размера, предполагали покрасить в нежно-зеленый цвет и перенести сюда двухъярусные кровати. Скошенный потолок, хотя и не такой высокий, как внизу, совсем не портил общий вид, а мансардные окна пропускали много солнечного света, хотя Полли сказала, что на следующей неделе установят плотные жалюзи, чтобы ничто не тревожило детский сон. Я остался доволен увиденным – да к тому же наступил Лиаму на ногу, заработав его хмурый взгляд, – и пришел к выводу, что Полли продумала все до мелочей и детский этаж будет что надо.

– Здесь будет здорово, когда все закончат. – Мэтт повторил мои мысли.

– Мне еще столько всего нужно сделать, – сказала Полли, когда они спускались вниз. – И эти небольшие задержки совсем некстати. Сначала дырка в потолке, теперь – труба. Я понимаю, это не конец света, но все неприятно, учитывая, что сроки поджимают.

– Ты же лучше меня знаешь, что такое стройка, – заметил Мэтт.

– Знаю, но все равно меня это беспокоит. Поломка крыши произошла из-за небрежности одного из строителей, когда они готовились монтировать мансардные окна, и это я еще могу понять. Но труба – как такое могло случиться?

– Вероятно, водопроводчик установил бракованную и не хочет в этом признаваться. В любом случае как насчет того, чтобы взять детей на пробежку по пляжу перед чаепитием? – Мэтт ухмыльнулся. – Знаешь, я поначалу неохотно воспринял эту сумасшедшую затею с домом, но теперь вижу, что это действительно волшебное местечко. Пляж через дорогу, дети прекрасно проводят время, а коттедж… думаю, он будет очень красивым. Знаешь, моя любимая женушка, мы ошибались, это одна из твоих лучших идей. Если только это не обернется нашим банкротством, я безумно счастлив, что мы на это решились.

– Боже, Мэтт, мне нужно получить это от тебя в письменной форме. И нет, ни о каком банкротстве не может быть и речи, потому что в этом предприятии мы участвуем все вместе.

Я выбежал в сад, повторяя про себя полюбившиеся мне слова: мы все вместе.

Заняв свое любимое место на лужайке перед домом, откуда открывался хороший обзор, я все смаковал эту мысль, напоминая себе, как много значат мои семьи друг для друга, как много они значат для меня. С моего наблюдательного поста просматривался пляж. Море после прилива бороздили многочисленные лодки. Я видел и Джорджа, затаившегося под изгородью, где он снова караулил Шанель. Я предложил ему сходить на пляж, но он отказался.

Стало заметно прохладнее – я почувствовал, как ветерок ерошит мою шерсть, – и солнце слегка потускнело. Но внутри у меня разливалось тепло, когда я думал о том, как все мы любим друг друга и как идеальный коттедж «Морской бриз» напоминает нам об этом.

– Папа! – взволнованный Джордж запрыгал вокруг меня, и я усмехнулся; должно быть, он увидел Шанель.

– Да, сынок?

– Ты просил сказать тебе, если я что-нибудь увижу.

– Да. – Меня охватило нетерпение, но, зная, что Джорджа бесит, когда его подгоняют во время рассказа, постарался себя не выдать.

– Я видел Шанель с Андреа. Знаешь, наверное, Шанель не любит ходить, ее все время таскают на руках.

– Хорошо, Джордж. Возможно, ты прав. – Временами трудно удержаться от смеха, слушая его, но я научился выдержке. Он мог часами высасывать из пальца историю, которая кажется важной его маленькому уму.

– Помнишь того строителя, который тебе не нравится?

Я облизнулся; интересный поворот.

– Лиама?

– Да, я видел его.

– Где?

– С Андреа. Они стояли за домом. Он что-то говорил, потом она говорила. И она что-то положила ему в задний карман. Шанель тыкалась в нее носом, такая красивая.

– А что она положила ему в карман? – спросил я, заинтригованный.

– Не знаю, я не видел, да и трудно было оторвать взгляд от Шанель.

– Ладно, что-нибудь еще? – спросил я.

– Нет, больше ничего.

В тот вечер рассказ Джорджа не шел у меня из головы. Я и сам видел Лиама с Андреа, и теперь, зная про его вредительство, не сомневался в том, что он действует по указке Андреа. Если он влюблен в нее так же, как Джордж – в Шанель, это легко объясняет, как ей удалось привлечь его на свою сторону. Возможно, она и деньги ему давала – что еще она могла сунуть ему в карман? Похоже, Андреа надеялась, что с помощью Лиама ей удастся расстроить затею со стройкой и это вызовет недовольство моих семей. Однако, чтобы досадить им настолько, что они откажутся от коттеджа, Лиаму с Андреа придется сделать что-то куда более серьезное, нежели дырка в крыше или трубе. А вдруг Лиам действительно совершит нечто ужасное? Что, если замышляют настоящую катастрофу? Я полагал, что Лиам, при всей своей угрюмости, молод и не очень умен. Мой первоначальный план состоял в слежке за ним, но теперь я понимал, что должен добиться того, чтобы его и Андреа поймали с поличным. А вот как это сделать – для меня оставалось загадкой. Во всяком случае пока.

– Почему бы вам, ребята, не пойти выпить в пабе? – предложила Франческа. – Я могу остаться с детьми.

– О, Фрэнки, мы не можем оставить тебя одну, – сказала Клэр.

– Я тебя умоляю. Послушай, малыши лягут спать, Алексей и Томми вполне самостоятельные, сами себя развлекают. Я посижу в гостиной, почитаю. Идите вчетвером. Не упускайте шанс. – Она улыбнулась.

– Ты выкручиваешь мне руки, – рассмеялся Джонатан. – Ладно, тогда я иду купать малышню и укладывать их спать, а вы пока выпейте по бокальчику вина.

Как здорово придумано; поскольку женщины занимались детьми всю неделю, в выходные дни мужчины освобождали их от этих обязанностей.

– Ну, от меня ты не услышишь возражений, – сказала Клэр.

– Пошли, Джон, займемся делом. – Мэтт присоединился к нему.


– Так хочется посидеть где-нибудь в пабе. Ты уверена, что хочешь нас отпустить? – спросила Полли, когда женщины расположились в большой гостиной с бокалами вина.

– На все сто. Вы же знаете, в нашей здешней жизни, не в обиду будь сказано, есть один минус – мы не можем никуда выбраться, нянек у нас пока нет, так что пользуйтесь моментом. У меня хорошая книга, я с удовольствием посижу в тишине и покое, – рассмеялась Франческа.

– Да какие уж тут обиды. Но ты права, я, пожалуй, на неделе займусь поисками бебиситтера, так что, когда снова останемся одни, сможем хоть на вечер вырваться из дома. По крайней мере, было бы неплохо посетить ресторанчик, попробовать местную кухню, – предложила Клэр.

– Отличная идея. Я попрошу Колина, – сказала Полли.

– Что, посидеть с детьми? – ужаснулась Франческа.

– Да нет, глупышка, спрошу, нет ли у него кого-нибудь на примете. Он местный, так что всех тут знает.

– Но нужен кто-то с опытом, все-таки шестеро детей, – уточнила Клэр.

– Да ладно, младших сами уложим, а Алексей так повзрослел, что ему впору самому присматривать за нянькой, – сказала Франческа. – Короче, работа не пыльная.

– Давайте выпьем за свободу. И, может, нам повезет и мы познакомимся с другими женщинами, не такими ужасными, как Андреа или ее свита. – Полли подняла бокал.

– Эмбер показалась мне милой.

– Да, но ты видела, как она боялась, что ее увидят здесь? Даже маскировку нацепила, чтоб ее не опознали!

– Согласна. В любом случае для нас это будет смена обстановки, так что давайте попробуем.

– Ладно, надо подкраситься. Вдруг встретим Андреа в пабе? Не хочу выглядеть пугалом рядом с ней, – сказала Клэр вставая.

– Хорошая мысль, я хотя бы причешусь, – рассмеялась Полли.

– Вот почему я вдвойне счастлива остаться дома. – Франческа улыбнулась. – Как хорошо, что хотя бы иногда не надо беспокоиться о прическе и макияже.

– Да, но, Фрэнки, мы же не хотим опуститься. Все-таки гламурные лондонские дамочки, – пошутила Полли.

– Ладно, тогда подкрашу губы, прежде чем сесть за книгу.

Я с радостью отложил в сторону свои тревоги и, свернувшись калачиком в старомодном кресле рядом с Франческой, мирно дремал, пока она читала. Младшие дети, включая Джорджа, легли спать, и я испытывал блаженство. В последнее время нам с Франческой нечасто удавалось побыть вдвоем, в тишине, и я ценил такие минуты. С этими мыслями и воспоминаниями о доме и Тигрице я и провалился в сон.

Я проснулся, когда открылась дверь и вбежали Алексей и Томми с планшетом.

– Мама, папа по скайпу, – закричали они. Я потянулся и зевнул. Раз мальчики не спят, значит, еще не слишком поздний час.

– Да, хорошо, спасибо, но вы оба готовьтесь ко сну, я к вам поднимусь, как только поговорю с папой, – сказала она.

Мальчики ушли и закрыли за собой дверь. Когда Франческа устроилась в кресле с планшетом, я заглянул в экран и увидел лицо Томаша.

– Привет, – сказал он и улыбнулся, но выглядел серьезным.

– Спасибо, что позвонил мальчишкам. Я знаю, ты, должно быть, занят. У тебя все в порядке? – тихо спросила она. В ее глазах плескалось беспокойство.

– Более или менее, но придется на время закрыть ресторан. Потеряем кучу денег.

– Бедный, представляю, в каком ты стрессе.

Что происходит? Я посмотрел на Томаша, и меня тоже охватило беспокойство.

– Тут черт знает что творится. Столько продуктов уничтожено. Кто знал, что потоп на кухне может причинить такой ущерб? – Его взгляд стал мрачным.

– Но страховка покроет убытки, верно?

– Со страховщиками тоже одни проблемы. Водопроводчик сказал, что прорыв сразу трех труб не такая уж редкость, но, поскольку придется заменить пол на кухне, а потом и все остальное, я сам вынужден заплатить ребятам, чтобы сделали побыстрее. Страховая присылала своего инспектора, но сказала, что составление акта займет какое-то время. А мы не можем ждать, нужно открыть ресторан как можно быстрее, ты же знаешь, как трудно удержать клиентов. Короче, дел невпроворот. Эх, все шло так хорошо. Но, Фрэнки, я пока не могу сказать, надолго ли это затянется.

– И ресторан такой популярный, ты потеряешь столько заказов. – В голосе Франчески звучала паника.

– Знаю, но страховщики говорят, что разбирательство займет не меньше пары недель. У нас, конечно, какие-то деньги крутятся в бизнесе, но, когда мы покроем расходы на зарплату и строительные работы, нам придется туго, пока не выплатят страховку. Особенно без денег, поступающих от этого ресторана, а его можно будет снова открыть не раньше чем через месяц.

– О, Томаш, мне очень жаль. Но у нас ведь такой надежный страховой полис. Я думаю, нам должны заплатить.

– Да, они заплатят, вопрос – когда, а пока мы только теряем деньги, и, как ты знаешь, мы всю прибыль вкладывали в бизнес, так что на жизнь остается совсем ничего… – Томаш вздохнул.

– Я так понимаю, мы вложили наши сбережения в этот коттедж не в самое подходящее время. – Франческа погладила меня, и тут до меня дошло. У них возникла проблема с рестораном, что потребовало больших расходов, а у них туго с деньгами, потому что они вложили их в «Морской бриз». Тревожный звоночек.

– Да, не вовремя, но, kochanie, не волнуйся, я что-нибудь придумаю.

– Дави на страховую. Они всегда стараются усложнить нам жизнь, когда речь идет о выплатах, зато очень расторопны в получении наших взносов. Кстати, я никому не говорила, почему ты не приехал, не хотела волновать мальчишек.

– Думаю, лучше не посвящать их в это. Надеюсь, к концу следующей недели что-то прояснится и я смогу провести чудесные выходные с семьей.

Я тоже на это надеялся. И на всякий случай скрестил лапы.


– Ага, только посмотрите, оба дрыхнут: и Фрэнки, и Алфи, – рассмеялся Мэтт. Я проснулся и зевнул. Интересно, и давно я отрубился? Франческа открыла глаза. Ее книга покоилась на мне, как заметил я, когда начал потягиваться.

– Должно быть, задремала. – Она тряхнула головой. – Ну как, хорошо посидели? – Я увидел, что Клэр и Джонатан тоже в комнате. Клэр висла у Джонатана на руке, а его улыбка растянулась от уха до уха.

– Шикарно. – У Клэр слегка заплетался язык. Иногда с ней такое случалось.

– Угадай, кого мы встретили в пабе? Эмбер и ее мужа, Дэна. Скажем так, они нас очень хорошо просветили насчет Андреа. – Полли не скрывала ликования.

– Серьезно? – Франческа подалась вперед, а я навострил уши.

– Может, она нас околдовала? – предположил Джонатан.

– Но согласись, в тот раз она была сама любезность, – сказал Мэтт.

– Да, но совершенно очевидно, что она хочет заполучить «Морской бриз», хотя до сих пор никто не знает, зачем он ей сдался. Но они сказали, что она ходит по деревне и распускает грязные сплетни, мол, от нас можно ожидать чего угодно. Честно говоря, с ее слов, мы чуть ли не уголовники или типа того.

– И кто-то верит этому? – спросила Франческа.

– У меня создается впечатление, что Андреа слегка переигрывает, – сказал Джонатан. – Поэтому нет, не думаю, что верят, но местные относятся к нам с подозрением, так что нам действительно нужно больше общаться с ними и участвовать в жизни общины.

– Каким образом? – спросила Франческа.

– Ну, Джонатан – добавлю, после нескольких пинт пива, – сказал им, что в воскресенье мы пойдем в церковь, – ответил Мэтт.

– В церковь? – ужаснулась Франческа. – Но мы никогда не ходим в церковь.

– Судя по всему, в этой деревне трепетно относятся к церковной службе. В любом случае нам это показалось хорошей идеей. И самое главное: если туда придет Андреа, представьте выражение ее лица, когда мы заявимся всей компанией! – Джонатан радостно хлопнул в ладоши.

– Я не возражаю, мне нравится ходить на воскресную службу, – сказала Клэр. – Особенно если это прелестная деревенская церквушка. Но я не уверена насчет детей.

– Да бог с ней, с Андреа, ты лучше представь себе выражения лиц наших детей, когда им скажут, что они должны идти в церковь, – согласилась с ней Франческа. – Джонатан, боюсь, ты поплатишься за это, – предупредила она.


Глава 9 | Алфи на каникулах | Глава 11