home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Алфи на каникулах

К концу дня я чувствовал себя немного подавленным. Женщинам удалось выбросить из головы мысли об Андреа, дети были счастливы, как и Джордж, околдованный Шанель, но я оставался единственным реалистом в семье. Я нутром чувствовал приближение беды. Той ночью я решил залечь в подсобке и дождаться Гилберта. Он бывал здесь каждую ночь с тех пор, как я начал оставлять ему еду, хотя к утру уходил, и теперь пришло время снова поговорить с ним. Союзник из местных мне определенно не помешал бы, а никого, кроме Гилберта, я не знал.

Я терпеливо ждал, играя с кучей песка, который еще не успели замести. Поскольку нам предстояло часто бывать здесь, я пытался проникнуться любовью к песку, но пока что-то плохо получалось. Мало того что он зернистый, так еще и липнет ко всему. Мне казалось, что я не смогу полностью отряхнуться, сколько ни мойся.

Пока я прокручивал в памяти события последних дней, хлопнула кошачья дверца, и вскоре появился Гилберт. Он замер, увидев меня. Надо сказать, что выглядел он необычно; я очень завидовал его пятнистой шубке.

– Привет, – сказал я, вычищая песок из лапы.

– Полагаю, я должен тебя поблагодарить, – грубовато ответил Гилберт. – За еду. Очень гостеприимно.

– Вообще-то я надеялся увидеть тебя. Знаешь, моя семья не возражала бы против твоего проживания у нас. Они любят кошек, и мой котенок Джордж был бы рад познакомиться с тобой.

– Все равно… я не гожусь на роль домашнего кота.

– Но почему? Я хочу сказать, большинство кошек живет в семьях. Мой друг Бачок работает при ресторане, и ему нравится быть диким, но он, скорее, исключение, да и в любом случае о нем заботится одна из моих семей. – Я пустил в ход все свое красноречие.

– Ладно. – Гилберт не отличался словоохотливостью.

– Так почему у тебя нет семьи? – допытывался я.

– Ну, вообще-то у меня была семья, но они плохо обошлись со мной. Я не люблю об этом говорить. Слушай, как я уже сказал, спасибо за еду, я тебе очень благодарен. Обычно мне самому приходится добывать объедки, а тут такая вкуснятина. Но я не хочу быть рядом с людьми.

– Непривычно такое слышать, ну да ладно. Скажи, а ты знаешь наших соседей: кошку Шанель и ее хозяйку, Андреа?

– Я видел их, но, как уже сказал, – он сердито посмотрел на меня желтыми глазами, – я живу сам по себе.

– Просто они недружелюбные. – Меня не так легко сбить с толку. – И они угрожают нам, говорят, что хотят заполучить этот коттедж и выгнать нас отсюда. Если это произойдет, полагаю, дом уже не будет пустовать и тебе негде будет жить.

– Тогда найду другое место. – Кот оказался крепким орешком.

– Да, возможно, но ты же знаешь, какой это хороший дом, и нам здесь нравится. Мы не собираемся сдаваться, и я подумал, если ты что услышишь, хоть что-нибудь, дай мне знать, ладно?

– Заметано. – Он посмотрел на миску, полную еды. – Буду держать ушки на макушке, но не могу ничего обещать. А теперь, если не возражаешь, я поем, что-то проголодался.

– Конечно, и оставлю тебя в покое, я понимаю. Но, просто чтоб ты знал… Днем мы уходим из дома, здесь остаются строители, но они работают наверху, да и к тому же ты ловко скрываешься. Так что, если захочешь зайти… дом в твоем полном распоряжении, и я прослежу, чтобы в миске всегда была еда.

– Спасибо тебе. – Он начал есть, и я повернулся, чтобы уйти. – О, и Джорджу тоже.

– Хорошо, передам.

– Спасибо.

Я хорошо выспался после этой встречи, свернувшись клубком на кровати Клэр. И все-таки мне хотелось, чтобы Гилберт познакомился с моей семьей. Я знал, что все будут рады ему, и подумал, что в наше отсутствие он мог бы служить сторожем в доме. Мысленно я уже представлял, как мы все становимся лучшими друзьями, как он помогает мне справиться с Андреа. Я знал, что он не особенно стремится дружить со мной, но почему бы не попробовать? Продвигаясь мелкими шажками.

Я проснулся от того, что Джордж вылизывал мне голову. Тепло разлилось в моем сердце, и я сладко потянулся.

– Кажется, я проспал, – сказал я.

– Я уже давно на ногах. Мы с Тоби и Саммер просыпаемся раньше всех, но сейчас уже все встали, и пора завтракать. – Джордж взволнованно подпрыгивал на кровати.

– Это хорошо, я проголодался. – Немудрено, ведь я оставлял часть еды Гилберту. На кухне я застал полную идиллию: дети жевали гренки и кашу, взрослые потягивали кофе из кружек, а Джордж лакал воду из нашей миски. Я напомнил себе, что именно так и должны проходить каникулы, без всяких проблем. Я принялся за свой завтрак, чувствуя себя намного лучше.

Вдруг раздался стук в дверь.

– Я открою, – сказала Полли. – На случай если это Андреа, – добавила она. Я увязался за ней.

На пороге стояла незнакомая женщина в широкополой шляпе и больших солнцезащитных очках.

– Здравствуйте? – вопросительно произнесла Полли.

– Привет. Я – Эмбер, мама Бена. – Она неловко переминалась с ноги на ногу, украдкой оглядываясь по сторонам. – Можно войти?

Полли провела ее на кухню. Дети уже разошлись, и я слышал доносившийся из гостиной громкий звук телевизора. Джордж приводил себя в порядок после завтрака.

– Здравствуйте? – удивленно произнесла Франческа.

– Это Эмбер, – сказала Полли, когда женщина сняла шляпу и очки. Темноволосая, очень стройная, мне она показалась очень симпатичной и совсем не такой расфуфыренной, как Андреа.

– Ты была вчера в кафе? – Полли сузила глаза. Эмбер кивнула.

– Привет, – сказала Клэр. – Присаживайся. – Она протянула руку, и они с Эмбер обменялись рукопожатием.

– Послушайте, я пришла извиниться. – Эмбер немного нервничала. – Боже, если Андреа узнает, что я была здесь, она меня убьет. В любом случае мне не нравится то, как она относится к вам и детям. Вчера Бен так хорошо общался с вашими мальчиками, и я сказала ему, чтобы он продолжал играть с ними, не обращая внимания на этих золотых детей.

– Золотых детей? – переспросила Полли. Она сидела напротив Эмбер.

– Голд[11] – их фамилия.

– О, я не знала, но очень подходящая фамилия, учитывая, как ведет себя эта женщина, – съязвила Полли.

– Что с ней вообще происходит? – спросила Клэр.

– Сама не понимаю. Андреа всегда была в центре деревенской жизни, во всяком случае с тех пор, как переехала сюда. Когда Саванна была совсем малюткой, Андреа создавала группы поддержки для детей и мамочек, была такой благосклонной, дружелюбной, объединяла людей, старалась наладить светскую жизнь для нас, скучающих домохозяек, а потом, когда дети пошли в школу, стала активисткой родительского комитета, – объяснила Эмбер. – Она всегда была душой Линстоу, организовывала вечеринки и праздники, у нее есть книжный клуб, она всегда принимает дома гостей, очень щедро. Ее муж – успешный бизнесмен. Но в последние полгода или около того она изменилась, стала какой-то другой… На наши вопросы она отвечает, что все прекрасно, но ее муж уже сто лет не появляется здесь – видимо, постоянно в разъездах по делам бизнеса. Как бы то ни было, в последнее время она стала одержима покупкой этого дома. Понятия не имею, что с ней произошло, почему она так сильно изменилась.

– То, что ее муж богат, не дает ей права вести себя так, будто она хозяйка этой деревни, – заметила Клэр.

– Согласна, но я действительно думаю, что за этим стоит нечто большее. – Эмбер содрогнулась.

– Но что? – Франческа выглядела испуганной.

– Хотела бы я знать. Она говорит, что все замечательно, но, судя по тому, как она ведет себя по отношению к вам, это далеко не так.

– Да она нас только что не изводит, – сказала Франческа.

– Я знаю, но, повторю, она так давно играет главную роль в жизни нашей общины, что мы просто не хотим с ней ссориться. Если она нуждается в нас – а мы думаем, что так оно и есть, – мы обязательно ей поможем, но в то же время мы не одобряем ее поведения по отношению к вам.

– Почему она так хочет заполучить этот коттедж? – спросила Полли.

– Ума не приложу. Я спрашивала Кейт – вы ее видели вчера в кафе, – и она тоже в растерянности. В последнее время Андреа стала непредсказуемой, она превращается в великовозрастную дрянную девчонку.

– Шутишь? – усмехнулась Клэр.

– Если бы.

– И все-таки я не понимаю, чего ей так дался этот дом, – сказала Полли.

– Хотела бы я знать. Она сказала нам, что добьется своего, а потом завела старую песню о том, как это ужасно, что городские приезжают в деревню только на выходные и каникулы, но я не верю в искренность ее слов.

– Мы тоже, – согласилась Полли.

– Послушайте, если она узнает, что я была здесь, мне несдобровать, но я просто хотела сказать вам, что я на вашей стороне, и если вам нужна какая-то помощь в противостоянии с Андреа, вы можете на меня рассчитывать.

– Спасибо на добром слове, мы очень ценим твою поддержку. Конечно, мы ничего не скажем Андреа. – Клэр тронула Эмбер за руку.

Вскоре после того, как она ушла, приехали строители, и женщины приготовились идти с детьми на пляж. Полли взяла меня на руки и погладила.

– Эту женщину нужно поставить на место, Алфи, – сказала она, глядя мне в глаза. Я моргнул в знак согласия. Именно это я и собирался сделать.


Мне нужен был план, но я не знал, с чего начать. А тут еще Джордж со своей любовью; тоскуя по Шанель, он настаивал на том, чтобы мы снова сидели под изгородью. Думаю, Шанель оказалась мудрее, потому что старалась не приближаться к кустам. Он углядел ее издалека, но ничего не мог поделать. Я пытался вразумить его, но он все-таки котенок, так что мои аргументы на него не действовали. Пока он дулся, лежа на подоконнике в гостиной, я поднялся наверх. Строители здорово продвинулись в работе, и ванная комната была почти готова. Оставалось сделать полы, чтобы дети смогли переехать на чердак, а рабочие – приступить к ремонту второго этажа. Дело спорилось, как и предсказывала Полли. Однако, зайдя на чердак, я стал свидетелем неприятной сцены.

– Какого черта? – воскликнул Колин, глядя на дыру в потолке одной из комнат.

– Похоже, в крыше дыра, – ответил Лиам, строитель, которого я видел вместе с Андреа. – Боюсь, крыша неустойчива, – добавил он. Пит и Марк, двое других строителей, пребывали в замешательстве.

– Нет, этого не может быть, я сам делал крышу пару месяцев назад, и все было в порядке. Плиты прочно закреплены, никаких поломок. Да и ураганов никаких не было, ничего, что могло бы вызвать такие повреждения. Подозрительно, – сказал он и пристально посмотрел на Лиама.

– Послушай, босс, похоже, дыра пробита изнутри, – заметил Пит, стоя на вершине лестницы и разглядывая дырку в потолке, небольшую, но довольно отчетливую. Пит спустился вниз, а Колин взобрался на лестницу.

– Пит прав. Так, Лиам и Марк, кто из вас это сделал? – спросил он, устремив на них строгий взгляд. – Дыра сквозная, так что требуется замена пары плит и ремонт потолка. Чертова уйма лишней работы. Полли придет в бешенство. – Он раскраснелся от злости, в то время как парни лишь качали головами. Но по выражению лица Лиама я сразу догадался, что это его рук дело. Он как-то ухитрился пробить дыру! Я громко мяукнул и царапнул его за ногу.

– Ах ты, мерзкий кот! – завопил он. Все посмотрели на меня. Я уселся на полу и принялся невозмутимо чистить лапы.

– Лиам, это ты? – напирал Колин. Лиам покраснел и стал отрицать свою вину, но оказался не слишком искушенным обманщиком. Честно говоря, все было написано у него на лице.

– Это вышло случайно, – пробормотал он. – Я… э-э… сожалею. – Он совсем растерялся.

– Как можно случайно проделать дыру в крыше? – рявкнул Колин. Лиам пожал плечами. Я подумал, что, если мои подозрения верны – а все указывало на это, – Андреа могла бы подобрать более смышленого саботажника. – Ладно, это отбросит нас назад, поэтому ты, Лиам, будешь работать сверхурочно и без дополнительной оплаты. Пит, следи за ним в оба, пока я займусь плитами. Если не одумаешься, Лиам, вылетишь с работы.

– Прости, – пробормотал Лиам, а я остался доволен собой. Здорово я разоблачил заговор. Хотя меня не покидало плохое предчувствие, что это лишь первый из многих.


Я рассказал обо всем Джорджу, но он, по уши влюбленный, ничего не понял. Или мне так казалось.

– Если я буду внимательно следить за Шанель, то смогу разнюхать, что затевает ее хозяйка, – сообразил он. Неплохо! Я как-то не подумал об этом, но Джордж оказался смышленее. Как говорится, одним махом двух зайцев. Мы будем пасти Шанель – к великой радости моего мальчика, – и это, надеюсь, поможет нам разузнать, что происходит на самом деле. А я между тем смогу присматривать за Андреа.

Мы остановились в палисаднике посмотреть, как наши семьи отдыхают на пляже. Они бегали вверх-вниз по песчаным дюнам, и я обрадовался, увидев, что с ними играют и местные ребята. Когда мы пролезли под живой изгородью на соседний участок, я заметил, что во дворе нет припаркованной машины, да и вообще никаких признаков жизни. Мы огляделись по сторонам. В доме, насколько мы могли видеть, тоже никого не было, хотя я не мог сказать с уверенностью, поскольку дом был большой.

– Пошли, – сказал я Джорджу. Мы направились на задний двор, где опять же царила тишина. Сад у них оказался больше, чем у нас, с аккуратно подстриженным газоном, как на лужайке перед домом. Здесь стоял игровой домик, и мне стало жаль, что наши соседки такие неприветливые: Саммер и Марта с удовольствием присоединились бы к ним. На задней двери имелась кошачья створка, и, переглянувшись, мы с Джорджем прошмыгнули внутрь. Я знаю, это не совсем законно, но, черт возьми, мы же выполняли миссию.

Мы оказались в подсобке – более просторной, чем наша песочная комната, и отлично оборудованной, – и оттуда вышли в самую большую кухню из всех, что я когда-либо видел. Однако тут нас ожидало первое препятствие. Дверь из кухни была заперта, так что попасть в другие комнаты мы не могли. Я учуял запах Шанель, но ее самой так и не увидел – вероятно, она уехала с Андреа. Но Джордж, на седьмом небе от счастья, бегал по кухне, обнюхивая воздух и не переставая восторгаться домом, таким же красивым, как Шанель. В отчаянии я вскинул усы.

– Слушай, нам лучше уйти, – сказал я. – Они могут вернуться в любую минуту, и если нас здесь застукают… – Конечно, хотелось бы осмотреть дом, но и того, что я увидел, на сегодня мне хватило.

– О, я уверен, Шанель будет рада меня видеть, – не унимался Джордж.

– Возможно, но Андреа вряд ли обрадуется, так что пойдем. Мы попытаемся увидеть ее позже, – успокоил я его. Меня уже одолевали сомнения: не окажет ли мой новый план слежки за Шанель пагубного влияния на Джорджа, хотя, впрочем, он и без того потерял из-за нее голову – и что могло быть хуже? Покидая шикарный соседский дом, я подумал о том, что следопыт из Джорджа никудышный – во всяком случае пока.


Дома нас покормили, и наши семьи собрались на предвечернюю прогулку с последующим ужином в пабе. Все чувствовали приятную усталость после дня, проведенного на пляже. Ремонт в доме не располагал к стряпне, да и вкусную еду предлагали три местных паба, магазинчик рыбы и чипсов и кафе, так что женщины были избалованы выбором.

Я видел, насколько здоровым оказался для всех этот расслабленный образ жизни. Ну, или почти для всех. Наблюдая за тем, как Джордж смакует остатки ужина, дети радостно надевают сандалии, полные песка, а их мамы благосклонно на это взирают, я мысленно поклялся, что сделаю все возможное, чтобы отстоять коттедж «Морской бриз». На меня вдруг накатила легкая грусть: я вспомнил своих друзей с Эдгар-Роуд. Мне очень не хватало Тигрицы, моей партнерши и лучшей подруги. Она всегда помогала мне в трудные времена и поддерживала мои инициативы, когда я бросался выручать близких мне людей. Но на этот раз я остался один. Да, конечно, рядом со мной были Джордж – я смотрел, как он облизывает усы, и сомневался в том, что от него будет хоть какая-то польза, – и Гилберт, который, хотя и оттаял слегка, ясно дал понять, что не стремится стать частью нашей семьи. Но, как ни горько это сознавать, все указывало на то, что если мне придется действовать, то в одиночку.


Глава 8 | Алфи на каникулах | Глава 10