home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Каэл с тоской смотрел на деревню, почти скрывшуюся за горизонтом. В глазах юноши стояли слезы.

Прощание было коротким и сухим - Худоск лишь попросил не забывать старика и быстро скрылся в кузне. Нельзя сказать, что Каэл из-за этого не расстроился - да, ему было обидно и тоскливо, но юноша мог понять своего приемного отца. Он и сам предпочитал быстро прощаться - так проще... И не так больно.

Взгляд юноши скользнул по обложке серой, с золотым тиснением книги.

«Нет унынию. Нет страху. Нет гордыне» - гласили надписи на грубо выделанной коже. Три завета паладинов. Каэл встрепенулся и взъерошил густые волосы, тут же отыскав взглядом своего наставника.

Виллиан ехал чуть в стороне, бок-о-бок со старшим инквизитором. «Райт, кажется...», подумал Каэл, поравнявшись с учителями.

- Куда мы теперь, учитель? - Спросил он, поймав дозволительный взгляд наставника.

- Туда, куда нас приведет эта дорога, полагаю... Указаний от Великого Храма пока нет, Каэл. - Уточнил Виллиан, добродушно улыбнувшись.

- Я понял. А когда мы будем учиться драться? - Спросил юноша, выразительно посмотрев на жонглирующего уже двумя шариками из света Артиса.

- Начнем на привале. Но, чур, не расстраивайся потом - искусство боя нельзя познать с наскока. Пусть Искра творца и делает нас сильнее, ловчее и способнее, но достичь результата можно только упорным трудом. - Каэл недоверчиво поморщился, но вслух ничего не сказал. Впрочем, Виллиану хватило и того, что промелькнуло на лице юноши. - Я занимаюсь с мечом двадцать лет, но в схватке с настоящими мастерами у меня будет мало шансов. Вывод?

Каэл пожал плечами.

- «Сколь бы силён ты ни был, всегда найдется некто куда более сильный», - так говорил мой учитель, предыдущий Седьмой.

- Он погиб?

- Да.

Громыхнуло. Каэл запрокинул голову к небу и почувствовал, как по телу разлилась приятная истома. Черные, клубящиеся, словно дым тучи стремительно заволакивали небо.

Приближалась гроза.

Не успел отряд проехать и сотни метров как солнце окончательно скрылось за тучами, погрузив лес в полутьму. Тех лучей света, что все-таки преодолевали преграду, едва ли хватало - лошади то и дело спотыкались и испуганно ржали, а люди раз за разом натыкались на невидимые во тьме ветви. Райт, отложив в сторону толстую книгу, окинул взглядом ропчущих людей.

- В укрытие! Разбиваем лагерь! Быстро! - Прокричал словно очнувшийся ото сна и приподнявшийся в седле Виллиан, силясь перекричать разбушевавшийся ветер.

А в следующее мгновение стихия, казалось, впала в ярость. Из стороны в сторону начали раскачиваться могучие деревья, а те, что помельче, с тоскливым хрустом надламывались и взмывали в небо, подхваченные взъярившейся бурей. Люди в панике устремились в окруженную крепкими дубами низину.

- Каэл! - Юноша поморщился - он не желал прятаться от стихии. Ему впервые за долгое время было по-настоящему легко и спокойно, и чувство это Каэлу хотелось растянуть на как можно больший срок. Словно внимая его немой просьбе с неба в одночасье рухнула стена воды, отрезав все лишние звуки.

Каэл улыбнулся.

В небе яростно зарычал гром, ветер, смеясь, закружился вокруг юноши, а молнии сотнями искрящихся копий ударили в землю у его ног. В глазах юноши вспыхнули искры.


- Виллиан, кого, черт возьми, ты откопал в этой деревне?! - Прокричал Райт, ухватившись за исходящий паром наплечник паладина.

- Ученика! Ученика я откопал, черт бы побрал эту грозу! Тьфу! - Сплюнув, Виллиан устало рухнул на густую траву.

- Не прорваться? - Райт прошептал что-то, и накрывающая его полупрозрачная сфера растянулась на весь лагерь, укрыв людей от ливня и особо резких порывов ветра. - Вот. Запомнил, Артис?

Промокший до нитки парень шмыгнул носом и кивнул, что-то непрерывно нашептывая себе под нос. Судя по его огорченному виду - безуспешно.

- Вот почему твой ученик не призывает ураганы, а? - Виллиан вздохнул. - Чую, не совладаю я с таким даром в одиночку. Но хоть моей доли не отведает, и то ладно.

- Но попытаться ты обязан. Не сможешь - передашь мальчика придворному магу императора, а пока... - окончание фразы потонуло в очередном громовом раскате.


- Вил, назад!

Юноша едва успел уйти за спину учителя как в то место, где он стоял мгновение назад, вонзилось исходящее черным дымом лезвие. Ни рукояти, ни чего либо, за что можно было ухватиться - выглядело странное оружие так, словно и вовсе не предназначалось для использования. Людьми, по крайней мере.

Секунда, и вот уже ничего, кроме оплавленного отверстия в пышущем жаром камне, не напоминает о странном оружии.

- Это тёмный маг. Вил. Устал?

- Нет, учитель. Я готов сражаться! - Без промедления ответил Виллиан, несмотря на то что грудь его вздымалась, словно меха кузнечного горна, а по лицу струился пот. Он окинул наступающих врагов оценивающим взглядом и принял защитную стойку, изготовившись к схватке.

- Прикроешь спину от марионеток. Без дара с магом лучше не встречаться. Понял?

Виллиан сжал зубы от переполнявшей его злости, но с учителем согласился. Да, его дар не желал пробуждаться. Но он был! Был!

Неуловимое движение клинка Виллиана, и очередная марионетка, слуга темного мага, тряпичной куклой оседает на землю. В то же время учитель юноши уже схлестнулся с их главным врагом. Злом, поглотившим целую приграничную крепость.

Высокая, укутанная в изношенное до дыр тряпье фигура наседала на Дериша, словно тот и вовсе не был паладином - все чаще наставнику Виллиана приходилось отступать назад, а юноше - идти вперед, разя клинком рьяно наседающих марионеток. Все чаще заточенные лезвия на лишних конечностях мага вспарывали зачарованный доспех Дериша, словно дрянную бумагу...

«Не будь их столь много... Почему, почему мой дар спит?!», зашелся в немом крике Виллиан, отсекая голову вслед за запястьем особо рьяной твари. Юноша скользнул взглядом по девственно чистому клинку - ни крови, ни пыли, в которую обращаются павшие марионетки. Абсолютно все указывало на то что они могут восставать из мертвых целую вечность, в то время как силы людей далеко не безграничны.

Но подвести учителя Виллиан не мог.

- А-а-а! - Виллиан обернулся на крик и не поверил своим глазам. Дериш, седьмой паладин империи, лежал в ногах у пусть и раненной, но довольно скалящейся твари. Три паучьих лапы мага пригвоздили корчащегося паладина к земле, а четвертая медленно, словно смакуя момент, тянулась к его шее.

- Нет! Мразь! - Виллиан одним ударом отбросил в сторону сразу нескольких марионеток. Секунда, и вот он уже опускает на голову мага клинок... А через мгновение падает на землю, отброшенный, словно немощный котенок.

«А ты и есть немощный котенок. Твой учитель... Он ошибся. Все ошибаются». Виллиан замер. Он был уверен, что слышал голос, идущий... От его сердца? «Кто ты?»

«Дракон, запертый в теле немощного котенка».

Виллиан с трудом поднялся. От страшной силы удара перед глазами плыли пятна, а все тело предательски дрожало - казалось, что еще чуть-чуть и ноги подкосятся, а меч выскользнет из ослабших рук. Маг же бросил поверженного паладина и широкими, уверенными шагами направлялся к Виллиану, не обращая никакого внимания на торчащий у себя из груди меч.

«Помоги. Прошу, помоги, кем бы ты ни был!» «О? Пусть даже я демон?»

«Пусть! Мне плевать, но если он убьет учителя...»

Голос рассмеялся.

«Люди не меняются. Что сейчас, что тысячу лет назад вы ради сиюминутной выгоды отвергаете дарованное вам Отцом. Я помогу, но цена будет велика. Согласен ли ты?»

«Да! Я заплачу любую цену!»

Виллиан вздрогнул, ощутив стремительно расходящийся по телу жар. Он неверяще оглядел собственные руки, ноги, клинок... Они горели. Горели ярким, нестерпимо ярким золотым пламенем, которое, казалось, пожрет любого. Любого, кроме своего хозяина.

Юноша с каким-то удовлетворением посмотрел на пятящегося назад мага. В нем не было более прежней силы, не было властности - им пришел на смену животный страх. Страх перед ним, тем, кого он минуту назад играючи отбросил в сторону. Виллиан улыбнулся и выпустил наружу свои ярость, боль, гнев - все то, что накопилось за прожитые без дара годы.

В ту же секунду огонь, охватывающий юношу, взвился до самых небес, раскрывшись средь облаков прекрасным огненным цветком; миг - и вот уже пламя обрушилось на землю, сжигая, испепеляя и поглощая все, до чего могло дотянуться.

И только тогда Виллиан понял, что он совершил.


Глава 5 | Вестник | Глава 7