home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 31

«Каэл, мой ученик. Если ты сейчас читаешь это, значит я вместе с Энией все еще скрываюсь от своих недоброжелателей. В мире настали сложные времена и мой народ пошел не по тому пути, который я ему прочил. Я обязан предотвратить то, чего никогда не должно произойти. В самом худшем случае мы вернемся через год, и за это время ты должен достигнуть значительных успехов в использовании дара. Не разочаруй меня.

Летис»

Каэл положил на стол только что прочитанное письмо и, под напряженное сопение засевшего под кроватью Шара, принялся за второе - от Энии.

«Мое сердце разрывается от нашего расставания, навязанного самой судьбой. Да, мы виделись не так часто, как того хотелось бы мне, - я даже хотела перебраться в город, поближе к тебе, но дедушка запретил, - но оттого я не стала любить тебя меньше. Я искренне надеюсь, что и ты сохранишь свои чувства ко мне и, когда всё разрешится, мы встретимся не как друзья, но как любовники.

На веки твоя, Эния»

В груди Каэла что-то сжалось, едва он увидел на бумаге следы слез. Будь то в его силах, и он отправился бы направлять эльфов на путь истинный прямо сейчас - лишь бы не лились слезы из фиалковых глаз Энии... Но он не знал даже, что произошло в королевстве этого гордого и скрытного народа.

- Шар хотеть показать Каэлу вещи, который хозяина оставил! Моя знать, что хозяина сам их делать! Твоя мерять, не грустить! - Пропищал, оторвав юношу от грустных мыслей, домовыдр. - Моя вести!

Шар, изредка оглядываясь, словно опасаясь, что юноша исчезнет, побрёл к тайному входу в лабораторию. Буквально через одну минуту они миновали уже знакомую дверь, спустились по лестнице и оказались в практически пустом помещении. Отсюда исчезли бесчисленные клетки и стеллажи, пропали все бумаги, в одном Летису ведомом порядке разбросанные по лаборатории... Перед Каэлом предстали лишь голые стены и один-единственный стол, сиротливо расположившийся прямо в центре комнаты. На нем, предусмотрительно укутанное в непрозрачную ткань, что-то лежало.

- Это и есть то, что оставил учитель?

- Да, хозяина оставлять это. Говорить охранять, пока твоя не прийти. И не трогать совсем, да.

Каэл подошел к столу и, откинув ткань в сторону, взял первое, что попалось под руку. Массивный, выкованный из неизвестного юноше металла наплечник был легким, словно перышко, а пронизывающая его сила не оставляла сомнений - в руках Каэла находился артефакт. Второй наплечник, наручи, нагрудник, плащ, штаны, рубаха... Юноша перебирал все то, что оставил учитель и невольно содрогался от переполнявшей предметы незримой мощи. Эти артефакты не были обычным доспехом в том понимании этого слова, к которому привыкли обычные люди - от меча или стрелы они защищали не хуже простых лат, но не более. Главной же особенностью этой брони была способность защитить хозяина от куда более опасных атак - магических. Никто не застрахован от незаметного удара в спину, и в такие моменты доспех, способный принять на себя удар, придется как нельзя кстати.

Тем временем юноша уже закончил облачаться в обновку, - каждая деталь этой брони была подогнана под него идеально, - и, кивнув самому себе, коснулся нагрудной пластины. В ту же секунду доспех исчез, а на юноше материализовался совершенно иной комплект одежды, выполненный всё в тех же, преимущественно черных цветах. Помимо одежды, на груди парня появился размеренно пульсирующий, заточенный в золотую оправу аметист. Каэл еще несколько секунд сосредоточенно изучал второй облик своей новой одежды, после чего, тепло улыбнувшись, коснулся камня. Спустя мгновение броня вновь оказалась на нём, словно и не пропадала никуда.

- Хороший вещь, да? Моя раньше тоже делать хороший вещь. Много вещь, много хороший, да... - Каэл резко обернулся к Шару. В его глазах стояло неподдельное удивление.

- Ты делал вещи? Раньше - это когда?

- Раньше - это до того, как моя стать Шар. Моя плоха помнить то время, но точно знать - Шар делать вещи раньше. Волшебные вещи.

- А... Шар, ты не помнишь, как тебя звали или кем ты был? - Спросил Каэл, присев перед домовыдром на корточки.

- Моя не помнить. Моя помнить только смерть и рождение домовыдром, да.

Каэл еще не один час пытался узнать что-то еще о прежней жизни Шара, но - безуспешно. Он только-только начал восстанавливать свои воспоминания, но уже сам факт того, что он буквально получил вторую жизнь, пусть и не самую лучшую, поражал. Юноша всегда считал, что даровать жизнь способны только боги.

- Шар, будь так любезен, собери на кухне что-нибудь из еды, что не пропадет в дороге. И вытащи из тайника мои деньги.

- Твоя уходить?

- Да, я отправлюсь на восток. Там и к землям эльфов поближе, и школы есть, в которых, быть может, к Ураганам относятся не как к политическим инструментам. - Каэл повернулся к выходу из опустошенной лаборатории. - Летис всегда говорил мне, что сидя на одном месте настоящую силу никогда не обрести.


- Дерьмо! Вот какого черта ему не сидится на месте, а?! - Воскликнул Кельт, стаскивая в канаву второе храпящее тело. На изрядно размокшей дороге возмущенно ржали кони, ради которых и было решено ограбить первых встреченных конных путников. - Неужто нельзя переждать эту проклятую грозу?!

- Он Ураган, ему что дождь, что ливень, что шторм - все в радость. А вот то, что он ведет себя совершенно не так, как ожидалось меня напрягает. - Гёт невольно дотронулся до лишившейся уже двух листов артефактной книжки. - Слишком часто приходиться вносить коррективы в портрет. На моей памяти такое случается впервые, и, знаешь... Все это похоже на подставу.

- Да ну ты брось, кому сдалась парочка агентов, да еще и безукоризненно выполняющих свою работу? В политику не лезем, особо многого не требуем... Бред это, Гёт. - Кельт критическим взглядом осмотрел спящих мужчин и подвинул их так, чтобы они не утонули. Да, спать им всего около часа, но случиться могло всякое - лучше перебдеть и не оставлять за собой трупов.

Гёт тем временем взъерошил густые русые волосы и выудил из-за пазухи сигарету, которая, впрочем, тут же насквозь промокла под струями ниспадающей с неба воды. Погода разыгралась не на шутку.

- Дерьмо... - Мужчина отбросил испорченную сигарету и сплюнул. - Можешь считать меня параноиком, но что-то тут нечисто. Не нуждайся я так в деньгах, давно бы уже бросил эту работу...

- Не напоминай, дружище. Много еще осталось?

- Тридцать пять золотых. Пара лет - и моя дочь будет здорова. Всего пара лет... - Гёт запрокинул голову, подставив лицо под холодный дождь. Прошло несколько секунд, прежде чем мужчина встрепенулся, смахнул с лица воду и запрыгнул в седло. - За дело, иначе далеко уйдет.

- В такую-то погоду? - Кельт посмотрел в небо, но не смог разглядеть ни единого просвета в заволоченном тучами небе. - Конь по грязи в лучшем случае рысью пойдет, а то и вообще - шагом. Этак ему до темноты к развилке не выйти.

- Плевать. Вот сядем ему на хвост - тогда и будем строить прогнозы, хорошо?


Каэл шел по размытой ливнем дороге и вел под уздцы практически ничего не видящего во тьме коня. Мало того, что небо заволокло тучами, так еще и солнце грозило вот-вот коснуться горизонта и окончательно повергнуть мир во тьму. Спасибо дару - юноша в темноте видел много лучше простого человека и мог не останавливаться посреди леса, дабы переждать непогоду. Впрочем, этим наверняка могли похвастаться и его преследователи - опыта у этих странных мужчин было не занимать. Каэл все еще мучил себя вопросом - кто послал за ним этих людей? Ради чего? Не дать Урагану попасть не в те руки? Так он изначально не планировал присягать хоть кому-то, а уж повестись на уговоры первого встречного рыцаря... Нет, такой глупости юноша никогда не совершит - свобода ему еще дорога. Присяга - это ведь не просто титул, это еще и пожизненная служба.

Вдруг в нос юноши ударила адская вонь разлагающейся плоти и Каэл, рефлекторно отшатнувшись и выхватив из-за спины клинки, с ужасом во взгляде уставился на представшую перед ним картину.

Жуткая человекоподобная тварь стояла спиной к юноше и, с легкостью отхватывая от стремительно гниющего человеческого тела куски, целиком их заглатывала. Пепельно-серая кожа, трехсуставчатые лапы, оканчивающиеся массивными когтями и неестественно большая голова, вытянутая вперед, как у собаки или волка - все это делало существо по-настоящему страшным и опасным. Гуль. Чуть в стороне лежала еще пара человеческих костяков - значит, трапеза монстра уже подходила к своему логическому завершению. Вдоволь набив брюхо, гуль пойдет искать жертву для обращения в подобного себе монстра, и через месяц здесь будет жить целая стая этих мерзких тварей. Тварей, с которыми простые люди так просто не совладают. И этого Каэл допустить точно не мог.

Мгновение назад юноша еще стоял на дороге, но стоило раздаться громовому раскату как рассечённый на две части гуль осел на землю, а Каэл, смахнув с меча едкую кровь, поморщился от многократно усилившегося запаха гнилого мяса. Пенящееся и шипящее нутро монстра вывалилось на наполовину сожранного мертвеца и того почти моментально растворило, оголив голые кости.

- Дяденька, злой монстр умер? - Юноша вздрогнул от донесшегося откуда-то сверху голоса. Тоненький, детский голосок принадлежал мальчишке, совсем еще ребенку - на вид ему нельзя было дать и трех лет. Как он уцелел? - Дяденька?

- Да, малыш, злой монстр мертв. - Каэл запрыгнул на дерево и подхватил ребенка на руки.

- Идём, я отведу тебя домой.

- А братья и сестричка?

- Они придут потом. Расскажешь, где ты живешь? - Каэл постарался ничем не выдать переполняющие его сердце злость и скорбь, но голос его все-таки дрогнул. К счастью, мальчик этого то ли не заметил, то ли не обратил на это внимания. Юноша посадил ребенка перед собою, достал из притороченной к седлу походной сумы предусмотрительно туда сложенный Шаром плащ и укутал в него продрогшего ребенка, создав вокруг малыша хоровод из заклятий-огоньков, которые должны были быстро согреть мальчика и просушить его одежду.

Каэл потрепал ребенка по густой для его возраста шевелюре, напоследок окинул пристальным взглядом место трагедии и, задержав взгляд на обломках небольшого возка, слетевшего с дороги, запрыгнул в седло.


Глава 30 | Вестник | Глава 32