home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Солнце скрылось за чахлыми облаками и Каэл, смахнув со лба посеревшие от грязи капли пота, встал с земли и поднял меч. Напротив замер Кёрд - его оппонент на ближайшие десять минут. Выглядел он не сильно лучше самого Каэла - такая же пропитавшаяся потом одежда, такой же потрепанный, грязный вид... Его сразу же поставили против Астреи, в то время как Каэла - против Шиттоки. И всё бы ничего, не будь обе девушки отличными мечницами - что Астрея, что Шиттока хорошенько поваляли гордых парней по земле. И теперь им обоим не терпелось отыграться хоть на ком-то, отчего они сразу, особо не раздумывая, бросились в бой.

Первое столкновение окончилось ровным счетом ничем - обменявшись десятком ударов оба парня разорвали дистанцию и заняли выжидающие позиции. Прошло несколько секунд, прежде чем они вновь перешли к активным действиям - Кёрд не выдержал первым и, сократив дистанцию в одно мгновение, одновременно попытался дотянуться до груди соперника кончиком тренировочного меча. И каково было его удивление, когда юноша, ловко перебирая ногами, оказался у него над головой и обрушился сверху, словно наконец дорвавшийся до столь желанной добычи коршун. Серия ударов - и оба соперника падают на землю от фантомной боли, вызываемой артефактным тренировочным оружием - Кёрд испытал на себе всю гамму ощущений от насквозь пронзённой груди, а Каэл - от отсечённой руки, которой за мгновение до расплаты поразил оппонента. Боль длилась недолго - всего пару секунд, но и этого было достаточно для усвоения первого урока: Куда важнее сохранить свою жизнь, чем отнять чужую. Решившийся единожды нарушить это правило так и будет сражаться, не щадя себя, пока, наконец, не погибнет в схватке с более опытным бойцом.

Синха, наблюдавший за боем от начала до конца, тут же подошел к уже поднимающимся с земли ученикам.

- Первая ошибка - вы сражаетесь так, словно вашей целью является прикончить соперника любой ценой, но это в корне не верно. Ваша первоочередная задача - поразить противника без вреда для себя. Для этого совсем не обязательно насаживать его на клинок или отрубать руку. Будет вполне достаточно пары глубоких порезов в правильных местах, и уже через минуту позволивший себя ранить противник обессиленным упадет на землю и самым банальным образом истечет кровью. Да, вы сражаетесь не настоящими мечами, но эти артефакты вполне способны на время лишить сил «истекшего кровью» бойца.

- Учитель, а разве их нельзя использовать как настоящее оружие? Ведь это артефакты. Разве нельзя настроить их так, чтобы цель при малейшем касании испытывала адскую боль во всём теле? - Спросил Кёрд, чуть оклемавшись.

- Если на цели не надет амулет из того же набора - это бессмысленно. В настоящем сражении эти мечи не более, чем деревянные дубинки. Да, очень прочные, но всё-таки дубинки. Передохнули? - Синха, не дожидаясь ответа, прикрикнул. - Начали!

Мечи парней вновь вгрызлись друг в друга, и Синха, удовлетворенно кивнув, направился к только завершившим бой девушкам - Астерии и Шиттоке. Вот уж кто-кто, а они были действительно талантливы в обращении с холодным оружием. Реакция, природная гибкость и идеально подходящие для ближнего боя способности - все то, что нужно талантливому мечнику в идеальных пропорциях присутствовало в этих двоих. Гении - только так Синха мог охарактеризовать этих девушек, обучающихся у него всего два месяца, но демонстрирующих при том невероятные успехи. Кроме того, так как все парни тут подобрались как на подбор гордые и уверенные в себе, две красавицы одним своим присутствием на тренировке заставляли всех парней тренироваться еще усерднее - никто не хотел уступать девушке в якобы исконно-мужском занятии - сражении. Со временем до них дойдет, что одаренных нельзя делить на мужчин и женщин, что все они одинаково сильны и опасны... Но когда то еще будет? Синха сам до последнего недооценивал женщин, пока любовница одного аристократа, которого ему приказали устранить, едва не отсекла ему руку припрятанным среди подушек кинжалом. Конечности тогда он не лишился только чудом, зато приобрел кое-что иное - осознание равенства всех одаренных независимо от их пола и врожденных сил.

- Ну что, мальчик мой, как идут занятия? - Мастер Глад, как обычно, появился из ниоткуда.

- Лучше, чем я предполагал. Каэл на удивление органично вписался в новую для себя среду, хоть и общается преимущественно с теми, кто, как и он, обучается весь день.

- Этого и следовало ожидать, мальчик мой, этого и следовало ожидать. Однако отсутствие конфликтов меня сильно удивляет.

- В первый день все присматриваются друг к другу, а проблемы начинаются много позже, когда их уже не ждешь. Помните, учитель, как на второй месяц совместного обучения мы с Кофой чуть не поубивали друг друга?

- Зато потом вы стали не разлей вода, разве нет? - Глад зловеще усмехнулся. - Хоть мне и пришлось приложить для этого определенные усилия, да...

Синха поежился от одного лишь воспоминания об этих «усилиях», из-за которых они с Кофой целый месяц не могли нормально сидеть. А ведь им было тогда по шестнадцать лет - по тем смутным временам уже взрослые, зрелые мужчины, самоуверенность которых процесс приложения «усилий» серьезно пошатнул.

- Боюсь, мастер, родители этих ребят не одобрят ваших методов.

- Так придумай свои. В мою молодость учеников вообще били розгами, и ничего - все живы. Поверь мне, от справедливого наказания еще никто не умира... - Глад остановился на полуслове и нахмурился. - Ну, почти не умирал. Какие-то единичные случаи определенно были, но в основной массе все было в порядке, да.

- Если я буду выжимать из своих учеников все силы, то и конфликтов не будет... Надеюсь. В любом случае, во мне еще жива надежда на то что у моих ребят хватит ума не доводить дело до драк.

- Надежда умирает последней, мой мальчик...


- Баллисты, залп! Катапульты, залп! - Слитный стрекот десятков осадных орудий, ныне использующихся для уничтожения небесных кораблей Хоршсцев, можно было по ошибке принять за клекот разъяренной виверны, до того пугающей была эта страшная какофония звуков. Но сейчас на него никто не обращал внимания - защитники крепости давно к нему привыкли, а накатывающим на стены волна за волной осаждающим было, мягко говоря, не до этого - шел третий час осады, а первый круг стен города-крепости все еще не был взят. Тысячи трупов и десятки тысяч стрел устилали все подходы к укреплению, носившему звучное название на давно позабытом языке старой империи - Гиштах-Зор, что значит «Хребет Дракона».

Элафия Ли смотрела на нестройные ряды наступающих и думала о том, как она могла так просчитаться. Всё говорило о том, что тридцать тысяч легионеров под её началом смогут удержать приграничную крепость и против сотни тысяч осаждающих - благо, это укрепление возводили на века, да и осадных орудий здесь было в достатке - небесные корабли не подошли бы ни на лигу... Но если ты хочешь рассмешить бога, то просто расскажи ему о своих планах.

Словно из ниоткуда перед крепостью врагов появилось не сто тысяч, а почти двести пятьдесят - к армии баронств присоединились войска империи Хорш, приведшей за собой еще несколько десятков парящих в небесах левиафанов. Этой армады вполне хватало на полную блокаду города-крепости, но их генералы решили брать Гиштах-Зор штурмом, и вот уже четвертый час идёт жаркий бой, в котором защитники медленно, но верно проигрывают - стоит им отдать хотя-бы один сектор стены, как вся оборона рассыплется подобно карточному домику.

Надежда была лишь на внутренний город, окруженный второй стеной - не менее высокой, но куда как менее растянутой. Этот дополнительный круг обороны позволит протянуть еще как минимум пару дней, а потом... Потом крепость падет, но никто никогда не скажет, что империя сдала её без боя.

- Госпожа, мы опустошили северные склады, прикажете поджигать? - Высокий, полный мужчина в изрядно потрёпанном костюме выжидающе уставился на Элафию. Он был одним из тех чиновников, что не заперлись в своих имениях, трясясь в ужасе, а изо всех сил помогали армии и простым людям, ответственность за которых легла на их плечи вместе со властью.

- Пламя не перекинется на город?

- Нет, госпожа, здания расположены так, что... - Элафия вскинула руку и мужчина замолчал.

- Я доверяю вам в этом деле, Кильто. Поджигайте.


Глава 25 | Вестник | Глава 27