home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

- Ну, парнишка, давай, затягивай потуже! - Просипел, натужно хрипя, бородатый воин. Его рука обильно кровоточила, и кровь эта даже не думала останавливаться, пропитав собою не только одежду, но и землю вокруг раненого.

Будь этот мужик обычным человеком, то тут бы для него все и закончилось, но крестоносцы, особенно такие здоровые, были крайне живучи. И сейчас Артис перевязывал этого и не думающего погибать гиганта, тщательно следуя его указаниям - сам юноша с ранами дела никогда не имел, и максимум, с чем мог помочь - это вытащить из-под кожи занозу. - Во-от, теперь бурдюк... Да-да, давай сюда.

Воин отпил несколько крупных глотков и отдал сосуд обратно.

- Теперь выливай все на ткань. Лей, не жалей! - Артис беспрекословно выполнил все что от него требуется и, еще раз осмотрев повязки, повалился на землю - сил у юноши не осталось совсем. Бой, бегство от элементаля и, словно вишенка на торте, обработка ран единственного оказавшегося рядом воина. А это занятие весьма трудоемкое и неприятное, особенно для человека неподготовленного - такого, как Артис. Никто и подумать не мог, что сын старейшины, тот, кого прочили следующим лидером деревни когда-нибудь окажется в такой ситуации.

Сон навалился и ушел резко, так, что Артис не успел даже осознать самого факта сна. Одна лишь выглядывающая из-за туч неполная луна явственно намекала на куда-то исчезнувший десяток часов. Слабость и усталость никуда не делись, лишь только ослабли, но теперь Артис мог стоять и даже ходить без приторного желания завалиться под ближайший куст и умереть... Впрочем, если все так и дальше пойдет, то смерть придет достаточно скоро - в этом бою Артису повезло, но будет ли везти впредь?

С трудом поднявшись на ноги юноша первым делом подошел к перевязанному им вчера мужчине... И с криком отшатнулся, наткнувшись на бледное, смотрящее в никуда стеклянными глазами, лицо. Воин был мертв.

Но больше всего Артис удивился тому, что это его практически не расстроило, а в глубине души он и вовсе был рад смерти этого мужчины. Какая-то часть юноши была искренне огорчена, а другая радовалась серьезно возросшим шансам на спасение - без раненого выбраться из леса, да и просто найти пропитание будет значительно проще.

Переборов собственную брезгливость и загнав куда подальше возмущенно вопящую совесть Артис снял с трупа добротный, сокрытый в простецких ножнах кинжал и приятно позванивающий мешочек с десятком серебряных монет. Одежду юноша оставил просто потому что она насквозь пропиталась кровью, а больше брать было нечего - мешок с поклажей они бросили еще там, на поле битвы, когда бежали от разъяренного духа земли.

Ночью идти по лесу было сложно, но света показавшейся из-за туч луны для этого вполне хватало. За что Артис любил хвойные леса, так это за минимальную вероятность выбить себе глаз незамеченной вовремя веткой. К сожалению, таких лесов в западной части империи было не так чтобы много - четверть, максимум треть ото всего леса. Другое дело баронства - вот там хвоя цвела и пахла, захватив практически всю свободную ото скал территорию.

Уже начало светать, когда Артис наконец-то выбрался из леса и, к своему удивлению, набрел на явно пользующуюся популярностью дорогу - травой на выдавленной в земле колее и не пахло, а еще дымящиеся остатки костра говорили о недавнем пребывании здесь людей. Жаль, не хватило какого-то получаса, а теперь придется сидеть на месте и ждать проезжих. А ведь мог уже мирно посапывать в какой-нибудь телеге - за добрую монету, конечно, но взяли бы попутчика. Деньга - она в доме никогда не лишняя, особенно здесь, в приграничье.

Вольготно развалившись на мягкой траве Артис уснул, сам того не заметив. Впереди его ждал дом.


Виллиан смотрел на проходящие мимо стройные ряды легионеров и думал. Думал о том, как так вышло. О том, почему его разум в очередной раз накрыла пелена безумия.

Да, матерый маг, оказавшийся среди убийц, связал его боем, но он мог и не бросаться за ним в погоню - в конечном итоге это ни на что не повлияло, сам чародей оказался лишь наемником, а ценных пленников не позволил захватить элементаль, дремавший в земле черт-пойми-сколько лет и потревоженный пролившейся кровью. Как итог - Райт мертв, от отряда осталась в лучшем случае половина, а Каэл и Артис пропали - ни тел, ни их самих обнаружить не удалось. Виллиан до последнего надеялся, что его ученик объявится где-нибудь неподалеку, но - тщетно. Ни он сам, ни ищейки храма найти его не смогли. А искали они так, как никогда раньше - такие сильные одаренные встречаются раз в десять лет, а ведь его еще нужно обучить, привязать к империи... А это тоже требует времени.

С того дня прошло две недели. Две недели, за которые все перевернулось с ног на голову - отряд налетчиков, осадивших Экопус, оказался преждевременно сорвавшимися с места людьми какого-то мелкого барона, решившего выслужиться. Перед кем? Сейчас это было не так важно - куда как большей проблемой стала почти пятидесятитысячная армия, вставшая лагерем не более чем в суточном переходе от границ империи, да насаженные на колья головы имперских послов, выставленные напоказ в столице баронств. Среди офицеров ходят слухи что среди этих несчастных оказался внук нынешнего императора, и именно по этой причине сразу три легиона, - пятый, шестой и седьмой, - под предводительством паладинов и одного из Лордов Вечной Стражи теперь идут войной на перешедших все границы баронов.

Одного лишь Виллиан не понимал - на что рассчитывают ранее всегда придерживающиеся нейтралитета бароны? Пятьдесят тысяч - ничто против даже одного легиона, состоящего из тридцати тысяч прекрасно обученных воинов. А тут к ним отправилось сразу три - впору падать императору в ноги и молить о снисхождении, но они лишь сосредоточенно готовились к войне. Не к одной скоротечной битве, а именно к войне - сжигались мосты, разорялись тракты, даже крестьяне снимались с земли и уходили ближе к столице, забирая все, что можно было унести. Словом, баронства делали все для того, чтобы осложнить продвижение империи вглубь их земель.

- Виллиан, будь так любезен... - Паладин резко обернулся к говорящему и уважительно кивнул - Лорд Гуррир заслужил почтительного к себе отношения как никто другой. Он был не только выдающимся полководцем, но и прекрасным воином, способным составить конкуренцию сильнейшим мира сего. - Что удалось разузнать о тысяче, осаждавшей твой форт?

- Точно - ничего, все люди баронов мертвы. Но, как мне кажется, имеет место быть неудавшийся призыв высшего демона, который расправился со всеми вокруг и вернулся в свой мир. Такого же мнения, хочу заметить, придерживаются и Иллиор с Элафией.

Лорд прикрыл глаза и огладил аккуратно подстриженную бородку, словно задумавшись о чем-то.

- Что-то зачастили к нам демоны, зачастили. Никак враги распространяют ересь на наших землях, провоцируя все новые и новые прорывы... Что на это скажешь, Виллиан? Все-таки в этом лучше тебя никто не разбирается, я полагаю...

- Инквизиция, Лорд Гуррир. Они - эксперты во всем, что касается... Подпольных игр. Наш же орден истребляет демонов, а не призывает их.

- Ха! Уж не хочешь ли ты сказать, что достопочтенная инквизиция призывает в своих подвалах демонов? - Лорд хмыкнул. - Забудь. Их сейчас здесь нет, а значит ты и твои люди - единственные демоноборцы в округе. Я могу на вас рассчитывать... В случае чего?

Виллиан уверенно кивнул. Он и сам обдумывал произошедшее с людьми барона - не случится ли чего-то подобного на поле боя, когда столкнутся две армии? В случае если ересь действительно получила массовое распространение, то становилась понятна самоуверенность баронств - даже один сильный демон может многое натворить во время крупного сражения, когда вокруг умирают сотни и тысячи людей. Легионеры тут не помощники, а трое паладинов, включая самого Виллиана... Справятся ли? Остается уповать на поддержку инквизиции, люди которой по какой-то причине не спешат присоединяться к армии. Подковерная борьба и интриги и в мирное время не приносят пользы, а в военное так и вовсе могут стать причиной многих тысяч смертей. Все это прекрасно понимают, но остановиться уже не могут - слишком далеко зашла их игра.

Виллиан проводил взглядом последнюю шеренгу войска и, согнав с лица мрачное выражение, пришпорил коня - людям сейчас как никогда нужна уверенность.

Уверенность, которую он, седьмой паладин, может им дать.


Глава 9 | Вестник | Глава 11