home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

На окраине в одном из тихих переулков Брайцев нашел старый каменный дом. О возрасте его убедительно свидетельствовала сохранившаяся каким-то чудом табличка Российского общества страхования от огня. Эта табличка и была главным ориентиром плана, по которому шел Брайцев.

Он миновал арку-тоннель и, свернув налево, постучался в крайнее окно. Гринюк и Карпатов, сопровождавшие Брайцева, остались ожидать в воротах.

По следу

Занавеска дрогнула, и чьи-то загорелые руки приоткрыли окно.

- Вам кого? - спросил женский голос.

- Соню,- ответил Брайцев.- Я с Митей в больнице лежал. Он просил, чтобы я разыскал ее.

- С каким Митей? - переспросил тот же голос. В нем чувствовалась настороженность.

- С Басовым,- сказал Брайцев.- Если здесь не живет Соня,- значит, я ошибся. Виноват.- Он сделал шаг в сторону.

- Постойте. Это Басов вам дал адрес? - спросил тот же голос.

- Нет, Басов начертил мне план.

- Он находится при вас?

- Разумеется.

- Покажите.

Брайцев протянул в щель басовский клочок бумаги. Последовала длительная пауза. Эта осторожность даже обрадовала Брайцева.

«Неужели набрели на ту самую «малину»?» - с волнением подумал он.

Заскрипела тяжелая задвижка, и низкая деревянная, уже потрескавшаяся дверь отворилась. На пороге стояла девушка лет девятнадцати. Она была в коротком халатике, перевязанном пестрым шнурком, и в тапочках на босу ногу.

- Соня,- представилась она, протягивая Брайцеву руку.

Они миновали кухню, затем прихожую и наконец очутились в комнате с окном, куда только что стучался Брайцев.

На диване развалился в небрежной позе худощавый юноша и, как показалось Брайцеву, с бесцеремонной наглостью разглядывал его.

- Митя просил передать, что очень скучает и было бы хорошо, если бы вы нашли время навестить его. Вот, собственно, и все,- сказал Брайцев.

- А вы откуда знаете Басова? - спросил худощавый юноша.

- Моя фамилия - Осетров, Николай Васильевич, мы рядом в палате лежали, я уже говорил об этом.- Брайцев обернулся, ища глазами поддержку у девушки.

- Ну, как он?..- начала было девушка, но юноша перебил ее.

- А вы что, тоже болели? - спросил он.

- Да, аппендицит. Так, значит, вы придете? - обратился он опять к девушке.

- Возможно,- ответил за нее худощавый юноша и добавил: - Если, конечно, время позволит…

На этом Брайцев счел свою миссию оконченной и, попрощавшись, тем же путем, через темную кухню, вышел наружу.

В воротах, не замедляя шага, он прошел мимо Гринюка и Карпатова, и те только в конце переулка нагнали его.

- Кажется, тут «малина»,- сказал Брайцев, когда они завернули за угол.

Пройдя еще два квартала, они сели в машину, которая ожидала их.

- Может быть, возвратиться и взять их? - неуверенным тоном предложил Гринюк, выслушав отчет Брайцева о встрече с Соней и разговоре с худощавым парнем, который сильно смахивал на Федю, известного по описаниям Корнеевой.

- Не болтай чепухи,- возразил Брайцев.- Полковник не разрешил предпринимать ни единого шага без согласования с ним, а кроме того, какие у тебя основания для ареста? Придет она завтра или не придет, вот о чем следует беспокоиться.


…Она пришла. Но, несмотря на горячие уговоры, главврач не разрешил свидания с Басовым. Гардеробщица, ведающая халатами, и нянечка у входа в лечебный корпус оказались неподкупными. Делать было нечего: Басову передали килограмм яблок и коротенькую записку, в которой Соня сообщала о своем приходе и осведомлялась о его самочувствии.

Араличева вручила сверток Басову, постояла, ожидая, пока он напишет ответ. Басов набросал карандашом несколько фраз на почтовой открытке, вложил ее в конверт и запечатал.

- И скажи ей,- сказал он, передавая Араличевой письмо,- чтобы обязательно. Сегодня или завтра обязательно.

- А чего обязательно-то? - невинным тоном спросила Араличева.

- Она знает чего. Там в письме все написано. Ну, ступай, а то ждет же внизу человек.

Но Араличева не торопилась спускаться вниз. Конверт распечатал Северцев. «Соня! Сегодня или завтра вечером подходи к стадиону «Динамо»,- говорилось в письме.- Около кассы в кино спросишь у пацанов «Рыбака», они покажут. Скажешь, что от меня. Возьми у него керогаз и отнеси домой. За ним придут. Я очень беспокоюсь: 15-го дядя собирался на дачу, керогаз будет нужен ему. Я скоро выйду. С.»

- А почему «С»? - задумался Брайцев.

- «Скокарь»,- сказал полковник.- Помните показания Коваленко? Так вот, значит, кто этот «Скокарь»!

Араличева вышла в вестибюль и объяснила ожидавшей ответа девушке, что Басов благодарит за яблоки и записку, но написать ответа не может, так как очень слаб. Он просит завтра придти.

Северцев знал, что на воровском жаргоне словом «керогаз» обычно называют пистолет, револьвер.


…Ровно в восемь часов вечера к кассе кинотеатра «Динамо» подошла Люда Араличева.

- Не видел тут «Рыбака»? - спросила она у вертящегося возле кассы мальчишки.

- «Рыбак»? Да он только что был здесь. А вам чего, билетик?

- Давай-ка отыщи, дело есть. Быстро!

- Ну, я «Рыбак».- К Араличевой подошел подросток лет семнадцати. Он был в полотняных брюках и вылинявшей майке.

По следу

- «Скокарь» прислал,- сказала Араличева.

- А дальше?

- Керогаз верни.

- Кому?

- Мне.

- А примуса тебе, случайно, не треба?

Араличева протянула письмо. Он подошел к фонарю, извлек из конверта открытку и несколько раз по складам прочитал ее: «Рыбак» был малограмотным.

- Понятно,- как-то неопределенно промычал он и сунул открытку в карман.

- Э, э! - запротестовала Араличева.- Давай сюда.- И задержала его руку.

- Смотри, какая! - одобрил он.- Давно с ним ходишь?

- Ладно. Гони керогаз,- строго сказала она.

- Пошли.- Он сделал несколько шагов и остановился.- Стой. Лучше я сюда принесу.

Он возвратился через десять минут.

- На, держи. И Митьке там кланяйся.- Он сунул руку в карман.- Глянь, сзади меня никого нет?

- Все тихо. Давай.

- Осторожно: заряжен.

- Знаю,- сказала она, и в то мгновение, когда «Рыбак» протягивал ей пистолет, чьи-то руки железными объятиями стиснули его сзади и какой-то голос в самое ухо умиротворяюще зашептал:

- Спокойно, спокойно, все в порядке.

Мягко подошла машина и так же неслышно ушла. Араличева осталась одна стоять на тротуаре. У касс кинотеатра по прежнему толпился народ. Даже вездесущие мальчишки, и те не заметили ничего.


предыдущая глава | По следу | cледующая глава