home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Когда Фиби проснулась на следующее утро,

в глаза ей ударил яркий солнечный свет. Она зажмурилась и снова зарылась под одеяло. За окном громко щебетали птицы.

Что там творится в мире?

Фиби перевернулась на бок, осторожно открыла один глаз и оказалась нос к носу с огромной алой розой. В утренних лучах она буквально сверкала.

«Ну и дела», — подумала Фиби.

В этих краях утро почти всегда было туманным. Наверное, оттого, что Сан — Франциско стоял у самой воды. Но сегодня ярко сияло солнце. Воздух, заполнивший комнату, казался сладким и густым, словно мед.

«Неудивительно, что пташки распелись», — подумала Фиби.

В такое утро ей самой всегда хотелось петь. И весь мир должен радоваться.

Она придвинулась поближе к розе. Осторожно понюхала ее. К цветку был прицеплен конверт с надписью, сделанной размашистым почерком Коула. Она прочла ее:

«Фиби, девушке моей мечты».

Она почувствовала, как нахлынули теплые чувства. Наверняка Коул просит прощения. Конечно, было бы лучше, если бы он сделал это устно. Но, наверное, ее любимый уже умчался на работу — ведь его ждало дело, из–за которого сорвался их вчерашний ужин.

Пожалуй, Коул поступил разумно, не разбудив ее. Он знал, что по утрам она соображает плоховато.

Что ж, письменные извинения все же лучше, чем ничего.

Фиби села на постели. Ноздри уловили приятный запах. Кажется, Пайпер готовит ее любимые морковные оладьи. Может быть, она тоже хотела извиниться за свое вчерашнее поведение.

«Сперва прочту извинения Коула», — решила Фиби. А потом уж она примется за сестер.

Солнце светило ярко, и день обещал быть радостным.

Как же иначе? Ведь Фиби собиралась привести свою жизнь в порядок.

Через двадцать минут она, умывшись, вернулась в комнату и открыла конверт.

«Извини, что я вчера был несдержан, — писал Коул. — В следующий раз постараюсь не выходить из себя. Желаю удачного дня».

Держа розу в руке, Фиби направилась в кухню. Конечно, извинения Коула были не слишком душевными, но все–таки он старался. Интересно, что подразумевалось под следующим разом?

Она отыскала самую красивую вазу, поставила в нее розу и вернулась в свою комнату. Потом подумала и решила пристроить цветок в центре обеденного стола, чтобы сестры его заметили. И уж тогда у них точно не останется сомнений насчет будущей свадьбы Фиби и Коула.

«Пускай извинение Коула неуклюжее, — думала Фиби, направляясь с хрустальной вазой в кухню, — но в такой солнечный день события вчерашней холодной и туманной ночи воспринимаются совсем по–другому».

Главное, что Коул попытался загладить свою вину. Вчера он был не прав и теперь понял это. Откуда ему знать искусство изящных извинений? Ведь демоны никогда не просят прощения.

Держа вазу обеими руками, она толкнула бедром кухонную дверь и пропела:

— С добрым утром!

Пайпер и Пейдж сидели за портативным компьютером. Когда дверь распахнулась, они так и подпрыгнули.

— Фиби! — выдохнула Пайпер, резко повернувшись и загородив собой экран компьютера. Было слышно, как за ее спиной Пейдж лихорадочно стучит по клавишам. — А ты, оказывается, уже проснулась…

«О нет. Снова здорово, — подумала Фиби и сделала глубокий вдох. — Успокойся. Все нормально. Я могу это преодолеть».

— Конечно, я проснулась, — сказала она и стала наливать в вазу воду. В центре стола уже стояло блюдо с оладьями, поэтому пришлось поставить вазу на подоконник. — Если вы еще не заметили, сегодня даже солнышко выглянуло. Так что грех валяться в постели.

— Да, солнышко — это замечательно, — пробормотала Пайпер.

Фиби подошла к буфету, достала свою любимую чашку и взялась за кофейник. Пайпер быстренько переместилась так, чтобы снова загородить экран. Но Фиби была не слепой и прекрасно видела ее маневры.

Наконец, держа в руке кружку, Фиби облокотилась на кухонный стол и отхлебнула кофе.

Сестры по–прежнему ведут себя странно. Что же все–таки происходит?

Она со стуком поставила чашку на стол и неожиданно прыгнула вперед.

— Ты что?! — воскликнула Пайпер.

— Оладьи! — сказала Фиби, сдернув с блюда салфетку и схватив одну из них.

— Что? — спросила Пайпер растерянно, будто сестра вдруг заговорила на чужом языке.

— Оладьи, — повторила Фиби и бросила свою добычу на тарелку, стоявшую рядом с блюдом. — Ты же знаешь, как они замечательно идут к кофе. Или ты приготовила их персонально для Лео?

— Нет, конечно, — ответила Пайпер.

И в этот момент у нее за спиной появилось белое свечение.

— Что там такое для Лео? — спросил ее муж, появляясь из воздуха.

Пайпер схватила его за руку, хотя сияние еще не погасло.

— Как же я рада тебя видеть! — воскликнула она.

— Я тоже, — ответил Лео, хотя его лицо было совсем невеселым. Это слегка порадовало Фиби. Значит, страдает не она одна. Фиби под шумок принялась за дело и перевалила на свою тарелку еще одну оладью.

Что бы там ни затеяли Пайпер и Пейдж, Лео здесь, пожалуй, не участвует. А ведь жена обсуждала с ним все важные вещи — на этом строились их отношения.

— Вы, похоже, сто лет не виделись? — неожиданно подала голос Пейдж. Она закрыла окно на экране и отвернулась от компьютера.

«Значит, я так ничего и не узнаю», — подумала Фиби.

— Батюшки, сколько времени! — воскликнула Пейдж, поглядев на часы. — Я уже опаздываю. Мне пора бежать. До вечера, Фиби.

Не дожидаясь ответа, она прошмыгнула в коридор, прихватив по пути одну из оладий Фиби, и скрылась за дверью.

Фиби вновь пополнила свои запасы и объявила:

— Я пойду наверх. А вот эту розу мне подарили. Правда, она великолепна? Если точнее, мне ее преподнес Коул, тот самый, которого я люблю и за которого собираюсь замуж. Большое вам спасибо. Всё.

Она повернулась на пятках и поспешила к себе, держа тарелку как можно выше.

— Кажется, я один не понимаю, что здесь происходит, — донесся до нее растерянный голос Лео.

Несколько часов спустя Фиби ехала по вечно запруженным улицам Сан — Франциско.

На нее взвалили кучу поручений. Пускай Пейдж была великим социальным работником, а Пайпер — настоящей богиней домашнего очага. Зато когда дело доходило до выполнения поручений, Фиби не имела себе равных.

Вот и сейчас, будто пытаясь доказать это, она лихо обогнула буксировщик и вписалась в единственное свободное место на стоянке, мысленно похвалив себя. День точно был счастливым. На улицах Сан — Франциско не часто удается так удачно припарковаться.

«Может быть, именно поэтому здесь оказался буксировщик», — подумала Фиби.

Она вылезла из машины, включила сигнализацию. Перед нею возвышался магазин технических игрушек для великовозрастных детей. Подобные вещи вовсе не входили в ее список поручений, но она решила поискать подарок для Коула, если сумеет припарковаться хотя бы в двух кварталах от такого магазина. Пожалуй, это будет способствовать примирению.

Тем временем буксировщик с громким лязгом подцепил металлическими крючьями маленькую красную спортивную машину. Она была припаркована у самого входа в магазин, в запретной зоне, правда толком не отмеченной. Знак, запрещавший парковку, прятался за деревьями.

Но это не являлось достаточным аргументом для того, кто управлял буксировщиком.

Фиби поняла, что водитель спортивной машины находится в том магазине, куда направлялась она сама. Может быть, он заметит происходящее, пока еще не поздно? Или стоит войти в магазин и поднять тревогу? Раздумывая над этим, Фиби зашагала по дорожке.

Между тем водитель буксировщика уже завел мотор. Нос спортивной машины начал подниматься в воздух.

— Эй! — раздался неожиданный крик. — Стойте! Это моя машина!

Из магазина выскочил мужчина и чуть не сшиб Фиби с ног, но успел поймать ее и тут же отпустить, не сводя глаз с машины.

— Что вы делаете? — кричал он.

— А что я, по–твоему, могу делать? — резко спросил водитель буксировщика. На его лице было написано презрение.

— Но это моя машина, — протестовал несчастный.

Водитель буксировщика дождался, пока спортивный автомобиль окончательно поднялся, и выключил подъемник.

— В другой раз будешь внимательнее, — сказал он и достал из кармана засаленную бумажку. — Вот адрес участка. Наши ребята очень обрадуются, увидев эту малышку. Так что, если хочешь ее спасти, шевели ножками.

— Но вы не имеете права ее забирать, — не сдавался хозяин машины. — Я же ничего не нарушил!

— Посмотри как следует, — водитель жестом попросил Фиби, и она отодвинула ветки, открыв знак, запрещавший парковку.

— О, — простонал хозяин машины. — О нет!

— Не повезло тебе, парень, — сказал водитель буксировщика издевательским тоном. Забрался в кабину, захлопнул дверь и завел мотор. Вскоре красная спортивная машина скрылась в уличном потоке.

— Как же я мог так ошибиться? — Хозяин автомобиля закрыл лицо руками.

— Конечно, вы не виноваты, — посочувствовала Фиби. Она отпустила ветку, и знак снова стал почти незаметен. Неожиданное происшествие расстроило ее настолько, что она едва вспомнила, куда направлялась.

Фиби остановилась на полпути к магазину.

— Может быть, вас подвезти? — спросила она.

— О нет, я не могу принять такого одолжения, — возразил мужчина, все еще закрывая лицо руками. — Мы же совсем незнакомы, и я…

Он неожиданно выпрямился и воскликнул:

— Фиби? Фиби Холлиуэл?

— Ник, — прошептала она, узнав ярко–зеленые глаза.


предыдущая глава | Правда и ее последствия | cледующая глава