home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Полночь в Париже

Проходя в сумерках под Эйфелевой башней, Леве избегал туристов-людей, прогуливающихся вдоль тротуаров и наслаждающихся атмосферой праздника, что разливалась по улицам, несмотря на поздний час. Нечто внутри него, казалось, расцветало, когда он впитывал в себя картины и звуки, что так долго были для него запретным плодом.

Он любил Париж.

Он родился в этом городе.

В этом городе он впервые расправил крылья и взмыл в ночное небо. Именно здесь он впервые потерял свое сердце, подарив его озорной демонице, что заманила его в парочку коттеджей, построенных еще при основании города, и научила, как ублажить женщину. И в этом же городе жили его величайшие враги.

Враги, которые по случаю были его же родственниками. Чувство возвращения домой тут же лопнуло, словно мыльный пузырь.

Горгульи не признают никаких отличий. И когда окончательно стало ясно, что он никогда не вырастет выше своих миниатюрных трех футов и что его крылья останутся такими же хрупкими, как у росяных фей и мерцающими всеми оттенками синего, красного и золотого, его выбросили словно ненужный хлам.

Нет.

Его каменное серое лицо исказила болезненная гримаса, а его длинный хвост начал подергиваться при неприятном воспоминании.

Его не просто выбросили. Его изгнали. Собственный вид отрекся от него.

Усилием воли он подавил болезненные воспоминания и напомнил себе, что он больше не тот запуганный сирота. Далеко не тот. Всего несколько недель тому назад он противостоял худшему злу на свете. Он, Леве из рода Горгулий, герой тысячелетия, уничтожил Темного Повелителя и орды его миньонов.

Фанфары в студию.

Ладно, может, там и было несколько вампиров и веров, которые помогли уничтожить ублюдка. И Эбби, нынешняя Богиня Света. Ох, и парочка сильвермистов. И пес…

Но именно он нанес последний удар.

Прямо перед тем, как Темный Повелитель насадил его на молнию, словно на вертел, и она, пронзив его грудь, попала в сердце. Если бы не своевременное вмешательство Янны, он и сейчас оставался бы не более, чем тостом. Очень хрустящим тостом. Он уныло вздохнул, не испытывая той благодарности, какую должен бы.

Та прекрасная, непостоянная, смертельно опасная демоница могла с легкостью вскружить голову любому мужчине.

Неделями она вела его в веселом танце, то появляясь, то исчезая. Целуя его в одну минуту и влепляя пощечину — в следующую. Это было… невыносимо. Но также волнующе. Какой мужчина не согласится на подобный любовный танец?

Но после того как спасла его в том подвале склада, где он предотвратил надвигающийся апокалипсис, она забрала его в свой маленький уютный дом.

В ад. Буквально. Пламя. Сера. Гули. И чистокровный джинн по соседству. Не самое комфортное место для горгульи, что не испытывал большего счастья, чем когда взлетал к усеянным звездами небесам.

Но там была Янна. Женщина, что делала его аккуратным. Правильно ли он подобрал слово?

Да, в сущности, не имеет значения. Она была то очаровательной неуловимой соблазнительницей, то женщиной, решительно вознамерившейся удушить его суетой и волнениями.

Sacrebleu.

Все его раны полностью исцелились. Ну, если не считать обугленной кожи в центре его груди. Это раздражало, что она нянчилась с ним, словно с беспомощным bebe.

В конце концов, он решил, что с него достаточно. Ему нужно было дышать свободно. И более того, требовалось отправить на покой несколько призраков.

Кстати о призраках…

Остановившись прямо под Эйфелевой башней, Леве забормотал проклятья, уловив запах заплесневелого гранита. Он знал, что не понадобится много времени, чтобы слухи о его прибытии достигли ушей его семьи. Не было худших сплетников, чем горгульи. И все же он надеялся, что, по крайней мере, доберется до логова своей матери, прежде чем на него нападут. Приземлившись с такой силой, что заставила задрожать мостовую, пара горгулий (мужчина и женщина) раскинули заклинание, скрывающее их от гуляющих смертных. Леве поморщился. У этих двоих было все, чего не было у него. Ростом выше шести футов, плюс обладающие кожистыми мощными крыльями, что сейчас были прижаты к их телам, эти существа были настоящим ночным кошмаром даже в демонском мире. Их серая кожа напоминала шкуру слона и поглощала лунный свет. У них были короткие рога, что могли смять даже сталь и острые клыки, пронзающее железо. Их жесткие черты полностью отражали их дикие нравы. Холодные, жестокие, злопамятные.

- Ну и ну, — протянула женщина, в ее серых глазах застыло предвкушение жестокого развлечения, из-за которого по спине Леве побежали мурашки. - Это же мой блудный братишка.

На вид было невозможно представить, что три горгульи связаны родственными узами. И все же Клодин была его старшей сестрой, а Йен кузеном.

«И конечно отличия у нас не только внешние», — утешил себя Леве. Его родственнички были безумными монстрами, которые терроризировали меньших демонов со злобным ликованием. Ох, и у них просто не существовало чувства юмора. И именно поэтому Леве не смог устоять перед тем, чтобы не щелкнуть по их уродливым носам.

- Фред, Вилма, — пробормотал он,- а где же Дино?

Явно демонстрируя, что природа на нем отдохнула, демон в замешательстве нахмурил свои тяжелые брови.

-Нет. Ты ошибаешься. Мое имя Йен, а не Фред.

- Он знает твое имя, имбицил, — прошипела Клодин, отвесив подзатыльник своему компаньону. - Он как обычно претендует на то, чтобы быть забавным.

Он развернулась и опалила Леве взглядом.

- Что ты делаешь в Париже?

- Я слышал, что Марсель Марсо снова выступает в качестве мима. — Леве сверкнул невинной улыбкой. - Не хотел пропустить представление.

Йен моргнул.

- Он разве не умер?

- Заткнись. — Клодин снова шлепнула Йена, не отводя взгляда от Леве. - Ты знаешь, что тебе нельзя появляться в городе. Гильдия пинком под зад выперла тебя отсюда, и мать отреклась от тебя.

- Ах, дорогая маман, как поживает отвратительная старая летучая мышь? — протянул Леве, скрестив руки на груди. Если его намереваются раздавить как жука, он не предоставит Клодин удовольствия увидеть свой страх. - Все еще ест младенцев на завтрак?

- Вообще-то, она сходит с ума от скуки с тех пор, как довела до смерти своего последнего любовника. — От улыбки Клодин веяло ледяной угрозой. - Быть может, если она понаблюдает, как ее сына-уродца будут использовать в качестве мишени, это поднимет ей настроение.

В этом Леве не сомневался. У его матери была особая любовь к жестокости.

- А может, я раскрошу тебя на мелкие кусочки и развею вокруг города, chere soeur. Тогда маман сможет провести следующее столетие, пытаясь собрать тебя заново.

- Такой длинный язык у такого мелкого засранца, — прорычала Клодин, указывая когтем в его направлении. - Пришло время, чтобы кто-то научил тебя манерам.

- Ах, — Леве взмахнул ресницами, - если бы только мне давали евро каждый раз, как я слышу эту угрозу.

Женщина-горгулья зарычала, словно бешеный вер. Совсем ни к лицу горгулье. И она еще спрашивает, почему не может найти себе пару!?

- Йен, взять его.

Леве вытянул руки, когда Йен сделал громыхающий шаг вперед.

- Стой на месте!

Йен нахмурился.

-А то что?

-А то я превращу тебя в тритона.

Мужчина-горгулья резко остановился.

- Йен, ты меня слышал? — окликнула Клодин.

- Но…

- Что?

- Я не хочу, чтобы меня обратили в тритона. — Он почесал когтем между своими рогами. - Постой… а что такое тритон?

- Mon dieu. Меня окружают идиоты, — пробормотала Клодин. — Он не сможет обратить тебя в тритона, дурак, но я могу отрезать тебе голову и выставить ее на шпиле Нотр Дама.

- Нет необходимости быть грубой, — пробормотал Йен.

- Oui, не нужно грубить, Клодин, — усмехнулся Леве.

- Йен, схвати его и отрежь ему язык.

Йен сделал еще один неуверенный шаг вперед, только чтобы снова остановиться, когда пылающая стрела пролетела прямо между его рогами.

- Что это было? — потребовал мужчина-горгулья, быстро окинув взглядом свое огромное тело, словно боялся, что трансформируется в загадочного тритона.

Леве понятия не имел, но он всегда умел быстро сориентироваться и воспользоваться ситуацией. Это был единственный путь выжить в этом жестоком мире для трехфутового демона.

- Вы же не думали, что я приеду в Париж один? — спросил он. - У меня дюжины союзников, которые только и ждут, чтобы броситься мне на помощь.

- Хватай его, — потребовала Клодин, резко уклонившись, когда стрела едва не вонзилась в ее толстый череп. - Merde.

- Сама бери его в плен, — Йен начал подниматься в воздух. - Я направляюсь домой.

Пробормотав проклятье, Клодин быстро последовала за своим кузеном. Оба были хулиганами, и, как и все хулиганы, ужасными трусами.

- Тебе не избежать наказания, Леве, — выкрикнула она через плечо, ее кожистые крылья были едва различимы на фоне ночного неба. — Я клянусь в этом!

Когда она скрылась из виду, Леве обернулся, чтобы осмотреть ближайшие кусты.

- Кто там?

Послышался шорох листьев, а затем оттуда показалась стройная златовласая женщина.

Sacrebleu.

Все нимфы были красивы, но эта была просто сногсшибательно великолепна.

Благословлённая шелковой завесой золотых волос она также была обладательницей огромных голубых глаз, обрамленных густыми черными ресницами. Овал ее лица был идеален. Ее пышные аппетитные изгибы были восхитительно подчеркнуты ее узкими джинсами и коротеньким топом, демонстрировавшим гораздо больше, чем просто намек на ее полную грудь.

- Я — Валла, — сказала она, прижимая к боку лук, и вставляя в колчан на спине оставшиеся стрелы.

- Ах, — Леве низко поклонился, - я глубоко благодарен за твое своевременное вмешательство, ma belle.

Ее губы как-то горько изогнулись, когда она повернула голову, демонстрируя другую сторону своего лица, что была скрыта в тени. Леве тихонько зашипел при виде ее кожи, жестоко отмеченной толстыми безобразными шрамами.

Такие могли остаться от глубокого ожога. Или магического заклятья.

- Не красавица, — тихо поправила она, - как видишь, я похожа скорее на чудовище.

- Не говори так, — воспротивился он, его нежное сердце защемило от жалости к ней.

- Почему бы и нет? Это правда. — Взглянув на небо, она направилась к парку Шамп де Марс. - Давай уберемся отсюда, пока твои друзья не решили вернуться.

Бодро заковыляв, Леве догнал уходящую нимфу.

- Мое мнение, что истинная красота скрывается глубоко внутри и важно только то, что скрыто под маской, — сказал он ей.

Она одарила его кривой улыбкой.

-Ага, размер не имеет значения, не так ли?

- Touche, — признал он, скривившись. Ему лучше, чем кому бы то ни было была известна тяжкая цена за то, что ты «другой».- У тебя американский акцент.

Они двигались вверх по улице, минуя различные отели и магазины.

- Я прожила там большую часть своей жизни, — сказала она. - Пока…

- Пока?

- Пока меня не захватили торговцы живым товаром.

- Ох. — Леве вздрогнул. У него тоже было трагичное прошлое, связанное с теми безжалостными ублюдками. - Я ненавижу работорговцев.

- Ага. — Нимфа свернула в жилой квартал, ее профиль освещали уличные фонари. - Я тоже не особая их фанатка.

- Это они изуродовали твое лицо? — спросил он.

- Я была решительно настроена сбежать. — Она пожала плечом. - Даже если для этого пришлось преодолеть магические барьеры, которые навсегда оставили свой след на моем лице.

У Леве промелькнуло в памяти какое-то мелкое воспоминание. Что-то о нимфе, которую держали в плену работорговцы…

Ах… qui. Он вспомнил.

- Валла. Нимфа, — восторженно выдохнул он, следуя за своей новой знакомой по узкой аллейке во внутренний двор, где высился мраморный фонтан, окруженный милым розовым садом. - Джейлин ищет тебя повсюду.

- Охотница? — она удивленно оглянулась через плечо. - Зачем?

Джейлин была редчайшей вампиршей, которую тренировали для работы Охотницей. На одном из заданий, выясняя, кто похищает вампиров, она оказалась заперта в клетке работорговцев, вместе с этой нимфой. Она так и не простила себе, что оставила там прекрасную молодую женщину.

- Ее мучило осознание того, что она оставила тебя в клетке у торговцев, — сказал он Валле. - Ей нужно было узнать, что с тобой стало.

- Ох. — Валла остановилась у кирпичной стены. - Знаешь, я никогда не обижалась на нее за то, что оставила меня там, но я винила ее за то, что она отказалась выполнить мою мольбу и убить меня, — признала нимфа с жесткой честностью, взмахнув своей хрупкой рукой, чтобы развеять чары, скрывающие дверь.

Они вошли в небольшие, но элегантные апартаменты.

- А я вот весьма доволен тем, что она проигнорировала твою мольбу, — пробормотал мужской голос, когда высокий, красивый вампир в костюме от Гуччи и итальянских кожаных туфлях ручной работы поднялся с кресла у мраморного камина. Необоснованно прекрасные, даже по вампирским стандартам, темные волосы мужчины струились вдоль его бледного вытянутого лица и широких бровей. Его нос имел смелые высокомерные черты и его темные глаза сияли удушающей силой.

- Элайджа, — пробормотала Валла с заметным удовольствием.

Перемещаясь так, чтобы стать рядом с нею, вампир изучал Леве с ощутимым предупреждением.

- Кто это?

- Я — Леве. — Леве слегка склонился, распахнув крылья, чтобы продемонстрировать их мерцающие цвета. - К вашим услугам.

Поднимаясь, он встретился с жестким взглядом вампира.

- Я слышал о тебе, — как-то обвиняюще сказал Элайджа.

Леве моргнул, услышав такие странные слова.

— Ну, конечно же, ты слышал обо мне. А кто не слышал? — потребовал он. - Я воин великой славы.

Мужчина поджал губы.

- Что ты делаешь в Париже?

Леве вздернул подбородок, отказываясь признавать, что был сбит с пути спустя всего несколько минут после прибытия в город. Все это временные трудности.

- Я здесь по зову души.

Вампир выгнул темную бровь.

- Значит, ты не задержишься?

- Элайджа. — Валла хмуро взглянула на своего компаньона, прежде чем вернуть все свое внимание Леве. - Не слушай его. У него есть абсурдная теория о том, что он владелец парижских улиц.

Ледяная вампирская сила растеклась по комнате. Словно поток воды, сорвавшийся с высоты.

- Это не заблуждение, — сказал он. Не высокомерно. Просто он был абсолютно уверен, что является хозяином своего домена. - Они принадлежат мне.

- Ты глава клана? — спросил Леве, несмотря на то, что знал ответ.

- Да.

- А что случилось с Пьером? — упомянул Леве главу клана, который правил Парижем, когда он сам был мальчиком.

Элайджа блеснул своими огромными клыками.

- Ну, скажем просто: он решил уйти в отставку.

- Правда? Я не знал, что главы кланов могут уходить в отставку.

- Он сделал это не по собственной воле.

У Леве дернулся хвост.

- Mon dieu.

Вампир угрожающе шагнул вперед.

- Точно.

- Прекрати пытаться напугать моего гостя, — упрекнула Валла.

-Qui. — Леве вздернул подбородок. - Прекрати пытаться напугать ее гостя.

Холодные темные глаза сощурились.

- Будь осторожен, маленький демон. Горгульи не самая большая опасность, что подстерегает тебя в Париже.

Валла закатила глаза.

- Пойдем со мной, Леве, я сделаю тебе чаю.


Александра Айви Леве Хранители Вечности — 9,5 | Леве | Глава 2