home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Сира открывала передо мной двери, показывая свободные покои. Мимо некоторых мы просто проходили, значит заняты. Я выбрала дальнюю комнату слева от лестницы. Она была светлой, с вкраплениями лилового цвета. Но главное, что далеко от других занятых покоев. Мне хотелось, хотя бы таким образом получить островок уединения. Пусть фальшивого, ненастоящего, но уединения. Будто, если комнаты будут находиться в десятке метров от покоев хозяев, а не в паре, это что-то изменит. Ничего, не изменит, но мне нравилось заниматься самообманом сейчас. Хотелось почувствовать себя в одиночестве, без экспериментаторов, надзирателей и претендентов на меня. Но сначала нужно было решить вопрос с Сирой. Она скрылась в маленькой комнатушке в моих покоях практически сразу, как только я озвучила свое решение по поводу комнаты. Оглядев свои нынешние владения, которые кардинально отличались от прошлых и по размеру и по убранству, отправилась в гостиную.

— Сира, — громко позвала ее, усевшись в кресло.

Девушка выбежала из комнатушки и присела в реверансе, заставив меня скривиться. Как же меня раздражали эти поклоны. И нужно было что-то с этим делать.

— Садись, Сира, — махнула сторону кресла напротив. Девушка присела на край кресла, не поднимая глаз.

— Значит так. Меня очень раздражают все эти ваши поклоны, светлости и прочая этикетная мишура. Нужно что-то решить с этим, иначе пойду искать другую, более сговорчивую служанку, — решила сразу расставить все точки над "i".

— Простите, но я не понимаю, что я делаю не так, — она все также не поднимала на меня взгляда. — Это большая честь и удача стать личной служанкой высокородной леди, а вы оказались именно такой. Я не хотела бы терять такой возможности.

— Это хорошо. А теперь посмотри на меня, — попросила ее.

Она бросила на меня испуганный взгляд и снова опустила голову. Ну, да, собственно, она на меня посмотрела, как я и просила. Тяжело будет убедить ее вести себя, как раньше, за исключением некоторых моментов. Набрала воздуха в грудь и протяжно выдохнула, запасаясь терпением. Разговор ожидался долгим.

— Сира, я твоя хозяйка теперь, я правильно понимаю? — она кивнула, — и ты должна исполнять все мои приказы, так? — снова кивок. — Это, конечно, хорошо, но не то, что мне нужно, — Сира вскинула голову, но тут же снова опустила. — Видишь ли, Сира, я всю свою жизнь обходилась без служанки, у нас техника очень развита, и нам не нужна посторонняя помощь в быту, если говорить о крайней необходимости, а не о капризах. Поэтому, я уверена, что и в пределах вашего мира, в принципе, смогу обходиться без личной служанки. Вообще. Мне не нужна служанка, — по мере моих слов, плечи и голова девушки опускалась все ниже. — Но мне нужен друг, советчик и помощник. И им вполне можешь стать ты.

Сира, наконец, подняла на меня взгляд, в котором плескались удивление и шок.

— Вы хотите, что бы я стала вашим другом? — прошептала она.

— Именно, но для этого тебе придется соблюдать несколько правил, которые возможно будут для тебя странными. Готова выслушать? — она кивнула, глядя на меня, как на восьмое чудо света. — Во-первых, обращайся ко мне на "ты". Мне так удобнее и привычнее, тем более так было, пока мы жили на первом этаже.

— Вы, что, я не могу себе позволить! Если это кто-то услышит, то решат, что я вас не уважаю и прилюдно оскорбляю! — воскликнула Сира и замотала головой.

— Хорошо, — кивнула я, — значит, когда мы на людях, ты ведешь себя, как положено, а наедине — мы пытаемся стать друзьями и отбрасываем все реверансы, выканья и покорно опущенные головы. Но это не означает, что ты можешь хамить, ворчать и наглеть, понятно?

— Понятно, — она робко улыбнулась, — не знаю, насколько хорошо у меня получится дружить с вами.

— "С тобой", — поправила ее, — и я не знаю, пока не попробуем, не узнаем. Идем дальше. В свободное время ты можешь заниматься, чем угодно, только предупреждай, что уходишь, и мне нужно как-то с тобой связываться, если понадобится что-то срочное.

— Браслет вызова, — она протянула ко мне руку, на которой висел металлический браслет с белой вязью рисунка, — здесь в комнатах есть кнопки вызова, когда вы… ты ее нажмешь, браслет начнет нагреваться, а рисунок покраснеет.

— И на том спасибо, договорились! Вообще-то, было бы неплохо, если бы ты сплетни разные мне рассказывала и новости. Мне тут и поговорить-то особо не с кем, ничего не знаю, не понимаю… — протянула я. Сира смотрела на меня уже, как на подарок вселенной, с нескрываемым обожанием. Видимо, мои слова попали на плодородную почву любительницы сплетен. То, что она болтушка я уже поняла, поэтому не особо удивилась такой реакции.

Любителям сплетен, что нужно для счастья? Правильно, повод для сплетен и свободные уши для этих изливаний. Я была уверена, что ненароком оказалась тем самым поводом, да и Сира говорила, что обо мне говорят в доме. А мне нужно было знать, что и кто говорит, а ещё в идеале информацию о мужчинах, с которыми предстояло общаться и даже жить. Поэтому мои уши были, как никогда, свободны.

— Сира, я хочу знать, что говорят обо мне, что знаешь ты об этих светлостях, и что о них говорят другие. Также попрошу тебя быть честной со мной, рассказывай все без прикрас, даже если обо мне будут говорить гадкие вещи. Со своей стороны обещаю, что не буду злоупотреблять своим положением и оставлю тебя своей личной служанкой. Я так понимаю, это выгодно для тебя в денежном плане и в плане служебной лестницы. Главное, чтобы и ты не злоупотребляла нашей договорённостью.

— Я попробую, — она кивнула.

— Хорошо. Значит, мы договорились. И я на тебя надеюсь. Мне, правда, нужен друг.

И я говорила искренне. Мне на самом деле нужен человек, с которым я могла бы просто поговорить без оглядки на титулы и этикет. Не думая о том, что нельзя говорить о своём странном появлении в этом мире. Тот, кому я могла бы довериться, что-то мне подсказывало, что Сира именно тот человек. Несмотря на все её ворчания, она мне нравилась. Не было в ней фальши, к тому же я уже жила с ней и немного смогла узнать. Да и вообще хотелось, чтобы был кто-то рядом, с кем можно просто выпить кружку чая.

— Спасибо, — тихо сказала она.

— За что? — удивилась я.

— За такое отношение, возможность и доверие. Вы, то есть ты не такая, как другие. Я видела, как простые девушки, попав в высокородное общество, менялись. Начинали смотреть на других свысока, особенно на нас, слуг. А ты осталась такой же, несмотря на изменившееся положение. Обещаю, что буду помогать тебе и постараюсь стать настоящим другом.

— Спасибо, Сира. Я думаю, что мы подружимся, — искренне улыбнулась ей. — Мы ничего не ели. Надо поужинать, и будем отдыхать.

— Я сейчас, — она подскочила и выбежала из покоев. Я даже ничего сказать не успела. Ох уж, эта Сира. Ну, зачем же так носиться, я же не умираю с голода. Надо будет поговорить и по этому поводу.

Сира вернулась через несколько минут. Она вкатила столик, уставленный множеством блюд. Да, ледей здесь кормили гораздо лучше, чем служанок, но это и неудивительно. Я помогла Сире расставить все на столе в гостиной. Она сначала косилась на меня, но потом смирилась и успокоилась. Но тут я заметила одну странность.

— Сира, а почему набор приборов только один?

— А сколько надо? — удивилась она.

— Нас же двое?!

Она посмотрела на меня, как на сумасшедшую. Понятно, снова не положено. Закатила глаза и посмотрела на девушку. Она покраснела.

— Сира, мы же договорились, что будем дружить, — укоризненно покачала головой, — иди ещё за приборами, и будем есть.

— Спасибо, — шепнула она, мне показалось, что в её глазах даже блеснули слёзы.

Через несколько минут мы уже сидели за столом. Я осматривала содержимое, не зная, с чего начать. Были блюда из мяса и овощей, что-то совершенно незнакомое и непонятное, ещё и куча приборов разных "калибров". Сира сидела, не притронувшись к еде.

— Сира, ешь, не стесняйся и не думай ни о чем. Заодно расскажешь мне, что это за блюда, и какими приборами их кушать.

— Хорошо, — она оглядела горящим взглядом изобилие еды и принялась за объяснения.

В общем-то, большинство блюд было из знакомых ингредиентов: говядина, кролик, стручковая фасоль, морковь и прочие овощи, но нашлись и особенные. Сира называла их, но мне мало, что давали эти названия: трокан — какой-то светло- зеленый овощ, по вкусу напоминал что-то среднее между кислым яблоком и помидором, мясо животного под названием "ариста" было похоже на обыкновенную курицу. С приборами оказалось проще. Они были похожи на наши, только вилка здесь была с тремя зубцами, вместо четырёх привычных. У нас такие вилки использовали для фруктов и овощей, и они были меньше размером.

Наевшись, разлила чай по чашкам, чем снова привела Сиру в ступор. Говорила же, что привыкла обходиться без служанок, но видимо, Сира не воспринимала мои слова серьёзно. Ничего. Пройдёт время, привыкнет.

— Я сама все уберу. Мне и так непривычно, — поднимаясь из кресла, произнесла она. Пожала плечами, если ей удобнее, то пусть будет так.

— Сира, только не торопись. Тебя никто не гонит и не поторапливает, — заметив, как она торопится, сказала я.

— Это привычка, — ответила она, продолжая собирать посуду.

Ладно, привычка, так привычка. Переделывать девушку не собиралась. Достаточно того, что я сказала своё мнение о её стремлении делать все быстро. Это даже хорошо.

— Доброй ночи, и можешь завтра не подниматься ни свет, ни заря, — уходя в спальню, сказала ей.

— Что значит "ни свет, ни заря"?

— Это значит, что не нужно вставать до рассвета. Отоспись. Я рано не встану.

— Да, я помню, — улыбнулась она.

Махнула рукой и скрылась за дверью. Спальня была огромной. У нас в квартире даже гостиная была меньше. Огромная кровать занимала большую часть пространства. Здесь же стоял прикроватный стол, два кресла и большое зеркало. Пол устилал белоснежный ковёр, на окнах висели лиловые портьеры. Окна. Только сейчас осознала, что ни разу за время пребывания в этом мире, не видела сам мир. Ничего не видела, кроме самого дома. Подошла к окну и распахнула плотные шторы. За окном солнце спускалось к горизонту. Или не солнце. Интересно, как у них называлось светило? Небо окрасилось в багряные оттенки. Глядя в небо, можно было представить, что я нахожусь дома. Опустила взгляд на улицу. Окна выходили на лужайку перед домом. Территория была окружена невысоким кованым забором, а за ним бурлила городская жизнь. Женщины в длинных платьях и широкополых шляпах прогуливались под руку с мужчинами в костюмах. Я ожидала увидеть юбки с кринолином на женщинах, камзолы какие-нибудь на мужчинах, но нет. Платья выглядели очень просто и элегантно, костюмы мужчин вообще казались вполне современными. Хотя и на тех инкубах, с которыми мне выпала честь познакомиться всегда были надеты привычные соответствующие моему миру брюки, пиджаки и рубашки на пуговицах. Но внезапно моё внимание приковало мимо проезжающее нечто. Или проплывающее, или пролетающее, непонятно. Небольшая платформа с подсвеченным белым цветом дном с открытым верхом и двумя диванчиками, на которых расположились мужчина и женщина. Впереди, глядя на дорогу сидел ещё один мужчина, который держал руки на каких- то рычагах. Местное средство передвижения. Никаких выхлопов от этой "машины" не было, да и колёс не было! Вот что стало для меня шоком. Как оно едет? Обязательно спрошу об этом Сиру. Напротив стоял большой каменный дом в два этажа. Наверняка и тот, в котором находилась я, выглядел примерно также. Стояла у окна долго, думала о своей изменившейся жизни. Словно наяву услышала голос Оксанки. "Тебя ждёт год испытаний. Новая любовь. И на твоей улице перевернется грузовик с нормальным мужчиной". Как же она оказалась права. И грузовик перевернулся только сразу с пятью мужчинами, и не совсем нормальными. Как же мне не хватало моих девчонок. Они бы сейчас посмеялись надо мной и дали советы, как себя вести и что делать. Не сразу поняла, почему руки, лежащие на подоконнике стали мокрыми. Слезинки, скатываясь с лица, падали на руки. Я очень скучала по своим родным. И именно сейчас, когда осталась наедине с собой, впервые за все время, плотину чувств прорвало. Слезы потекли бесконечным ручьем. Всхлипывала, упершись лбом в стекло. Мне нужно было выплакаться, выплеснуть всю горечь от ситуации, чтобы со следующего дня стать готовой ко всем неожиданностям и трудностям. Нужно было очиститься через слёзы от накопившихся чувств. Неприятных, горьких чувств.

Рухнула на кровать и уткнулась лицом в подушку. Истерика нарастала. Я уже подвывала, закусив уголок подушки. Сейчас понимала, что мне не нужен никакой суженый, да и любви не хотелось. Хотелось к родным. В свою семью.

Так и не успокоившись, даже не раздевшись, уснула.

Я спала и понимала это. Вокруг было темно, а вдалеке горел свет. Пошла на свет. Чем ближе подходила, тем сильнее билось сердце. Свет исходил из гостиной моей квартиры. Земной квартиры. Замерла, так и не заступив за границу между светом в комнате и темнотой, в которой находилась я. В гостиной сидели родители. По телевизору шла новостная программа. Папа прижимал к себе маму, а она постоянно смотрела на телефон, будто ожидала звонка. Они выглядели усталыми, даже изможденными. Я понимала, что сплю, но казалось, будто заглянула за грань миров и увидела родителей в эту самую секунду. По щекам покатились слёзы. Мама, моя всегда улыбчивая мама выглядела больной. Лицо, раньше светящееся румянцем, стало бледным и худым, под глазами пролегли чёрные круги. Папа, казалось, постарел на десяток лет. Он что-то шептал маме и поглаживал её руку. Она подняла на него глаза, в которых стояли слёзы. Мои любимые и самые родные. Рванула к ним, чтобы хоть во сне, но обнять их, хотя бы на секундочку почувствовать родное тепло. Но, как только добежала до границы тьмы и света, врезалась в невидимую стену и упала. Подскочила и начала ощупывать эту стену вокруг себя. Не пробраться. Будто кто-то издевался. Показали родных, но даже притронуться не позволили. Начала колотить руками по невидимому препятствию. Слёзы хлынули с удвоенной силой. Что есть сил, продолжала колотить стену, надеясь, что она все-таки поддастся. Но бесполезно.

— Мама! — в бессилии закричала я, — я так хочу к тебе, — перешла на шепот и всхлипывания, — забери меня.

Сквозь пелену слез увидела, как мама вздрогнула и начала оглядываться, будто услышала меня. Папа, что-то спрашивал у неё, но я не слышала их.

— Мама, мамочка, забери меня. Я домой хочу, — продолжала шептать, сползая вниз по стене на пол.

Мама подскочила с дивана и замерла. Она смотрела в пустоту, будто прислушиваясь, не обращала внимания на отца. Папа поднялся и прижал её голову к своей груди. Они вместе и поддерживают друг друга, это радовало. Я продолжала сидеть у стены, заливаясь слезами.

— Леди Варвара, — прозвучал рядом голос.

— Мама, — выкрикнула я и распахнула глаза.

Надо мной стояла Сира, обеспокоенно заглядывая в глаза. Подушка подо мной промокла от слез, они и сейчас катились по лицу.

— С вами все в порядке? — Сира была напугана.

— Все нормально, Сира, — прошептала я, поднимаясь и утирая слёзы. — А ты чего здесь?

— Скоро модистка придет, я зашла разбудить тебя, а ты плачешь во сне, кричишь, я так испугалась, — её подбородок задрожал.

— Все нормально, Сира, — повторила я, — просто сон приснился нехороший.

— Домой хочешь, да? — все правильно поняла она и присела рядом.

— Хочу, Сира, очень хочу.

— У нас здесь неплохо, я всегда буду рядом и буду помогать, ты привыкнешь, — она натянуто улыбнулась, пытаясь поддержать меня.

— Я верю, но там моя семья. Родители, подруги. Ладно, не будем об этом. Спасибо. Мне в ванную нужно. А потом будем завтракать. Помощь в ванной мне не нужна, — сразу предупредила деятельную девушку.

— Хорошо, — она улыбнулась и вышла.

Я умылась, за два дня, что жила с Сирой, разобралась с нагревательными камнями. В этих покоях камни встроены в кран, температуру воды можно регулировать. Они отличались от тех, что использовали служанки, но Сира рассказывала мне о них, поэтому разобралась быстро.

Когда вышла в гостиную, стол был накрыт, но снова на одного человека.

— Ну, Сира, — простонала я. — Почему опять один набор приборов. Дуй за вторым, и давай больше не будем к этому возвращаться. Мы едим вместе всегда, когда наедине.

— Прости, — сказала она, улыбнувшись, и вышла.

Мы позавтракали. Сира унесла посуду и вернулась. Практически следом за ней раздался стук в дверь. Сира открыла. Пришёл Ликан.

— Добрый день, — он улыбнулся, — не помешаю?

— Добрый. Нет. Проходите, присаживайтесь.

— Варвара, мне нужно с вами поговорить о поведении с модисткой, наедине.

— Сира, ты свободна, можешь отдыхать, — улыбнулась девушке. Она улыбнулась, присела в реверансе и ушла, напоследок помаячив браслетом.

— Как вы устроились? — спросил мужчина.

— Спасибо, хорошо. А давайте мы на "ты" перейдем, раз уж нам жить неделю в одном доме. Если это, конечно, не против правил, — хмыкнула я.

— Отлично, давай на "ты". Варвара, скоро придёт модистка со своими помощницами. Ты же понимаешь, что ей лучше не знать, откуда ты.

— Понимаю, — кивнула, — но как объяснить мой вид и отсутствие одежды?

— Мы вчера думали об этом. Пришли к решению, что наилучшим вариантом будет сказать, что ты моя дальняя родственница, которая потеряла всю семью и которую ограбили в пути. Если, конечно, поинтересуется.

— Хорошо, пусть будет так. А кто будет за все платить? У меня, как понимаете, денег нет.

Единственные ценные вещи, которые были у меня — это серьги, подаренные папой на один из дней рождения, цепочка с кулоном и кольцо, подаренные тоже родителями. Расставаться с ними я не собиралась. Они были словно ниточка, связывающая меня с родителями.

— Варвара, не переживай. Все расходы мы взяли на себя. Ты будущая жена одного из моих друзей. Платить тебе не придётся.

— Спасибо, — кивнула, но подумала, что не будь я чьей-то возможной женой, выкинули бы меня на улицу, без каких-либо угрызений совести.

— В таком случае, если мы договорились, то я оставлю тебя. Вечером приедет моя супруга Лира. Она знает о твоём невероятном появлении и жаждет познакомиться.

— Хорошо, значит до вечера.

— До вечера, — попрощался Ликан и вышел.

Хороший мужик. Жаль, что женатый. Но если его жена похожа на своего мужа, то вероятно, что мы действительно подружимся. Тем более, было ужасно любопытно, почему она не нравилась Вириану. Его неприязненное отношение к ней было слишком очевидно.

Вскоре появилась модистка. А вместе с ней и шумная компания из четырёх девушек, которые без конца болтали. Две из них тащили большие сумки, другие две — чехлы для одежды. Возглавляла их высокая дама с тонкими чертами лица и цепким взглядом. Одета она была очень элегантно. Лёгкое длинное платье нежного кораллового цвета, на голове широкополая шляпа с вышитым лентами рисунком.

— Добрый день, леди Варвара, меня зовут госпожа Лерия. Мне сказали, что вас ограбили, и вы остались совершенно без гардероба. Это возмутительное преступление. Очень низкий поступок, забрать у женщины самое ценное — наряды.

Её искреннее возмущение вызвало на моём лице улыбку. Да уж, самое ценное.

— Добрый день, госпожа Лерия. Рада знакомству. Мне действительно очень нужна ваша помощь.

— Что ж, в таком случае, не будем терять время зря. Дария, чего застыла? Неси скорее готовые наряды, я тебе деньги плачу не за пустую болтовню!

Одна из молоденьких девушек, которая несла одежду в чехлах, подскочила к кровати и начала выкладывать платья. Они были разными, безусловно, красивыми. У нас такие на праздники надевают. Объединяла их длина. Но задавать вопросы о таком фасоне не стала, чтобы не плодить подозрения. Наверняка все местные жители знают, в чем причина такой длины.

— Вот, — словно любимого ребёнка, погладила ткань одного из платьев, Лерия, — можете не сомневаться, у меня самые лучшие наряды во всем королевстве. Все знатные дамы заказывают платья у меня. Уверена, вы останетесь довольны. Сейчас предлагаю вам примерить готовые платья, а потом я сниму мерки и сошью все необходимое.

Стянула с себя единственное, имевшееся у меня, платье и осталась в одной сорочке.

— Леди Варвара, снимите корсет, чтобы снять с вас истинные мерки, — оглядев меня, сказала модистка.

— Какой корсет? — не поняла я.

— А на вас нет корсета? — ее брови взлетели вверх, показывая удивление, а взгляд снова прошелся по моей фигуре.

— Нет, — настороженно ответила я.

— Леди, да вы прекрасны! — восхищенно воскликнула она, — ох, если бы эти бездушные деревяшки могли оценить всю прелесть вашего тела, — стянула ткань сорочки на моей спине так, чтобы она обтянула тело вплотную. — Потрясающе. Будет удовольствием сшить для вас наряды, — щебетала она, оглядывая с маниакальным блеском в глазах. Мне даже стало страшно за себя. — Снимайте это безобразие, — небрежно откинула ткань сорочки, — такая красота должна быть одета в лучшее белье.

Красота была у моей мамы. Я же была жалкой копией и постоянно комплексовала по этому поводу. С моим невысоким ростом имела очень странную фигуру. Ноги казались мне короткими, благо хоть не кривые, узкая талия, большая попа и большая грудь. У нас такой типаж фигуры называли песочными часами. Грудь была самой главной причиной для комплексов. Девчонки постоянно беззлобно подтрунивали надо мной, мол, сначала входит моя грудь, а уж потом и я вся. И это было правдой. Мужчины редко воспринимали меня, как человека, чаще, как носителя той самой ненавистной груди. Игрушку для постельных утех. Сколько я получала неприятных намеков и предложений, не пересчитать. Лет с четырнадцати это началось, и с тех пор я ненавидела свою фигуру и пыталась скрыть свои сомнительные достоинства под одеждой. Глубокие вырезы были под запретом. А здесь, что ни платье, то вырез до пупа. Это пугало. Я замерла, оглядывая всю компанию. Раздеваться догола при незнакомых девушках не хотелось. Модистка правильно поняла мои сомнения, вручила мне комплект белья и отправила в гардеробную, которая сейчас была абсолютно пуста.

Бельем здесь оказались черные кружевные шортики и такой же кружевной топ. Грудь поддерживалась широкой резинкой. Белье было красивым, но уж очень сексуальным. Выбор у меня имелся небольшой, поэтому глубоко вздохнув, впервые в жизни надела на себя такое безобразие. Выходила в спальню, чувствуя, как щеки начинают гореть. Хотелось прикрыться хоть каким-нибудь кусочком ткани.

— Уверена, что если хоть один инкуб увидит вас в такой красоте, он лишится не только чувств, но и речи. Ну же, чего же вы стоите? Я уже мечтаю приобщиться к вашему совершенству. Скорее, пожалуйста, примерьте это платье, — она протянула мне платье цвета мяты.

Ее помощницы быстро облачили меня в наряд и замельтешили вокруг. Очень быстро работая иглой, подшивали платье прямо на мне. Работали настолько аккуратно, что мои страхи оказаться исколотой оказались напрасными. И когда я расслабилась, поняла, что это платье я носить не стану. Слишком глубокий вырез. И чтобы ни говорила Лерия, интерес, который могли бы проявить инкубы со своей бракованностью, был бы научным. Им наверняка будет интересно, как все мое добро не вываливается из такого огромного выреза.

— А нельзя ли, вырез сделать несколько, — я задумалась, подбирая слова, — скромнее.

— Вы, что? Ни в коем случае нельзя прятать такую красоту.

Видимо, из-за холодности инкубов, женщины в этом мире повернуты на показной сексуальности. Наверное, это один из способов привлечь внимание к себе, но не для меня. Мне тут и без вырезов внимания достаточно будет.

— Ладно, — выдохнула я и решила пойти на хитрость, — госпожа Лерия, а вам не кажется, что если вот здесь, — провела по краю выреза, — нашить немного кружева, то будет эффектнее. Оно с одной стороны скроет большую часть выреза, с другой стороны будет не плотным, оставит место для фантазии и сделает акцент на груди?

— Хм, — она задумалась, — мне не приходило такое в голову. Это прекрасная идея!

— Отлично, в таком случае, прошу вас нашить на мои платья вот такие кружевные оборки, или, допустим, закрывать вырез полностью, но полупрозрачной тканью. Эффект будет тот же.

— Варвара, скажите, сколько будет мне стоить ваша идея, если я решу сделать такими не только ваши наряды? — ее взгляд стал заинтересованным. В ней проснулся настоящий предприниматель.

— Ничего оно вам не будет стоить, если вы сделаете все так, как я попросила, и сошьете для меня несколько комплектов белья из плотной ткани.

— Договорились. В таком случае, шляпки будут для вас подарком, как и все платья, выбранные вами сегодня, — широко улыбнулась Лерия.

На платья я потратила весь день. Руки затекли от долгого нахождения навесу, спину ломило от длительного стояния. Ноги гудели. Но я обзавелась тремя платьями для выхода и двумя домашними. Несколькими парами обуви, комплектами кружевного безобразия, которое здесь называли бельем и тремя широкополыми шляпками.

Как только команда Лерии покинула мои покои, я рухнула на постель и нажала кнопку вызова Сиры. Она появилась практически сразу.

— Сира, душа моя, ты мое спасение. Я безумно хочу пить, есть и кого-нибудь убить.

— Как убить? — испуганно посмотрела на меня.

— С особой жестокостью, чтобы ни мне одной сейчас было так плохо. Это шутка, — сразу добавила я.

— Странные в твоем мире шутки. Сейчас принесу ужин, — она выскочила из спальни, где я лежала в ворохе одежды.

Мы поужинали, как и всегда, вместе. Сира убирала посуду, а я поползла в ванную, надеясь хотя бы так снять усталость. Мне предстояло знакомство с женой Ликана, не хотелось бы уснуть посреди разговора.


Глава 6 | Угадай суженого | Глава 8