home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Мы с Сирой сходили в уборную, потом нам принесли обед. Завтрак, который приносили утром, остыл, и был мною не тронут. Не любила я кушать с утра. Всегда обходилась кружкой кофе. С самого пробуждения меня одолевали мысли о родных и подругах. Очень переживала за маму и папу. Они, наверное, столько пережили за это время. Мама, наверное, все слёзы выплакала. Напридумывала себе ужасов. Хорошо хоть с ней мой рассудительный папа. Он не позволит ей утонуть в этом несчастье. И тётя Ира, мамина сестра, наверняка, сейчас с ними. Даже страшно представить, что они чувствуют. Меня, наверняка, объявили пропавшей. Девчонок затаскали по допросам, а, зная то, как работают в наших органах, могли ещё и обвинить, что они меня убили и припрятали труп где-нибудь в ближайшем лесу. А каково им пришлось? Что с ними было, когда они обнаружили, что баня пуста, а я не покидала её через единственный выход. Как я хотела вернуться к ним. Прижаться к маме, обнять папу, поговорить с девчонками. А будет ли у меня возможность вернуться? И как объяснить всем своё исчезновение? Даже при таких странных обстоятельствах, при которых я пропала, никто не поверит в существование волшебного мира. В психушку упекут и будут лечить.

От грустных мыслей слёзы навернулись на глазах. Хотелось разрыдаться, забиться в угол и никого не видеть. Но я не могла себе этого позволить. Меня никто не пожалеет и не поймёт. Надеяться на сочувствие со стороны этих замороженных местных было бы глупо. Смахнула набежавшие слёзы и взяла в руки одну из книг. Она была тоненькая, страниц на семьдесят. Твердая обложка тёмного цвета без рисунков. На ней были изображены знакомые закорючки. Какие-то петельки с завитушками, кружочки с узорами внутри. Я думала, что читать будет также просто, как и говорить. Но не тут-то было. Мне пришлось не меньше минуты рассматривать эти знаки, прежде чем поняла, что это те самые знаки, что видела во сне. Мозги "кипели" от напряжения, но мне все-таки удалось разобрать надпись на обложке. "Легенды Ореады" — гласила она.

— Такими темпами даже эту книженцию я буду читать больше года, — пробурчала я.

— Я могу тебе почитать, — подала голос Сира, которая все это время сидела на кровати, что-то подшивая.

— Спасибо, не надо. Придётся учиться, неизвестно насколько я тут задержусь.

Открыла книгу. Листы были жёлтые, шероховатые и испещренные местными буквами. Дело пошло со скрипом. Чувствовала себя ребёнком, который только выучил буквы. Читала медленно, по буквам. Потом по слогам. Лишь к четвёртой странице стало немного легче. Глаза привыкли к закорючкам, а в голове быстро всплывали воспоминания из снов. Я психовала, но не собиралась бросать чтение. Возможно, в этих легендах найдется полезная информация. Мне и так было сложно, а вскоре над ухом начал раздаваться бубнеж.

— Сира, что не так? — оторвалась от книги и взглянула на девушку. Она явно была чем-то недовольна.

— Все не так! — с готовностью ответила она. — Я не понимаю, почему я должна сидеть с тобой взаперти. Мне скучно и непривычно. Ты не маленький ребёнок, чтобы за тобой присматривать!

— Дальше что? Не нужно выплескивать своё недовольство на меня. Не нравится что-то, вперёд, к своим светлостям и остальным, им претензии высказывай. Это они тебя сюда определили, а не я.

Меня более или менее устраивало нынешнее положение. Меня кормят, поселили в чистой комнате, с чистым бельем, а ни в какой-нибудь камере с крысами. Тут даже тараканов не было. Кровать нормальная, не такая, конечно, как дома, но и не холодный пол или прогнивший матрас. Меня не пытают, не обижают. Запретили покидать комнату, но это мелочи. Не издевались и не насиловали — это главное. Оставили в покое и дали возможность получить информацию. Не все так плохо, как могло бы быть.

— Ты с ума сошла? — воскликнула Сира. — Что значит возмущайся перед господами? Они же меня уволят!

— Вот и передо мной не возмущайся! Я тебе помочь не могу. А если ты продолжишь себя так вести, мы поругаемся! Мне, знаешь ли, не хочется слушать твой бесконечный бубнеж о том, как тебе не повезло! Считай, что у тебя внеплановые выходные!

— А чем мне заняться в эти выходные? Я не могу выйти из-за тебя!

— Это не мои проблемы! Книжку почитай, — кивнула на второй томик, — только прекрати возмущаться! Я не виновата, что мы оказались здесь, и тебе придется с этим смириться, впрочем, как и мне.

Сира, наконец, затихла, и я смогла продолжить чтение.

Два дня читала принесенные книги, ела, умывалась, спала и больше ничего не делала. Да и не видела никого кроме Сиры и служанок, которые приносили нам еду. Сира больше не возмущалась и не ворчала, хоть и была недовольна заточением. Я не обращала на нее внимания, изучая легенды мира.

Когда-то этот мир населяли простые люди. Они не верили в Богов и жили обычной жизнью, пока в их мир не пришли пять могущественных магов. Они назвались Богами. Старшие из них — Богиня судьбы и Бог Правосудия были спокойными и не вмешивались в жизнь людей. Иногда люди сами просили у них помощи в разрешении конфликтов или просили совета. А вот младшие — Богиня Любви, Богиня Природы и Бог Смерти, вскоре заскучали. И решили создать в этом мире магических существ. Сначала Богиня Природы — Ассирия создала элементалей, наделенных магией: саламандры — духи огня, сильфы — духи воздуха, никсы — духи воды и големы — духи земли, потом появились и другие магические существа: сирены, упыри, перевертыши и многие другие. Но и этого им оказалось мало. Они решили наделить магией людей. Ассирия наделила девушек способностью воздействовать на природу и общаться с ней, а мужчин менять облик на звериный. Так появились дриады и оборотни. Бог Смерти — Карониус наделил людей способностью чувствовать смерть и питаться ее энергией. Так появились вампиры. Богиня Любви — Аллория наделила мужчин способностью воздействовать на любовь, вызывать сильную страсть и неконтролируемое влечение у девушек. Их назвали инкубами. Со временем кровь наделенных разной магией людей смешалась. Но передавались только магические способности, связанные с природой. Дриады не могли воздействовать на людей магией любви, инкубы не могли превращаться в животных, а оборотни — слушать и говорить с природой, как дриады. Вампиров опасались, людей пугали их способности, поэтому они оказались самой чистокровной расой.

Эта книга заставила задуматься не только о неведомых силах этого мира, но и о нашем мире. Ведь и на Земле очень много легенд о разных Богах. Да, взять хотя бы пантеон греческих Богов. Здешние Боги очень похожи на тех, о ком слагали легенды греки. Вполне возможно, что "наши" Боги тоже когда-то ушли из мира по каким-либо причинам, а люди со временем лишились магии и стали жить меньше. Теория была интересная и имела шанс на существование. Но сейчас было не время об этом думать. Меня заинтересовали способности инкубов, раз уж я оказалась среди них. Очень уж странными они оказались. Судя по тому, что написано в книгах, они должны быть очень страстными и горячими натурами. Хотя бы живыми, с блеском в глазах. Да, они все были невероятно красивыми, притягательными мужчинами. Их красота завораживала, они были невероятно сексуальными внешне. И я бы захлебнулась слюной, увидев их в нашем мире. Если бы не глаза. И не голос Ариана. Они портили все впечатление. Только двое из всех инкубов, виденных мною, выделялись. Они были нормальными в моем понимании нормальности. Но и от них я не почувствовала никого воздействия. Не хотелось наброситься на них. Никакого желания не возникало. Наверное, все-таки не все было правдой, что написано в легендах.

Хотела было снова завалить вопросами Сиру, но наш покой был внезапно нарушен стуком в дверь. Нашего разрешения войти никто не спрашивал. Дверь отворилась, и на пороге появился Ликан, тот самый брюнет, который принёс книги.

— Вечер добрый, — он тепло улыбнулся. Мне вообще нравился этот мужчина.

— Добрый, — кивнула, отложив книгу. На Сиру он не обратил внимания. Наверное, в этом мире это нормально. Она служанка, а значит должна не отсвечивать и не привлекать к себе внимания, выполняя свою работу. Для меня же было странно такое поведение, кем бы ни работала, она оставалась таким же человеком, как и другие. Наверное, дело в том, что я выросла в другом мире, где все равны и нет такого явного разделения на слои в обществе.

— Идем, Варвара. Нас ждет Верховный Жрец Богини Судьбы. А ты, — он, наконец, обратил внимание на служанку, — жди здесь.

Сира присела в реверансе и молчаливо приняла слова мужчины. Видимо, после встречи со жрецом меня будет ждать очередной сеанс ворчания от неё.

Поднялась с кровати, поправила платье и направилась за Ликаном. Я думала, что мы вновь пойдём в кабинет, но ошиблась. Ликан привёл меня в одну из просторных комнат первого этажа. Темно-бордовые стены отлично гармонировали с мебелью из чёрного дерева. В гостиной находились все те же мужчины, что и на допросе. Но к ним присоединился пожилой мужчина в белой хламиде. Как только я вошла, на меня устремились все взгляды, в том числе и этого старичка. Видимо, он и был Верховным Жрецом. Чувствовала себя обезьянкой в цирке, на которую с интересом глазели зрители, мол, а что на этот раз покажет обезьянка. Поежилась под таким пристальным вниманием, но голову не опустила. Посмотрела прямо в светло-голубые глаза этого жреца.

— Присядь, дитя, — мягко улыбнулся он, спустя несколько секунд.

Уселась на один из диванчиков, которых здесь было множество. Рядом со мной устроился Ликан, а по другую руку от меня русоволосый молодой парень, второй, кто не пугал ледяным взором. Он смотрел на меня с нескрываемым интересом.

— Варвара, я Верховный Жрец Богини Судьбы. Мне рассказали твою историю, но я хотел бы послушать тебя, — несмотря на пожилой возраст, его голос был чистым и мягким. — Расскажи, дитя, как ты попала сюда.

Этот старичок вызывал доверие, а я привыкла полагаться на свою интуицию, которая сейчас нашептывала, что старичок хороший, и он не причинит мне зла. Рассказала все очень подробно. И о святках, и о гаданиях, и о том, как оказалась здесь. Рассказ получился длинным, потому что пришлось объяснять, что в нашем мире магии нет, мои родители никакие не маги, и я понятия не имею, откуда у меня взялись эти дары. А самое главное, как получилось, что я оказалась здесь.

— Помогите мне вернуться, умоляю. Я очень хочу домой, — этими словами закончила свой рассказ.

Жрец долго молчал, заставляя потирать от волнения ладони. Я надеялась и верила, что он поможет мне. Ведь, по словам Сиры, Жрецы живут уже много лет, а значит, и знают больше других.

— Я вижу, как ты надеешься на мою помощь, дитя, но никто, кроме Богов не сможет помочь тебе вернуться, — с сожалением в голосе ответил он.

Все надежды рухнули. Боги ушли из этого мира, а значит, никто мне не поможет. Остается ждать их возвращения, и не факт, что я доживу до этого момента.

— Но отчаиваться не стоит. Мы ждали тебя, Варвара. Очень долго ждали, и теперь можем надеяться на возвращение Богов, — его лицо озарила улыбка. В уголках глаз пролегли многочисленные лучики морщинок, делая лицо старичка еще добрее и милее.

— Что? Не понимаю, о чем вы! — нахмурилась я.

— О предсказании видящей. Она уже давно отправилась в царство мертвых, но предсказание ее хранится в старинных свитках храма, и в сердцах Верховных Жрецов. Я расскажу о нем. Но прежде, хочу узнать, кто из вас, — он оглядел компанию собравшихся мужчин, — присутствовал при появлении девушки.

— Мы все, и больше никого, — взял слово темноволосый мужчина, и я поняла, что не только Ариан обладает замораживающим голосом, от которого мурашки пробегали по спине.

— Значит, любой из вас может оказаться связанным с пророчеством, — кивнул жрец и продолжил. — В таком случае, вам всем нужно выслушать меня.

И мы услышали пророчество, от которого моя челюсть оказалась на полу.

— Когда Боги наказали и покинули нас, мы не верили, что они больше не откликнуться на наши призывы, — глядя на меня, рассказывал Верховный Жрец, — но время шло, а они не отзывались. Даже нам — Жрецам. Тогда Верховные Жрецы всех Богов, кроме Бога Смерти, отправились к сильнейшей видящей — Элении, с просьбой помочь вернуть Богов. Взглянув в будущее, она сказала, что Боги не просто не откликаются на наши призывы, они покинули мир. Но они вернутся. Вернутся, когда в мир придет иная. Девушка из другого мира, помеченная тремя Богами и посланная четвертым. Девушка, которая придет за любовью. И, когда она найдет свою любовь, Боги вернутся в мир. Вернутся в мир и, наконец, снимут свое наказание с провинившихся.

Мужчины, сидящие в комнате, напряглись и бросали странные взгляды на меня, лишь двое, которые сидели рядом, оставались спокойными. А я многого не понимала. Жрец продолжал свой рассказ.

— Годы шли, иная не появлялась, многие забыли о предсказании Элении, но мы не переставали верить и надеяться на появление иной. И ты появилась, Варвара. Теперь будущее нашего мира в твоих руках.

— Подождите, — замахала руками на Жреца. Это же надо, молодцы какие, взяли и свалили на меня, маленькую, ответственность за будущее целого мира. — С чего вы взяли, что я и есть иная. О каких метках идет речь? Нет на мне никаких божественных меток. Я вообще до недавнего времени в Богов не верила!

— Ты одарена тремя видами магии: вода — магия Богини Природы, эмпатия — магия Богини Любви и защита — магия Бога Правосудия — это и есть метки Богов, — улыбнулся Жрец. — И, судя по словам видящей, послана ты четвертой Богиней, Богиней Судьбы.

— Ну, ни хрена себе, — выругалась я, хоть это было мне и несвойственно. — Это что же получается, ваши Боги к нам в мир перебрались?

— Я не могу знать этого наверняка, но то, что они выбрали тебя — очевидно, — спокойно ответил Жрец.

— Ладно, допустим. Но с чего вы взяли, что я любовь ищу? Я ее не ищу, — выдала последний аргумент, пытаясь прийти в себя от того, как распорядились неведомые Боги моей жизнью.

— Судя по твоему рассказу, именно в поисках любви ты гадала той ночью. И если верить тебе, ты должна была увидеть в зеркале мужчину, предназначенного тебе судьбой, ведь так?

— Так, — кивнула я, — но это просто сказки и игры. Я не верила, что кого-то увижу, — стояла я на своем.

— Не верила, но все же делала это, а значит, какая-то доля веры все же присутствовала. Тем более мужчин ты увидела в итоге. Осталось понять, кто из этих семерых тот, кто тебе нужен.

Испуганно оглядела сидевших в комнате. Если уж и придется выбирать кого-то из этих семерых, то это будет один из двоих сидящих рядом. Они могли бы мне понравиться, но не остальные.

— Бы ошибаетесь, Верховный Жрец, — прозвучал голос Ликана, — не из семерых, из пятерых. Я женат, впрочем, как и Сарон, — он кивнул на второго сидящего рядом со мной.

Ну, что за невезуха! Два нормальных мужика, и те уже заняты. Хотя, это и логично, если уж смотреть на остальных, то эти двое однозначно выигрывали, вот их и женили на себе какие-то шустрые девушки.

— Это невозможно! — заявила я.

— Что невозможно? — в голос спросили Жрец, Ликан и Сарон.

— Невозможно, чтобы среди этих, — обвела взглядом оставшихся свободных от уз брака мужчин, — был кто-то, кто мог бы стать моим возлюбленным.

— Почему же? — удивился Жрец.

— Потому что они все замороженные какие-то, — в отчаянии выкрикнула я и захлопнула рот, осознав, что мне может и прилететь за такие слова.

— Ах, вот ты о чем, — усмехнулся старец. — Вы что же не рассказали ничего юной девушке? — он обвел взглядом мужчин.

— Мы не знали, для чего она оказалась здесь, поэтому ничего не рассказывали. Не имело смысла. — подал голос темноволосый мужчина, видимо сегодня он был за главного, а не Ариан.

— Конечно, — пробурчала я, — зачем рассказывать что-то мне. Я сама должна обо всем догадываться. Они даже имен своих не назвали, — нажаловалась Жрецу.

— Возмутительное невежество. Особенно по отношению к той, от которой зависит судьба каждого из вас. А одного из вас в особенности, — покачал головой Жрец.

— Кто же знал, что она посланница Богов, — спокойно отозвался Ликан и повернулся ко мне. — Прошу прощения леди за наше отвратительное поведение, обещаю, что мы исправимся и впредь будем вести себя достойно, — он поцеловал мою руку. — Меня зовут Ликан Дарин, граф.

— Приятно познакомиться, — улыбнулась ему и забрала свою руку. С ним было, на самом деле, приятно познакомиться.

— Думаю, знакомство вы проведете и без моего участия, — улыбнулся Жрец и начал подниматься с кресла.

— Постойте, — остановила его, — о каком наказании вы говорили? Вы сказали, что Боги наказали людей, прежде чем уйти.

— Наказали. — Жрец вновь сел на кресло. — Та война началась из-за инкубов и оборотней, они и были наказаны, но пострадали в итоге все. Инкубов лишили возможности использовать свои врожденные способности. Они не могут влиять на чувства до тех пор, пока не встретят свою любовь. Ликан, мальчик мой, покажи Варваре, — обратился он к графу.

Ликан кивнул и вынул на обозрение цепочку из черного металла. Я с интересом уставилась на украшение, не понимая, что это значит.

— Эти цепочки появляются сразу после рождения инкуба, — начал объяснять граф. — Их не снять до тех пор, пока не встретишь возлюбленную. Они заглушают способности инкубов и лишают их многих человеческих чувств. Мы не воспринимаем женщин, как объект сексуального интереса. Женщины нас не привлекают своей красотой. Мы можем дружить с ними и общаться, но влюбиться для нас очень сложно. Мы влюбляемся не потому, что женщина красива или богата, или еще по каким-либо выгодам для себя, а потому, что женщина становится интересной, без нее становится пусто. Когда инкуб влюбляется по-настоящему, цепочка расстегивается. К нам возвращаются все чувства и способности. Но если после встречи с любовью, инкуб решает изменить своей супруге или использовать свои способности на других женщинах, цепочка возвращается на прежнее место, замок исчезает, и мы снова теряем все. Поэтому инкубы так дорожат своими женами. У оборотней такие же цепочки, но они лишают оборотней возможности перекидываться в животных. Лишают их своей природной сущности и звериной силы. Они с детства учатся контролировать себя и свои эмоции. Как только оборотень овладевает контролем над эмоциями, он получает способность превращаться. Но если, хотя бы один раз, он использует свою силу и звериную натуру, чтобы доказать свое превосходство в силе над другим, цепь также возвращается на место.

Все встало на свои места. Вот почему эти двое были нормальными, а остальные заморожены. Эти двое уже нашли свои вторые половинки и вернули себе чувства. Непонятным оставалось одно.

— Вы же женаты, почему тогда цепочка все еще висит на шее?

— Я сам ее надел. Первое время после обретения способностей очень сложно их контролировать. Я недавно женился и, пока силы не слушаются меня, ношу цепочку. Бесконтрольный всплеск сил не считается нарушением правил, но и его все стараются избежать, — объяснил Ликан. Взглянула на Сарона, он подтвердил слова друга и вытащил свою цепочку.

— Понятно. Хотя я вообще не понимаю, как вы можете влиять на чувства других людей, — вздохнула я.

— Покажи ей, Ликан, — сказал Жрец. — Пусть девочка поймет, для чего на вас надеты эти цепочки. Это не будет нарушением.

Мужчина долгое время сидел, не двигаясь, но потом глубоко вздохнул, встал с дивана и отошел от меня подальше. Расстегнул замок на цепочке и началось какое-то сумасшествие.

Волна возбуждения не просто пробежалась по моему телу, а нахлынула, как цунами, снеся все мысли. Тело задрожало, по спине побежал внезапно выступивший пот. В голове билась только одна мысль: "Хочу. Его. Сейчас же". Меня не смущало, что здесь сидело много мужчин. Не смущало, что объект моего желания женат и совершенно не интересуется мною. Я просто его хотела. Это было животное желание, которое не поддавалось контролю. Ладони вспотели, одежда мешала, хотелось освободиться от нее. Каждый миллиметр кожи стал ужасно чувствительным. Желание было таким, что причиняло боль. Это было невыносимо. Я была готова наброситься на мужчину. Он, словно, остался единственным в мире и самым прекрасным.

— Хватит, — словно сквозь толщу воды донесся чей-то голос. И все. Все прекратилось. Дрожь еще сотрясала тело, мне все еще было жарко, но желание получить этого мужчину пропало. Словно ушат холодной воды на меня вылили, и я протрезвела. Ловила ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Кто-то подал мне воду. Проглотила все до последней капли и только после этого выдохнула.

— Какой кошмар, — хриплым голосом выдала я. Мне не было стыдно за свое поведение. Я понимала, что дело не во мне, а в магии, которой обладают инкубы. Это же похуже всяких афродизиаков и прочих возбудителей. Теперь такое ограничение инкубов казалось благом, а не наказанием. — Почему вы так долго не прекращали это воздействие? — возмутилась я, когда пришла в себя.

— Варвара, извините, — грустно улыбнулся Ликан, — но я воздействовал на вас всего несколько секунд.

— Как секунд? — ощущение было, что на меня воздействовали не меньше получаса. — Это если такие ощущения после нескольких секунд, то, что же происходит после длительного воздействия?

— А после длительного воздействия можно внушить любой девушке чувство любви. Оно будет ненастоящим и будет требовать постоянной подпитки, примерно раз в неделю, но это не сложно, если захотеть. Раньше было несложно, пока Богиня Любви не одарила нас этим чудесным украшением. Но жены инкубов очень довольны, — он подмигнул мне, сверкнув улыбкой.

Конечно, еще бы они не были довольны, если каждая ночь с мужем превращается в такую феерию чувств.

— Варвара, надеюсь, вам все ясно, и ко мне больше не осталось вопросов, — поднялся из кресла Жрец.

— Спасибо, не осталось, наверное, — вымученно улыбнулась ему. О вопросах я сейчас вообще не могла думать, после такой лавины ощущений, пережитых за несколько секунд, было трудно собрать все разбежавшиеся мысли в кучу.

— В таком случае я вас покину. Думаю, если у вас, дитя, еще появятся вопросы, господа приведут вас в храм, я всегда готов на них ответить.

— До свидания, — кивнула я.

— Что, простите? — он удивленно посмотрел на меня.

— Ну, у нас так говорят, когда человек уходит, но встреча с ним еще возможна, — пояснила ему.

— Очень мило. До встречи, Варвара, — попрощался он и вышел из комнаты. Провожать его отправился Ликан, а я осталась одна в окружении мужчин. Под многочисленными взглядами стало неуютно. Еще и вопрос "а что теперь делать?”, повисший в тишине, добавлял напряжения.


Глава 4 | Угадай суженого | Глава 6