home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Лира уехала ранним утром. Ликан тоже отправился по своим делам. День начинался, как обычно. Урок с Флавианом, потом с Корианом, потом пришла леди Криста, которая продолжала помогать мне осваивать правила поведения в высшем обществе. После утренних занятий оставалось много времени до обеда. Решили с Сирой пораньше выгулять и накормить кошек.

— Варь, ты в порядке? — спросила подруга, когда я подходила к дверям. — Ты какая-то нервная сегодня с утра.

— Нормально все, Сир, — натянуто улыбнулась девушке. — Устала, наверное, от бесконечной учебы в таком режиме, — с самого утра меня преследовало какое-то странное чувство. Сердце, то и дело, замирало, а потом и вовсе отбивало такую дробь, что становилось страшно. Да и руки периодически тряслись. Чувствовала, что случится какая-то неприятность, но пыталась отогнать эти мысли, убеждая себя, что действительно очень устала. — Не обращай внимания, идем, кошки голодные.

Распахнула дверь и первая вышла в коридор, следом выскользнула Ласка. Пристроилась впереди, но вдруг замерла. А что случилось дальше, я и не поняла.

— Варя, — закричала Сира. В этот же момент услышала рык кошек. Ласка ломанулась ко мне, сбивая с ног. Сзади толкнула Сира. Даже обернуться не успела, только увидела быстро приближающийся пол. В самый последний момент выставила руки перед собой. Но удар смягчить почти не получилось. Сильно ударилась головой о пол, искры полетели из глаз. Еще и руки с ногами ушибла. А апогеем стало то, что на меня сверху еще и упало что-то. Что-то очень тяжелое. Удар получился такой, что весь воздух вышибло из легких. Беззвучно открывала рот, но не могла вдохнуть. Голова не соображала. Попыталась пошевелиться, но тело, словно током прошибло. Все болело. В глазах от удара головой потемнело. Уже думала, что задохнусь, не сумев вдохнуть. Но все же мне это удалось. Чьи-то истошные крики раздавались рядом. А потом превратились в хрипы и бульканья. С первым вдохом в нос ударил странный запах. Пахло паленым мясом. И еще чем-то резким и неприятным. Тошнотворным. Что-то придавило меня к полу. Попыталась спихнуть эту ношу. Не вышло. Кое-как отползла и села, ухватившись за голову. По подбородку потекло что-то теплое. В ушах звенело, в глазах снова потемнело.

— Сира, — дрожащим голосом позвала подругу. Стали раздаваться еще чьи-то крики. Мужской голос. Понять, кто кричал, не могла. Послышался топот. Утерла подбородок и распахнула глаза. Руки были в крови. Перевела взгляд и сжалась не в силах поверить в увиденное. Возле моих ног, лицом вниз лежала Сира. Она не шевелилась, и, казалось, даже не дышала. На ее спине виднелась огромная круглая рана, от которой шел легкий дымок. — Сир, — практически шепотом позвала её. Не понимала, что произошло, а может и не хотела понимать. Подползла к подруге и начала трясти за плечо. — Сир, Сир, очнись, ты меня слышишь? Сир, — как сумасшедшая, продолжала трясти подругу, надеясь, что она очнется. Но она не отвечала. С подбородка на платье капала кровь. Видимо, разбила нос при падении.

Кто-то подхватил меня под руки и начал поднимать. Он что-то говорил, я не слышала. Смотрела на подругу и продолжала звать.

— Сир, Сира, вставай, — в голосе появились истерические нотки. — Помоги ей, подними ее, — повернулась к тому, кто меня поднимал. Ариан. — Слышишь? Помоги ей, — дернулась вперед, но Ариан держал крепко. Развернул меня к себе и встряхнул за грудки так, что голова взорвалась болью. Из глаз хлынули слезы.

— Позови к себе кошек! — в лицо закричал он и куда-то потащил. Я ничего не видела, кроме его рубашки. Каждый поворот головы сопровождался болью и рыком Ариана, — на меня смотри! Кошек к себе, быстро!

— Ариан, там Сира, ей помощь нужна, — повторяла, как заведенная.

Он поставил меня на пол. Огляделась. Мы оказались в какой-то комнате.

— Варя, если ты не позовешь кошек сейчас же, я тебя ударю!

— Ты поможешь Сире? Что вообще случилось?

— Кошек! — заорал он так, что окна задрожали.

— Рысь, Ласка, — всхлипнула я. — Ариан, помоги Сире, — шепотом попросила я.

— Она мертва, Варя. Мертва.

— Как? Не-е-ет, — замотала головой, не веря принцу, — этого не может быть. Ты просто принц, а она служанка. Не положено, да? Не по статусу?

— Она мертва! — наклонился к моему лицу и прошипел, — а ты сидишь здесь и не высовываешься! — его зеленые глаза посветлели, словно инеем покрылись. — Кошек от себя ни на шаг не отпускать. Поняла? Я тебя спрашиваю, поняла? — снова встряхнул меня. Кивнула. Он толкнул меня в кресло, в которое я рухнула, как мешок.

— Сиди здесь, — рыкнул он. Перевела взгляд. У дверей сидели кошки. Их морды и лапы были красными.

— М-мертва? — снова переспросила я. Ариан застыл в проходе.

— Мертва, мне жаль.

И в этот момент в душе что-то оборвалось. Я смотрела на спину принца. По щекам текли слезы, смешиваясь с кровью, а в душе все похолодело. Моя Сира, моя подруга, та, кому я доверяла, как себе. Мертва. Ариан вздрогнул и обернулся. Его лицо вдруг побледнело.

— Нет, — прошептал он, — только не сейчас. Богиня Аллория, только не сейчас, — он в два шага преодолел разделяющее нас расстояние и опустился на колени. — Варя, смотри на меня, прошу тебя, только на меня.

— Она мертва, Ариан. Она меня оттолкнула, понимаешь? И умерла, — шептала я, глотая соленые слезы.

— Варя, слушай меня внимательно. Эмпатия, твоя инициация. Сейчас. Я чувствую, как тебе больно, Варя, — он стащил меня с кресла и прижал к груди. И это было его ошибкой. Тело содрогнулось от рыданий. И когда, до моего шокированного сознания дошло понимание, что Сира мертва, на самом деле мертва, внутри будто что-то взорвалось. Ариан задрожал и еще крепче сжал меня в объятиях. Слезы мгновенно впитывались в рубашку мужчины. Она была испачкана в моей крови В голове стоял гул.

— Боги Всесильные, — прошептал он, судорожно вздохнув. — Варя, ты должна взять себя в руки. Ты делаешь больно другим людям.

А я продолжала плакать. Слова Ариана с трудом пробивались в замутненное болью сознание.

— Варя, ты сводишь с ума других людей. Слышишь? Вы же занимались с Флавианом. Закройся. Варя, ты должна. Иначе, другие люди пострадают. Они могут умереть, ты слишком сильная. Весь город чувствует твою боль, Варя, ты должна закрыться, слышишь!

Подняла голову и взглянула во влажные глаза мужчины.

— Я не могу, — с трудом выдавила из себя, а за окном все вдруг потемнело. Сверкнула молния, осветив комнату, а через несколько секунд раздался оглушающий раскат грома.

— Варя, ты должна. Просто обязана, — уговаривал меня Ариан. — Щит, ты можешь создать щит? Защити себя, Варя. Сейчас же. Тебе угрожает опасность. Тебя пытались убить. Ты никогда не сможешь вернуться домой, если не защитишь себя. Ты никогда не увидишь родителей, понимаешь?

Слова о родителях немного отрезвили. Закрыла глаза, из которых продолжали литься слезы. Вспомнила лица мамы и папы. Так захотелось вернуться к ним. Забыть все ужасы, все проблемы. Закрыться от этого мира. Мне нужно было защитить себя от этого мира, от его опасностей и странностей. Я должна защитить себя, чтобы вернуться к маме и папе.

— Вот так, умница, — дрожащим голосом сказал Ариан. — Держи его. Я сейчас уйду, но через пару минут вернусь. Только держи щит, Варя. Кошки рядом. Только не опускай его.

Он аккуратно усадил меня на пол, а я продолжала плакать и представлять родителей.

Казалось, прошла вечность. Но вдруг рядом раздался голос Ариана.

— Сейчас ты опускаешь щит и пьешь этот отвар. Без паузы, выпиваешь все до последней капли. Без остатка. Поняла?

Кивнула, размазывая по лицу слезы. Открыла глаза, опустила щит. Ариан сунул мне в руку чашку с какой-то синеватой жидкостью.

— Пей, — приказал он.

Руки дрожали. Часть жидкости выплеснулась на платье. Отвар был горьким, противным. Давилась, но продолжала пить. Как только сделала последний глоток, силы покинули меня, и я погрузилась в темноту.

Очнулась. Голова раскалывалась так, будто кто-то долго бил меня молотком. Ничего не понимала, отчего такая боль. Распахнула глаза. Свет резанул, усиливая боль, пришлось снова зажмуриться.

— Да, что ж, такое-то, — хриплым голосом прошептала. И в этот момент вспомнила все то, что произошло перед моим отключением. Замерла. "А может, это просто кошмар приснился?", — с надеждой подумала я. И снова распахнула глаза.

— Пей, — возле лица появилась чашка с дымящейся жидкостью. Рядом стоял Ариан, перевела взгляд, на стуле сидел Флавиан. — Пей, Варя, иначе, я силой волью в тебя успокоительное.

— Не кошмар, — мой голос дрогнул. К горлу подступил ком. На глаза навернулись слезы. Увидела, как Ариан напрягся и выхватила из его рук чашку. Залпом осушила ее, даже вкуса не почувствовала, только немного обожглась. Не хотела, чтобы моя боль передалась еще кому-то. Закрыла глаза и попыталась сосредоточиться. Воздух в груди сперло от подступающих рыданий. Начала глубоко дышать, как учил Флавиан. Представила стену, которая окружает меня. Слезы все-таки пролились. Но тут же почувствовала, как в голове образовывается туман. Сердце замедляется, дышать становится легче, а вскоре и боль подернулась дымкой, словно со смерти Сиры прошло много времени. Открыла глаза.

— Надо же, — выдохнул Флавиан, и в этот момент в комнату вошел Кориан.

— Очнулась, — как всегда, криво улыбнулся сыщик, но как-то напряженно, — вот уж, устроила ты переполох вчера, — он уселся на край моей кровати, чем вызвал рык кошек, но даже не обратил на это внимания, — напугала ты нас, Варвара.

— Что вчера произошло? — спросила хриплым голосом и поморщилась от головной боли, — я ничего не успела понять.

— Флавиан, попроси Тору принести отвар от головной боли, — обернулся Ариан к менталисту. Тот кивнул и вышел, но вернулся практически сразу.

— Дело в том, что мы и сами практически ничего не знаем, — озадачено выдал Кориан и… Погладил меня по голове. — Расскажешь?

— День был обычным, — прикрыла глаза, пытаясь вспомнить все подробности, — мы с Сирой, — несмотря на успокоительное, к горлу снова подступил ком. С трудом вздохнула и продолжила, — мы с Сирой собрались на прогулку с кошками. Я открыла дверь, вышла первая, следом вышла Ласка, или Рыська, не помню. Но она вдруг замерла. Потом закричала Сира. Я даже обернуться не успела, Ласка ломанулась мне под ноги, я начала падать, сзади Сира еще и в спину толкнула. Упала, ударилась, а сверху упала Сира. Я слышала чьи-то крики. Но ничего не понимала. Выползла из-под Сиры, и тогда увидела ее. Она не дышала, — одинокая слеза скатилась по щеке.

— Варя, держи защиту, — тихо попросил Ариан. — Теперь это необходимо для тебя и для других людей.

Закивала, утирая слезы. Я понимала, что это необходимо, но не представляла, как теперь буду жить. Без Сиры, с постоянным блоком на эмоциях. А еще с мыслью, что, кто-то очень желает моей смерти. И кто-то из дома в этом участвует.

— Что происходит? — обвела их взглядом. — Что произошло?

Кориан взглянул на Ариана. Я тоже. Принц едва заметно качнул головой.

— Что вы скрываете? Говорите! Я должна знать, за что погибла Сира!

— Варя, что ты переживаешь? — спокойно спросил Флавиан, — успокойся, тебе подобрали уже новую служанку. Она ничем не хуже предыдущей. Без помощи не останешься. Ты не перестаешь меня удивлять. Впервые вижу, чтобы из-за потери служанки так убивались.

— Что? — выдохнула я.

— Флавиан, — Ариан повернулся к менталисту, — знаешь, друг, порой, в стремлении утолить свое любопытство ты теряешь остатки всего человеческого в тебе.

— Выйди вон из моей комнаты, — сквозь зубы процедила, с ненавистью глядя на менталиста.

— Я не понимаю, что тебя так разозлило? — менталист выглядел искренне удивленным.

— Пошел вон отсюда, — подскочила на кровати. Хотелось вцепиться ногтями в лицо Флавиана. Он знал, что Сира была моей подругой. Знал, что я очень ценила ее, но рассуждал о ней так, будто она была любимым платьем, а не живым человеком, который закрыл меня собой и умер. А в глазах не было и толики сочувствия, лишь это мерзкое любопытство. Меня опередил Кориан, а Ариан удерживал, прижимая к себе.

— Уходи, — сыщик открыл дверь и ждал, когда менталист уйдет.

— Да, что с вами со всеми? — недоумевал менталист, — чем я вызвал такое отношение к себе?

— Ты чувствовал вчера то, что чувствовала она? — Кориан склонил голову к плечу.

— Так, весь город чувствовал, — ответил менталист.

— Варя говорила, что Сира была ее подругой. А уж та боль, что вчера прокатилась по городу, явно не связана с потерей простой служанки. А ты, Флавиан, всегда казался мне умным мужчиной, а оказался полнейшим дураком. Уходи. Нам и так пришлось напоить ее огромной дозой успокоительного, а ты только усугубляешь ситуацию.

Менталист в последний раз обвел комнату взглядом и ушел. Ариан посадил меня на кровать. Я все еще была в том же платье. С пятнами крови.

— Рассказывайте, — вибрирующим от злости голосом приказала я, — и не нужно этих переглядываний. Рассказывайте все, что знаете.

— Хорошо, Варя, — вздохнул Ариан и потер лицо руками. Он устал, только сейчас это заметила. Несвежая рубашка, синяки под красными глазами. — После того, как я тебя усыпил и перенес в твою комнату, приехал Флавиан. Он ментально проверил служанок. Всех, кроме одной. Нам пришлось долго разыскивать ее, мы уже было подумали, что она сбежала, но она нашлась. В кладовой. Мертвая, — он метнул взгляд на Кориана.

— Говори, все, что знаешь, — повторила я.

— Мы подозреваем, что именно она и впустила в дом того, кто убил твою Сиру. Но видишь ли, — он сделал паузу, — твои кошки загрызли преступника. Узнать что-либо невозможно. Но тот факт, что кошки не оставили его в живых, говорит громче всяких подробностей.

— Я не понимаю, о чем ты, — нахмурилась и посмотрела на Кориана.

— В случае нападения на хозяина, рокаллы никогда не убивают нападавшего. Могут ранить, укусить, сбить с ног, но не убивают без приказа. Кроме одного варианта. Если нападавшим был вампир, рокаллы убивают сразу, вгрызаясь в горло, если не получили иного приказа от хозяина. Смертники знают о тебе, Варя. И это плохо. Очень плохо.

— Меня второй раз пытаются убить в этом доме. Теперь еще и смертники. Значит кто-то сказал им об этом и помогает. Дважды меня пытались убить. Дважды, когда в доме был ты, Ариан, и не было остальных, и, — догадка пришедшая на ум, заставила сжаться, — и когда Лира с Ликаном уезжали по своим делам.

— Сегодня с Арианом был я, — откликнулся Кориан. — Не подозревай его, Варя. Если бы кто-то из нас хотел избавиться от тебя, мы бы сделали это без проблем и без свидетелей. Возможностей у нас масса.

— А еще есть Ровелия и Сарон, Велория, которая, как я поняла, закадычная подружка жены Сарона. Они обе меня невзлюбили. В случае с Ровелией и Лирой, они могут знать истинное положение вещей от мужей. Опять же Вириан, который не скрывает того, что ненавидит меня. Да любой из вас мог. Служанки могли подслушать разговор со жрецом и растрезвонить по всей округе о скором возвращении Богов.

В этот момент раздался стук в дверь. Это была служанка, другая, не моя Сира, отчего сердце сжалось. Наверное, теперь еще долго буду ждать, что после стука она войдет и сдержанно улыбнется.

— Это твоя новая служанка, Варя, — сказал Ариан, — ее зовут Тора.

Девушка поставила чашку на стол, присела в реверансе и молча удалилась.

— Пей, — подал мне чашку Кориан, — это поможет от головной боли. Тебя подлечили после вчерашнего падения, но голова может болеть еще долго.

— На счет служанки не беспокойся, Флавиан проверил всех.

— Все вокруг чистые, а меня второй раз убить пытались, — смахнула с ресниц слезы и выпила очередную гадость. — Как меня все достало, — всхлипнула я, — достали ваши правила, достало обучение, вы, словно издеваетесь, устраиваете мне эмоциональные горки. Один язвит, — взглянула на Кориана, перевела взгляд на Ариана, — другой постоянно пытается продавить свою точку зрения, третий видит во мне только объект своих опытов дурацких, четвертый вообще считает, что я должна по уставу жить. А знаете что, — со стуком поставила чашку на стол, — идите все к черту! Из-за ваших Богов у меня вся жизнь пошла кувырком! Молодцы они у вас, обо всем побеспокоились! Закинули меня в чужой мир к каким-то мужикам, которые сами себя понять не в состоянии, и делай что хочешь. Еще и подруги единственной лишили, уроды! А о безопасности моей не позаботились. Устроили какой-то цирк со своим возвращением! Слышите, — подняла голову к потолку, — ненавижу вас всех, чтоб вы там подавились своими интригами, жила всю жизнь без Богов и горя не знала. Сволочи эгоистичные!

Никакое успокоительное не помогало. Я была на грани срыва. Устала от учебы, постоянных пикировок и требований ко мне, а тут еще и Сиру у меня забрали. Она же была тут единственным, можно сказать, родным для меня человеком.

— Глупая, ты Варька, — сгреб меня Кориан и прижал к своей груди, — никто над тобой не издевается. Я со всеми так общаюсь, Ариан, на самом деле, упрям. А вот к тебе подход найти — это сложная задача. Мы же вокруг тебя все по стеночке ходим. Боимся, что ты устроишь нам конец света, как вчера. Да и, думаю, момент, когда определится твой избранный уже близок. Мне так все понятно, а ты должна быть сильной, Варя, — гладил он меня по спине, а я притихла, пытаясь понять, о чем он говорил, — мы с Арианом уже позаботились о твоей безопасности. Теперь уж точно ни один смертник не пройдет. Тебе ничего не угрожает в этом доме. А тот, кто виновен в этих покушениях обязательно отыщется. Я лично его найду. И уж поверь, легко он не отделается. Успокоилась? Вот и отлично, — он потрепал меня по голове.

— Варвара, мы действительно не хотим над тобой издеваться, — сказал Ариан, — да, сначала нам было сложно с тобой, впрочем, как и тебе с нами, но сейчас многое изменилось. Мы привыкли к тебе. Даже Олтелиан, — улыбнулся Ариан, — он говорит, что после ссор с тобой получает хорошую встряску и заряд энергии. А о нас с Корианом и говорить не стоит, мы проводим с тобой больше времени, чем другие. По правде сказать, я даже не представлял, что ты можешь испытывать такую яркую, сильную боль. Я вчера был потрясен, — он смотрел на меня как-то иначе, по-новому, словно никогда не видел, — ты всегда казалась такой сильной, черствой, сдержанной, порой грубой. Это удивляло. Ты никогда не показывала своей слабости. До вчерашнего дня. После смерти Сиры в тебе словно что-то надломилось, за всей этой сильной оболочкой оказалась слабая и ранимая девушка. Извини, Варя, если я когда-то обидел тебя. Тебе сейчас нужно отдохнуть, а нам с Корианом — обсудить, что делать дальше, и кто может быть причастен к этим покушениям, — он поднялся с кресла. Кориан еще раз потрепал меня по голове и тоже встал.

— Стойте, — кое-как отошла от того, что услышала, — а что с Сирой? С ее семьей?

— Не беспокойся, Варя, — ответил Ариан, — я уже сообщил им об этой трагедии, все расходы мы взяли на себя, также семья твоей подруги будет вознаграждена за то, что их дочь ценой жизни спасла очень ценного для всего королевства человека. Это не вернет Сиру, но будет хорошим подспорьем для семьи, а она у них большая. Отдыхай.

— Спасибо, — криво улыбнулась и зарылась лицом в подушки.

Дверь скрипнула и наступила тишина. Матрас прогнулся и в мое плечо уткнулся мокрый нос. Подняла голову. Кошки заползли на кровать. Они уже были чистыми, никаких следов вчерашней расправы не осталось. Смотрели на меня своими красивыми, но грустными глазами. Уши прижали к голове и терлись мордами об меня. Уткнулась в их шерсть лицом и заплакала, тихо, горько, больше не сдерживаясь. Блок на эмоциях был хорошим, тренировки не прошли даром, поэтому я выплескивала свою боль единственным доступным способом — слезами.


Глава 20 | Угадай суженого | Глава 22