home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

— Здрасте, — замерла на пороге, увидев вальяжно развалившегося в кресле Кориана.

— Привет, — как и всегда улыбнулся одним уголком губ, — мы вроде на "ты" переходили? — склонил голову к плечу.

— Да, переходили. Забылась, — ладони вспотели. Когда находилась рядом с ним в компании других мужчин так страшно не было. А сейчас, словно в воздухе витало напряжение. — Садись, — кивнул он на кресло, не отрывая взгляда от меня.

Прошла и села, искоса наблюдая за брюнетом. Расправила каждую складочку на платье, чтобы как можно дольше не встречаться взглядом с ним.

— Что-то не так? — привлек мое внимание вопросом. Подняла голову и встретилась с ухмыляющимся взглядом. Казалось, что он понимает, какое влияние на меня оказывает, и получает от этого истинное удовольствие.

— Все нормально, — нервно передернула плечами и уткнулась в чистые листы.

— Хорошо, — протянул он, — что же, начнем, пожалуй, с инкубов. Кстати, сегодня вечером мне выпала сомнительная честь учить тебя танцам.

Вскинула голову и удивленно посмотрела на Кориана. Мало того, что танцевать с ним не было никакого желания, а тут еще оказывается и честь сомнительная. Страх отошел на второй план, уступив место возмущению.

— Я настолько неприятна, что танцевать со мной — это сомнительная честь?

— Вот теперь я вижу ту Варвару, которую наблюдал все прошедшие дни, — хмыкнул он, — а не запуганную девочку, что вошла в этот кабинет. Какой у тебя любопытный наряд, — этот наглец даже не постеснялся вытянуть шею, чтобы заглянуть мне в декольте.

— А ты там что потерял? — зло спросила я, — и не увиливай от ответа!

— Ничего, необычный наряд. Вызывает интерес. Не более, — он спокойно поднял взгляд и ухмыльнулся. Он в отличие от Ариана ни капельки не устыдился своего поведения. Морда у него была такая самодовольная, что хотелось съездить по ней планшеткой с листами, чтобы стереть эту ухмылку. — А на счет танцев, мои слова ни в коем случае не относились к тебе. Только к самому процессу. Не люблю танцевать.

— Понятно, — фыркнула я. — Давай уже начнем.

— Инкубы. До и после ухода Богов — это две разные расы. Нет, в общем и целом мы остались прежними, но из-за наказания, которое наложили на нас Боги, многое изменилось. В отношениях между мужчинами и женщинами, в традициях, укладе общества, да даже танцы претерпели изменения. И все это из-за этих украшений, — он провел по рубашке в том месте, где висела цепочка. — Хотя, я склонен думать, что это украшение принесло больше пользы, нежели ущерба. Семьи стали крепче, мужчины вернее, женщины покладистей и сговорчивей.

Он говорил, как и всегда тихо. Но что-то в его голосе было такое, что заставляло слушать, будто зачарованная. Ловить его каждое слово. И все, что было им сказано, будто впечатывалось на подкорку мозга. Какое-то гипнотическое действие производил его голос. Через четверть часа он уже даже не пугал и не пробирал до мурашек. А хотелось его слушать и слушать. Наверное, даже Ариан проигрывал в умениях преподавать. Говорил он много и интересно. Рассказывал о традициях, которые уже устарели, о том, как часто среди инкубов случалась кровная вражда на фоне использования своих природных способностей. Говорил о том, что мужчины раньше не гнушались использовать их направо и налево. Околдовывали женщин, если те не желали иметь какие-либо отношения с определенным человеком. В общем, странная была у них жизнь, но после появления цепочек, которые, как оказалось в народе называли замочками, все изменилось. Кровная вражда сошла на нет, потому что враждовать было некому. Реальная угроза снова потерять способность чувствовать отлично удерживала обретших любовь мужчин от опрометчивых поступков. Но у женщин жизнь усложнилась. Ведь теперь только от них зависело то, насколько счастливы они будут. С них и начались изменения в обществе инкубов. Сначала изменилась мода. С каждым поколением наряды женщин становились все откровеннее, вырезы глубже, макияж ярче, поведение более дерзким. Постепенно и придворные танцы изменились. Прежним остался только вступительный танец, но он не слишком отличался от остальных. По мнению Кориана именно он и послужил толчком для изменения. Но подробностей узнать не удалось. Кориан сказал, что узнаю все на практике, улыбался при этом он очень хитро и нагло. Сволочь. Также он рассказал о праздниках инкубов, главным из которых был день Любви. День, когда инкубы благодарили Богиню Аллорию за покровительство и подаренные чувства. Раньше такие праздники нередко заканчивались оргиями, сейчас же это был большой шумный праздник, но в рамках приличия. Рассказал и свадебных традициях, о семейных, об обрядах и о многом другом.

— Думаю, на этом мы и закончим, — внезапно прервался он.

Встряхнула головой, словно очнулась от сна. Посмотрела на множество исписанных листов. Казалось, прошло не больше получаса, но судя по количеству написанного, рассказывал Кориан долго. Вот так заслушалась. По-новому взглянула на Кориана. Нет, меня все еще что-то настораживало в нем, но я бы хотела иметь в друзьях такого интересного собеседника. Вот только бы ухмылку эту стереть с лица, и было бы вообще прекрасно. Может и влюбилась бы.

— Теперь ты, что-то потеряла на мне? — хмыкнул он и склонил голову к плечу.

— Нет, — повторила его жест и тоже склонила голову к плечу, ухмыльнувшись, — просто за всей этой наглостью, порой граничившей с хамством, хитростью и насмешливостью, оказывается все это время скрывался хороший рассказчик и интересный собеседник. Спасибо. Было очень интересно.

Встала из-за стола, скользнув взглядом по мужчине. Он был обескуражен. Неужели ему никогда не делали комплиментов? Сегодня, видимо, мой день. Ничего не делая, удалось ввести в ступор уже второго мужчину. Но через пару секунд он взял себя в руки и уже привычным голосом, с насмешкой сказал:

— До встречи на танцах.

Время отдыха пролетело незаметно. Как и занятие с леди Кристой. Милейшая оказалась дама. Мы повторили реверансы. Меня похвалили, но не забыли напомнить, что нужно тренироваться. А потом учили правильно садиться. Да-да, именно садиться. А потом и правильно ходить.

— Леди, должна оставаться леди всегда. Ее походка, движения, мимика — все должно безмолвно говорить о происхождении, достоинстве и красоте, — повторяла учительница. Это занятие было физически легче прошлого, поэтому, когда пришел Флавиан, я была сразу готова приступить к обучению. А вот Флавиан оказался не готов. Он застыл на пороге и долгое время осматривал меня с ног до головы.

— Что? — слишком резко спросила я, потому что устала от ненормальной реакции мужчин на меня за сегодняшний день.

— Ничего, — он пожал плечами, — ты сменила наряд. Он весьма необычен. Впрочем, как и ты. Очень тебе подходит.

— Спасибо, — не очень довольно ответила ему. Мне порядком надоели его слова о моей необычности. Ну, не такая я, как местные женщины, но необязательно же говорить об этом по сотне раз за день.

— Что с твоим настроением? Ты чем-то недовольна? — в проницательности ему не откажешь.

— Все нормально, Флавиан, — выдохнула, осознав, что, действительно, слишком резка с ним. — Извини. С чего начнем?

— Со спокойствия, — улыбнулся мужчина, — соответственно, с дыхания.

— Я сама, — выставила перед собой руки, когда он начал подходить ко мне. Мне хватило вчерашнего занятия, когда мои мысли были уж точно не о спокойствии.

— Хорошо, когда я пойму, что ты сумела взять себя в руки, скажу, что делать дальше, — сел в кресло и уставился на меня.

Пару минут стояла в замешательстве. Менталист пристально смотрел, казалось, даже не моргал, и это немного напрягало. Повернуться же к нему спиной, чтобы не замечать взгляда, было бы слишком невоспитанно. Пришлось постараться, чтобы отвлечься. Закрыла глаза и вдохнула, отсчитывая пять секунд, потом выдохнула под этот же счет. Через десяток минут была спокойна и расслаблена, насколько это возможно.

— Хорошо, — тихо произнес менталист, — а теперь представь, что ты находишься под непроницаемым куполом. Как только представишь, кивни.

Это не составило труда, потому что ночные путешествия в родной мир происходили именно под таким куполом. Кивнула.

— Отлично, Варя, но не забывай дышать. Этот купол — это твое тело. Теперь представь, что за этим куполом полыхает сильнейшее пламя, вокруг все в огне, но тебя оберегает от него непроницаемая стена. Кивни, когда получится.

С воображением проблем не было, поэтому представить картинку снова оказалось не трудно.

— Хорошо. Ты находишься под куполом, за его пределами огонь, а внутри вода. Много воды. Ты сама — это бесконечный источник воды. Что случится, если купол рухнет?

— Вода хлынет к огню, — ответила ему, еще не понимая, для чего все эти психологические тренинги нужны.

— Что случится с пламенем?

— Оно потухнет.

— Ты почувствуешь его жар? — блондин продолжал задавать вопросы.

— Наверное, оно огромное. В первые секунды после обрушения точно почувствую.

— Правильно. Так вот, Варя, вода — это твои эмоции. Твой дар настолько велик, что если к моменту инициации твоих способностей, ты не научишься держать этот купол вокруг себя, или воздвигать его максимально быстро, то волна твоих эмоций захлестнет эмоции других людей на очень большом расстоянии. Хорошо, если эти эмоции будут радостными. Понимаешь, о чем я говорю?

— Понимаю, — спокойствие покинуло меня в тот момент, как я представила, что то, о чем говорил Флавиан — правда.

— Успокойся. Тебе нужно понять и осознать всю сложность ситуации. Твой дар силен, удержать его в пределах этого купола будет сложно, но мы будем готовить тебя к этому. Теперь поговорим о другой ситуации. Если ты научишься сдерживать свои эмоции, не выплескивая их на других — это будет лишь малая часть того, чему тебе нужно научиться, — я приготовилась услышать что-то более неприятное, если уж цунами моих чувств — это малая часть, — помимо того, что ты можешь выплескивать эмоции, ты можешь еще и чувствовать их от других людей. Картинку видишь?

— Вижу.

— Теперь представь, что ты можешь контролировать свои эмоции. Воды в куполе нет. Она под твоим контролем. Но контролировать чужие эмоции тебе не под силу. Что случиться, если купол рухнет при таких обстоятельствах?

— Я сгорю. Сгорю в чужих эмоциях.

— Образно говоря, да, сгоришь. На деле же, ты сойдешь с ума от этих эмоций. Тысячи людей, с разными эмоциями, ты будешь чувствовать их все. Одновременно.

— Но как защититься? — в ужасе распахнула глаза и уставилась на Флавиана.

— Учиться закрываться. Это две главные задачи наших занятий. Научиться контролировать свои эмоции и научится не чувствовать чужих. Сейчас это только слова, но инициация может произойти в любой момент. Думаю, Ариан именно поэтому выдворил Вириана из этого дома. Он мог стать причиной твоей инициации. А ты пока не готова. На этом мы закончим пока. У тебя есть много свободного времени, чтобы подумать. Осознать всю серьезность ситуации. Советую тебе поиграться с сознанием и воображением. Представляй то, что я тебе предложил. Представляй и укрепляй купол. Отделяй мощнейшей стеной воду от пламени. Это очень помогает.

И он ушел. Вот так, через полчаса после начала занятия. Ошарашил меня и ушел. Хлопала глазами и смотрела в пустоту, осознавая, каких размеров песец подобрался ко мне. Было страшно за себя, за окружающих людей. Это же кошмар — иметь такую силу и не уметь управлять ею.

Боялась, что не смогу совладать с такими способностями, что сойду с ума от чужих эмоций, или заставлю других людей испытывать то, что испытываю я.

Так и сидела в кресле, накручивая себя, пока на мои колени не легла морда Рыськи. Кошка заурчала. Она смотрела на меня своими красивыми волшебными глазами, будто пыталась успокоить, подбодрить. Ласка закинула лапы на подлокотник, поднялась на задние и лизнула щеку шершавым розовым языком.

— Вы ж, мои красавицы, как здорово, что вы у меня есть, — погладила кошек и обняла Ласку за шею. Их урчание навевало какое-то волшебное спокойствие. Мысли о плохом уходили на второй план, сменяясь боевым духом. Благодаря кошкам, поняла, что ничего страшного не произошло, по крайней мере, пока. Так что думать нужно о том, что у меня все получится, а ни о том, как мне не повезло. Ведь на деле, когда я смогу контролировать свой дар, в моих руках будет огромная сила, а это преимущество в огромном незнакомом мире, особенно, когда кто-то покушается на жизнь.

До ужина оставалось много времени, поэтому, успокоившись, занялась тем, что советовал Флавиан. Легла на кровать, закрыла глаза и снова представила купол, по обе стороны которого бушевали стихии. И аккуратно стала укреплять стену. В ход шло все, на что была способна моя фантазия. Стекло, железо, кирпич, бетон и остальные крепкие материалы. Я так хотела защитить и себя, и окружающих от возможной опасности, что выстроила вокруг себя, наверное, самую крепкую воображаемую стену, какую можно только представить. Но от процесса меня отвлекло громкое слаженное "мяу" от моих кошек. Распахнула глаза и замерла. Я все еще лежала на кровати, но надо мной висела пелена. Полупрозрачная, она была словно живая, переливалась в солнечном свете, отбрасывая разноцветные блики на стены. Кошки стояли за пределами этой пелены, облокотившись на нее передними лапами, мяукали и укоризненно глядели на меня

— Вау, — восхитилась я, и загадочная пелена исчезла. Кошки рухнули на пол. Подняли головы и рыкнули. — А я-то здесь при чем? — возмутилась, глядя на недовольных кошек. — Вообще не понимаю, что это было, — огляделась, но этой пелены, как не бывало. Я бы подумала, что мне привиделось из-за работы с воображаемой стеной, но поведение кошек говорило о том, что все было реально.

Несколько минут хлопала глазами, пытаясь понять, что случилось, но так и не нашла объяснения загадочному явлению, а вскоре пришла Сира, чтобы пригласить меня на ужин. Вот там и узнаю у кого-нибудь, что это было.


Глава 17 | Угадай суженого | Глава 19