home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Привела себя в порядок и долго смотрела на выбранное платье. Чертовы завязки сводили с ума. Будить Сиру, чтобы она помогла не хотелось. Девочке нужно отдохнуть. Натянула на себя платье и попыталась хоть как-то затянуть завязки. Чуть руки себе не вывернула. Если бы кто-то меня слышал в этот момент, то пополнил бы свой словарный запас ругательствами моего мира. Сдула прядь, упавшую на глаза и сжала зубы от злости. Такая беспомощность бесила. Даже одеться самостоятельно не могла. Подтянула платье повыше и, придерживая его на груди, прошлепала к входной двери. Выглянула в коридор. Как назло, никого из служанок рядом не оказалось. Те, что прибирались в гостиной уже куда-то исчезли, оставив после себя идеальную чистоту. Даже на ковре не осталось следов разлитого роффи.

— Вот же блин! — сквозь зубы прошипела я, в очередной раз подтягивая платье. Оглянулась по сторонам, никого. Решила пройти к лестнице, чтобы посмотреть, нет ли кого на первом этаже. Мне нужна была помощь. Еще раз осмотрелась и припустила к лестнице. Перегнулась через перила. На первом этаже в холле никого не было. Засада! Ну, не гулять же мне в таком виде по всему дому в поисках служанок!

— Что-то ищешь?

Голос Кориана прозвучал так близко и так резко, что от страха я чуть не выпустила из рук платье и подпрыгнула на месте. Резко развернулась и хотела сказать брюнету все, что я о нем думала в тот момент, но ничего цензурного на ум не приходило, поэтому я только беззвучно открывала рот, пытаясь подобрать слова.

— В каком ты… Интересном виде, — неприятно ухмыльнулся сыщик.

— Ты, — выдохнула я, — ты все-таки решил убить меня? — наконец, нашлась, что сказать. — Что у вас у всех за мания подкрадываться сзади? — обвинительно спросила его, подтянув платье повыше.

— Извини, — усмехнулся он, — не думал, что ты такая пугливая. Так что ты потеряла и почему в таком виде?

— Служанка мне нужна, — сделала вид, что вполне себя комфортно чувствую со спадающим платьем. — Моя спит после сеанса менталистики, а самой мне не справиться с этими чудовищными завязками. Если тебе не сложно, отправь ко мне кого-нибудь из слуг на помощь.

Мужчина еще раз посмотрел на меня и кивнул. Поблагодарила его и пошла в свою комнату, держа спину прямо. Чувствовала, как Кориан сверлит мою спину взглядом. Но шаг не прибавила, чтобы не показать насколько стыдно мне было оказаться в его компании в таком виде. Зашла в свою комнату и выдохнула. Щеки залил запоздалый румянец стыда. Я и сама в последнее время поражалась своей выдержке. Через несколько минут ко мне пришла служанка, которая помогла с платьем, и я могла отправиться на ужин вниз. В обеденном зале что-то увлеченно обсуждали Кориан с Арианом, но при моем появлении замолкли. Сделала вид, что не заметила такой внезапной тишины. Ужин прошел в напряженной тишине. Я не желала общаться с Арианом после сегодняшнего дня, а с Корианом было просто сложно из-за его странностей. А мужчины периодически бросали на меня ледяные взгляды. Ну, и пусть. Уже успела немного привыкнуть к их холодности и старалась не обращать на это внимания. Молча кивнула им на прощание и ушла из столовой. Практически не ела. Аппетит пропал в этой напряженной тишине. Ну, хоть голода не почувствовала и то хорошо.

После ужина ко мне зашел Ариан, который сказал, что будет ждать меня завтра после завтрака в своем кабинете для занятий. Разговор получился сухим. Принц говорил по факту, без каких-либо отступлений. Я вообще молчала и только кивала головой, давая понять, что услышала и завтра буду у него. Сира когда-то упрекала меня, что я, как аристократка, сплю до полудня, так вот и закончилась моя аристократическая жизнь. С завтрашнего дня начнутся суровые учебные будни. С утра. Ненавижу вставать утром, но учиться было необходимо. Понимала это, как никогда раньше. Поэтому практически сразу после ухода принца, легла спать.

Утро добрым не бывает. По крайней мере у меня. Кошки, паразитки, положив головы на постель, громко рычали. Продрала глаза и уставилась на эти наглые морды. Нет, сначала испугалась, что опять что-то случилось, но как только я открыла глаза, они перестали рычать и смотрели на меня преданными глазами. Долго не могла понять, что к чему, но потом поняла, что они просто разбудили меня. А через несколько секунд в спальню постучали.

— Кого там нелегкая принесла в такую рань? — проворчала. Да, утром я представляла собой крайне неприятную особу и старалась ни с кем не разговаривать, чтобы не обидеть своим ворчанием. Дверь приоткрылась и в комнату заглянула Сира.

— Доброе утро, Варя, — девушка улыбнулась.

— Доброе. Как чувствуешь себя?

— Все хорошо, спасибо. Варя, заходил Его Высочество Ариан, сказал, что через полчаса будет ждать тебя у себя.

— Как через полчаса? — сонные глаза открылись мгновенно. — Он же сказал, что после завтрака!

— Завтрак уже прошел, если бы я знала, что тебя нужно разбудить, — Сира виновато развела руками.

— А вы чего так поздно разбудили? — ворчала на кошек. Эти поганки фыркнули и отвернулись. Блин, а ведь я могла их просто не услышать. Сплю-то я крепко. Подскочила с кровати и ураганом понеслась в ванную. Через полчаса была готова. Даже чашку роффи успела выпить и все благодаря Сире. Постучалась в кабинет и после разрешения вошла.

Ариан сидел за столом, сложив пальцы в замок. Спина прямая, взгляд морозный. Его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций. Весь в чёрном, даже неизменно белая рубашка, сегодня сменилась на чёрную. Не в настроении принц, что ли.

— Доброе утро, присаживайся, — безразличным тоном сказал он. Ну что же, значит и я буду вести себя аналогично.

— Доброе, — без тени улыбки ответила я и села напротив. Поправила платье, сложила руки под грудью и уставилась на Ариана.

— Записывать будешь? — приподнял бровь принц, вперив взгляд в мои сложенные руки.

— Буду, бумагу и ручку дашь?

— Зачем тебе моя рука? — теперь и вторая бровь поползла на лоб. Кое-как сдержала улыбку. Ага, ещё бы я его ручищи ручками называла.

— Ручка — это пишущий предмет в моём мире. А чем тут у вас пишут? Надеюсь не перьями?

Ариан молча положил передо мной стопку бумаги, которая была связана ниткой и прикреплена к твёрдой пластине, выполняющей роль планшета. На бумагу была положена ручка. Но не такая, к какой привыкла я. Это была перьевая ручка, а рядом принц поставил чернильницу. Я эти вещи только на картинках видела. Тело ручки было чёрное с синей витиеватой надписью. Мне не удалось разобрать, что написано, хотя буквы знала. Повертела ручку в руках. Она оказалась довольно тяжёлой. Ариан все это время наблюдал за мной, откинувшись на спинку кресла.

— Наигралась? Можем начинать? — спросил, когда взглянула на него.

— Можем, — спокойно ответила. Пододвинула кресло ближе к столу, планшет с листами — к себе и приготовились записывать.

— Для начала небольшой экскурс в историю правления нашей семьи. Тентуры правят вот уже около десятка тысяч лет. До их прихода к власти королевством правили Тронусы. Последний из них оказался слишком жестоким и жадным правителем. Мои предки возглавили восстание. Наш род был всегда уважаем, поэтому они получили поддержку среди других аристократов, а простые жители приняли его за главенство и подчинились. Переворот был быстрым. Люди, в том числе и стражники устали от диктата и тирании Тронуса, не сопротивлялись. Лишь небольшая группа преданных королю вступили в бой и, конечно же, были повержены. Тогда с согласия восставших и путём голосования среди аристократов, Вориган Тентур занял престол. Все могло измениться с приходом Богов. Они наделяли людей магией. И от них зависело, останется ли королевская семья у престола. Боги посчитали правление Тентуров справедливым и приносящим пользу королевству. Нашу семью наделили сильнейшим даром воды и льда. И благословили на правление. С тех пор мало, что изменилось. Наша семья и по сей день находится у престола и имеет сильнейший магический дар, что позволяет нам оставаться у власти даже в такое сложное время.

Я старательно записывала. Опыт конспектирования был хороший, поэтому проблем не возникло. Но Ариан вдруг прервался, перегнулся через стол и заглянул в листы. Нахмурился. Ну да, почерк у меня с их ручкой оказался ужасным.

— Что это? — требовательно спросил он.

— Конспект.

— Что это за язык? — уточнил мужчина, вглядываясь в чуть съезжающие вверх строчки.

Посмотрела на лист и поняла причину заминки Ариана. Говорила-то я на их языке, читать могла тоже, а вот писать начала по привычке на родном — русском. И сейчас принц не мог понять, что за абракадабру я накарябала. Почему-то от осознания того, что писала на своём языке стало тепло в груди и немного тоскливо.

— Это мой родной. Русский. По привычке начала писать на нем.

— Тебе нужно учиться писать на нашем языке, — откинувшись назад, сказал принц.

— Нужно, но тренироваться буду ни здесь и ни сейчас. Сейчас мне нужно записать все самое важное, а издеваться над собой и пытаться писать на вашем языке я не буду. И не смотри на меня так.

— Ты должна научиться писать! — настаивал Ариан.

— Должна, но не обязана. Ты обещал рассказать о политике, я пришла за этими знаниями. Спор о навыках письма мы можем перенести на другое время.

Ариан молчал и прожигал меня взглядом, а потом продолжил рассказ о королевской семье. В общем-то все ожидаемо. Король — глава королевства. Трон передавался по наследству старшему наследнику — мужчине после смерти правящего короля или при его добровольном отказе от трона в пользу старшего принца. В случае, если король уходил из жизни раньше совершеннолетия старшего наследника, то к власти приходит королева мать, которая и правит от лица наследника до его совершеннолетия. В случае отсутствия наследников, власть переходит к побочной ветви наследников мужского пола: племянники. Но такого по словам Ариана еще никогда не случалось. Плодовитая, однако, королевская семья. Власть короля практически ничем не ограничена, у него был Совет, который состоял из представителей сильнейших родов, и который помогал королю в принятии каких-либо решений, но практически не имел никакой власти. Также король не занимался судом. Для этого в королевстве была создана специальная коллегия судей, в число которых входил и отец Флавиана.

Ариан долго говорил и расхаживал по кабинету, а я все внимательно слушала и записывала. Он мог бы стать неплохим преподавателем. Говорил он четко ясно и по делу, не отвлекаясь на какие-то мелочи. Голос у него был хоть и холодный, но довольно приятный. С легкой вибрацией и хрипотцой. Он не бубнил и не нудил. Слушать его было интересно, поэтому не заметила, как пролетело время. А занимались мы, как выяснилось очень долго. Зато я узнала практически все о системе правления в этом королевстве. Ну, по крайней мере то, что знать должна была, как простая обывательница. Немного рассказал о своем отце и о матери. Мать из знатного рода с даром воздуха. Они встретились на одном из балов, когда отец Ариана был еще принцем. Мать, по словам Ариана, женщина очень мягкая и добрая, но только для родных и близких. В обществе же ее знали, как непреклонную натуру, не поддающуюся давлению, которая одним взглядом могла пресечь любые разговоры.

— На этом сегодня достаточно, — произнес Ариан и встал сбоку от меня. Посмотрела на него, он смотрел на испещренные буквами листы. Руки устали, казалось даже на университетских лекциях писала меньше, чем сегодня. Пять листов размером с привычные А4 были исписаны с двух сторон. — Ты очень работоспособная и терпеливая. Я ожидал, что после первого часа занятий ты начнешь капризничать.

— Я привыкла писать много. В университете каждый день писали не меньше, — отвернулась от него, но потом вдруг решила задать вопрос, который давно меня мучил. — Скажи, Ариан, ты ведь умный мужчина, который гораздо больше меня понимает в политике. Неужели ты не понимаешь, что Вириан будет ужасным правителем?

— Каким бы он ни был, он наследник, — принц обошел стол и сел в кресло, сложив руки на груди, — а значит, когда придет время, взойдет на престол.

— Я это поняла, ты все достаточно подробно рассказал, да и в нашей истории было время, когда у власти были монархи. В общем-то ничего нового в этом плане я не узнала. Ты ведь понимаешь, о чем я. Судя по тому, что я увидела за эти дни, Вириан не сдержан, очень импульсивен, хамоват еще и алкоголем увлекается. При этом имеет такую завышенную самооценку, что ему кланяться начинать надо, вон, из-за ворот, — неопределенно взмахнула рукой. — Не самые хорошие качества для правителя.

— Что ты хочешь услышать от меня? — разговор, который я подняла его однозначно не устраивал, но я не собиралась сдаваться. Хотелось понять, почему Ариан так носится с братом.

— Правду. Хочу понять, почему ты потакаешь брату, защищаешь его, даже когда он очевидно неправ. Ты однажды обмолвился, что такое его поведение имеет причины, я хочу узнать их. Для меня очевидно, да и для всех, наверное, кто лично знаком с вами, что вы слишком отличаетесь друг от друга. Уверена, ты и большую часть работы за него выполняешь. Почему? Я могу поклясться, что этот разговор не выйдет за пределы этого кабинета. Мне жить здесь, по крайней мере пока, а у меня в голове не укладывается то, что я вижу.

— Зачем тебе это знать?

— У меня, считай, разрыв шаблона происходит, когда я вижу, как ты, с виду очень разумный человек, начинаешь защищать выходки брата. И судя по тому, что ничего в его поведении не меняется, попыток как-то повлиять на брата ты не предпринимаешь. Зачем тогда все это?

Ариан молчал, смотрел на меня, словно приценивался, можно ли сказать мне правду. Выдохнул, прикрыл глаза и заговорил.

— Ты не создаешь впечатление глупой сплетницы, поэтому то, что я тебе сейчас скажу, не должны узнать другие. Об этом знают все мои друзья, поэтому, думаю, с твоей настойчивостью, рано или поздно, ты все равно узнаешь правду. Вириан родился нормальным ребенком, без каких-либо проблем. Но в трехлетнем возрасте его сморила какая-то неведомая болезнь. Его возили к разным целителям, но никто не понимал, в чем дело. Он постепенно угасал. По дворцу ползли слухи, что наследник и вовсе не выживет. Отец рассказывал, что мама была тогда на грани сумасшествия. Никто не мог помочь. А потом, когда Вириан уже не вставал с постели и практически все время спал, отец, заговорившись с отцом Олтелиана, вошли в детскую Вириана. Мама со своей лучшей подругой как раз находились у постели брата. А Олтелиан был со своей любимой Акрой, рокаллом. Акра с порога бросилась на подругу матери. Потом после долгого разбирательства и истерики матери выяснилось, что Салория, подруга матери прошла инициацию вампиров и тянула энергию из Вириана. Никто и подумать не мог, что дело в этом. Салорию казнили, а Вириан еще долгое время находился между жизнью и смертью. Долгих два года он находился только в лежачем положении. Редко приходя в сознание. Потом постепенно пошел на поправку, но все еще оставался очень слаб. Он часто болел, даже я, будучи младше него на пять лет, помню, как часто мама дневала и ночевала у его постели. Пара нормальных дней, сменялась неделями болезней. Салория вытянула из него почти всю жизненную и магическую энергию. Поэтому его магический дар настолько слаб. Родители до сих пор винят себя в том, что допустили это. Из-за постоянного плохого самочувствия, все пытались хоть как-то побаловать Вириана, доставить хоть капельку радости. Я рос здоровым крепким мальчишкой, поэтому привык чувствовать себя за старшего в семье. Привык выручать Вириана и помогать ему. Мы все упустили момент, когда легкое баловство превратилось в полноценное развращение его, как личности. Он выздоровел, окреп, но привык, что получает все, что только захочет. Привык, что все его капризы выполняются. Сначала это не было так явно, но с каждым годом эта черта в нем становилась все ярче. Уже в академии он начал увлекаться алкоголем и никого не слушал. Даже отца. Его запирали во дворце без доступа к алкоголю, но это сменялось сильнейшим запоем, когда он оказывался на свободе. Мы во многом виноваты, ты была права, когда говорила это, но что-то изменить уже не в силах. Отец будет на престоле столько, сколько сможет, а дальше… Дальше на престол взойдет Вириан, но всю работу буду выполнять я. Меня к этому готовили, — Ариан замолчал.

— Признаться, я шокирована, — сглотнув вязкую слюну, ответила я. — И мне, на самом деле, даже жаль Вириана. У него было тяжелое детство. Но он застрял в этом детстве и не желает взрослеть.

— Я не хочу обсуждать это. Он такой, какой есть, причины ты знаешь, остальное уже не важно. Скоро обед, а после, у тебя занятия с леди Кристой по этикету.

Ариан демонстративно уткнулся в какие-то бумаги, давая понять, что занятие и разговор окончены. То, что он рассказал, было заметно неприятно для него. А я находилась в глубочайшем шоке. Молча собрала исписанные листы, поднялась из кресла и подошла к двери.

— Спасибо за занятие, — он поднял взгляд, кивнул в ответ. — И за правду спасибо. Обещаю, что буду держать язык за зубами, — открыла дверь и вышла.

Кошки бесшумными тенями следовали за мной. Все мои мысли были заняты рассказом Ариана. Я, конечно, догадывалась, что младший принц неспроста носится с братом, как кошка с салом, но и предположить не могла, что все настолько сложно. Невольно прониклась уважением к Ариану. Сколько же сил и терпения нужно иметь, чтобы терпеть все выходки брата. А еще произвела впечатление способность признавать свои ошибки. Не каждый может признать, что виноват сам, а Ариан это сделал. Мне было жаль Вириана. Но жаль было ребёнка. Тот Вириан, с которым познакомилась я, не вызывал особой жалости. Он уже не болеющий ребёнок, он взрослый здоровый мужчина. Только ему гораздо удобнее оставаться в детстве. Не брать на себя ответственность за свои поступки и решения. Мне казалось, что Вириан прекрасно понимает, что ведёт себя неправильно, а ещё он безумно неуверенный в себе. Иначе, откуда такая яркая агрессия на замечания? Уверенный в себе человек не будет так реагировать. Взять хотя бы того же Ариана: сколько бы я его не провоцировала, как бы мы не спорили, он никогда не проявлял агрессию. Раздражался, был недоволен, но не бросался на меня. А Вириана скорее всего бесило, что все его до сих пор считают ребёнком, но и что-то менять, судя по всему, не хочет. Да и не заметить общее пренебрежение к нему его будущими подданными невозможно. И это наверняка злило его ещё сильнее. Что ж, это не моё дело. Пусть сами разбираются, а я постараюсь общаться с ним как можно меньше.

За этими мыслями отнесла бумаги в свои комнаты, где ждала меня Сира. А потом решили выгулять кошек и покормить их перед обедом.

Мы пили чай, сидя за столом, когда отворились ворота и вошёл Флавиан. Сира подскочила, как ошпаренная.

— Садись, — покачала головой и улыбнулась подруге.

Да, именно подруге. После сеанса менталистики от Флавиана, сомнений не осталось. Я обрела настоящую подругу. Сира же вытаращила на меня глаза, кивнула в сторону Флавиана и отрицательно помотала головой.

— Садись, говорю, — повторила я. — Он знает, что мы дружим.

— Он герцог. Я не могу сидеть с ним за одним столом, — прошептала Сира, потому что Флавиан уже поднимался к нам. Ласка и Рыська втянули воздух, передернули ушами и уложили головы на лапы, неотрывно глядя на менталиста.

— Добрый день, — улыбнулась блондину. Сира присела в реверансе.

— Добрый, — кивнул он, — не помешаю?

— Если не против, что с нами будет сидеть моя подруга, то пожалуйста, — отпивая из кружки, махнула в сторону одного из плетеных кресел. Флавиан помедлил несколько секунд. На его лице отразились смешанные чувства. Наверное, для него было странно сидеть за одним столом со служанкой, но раз уж наши отношения с Сирой для него не секрет, то и заставлять её стоять, я не собиралась.

— Присаживайся, Сира, — Флавиан выдвинул стул и приглашающе махнул девушке. Теперь она стояла, не шевелясь.

— Да, садитесь вы уже, а то до вечера стоять будете, — спрятала улыбку в чашке с чаем. Они, наконец, расселись.

— Флавиан, что с той девушкой, которая яд подсыпала? — сразу перешла к самому важному для меня.

— Пока ничего хорошего, — поморщился мужчина. — Менталист поработал хорошо. Он затер воспоминания, поэтому приходится их восстанавливать по крупицам, чтобы не навредить девушке. Но затирал он плохо. Только те моменты, в которых она видела или слышала его голос, остальное, оставил. Видимо, работал быстро. Судя по всему, встретились они три дня назад. На рынке. И потом ещё несколько раз. Вчерашние воспоминания затерты особенно хорошо. Но внушение, которое он сделал ей, чтобы тебя отравить, сделано сильным. Когда она пришла в себя, я приказал ей сделать для тебя роффи. Девушка сразу выудила из передника небольшую ампулу. Уже пустую. Видимо, внушение работало весь вчерашний день.

— Понятно, что ничего непонятно, — протянула я, и в этот момент меня словно током прошибло. От нахлынувшего понимания подалась вперёд к мужчине. — Флавиан, ты сказал три дня назад она впервые встретилась с этим менталистом?

— Да, Варя, и это самое странное. Твои подозрения по поводу Велории пусты. Тот, кто нанял менталиста либо в доме, либо кто-то, кто узнал о твоем появлении и по неизвестным причинам, решил тебя устранить.

— Час от часу не легче, — вздохнула я. — И кто это мог быть?

— Узнаем. Я работаю с девушкой, как только увижу менталиста, объявим его в розыск.

— И кому же я могла так сильно помешать?

— Кому угодно, кто знает хотя бы о том, что ты станешь женой одного из нас. А слуги,

— он метнул взгляд на Сиру, которая не поднимала голову, уткнувшись в свою чашку, — могли растрезвонить об этом.

— Не смотри на неё так. Это не она. Ты сам это знаешь, — начала подниматься из-за стола. — Пойдём Сира, скоро обед. До встречи, — кивнула Флавиану.

— У нас занятие сегодня. Будешь учиться управлять своим даром эмпатии, — Флавиан поднялся вместе с нами.

— Хорошо, — ответила ему и вошла в дом.

— Варя, — тихо окликнула Сира, — спасибо за твою опеку перед Его Светлостью, но прошу тебя, не нужно. Мне приятно, что ты настояла на том, чтобы я сидела с вами, но, — она нервно теребила передник платья, — мне неудобно. Это неправильно, и я чувствую себя не на своем месте. Будет лучше, если все останется, как раньше. Наедине мы будем подругами, а в остальном — буду исполнять свои обязанности, как подобает, — она робко улыбнулась.

— Если тебе так удобнее, — пожала плечами, — я хотела, как лучше.

— Я понимаю и мне приятно, что ты назвала меня подругой. О таком и не мечтала, но сидеть за одним столом с лордами мне не хочется.

— Я поняла.

Через полчаса вошла в обеденный зал. За столом сидел Ариан, Флавиан и Вириан. Последний выглядел ужасно. Припухшее и помятое лицо, бледная, почти зеленая, кожа, темные круги под глазами. Похмелье, оно и в другом мире — похмелье.

— Добрый день, — кивнула кронпринцу. Как бы неприятен он мне не был, а воспитание не позволяло не поздороваться.

— Добрый, — поморщившись, ответил Вириан.

Флавиан помог мне сесть. Над столом витала напряженная тишина, пока Ариан не поинтересовался у Флавиана о результатах работы со служанкой.

— Тебя пытались отравить? — брови Вириана поползли на лоб.

— Да, пока ты, — запнулась, — отдыхал.

— Я не позволял тебе обращаться ко мне столь фривольно, — вздернул он подбородок.

— Я в общем-то тоже, но тебя это нисколько не беспокоит, — хмыкнула я. Ариан напрягся, Флавиан молча переводил взгляд с меня на старшего принца.

— Я имею право обращаться к тебе так, как мне угодно, — начал свою старую песню кронпринц.

— Слушай, Вириан, — со стуком положила приборы на тарелку и посмотрела ему в глаза, — иметь ты можешь, что угодно, я тебе в последний раз повторяю, что буду зеркально отражать твое отношение ко мне в общении с тобой. И еще, видимо Ариан не успел поговорить с тобой, поэтому я сама скажу тебе о своем решении. Ты мне неприятен от слова совсем. Ты мне не нравишься ни как мужчина, ни как принц, ни тем более как потенциальный муж, поэтому я с уверенностью заявляю, что на роль суженого ты не подходишь и отныне прошу тебя ограничить наше общение. Наши с тобой разговоры меня раздражают не меньше, чем тебя. Так что, давай сделаем друг другу услугу, будем делать вид, что не знаем друг друга.

Лицо принца вытягивалось по мере моего монолога. Под конец бледное лицо с зеленоватом оттенком стало красным. Ноздри раздуваются, руки в кулаки сжаты, желваки от злости ходят. Да, блин, просила же Ариана самому поговорить с братом, а сейчас опять начнутся возмущения, что я посмела так с самим Его Высочеством поговорить. Сложила руки под грудью и закатила глаза, ожидая ответной реакции. Но помощь пришла, откуда не ждали.

— Успокойся, Вириан, — спокойно сказал Ариан, — ты ведешь себя, как ребенок. Варвара имеет право на такое решение. И ты постоянно провоцируешь ее на грубость своим поведением.

— Я не ребенок, — прошипел старший принц — Эта девка не считается ни с кем. Она плевать хотела на все правила и традиции нашего мира. Давно нужно было спустить ее в подземелья, чтобы научилась кротости и послушанию.

— Хватит, — прогремел голос Ариана, — мне надоели ваши перебранки. Предложение Варвары на счет прекращения вашего общения считаю самым приемлемым, поэтому отныне ты, Вириан, держишься от девушки подальше.

— Ты мне не отец, чтобы приказывать, — прошипел старший принц.

С огромными глазами наблюдала за разворачивающейся ссорой между братьями. Уж чего, а раздора между ними из-за меня я не желала и не ожидала.

— Мы поговорим об этом позже, — спокойно сказал Ариан, — и если ты не в состоянии держать себя в руках, то на время, пока в этом доме живет Варвара, ты здесь не будешь появляться.

— Ты не посмеешь, — ошарашенно выдохнул кронпринц. — Из-за нее? Закроешь мне вход в наш дом? — теперь он выглядел, как обиженный ребенок, которого собирались лишить любимой игрушки.

— Это не твой дом, Вириан. Ты здесь такой же гость, как и Варвара, — устало выдохнул Ариан, — и если два гостя не могут ужиться под одной крышей, значит одному из них нужно покинуть этот дом. В данном случае — это ты.

— Но как? — выдохнул Вириан.

— Вот так. Я все сказал. Думаю остальные хозяева дома поддержат мое решение, — Ариан посмотрел на Флавиана, тот кивнул. Вириан беспомощно смотрел то на одного мужчину, то на другого. Насколько я знала, ждать поддержки кронпринцу было неоткуда.

— Ну, ладно, — кронпринц пронзил меня ненавидящим взглядом, — вы еще пожалеете о своем решении. Еще все пожалеете, что пригрели эту Варвару, — мое имя было, как плевок. С таким презрением он произнес его. Ощущение создалось, что меня облили ведром грязи. Зачатки жалости, появившиеся после разговора с Арианом умерли в зародыше после этого концерта.

Старший принц подскочил со своего места, как ошпаренный, вылетел из зала, напоследок хлопнув дверью. Ариан потер лицо руками и выдохнул.

— Извини, не хотела, чтобы все получилось именно так, — я искренне чувствовала себя виноватой в том, что братья поругались.

— Ты не виновата, только прошу тебя ничего не говори, — он тоже поднялся и, извинившись, покинул зал следом за братом.


Глава 14 | Угадай суженого | Глава 16