home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Сира шла впереди, рассказывая о том, где, чьи покои. Ближайшими от моих оказались покои Кориана, самого загадочного из мужчин, дальше одни за другими были покои остальных мужчин. Оказалось, что они нередко ночуют в этом доме. Это была своеобразная обитель мужчин для отдыха от придворных. Слуг, по словам Сиры, здесь было немного, всего десять девушек и один мужчина, который следил за придомовой территорией. В комнаты мы, конечно, не заходили, хотя мне было интересно, как в этом мире привыкли жить мужчины. Ведь обстановка в жилище человека могла многое рассказать о характере хозяина. Но, увы, такой возможности сейчас не было. На втором этаже не было ничего кроме комнат хозяев и гостевых, поэтому вскоре мы спустились на первый этаж. Кошки все это время бесшумными тенями сопровождали нас. Они шли по обе стороны от меня, реагируя на каждый шорох. Их уши были постоянно в движении. Они вертели головами, осматривая пространство. Редкие встречные девушки-служанки, склонялись передо мной, с интересом поглядывали на новеньких питомцев, не поднимая головы, но обходили нашу компанию стороной. Они явно получили инструкцию по поведению с кошками от Олтелиана. Сира повела меня в какие-то незнакомые комнаты. Первой из них оказалась огромной. Каменный расписной пол песочного цвета был настолько чистым, что можно было рассмотреть свое размытое отражение. Стены, обтянутые тканью цвета темного шоколада с золотым рисунком делали бы помещение темным, если бы не огромные окна с прозрачным тюлем, который напоминал золотую пыльцу, висящую в воздухе. Свет, проникавший сквозь этот тюль, наполнял комнату теплым свечением и отблесками золота. Комната была практически пуста, лишь огромные вазы со свежими букетами цветов, напоминающих каллы, были расставлены по всему периметру, наполняя воздух чуть сладковатым запахом. У другого конца зала был сооружен двухступенчатый широкий подиум, на котором стояли стулья, обтянутые той же тканью, что и стены, Резная окантовка спинок, как и ножки стула, была окрашена в золотую краску.

— Что это за комната? — мои слова отразились гулким эхом от стен.

— Бальный зал, — ответила девушка, — здесь и закатывались все вечеринки во времена студенчества хозяев. Последние года, правда, этот зал не видел праздников и веселья. Хозяева много лет, как закончили академию, а вместе с этим закончилось и веселье. Я недавно работаю в этом доме, поэтому не видела этих праздников. Но то, что они прекратились — очевидно. Хозяева выросли, занялись работой, думаю теперь им достаточно балов, которые дают во дворце.

— Здорово, я все детство мечтала побывать на балу. У нас есть сказка, "Золушка" называется, так вот, я в детстве мечтала, что, как и героиня сказки, окажусь на балу в самом красивом платье, встречу своего принца и буду жить долго и счастливо, — улыбнулась своим детским мечтам.

— Мечты сбываются, — изрекла Сира, — уверена, что вы непременно попадете на бал. И если не принца, но высокородного лорда, с которым будете счастливы, обязательно встретите.

Улыбнулась девушке и решила не продолжать эту тему. Сейчас мне только бала и не хватало для полного "счастья". Ее обращение на "вы" сильно резало слух, но я понимала необходимость и старалась не морщиться при каждом выканье.

Мы вышли из бального зала и зашли в следующую комнату. Она оказалась библиотекой. Большая комната уставленная книжными шкафами и диванчиками между ними. В комнате пахло книгами. Такое огромное хранилище знаний. Именно знаний, потому что очень сомневалась, что мужчины будут читать какие-нибудь любовные романы, тем более такие мужчины, как те, что жили в этом доме. Я прогуливалась между шкафами, читая название книг на корешках: "Основы менталистики", "История Вир Лориана", "Основные реформы правления Виридана Тентура", "Нечисть и нежить лесов Крокуса" и множество других книг о магии, политике, расах, животных. Здесь было целое собрание, кладезь знаний, необходимых мне. Завернув за очередной шкаф, увидела менталиста, сидевшего на диванчике и читавшего книгу. Почему-то была уверена, что на этой неделе в доме будут жить только Ликан с женой, я и слуги, поэтому встреча оказалась очень неожиданной. Рыська обошла меня и встала между мной и мужчиной, настороженно принюхиваясь. Короткие волосы мужчины были взлохмачены, словно он нередко зарывался в них пальцами, красиво очерченные темные брови взлетели вверх при виде меня, пухлые губы дрогнули в подобии приветственной улыбки, но яркие большие глаза оставались холодными. Белая, идеально отглаженная рубашка облегала широкие плечи, сильные руки, натренированный торс мужчины, темные брюки подчеркивали длинные и стройные ноги. Я впервые рассмотрела мужчину. Прежде мне было не до разглядываний. Сейчас же подумала, что не будь его глаза бесчувственными, и встреть я его в своем мире, вполне могла бы влюбиться в такого красавчика.

— Доброе утро, леди Варвара, — мужчина поднялся с дивана. Рыська предостерегающе зарычала. К ней присоединилась и Ласка.

— Тише, девочки, все в порядке, — шикнула на кошек. — Доброе, лорд Флавиан, — кивнула я. — Прошу прощения за беспокойство, не знала, что мы можем кому-то помешать.

— Вы не помешали, — улыбнулся мужчина, — могу сказать, что не ожидал увидеть кого-либо в библиотеке в столь ранний час.

— Знакомлюсь с домом, — лаконично ответила я. Мне все еще трудно было общаться с мужчинами, которые обладали такими замораживающими голосами и глазами. Хотелось побыстрее уйти.

— В таком случае, не смею вас задерживать, — кивнул блондин.

— Хорошего дня, — попрощалась я и развернулась, чтобы уйти.

Нужно настраивать себя на то, что общение неизбежно, более того, мне предстояло влюбиться в одного из них. Нужно научиться отрешаться ото льда в мужчинах и воспринимать его, как "неизбежное зло". Пока шла к выходу мысленно ругала себя за то, что трусливо сбежала.

Мы вышли из библиотеки, и Сира повела меня в следующее помещение. Им оказался тренировочный зал. Тут и пояснять ничего не нужно. Мишени, перекладины, какой-то деревянный столб в глубоких зарубках. Решила, что когда придёт модистка, попрошу её сшить мне привычный спортивный костюм. Буду приходить в зал и заниматься спортом, чтобы не поправиться и не облениться совсем. С детства я постоянно занималась спортом. С пяти до тринадцати лет занималась бальными танцами, а потом решила бросить. Дома, конечно, ругалась мама, но папа твёрдо заявил, что, если ребёнок не хочет заниматься, то и заставлять нет смысла. Мама ещё долго ворчала, но все-таки смирилась. Танцы подарили мне хорошую пластику, подтянутую фигуру, чувство ритма и грацию. После танцев был волейбол и курсы самообороны, на которые меня записал папа, когда мне было шестнадцать лет. Он просто заботился обо мне и желал, чтобы я могла постоять за себя.

Кивнула своим мыслям и вышла из зала. Мне срочно нужен спортивный костюм.

Потом была пара гостиных, столовая, в которой я уже была и напоследок мы зашли на кухню. Здесь кипела работа, которая замерла с моим появлением. Пять девушек в одинаковых белых халатах и чепчиках повернули голову в мою сторону. Все склонились в поклонах, вызвав у меня зубовный скрежет. Они бы так и стояли, согнувшись в три погибели, если бы Сира не помаячила мне.

— Работайте, девушки, не отвлекайтесь, — кивнула всем и огляделась.

Большое светлое помещение, уставленное столами и шкафами. Здесь было душно и пахло, как и на любой кухне, едой. Рот наполнился слюной. Я не была голодной, но сопротивляться аппетитным запахам было невозможно.

Все вокруг сверкало чистотой, несмотря на бурную деятельность. Кто-то разделывал мясо, кто-то нарезал овощи, одна из девушек что-то обжаривала на плите. Что странно, плита была очень похожа на нашу современную, с сенсорной панелью. Тёмная гладь, на которой стояли до блеска вычищенные кастрюли, с красными светящимися кругами под кухонной утварью, и мелкими светящимися разными цветами "кнопками". Вообще кухня была очень похожа на современную. Микроволновки и блендера только не заметила. Сира назвала всех девушек по именам, представив мне. Я их не запомнила, потому что уж слишком они были похожи друг на друга в одинаковой форме. Закончив со знакомством, вышли из кухни и отправились обратно в мои покои. Но не дошли. Как только вышли в холл, кошки как с катушек слетели. Они преградили мне проход к лестнице и не пускали наверх.

— Девочки, это что ещё за новости? А ну, брысь! — возмутилась я. Кошки остались сидеть на своих местах, лбами толкая меня назад.

— Может они опасность чуют? — предположила Сира.

— Может быть, — задумчиво произнесла я и огляделась. Вокруг было тихо, как говорится, ничто не предвещало. Кошки фыркнули и снова толкнули меня лбами к выходу.

— Да, что, блин, вы хотите-то?

Рыська поднялась, подошла ко мне, ухватила зубами подол платья и потянула за собой.

— Так, ну пойдём, покажешь, куда вам приспичило.

Рыська отпустила пожеванное платье и посеменила к двери, ведущей на улицу. Ласка выбежала вперёд, поднялась на задние лапы, передними зацепила дверную ручку, повернула её и толкнула дверь. Дверь отворилась, кошка повернулась ко мне и мотнула головой в сторону выхода.

— Что? Я не пойду на улицу одна. Я не знаю города, — заупрямилась я, но сзади меня подтолкнула Рыська. Ощутимо так подтолкнула.

— Я, кажется, знаю, в чем дело, — еле сдерживая улыбку, сказала Сира.

— В чем?

— Им выгуляться надо. По нужде.

— А, значит, все-таки приспичило. Блин, а я раньше и не подумала о том, как с этим дела будут обстоять, и Олтелиан ничего не объяснил, будто я сама все знать должна, — проворчала и пошла к выходу.

Впервые в этом мире вышла на улицу. Прошлая попытка "прогуляться" закончилась столкновением с Арианом. Солнечный свет ударил в глаза и заставил зажмуриться. Лучики приятно ласкали лицо. Воздух был тёплым и влажным. А главное чистым. Без примесей запаха выхлопных газов. Покинув дом, оказалась на террасе. Каменный темный пол, как и во всем доме блестел чистотой. Терраса была огорожена невысоким рядом столбов из белого камня, увитых зеленью. Здесь стоял небольшой круглый стол из темного дерева и несколько плетеных светлых кресел. Облокотилась на заборчик, чтобы рассмотреть двор. Изумрудное покрывало травы расстилалось по всей огороженной забором территории. Светлые извилистые дорожки, выложенные чем-то напоминавшим брусчатку, вели к воротам и на задний двор. Кованый забор тоже увивали растения, но настолько плотно, что делали его непроницаемым для любопытного глаза. Тёплый ветерок шевелил невысокую траву. Кошки спустились с террасы и обернулись на нас с Сирой.

— Э-э, Сира, а дальше-то куда? Не будут же они свои дела посреди двора делать!

— Я покажу им, — кивнула девушка, присела в реверансе и спустилась следом. Оставив меня в одиночестве. Кошки тихо перерыкивались. Потом одна встала рядом с Сирой, а другая осталась сидеть у ступенек. Видимо, договорились между собой, кто будет меня охранять. Потрясающе умные создания.

Сира с Лаской скрылись за углом. Я подняла голову к солнцу и зажмурилась, наслаждаясь теплом. Солнце, а мне было привычней называть их светило именно так, хотя Лира и говорила, что их светило — Нериада, сильно припекало, но я была счастлива, что, наконец, выбралась на улицу. Раздался рык, от которого я вздрогнула и открыла глаза. Единственное, что увидела, это пролетающую над бортиком рядом со мной Рыську. Вот так легко с земли она прыгнула на несколько метров вверх и приземлилась позади меня. С открытым от удивления ртом развернулась. На пороге дома с дымящейся чашкой в руках стоял Флавиан. А перед ним стояла кошка, низко склонив голову и обнажив клыки.

— Олтелиан хорошо позаботился о вашей безопасности, — без тени страха улыбался мужчина, глядя на ощерившееся животное.

— Рыська, прекрати, — шикнула на кошку Она повернула голову ко мне, фыркнула, перестала рычать, но с места не сдвинулась. — Простите, — извинилась за кошку перед мужчиной. Видимо, будет сложно общаться с мужчинами при таких охранницах.

— Не извиняйтесь, леди, она прекрасно выполняет свою работу. Со временем они поймут, что я не представляю для вас опасности и перестанут так реагировать, — он обошел кошку и поставил чашку на стол. — Как вы устроились?

— Спасибо, все хорошо, — погладила кошку между ушами. — Только неизвестность давит. Хотелось бы уже начать учиться. Я не привыкла целыми днями бездельно слоняться по дому. А что вы пьете? — до меня донесся запах кофе. О, как же я хотела кофе. Но Сира говорила, что ничего подобного в их мире не пьют.

— Это роффи. Крепкий бодрящий напиток.

В этот момент рядом появилась Ласка, а Рыська убежала вниз, что-то рыкнув напоследок.

— Роффи, значит, — Ласка боднула меня в бедро и получила свою порцию поглаживаний.

— Присядем? — пригласил меня Флавиан. — Признаться, мне весьма любопытно с вами познакомиться. То, что вы рассказывали, кажется невероятным.

Ласка села рядом со мной. Её голова как раз была на уровне стола.

— Поверьте, мне все происходящее до сих пор кажется сном. И я мечтаю проснуться.

— Вам здесь не нравится?

— Дело не в этом. Я ещё не поняла, нравится мне здесь или нет. Я ничего не знаю о вашем мире. Дело в том, что в том мире мои друзья, родители, родственники, привычный уклад жизни, где все понятно и поддается объяснению. А здесь все иначе.

— Варвара, относитесь к этому, как к приключению, — философски ответил мужчина. — Приключению, которое принесёт вам много нового опыта.

— И возможную опасность для жизни, — потрепала по холке кошку.

— Мы все надеемся, что вам ничего не будет угрожать. Вы наша гостья, поэтому мы с друзьями будем вам всячески помогать освоиться в нашем мире.

— Спасибо, — кивнула я. Вернулась Сира с Рыськой.

— Сира, принеси мне, пожалуйста, чашечку роффи, — обратилась к девушке. Она стояла, как и положено, с опущенной головой, но я ясно увидела на её лице удивление.

— Варвара, разрешите мне называть вас по имени? — спросил Флавиан.

— Можете обращаться ко мне на "ты", — кивнула я.

— В таком случае, это обращение будет обоюдным, — кивнул мужчина. — Варвара, этот напиток слишком крепок. Женщины его не пьют.

Вот почему Сира не предложила его мне, когда я пыталась объяснить ей чего хочу, по этой же причине она удивилась моей просьбе сейчас.

— У меня есть подозрения, что ваш роффи очень похож на наш кофе. Я хочу попробовать, возможно, стану первой женщиной в вашем мире, полюбившей роффи. Сира, принеси его, только добавь немного сахара.

— Он слишком горек для женщин, — с улыбкой произнёс мужчина.

— Я все же попробую. Флавиан, расскажи о себе, о своих способностях поподробнее, честно сказать, это все так удивительно для меня, особенно то, как ты меня языку научил. Кстати, спасибо, если забыть обо всех страхах и неприятных ощущениях, я очень благодарна тебе за возможность вас понимать.

— Не за что, признаться, мне впервые было так сложно работать, — отхлебнув роффи, ответил блондин, — кто-то очень постарался защитить тебя и твои мысли, подозреваю, что это проделки Богов.

— Флавиан, расскажи, каково это, иметь такие способности? Это, наверное, интересно, но в то же время очень тяжело, знать, что в голове у других людей.

— Интересно ли, — задумчиво произнес он, — не могу сказать, наверное, пока учился ими пользоваться, было интересно, сейчас уже нет. Менталистика очень сложная наука, впрочем, как и эмпатия, тебе еще предстоит познать все тонкости этого дара. Менталистика и эмпатия очень похожи, но и различия имеются значительные.

В этот момент вернулась Сира с чашкой роффи для меня. Черная жидкость пахла просто потрясающе. Кофе, этот запах для такого кофемана, как я, был словно наркотик. Я обожала кофе, и сейчас зажмурилась, вдыхая столь любимый запах. Флавиан замолчал, наблюдая за мной. Наверное, мне должно было стать неловко от столь пристального внимания, но желание сделать глоток любимого напитка, пересиливало все. Подняла белую чашку и сделала маленький глоточек. Горячая жидкость обожгла язык, но тот невероятный терпкий вкус заставил закатить глаза от удовольствия. Горьковатая жидкость с каплей сладости от сахара приятно растекалась по рту. Вкус был насыщеннее, чем у нашего кофе, яркое послевкусие обжаренных зерен осталось после глотка, и я снова припала к чашке. Под изумленными взглядами маленькими глоточками допила напиток до последней капли. Вот оно, кофейное голодание.

— Сира, принеси мне еще, только добавь чуть меньше самого роффи, пожалуйста, поставила чашку на стол.

— Ты все больше меня удивляешь, — произнес мужчина, — ты очень отличаешься от наших женщин, тем интереснее для меня будет узнать тебя настоящую. Это своеобразное увлечение. Мне, как менталисту всегда было интересно общаться с разными людьми из разных слоев общества. Узнавать причины их поведения в разных ситуациях, их мотивы. Я менталист, тяга к пониманию истины в поведении людей у меня врожденная.

— Я из другого мира, у нас, наверняка, много различий, оттуда и мое поведение, которое кажется тебе удивительным. Наверное, следует собрать вас всех однажды и рассказать о своем мире, ответить на все вопросы разом, а то боюсь, иначе придется повторять одно по одному несколько раз.

— Даже в этом, ты очень быстро, а главное разумно принимаешь решения, моментально находишь наиболее удобное решение, при этом полагаешься скорее на разум, чем на эмоции, в отличие от наших женщин. Нет, я не хочу сказать, что наши женщины глупы, но они привыкли сначала полагаться на эмоции, а потом уже пускаться в длительные рассуждения о правильности спонтанного решения.

— Эта черта присуща всем женщинам, в том числе и мне. В нашем мире у жизни очень высокий ритм, время летит очень быстро, поэтому нас с детства учат жизни в таком высоком ритме, учат принимать решения и нести за них ответственность. Учат анализировать ситуацию умом, а не эмоциями, мы быстро учимся, поглощая огромное количество информации, делая выводы. У нас вообще весь мир основан на информации, поэтому приходится постоянно отсеивать ненужное в поисках подходящего, это помогает быстро анализировать все. При этом приходится экономить каждую секунду, поэтому я привыкла к такому ритму, и сейчас, проведя несколько дней в безделии и без новой информации, я чувствую себя некомфортно. И опять же, тратить время на повторение одного и того же не хочется, я расскажу о своем мире и отвечу на все вопросы, по мере знаний, но сразу всем. А сейчас хочу послушать тебя.

— Хорошо, — хмыкнул Флавиан, — я договорюсь с ребятами, думаю, завтра на ужин мы соберемся все и послушаем тебя. Уверен, вопросов возникнет много. Что касается меня, — он замолчал на несколько секунд. — Флавиан Хостус, герцог, потомственный менталист. В нашей семье вот уже несколько поколений рождаются самые сильные менталисты в королевстве. С самого детства мы знаем, что в будущем нас ждет королевская служба.

— А если не хочется на службу, а цветочками заниматься хочется, например?

— Варвара, королевская служба — это то, о чем мечтают многие, как можно променять ее на цветочки? — столько недоумения прозвучало в его словах.

— Очень просто. Если душа не лежит к службе, то можно и променять. Вот, хочу я, например картины рисовать, и талант есть, и умения, а возможности, получается, нет, потому что кто-то решил, что я на королевскую службу должна идти. И, как мне не расписывай прелести такой службы, я все равно рисовать буду любить больше и при первой же возможности брошу службу, возьму холст и кисти и пойду заниматься тем, что мне по душе.

— В нашем мире невозможно бросить службу по собственному желанию. Только по решению Его Величества или в случае совершения преступления. Неужели, в твоем мире каждый занимается тем, чем хочет?

— В идеале, да, но все зависит от обстоятельств. Ну, да ладно, обо мне позже.

— После академии, я попал под руководство своего отца в гильдию менталистов, а оттуда меня распределили в судебную коллегию. Я занимаюсь экономическими преступлениями, нередко они перекликаются с преступлениями связанными с убийствами. Читай больше книг на Книгочей. нет У меня очень грязная работа. Приходится постоянно проникать в чужие мысли и выуживать из всего вороха памяти нужную информацию. А пока шерстишь разные закоулки памяти человека, приходится видеть очень много неприятных мыслей, воспоминаний и прочего. Омерзительное чувство после таких сеансов, словно в грязи изваляли.

— Все мы люди, много разного думаем, порой и ведем себя не очень порядочно, — пожала плечами.

— Нет. Варвара, я не об этом. Это все мелочи, я о тех, кто совершал дикие вещи, о которых становится известно после таких сеансов. Я не буду вдаваться в подробности, это ни к чему. Просто поверь, что в голове и прошлом приличного с виду человека может быть много неприятного скрыто.

— Верю, в этом плане мой мир мало отличается от вашего. Люди, они везде люди, есть хорошие, есть плохие, есть отвратительные в общении, но с огромным добрым сердцем и наоборот. Флавиан, а как в повседневной жизни ты живешь со своим даром? Это же ужасно, слышать мысли всех, кто окружает.

— Я их не слышу, — пожал мужчина плечами, — у каждого человека при рождении формируется ментальный блок, у кого-то сильнее, у кого-то слабее, но, тем не менее, он есть у всех. С возрастом и умениями, блок можно усилить. Я не слышу ничьи мысли до тех пор, пока не захочу их услышать. Или же человек сам снимет блок. В случае моей работы, нередко те, кто подвергается такому принудительному сеансу, снимают блоки сами, чтобы избежать рисков. Те же, кто блоки не снимают, получают очень неприятную процедуру. Я ломаю эти блоки. Насильно. При этом есть вероятность, что человек в итоге потеряет рассудок из-за такого вмешательства.

Он говорил об этом так просто, будто он своим даром не людей ломает, а игрушек.

— Как же так? А если человек не виновен? А ты ему всю психику нарушишь? Почему вы допускаете такие меры?

— Варвара, — я за разговором и забыла, насколько ледяным может быть его голос и взор, но этим окликом он напомнил мне об этом так, что я вздрогнула, — если человек не готов добровольно снять свои блоки, значит, ему есть, что скрывать! Поверь, я не один год работаю на своем месте, и это правило срабатывает всегда!

— Извини, об этом не подумала, — повинилась я, все еще пытаясь унять рухнувшее в пятки сердце.

— Прости, я, кажется, тебя напугал. Просто очень многие, кто не сталкивался с тем, с чем сталкиваюсь я, разделили бы твое мнение о неправильности принудительного снятия блоков. Они даже не подозревают, сколько жизней было спасено таким способом, но осуждают таких, как я.

— Прости еще раз, — примирительно улыбнулась мужчине, — это сказывается мое иномирянство.

— Ничего, — кивнул Флавиан, — тебе только предстоит познакомиться с законами нашего мира. С тем, как все устроено.

— Кстати, когда начнутся занятия и, что вы решили на счет учителей?

— Занятия начнутся со следующей декады. Завтра будут выходные у всех, они продлятся три дня.

— Декады? Десятидневка? Ого, в нашем мире семь дней — это одна неделя, в дне двадцать четыре часа, а в месяце чуть больше четырех недель, а в году двенадцать месяцев. Всего в году 365 дней.

— Да, у нас столько же дней и месяцев в году, только в месяце три декады, в последнем месяце их три с половиной, последние пять дней праздничные, посвященные приходу Богов в наш мир.

— Как все интересно.


Глава 9 | Угадай суженого | Глава 11