home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 61

Мэри неслась по туннелю к учебному центру, эхо топота обгоняло ее, звуковая тень была в такой же спешке, как и она. Добравшись до двери через шкаф в кабинете, она ввела код и проскочила через тесное пространство, мимо полок с ручками и блокнотами, запасными флеш-накопителями и пачками бумаги.

Оказавшись в офисе, она застыла на месте. Тор сидел за столом, уставившись на компьютерном экране, на заставку с разноцветными шариками, загораживающими домашнюю страницу DailyMail.co.uk.

Он дернулся, заметив ее, а потом потер лицо.

— Привет.

— Как они?

— Я не знаю. Они там уже, кажется, вечность.

— Где Осень?

— Она в охотничьей хижине Хэкс. Я сегодня отдыхаю, и она готовится к… ну… ты поняла. — Он посмотрел на часы. — Я не знаю, стоит ли звонить ей. Сначала я хотел дождаться новостей, чтобы не беспокоить ее напрасно. Ну, хороших новостей.

— Стоит рассказать ей о том, что происходит.

— Я знаю. — Он снова посмотрел на монитор. — Я… я плохо справляюсь с этим.

Мэри обошла стол и опустила руки на огромные плечи мужчины. Его тело было настолько напряженным, она словно коснулась узла. Сделанного из гранита.

— Тор, не думаю, что тебе стоит быть одному. И на ее месте я бы очень расстроилась, если бы ты не позволил поддержать тебя.

— Я просто… — Он посмотрел на телефон. — Знаешь, я словно вернулся в прошлое.

— Я знаю. И она поймет. Осень — одна из самых понимающих женщин, которых я встречала в своей жизни.

Брат посмотрел на нее, впиваясь синим взглядом.

— Мэри, я когда-нибудь оправлюсь?

В это мгновение она мысленно перенеслась к Битти, в ГТО Рейджа… думая, что да, все задают себе одинаковые вопросы. Все ли хорошо со мной? Любят ли меня? В безопасности ли я?

Оправлюсь ли я после этого?

Неважно, что понимается под «этим», смерть или утрату, хаос или ужас, депрессию или гнев.

— Тор, с тобой уже все в порядке. И серьезно, я думаю, что тебе нужно позвонить своей шеллан. Не нужно оберегать ее от своей боли. Она знает, с каким грузом ты живешь… и она приняла тебя с этой ношей. Нет ничего, что бы шокировало ее или заставило думать, что ты слаб. Но будь уверен, если ты отгородишься от нее, то она решит, что ты не доверяешь ей и считаешь, что она недостаточно сильная, чтобы справиться с твоей болью.

— Что, если малыши не выживут? Что, если…

В это мгновенье, крик… ужасный мужской крик… наполнил весь учебный центр, звук был столь громким, что затряслась стеклянная дверь, звук, полный горя.

Когда Тор вскочил с кресла, Мэри бросилась к двери, рывком открывая ее.

Неудивительно, что все Братство собралось в широком коридоре. И также не стало шоком, что абсолютно все мужчины и их супруги смотрели на закрытую дверь главной операционной. Все Избранные и Директрикс, Амалия, стояли среди них с такой же паникой на лице.

Никто не произнес ни слова. Крик Куина и так все объяснил.

Мэри подошла к Рейджу и обернула руку вокруг его талии, и, посмотрев на нее, он прижал ее к себе.

Больше ничего не произошло, и народ начал расхаживать по коридору. Сев на бетонный пол так, словно ноги сами подогнулись, Тор достал телефон дрожащими руками.

— О, Боже, — выдохнул Рейдж. — Это…

Невыносимо, — подумала Мэри.

Потерять ребенка, пусть недоношенного, неважно при каких обстоятельствах — это агония.


***


Впервые за свою взрослую жизнь Вишес застыл посреди операционной. Всего на секунду, и в следующее мгновенье он снова включился… но что-то в крошечном безжизненном теле в его ладонях заставило Вишеса застыть на месте.

Он никогда этого не забудет.

И никогда не забудет крик Куина.

Встряхнувшись, он перешел к действиям, к единственному, на что он был способен. Уверенными руками он вставил маленькую трубочку в горло новорожденного, надел маску на его лицо и подцепил дыхательный аппарат, предназначенный не для людей, а для вампиров. Когда он запустил поток, обогащенный кислородом физраствор наполнил легкие малыша… чтобы, затем устройство отсосало жидкость, отправило в фильтр для очистки, наполнило кислородом и направило опять в легкие.

Он прижал большой палец к до боли крошечной грудке, ритмично массируя сердце.

Плохой цвет кожи. Очень. Гребаного серого цвета надгробного камня.

Малышка была слаб, не шевелилась, костлявые и сморщенные ручки и ножки безжизненно болтались в районе плеч и бедер.

На открытых глазках не было видно радужек или зрачков, поскольку малышка родилась намного раньше срока.

— Давай же, очнись… ну же…

Ничего. Ничего.

Не думая он закричал через плечо.

— Пэйн! Приведи Пэйн! Немедленно!

Он не знал, кто выполнил его приказ. Ему было плевать. Важно было лишь то, что секунду спустя его сестра стояла рядом с ним.

— Пэйн, пробуди ее, — рявкнул он. — Приведи ее в сознание… я не приму на свою совесть ее смерть. Ты должна привести ее в чувства сейчас же, сию секунду, черт подери!

О, да, хреновая подача мысли, но ему было плевать… и, очевидно, его сестре тоже.

И она знала, что делать.

Вытянув руку над малышкой, Пэйн закрыла глаза.

— Кто-нибудь, подержите меня. Мне нужно…

Куин с Блэем стояли рядом, придерживая ее под локти. И, блин, Ви хотел сказать что-то им, предложить… что-нибудь, что-угодно… но словами здесь не поможешь.

— Пэйн, ты должна это сделать.

Когда болезненные слова пронеслись по воздуху, Вишес с шоком осознал, что именно он произнес их, что ему принадлежал сорванный голос, что это он, единственный мужчина в мире, кто никогда и никого в жизни не умолял, именно он произнес дрожащие…

Тепло.

Он почувствовал тепло.

А потом он увидел свет, свет, который в отличие от разрушительной силы в его ладони, нес живительное исцеление, он служил благословением, дарующим чудо.

— Куин? — позвала его сестра. — Куин, дай мне свою руку.

Вишесу пришлось убраться с дороги, продолжая удерживать кислородную маску на месте, ведь малышка была экстремально недоношенной, даже по сравнению с теми, кто рождался под присмотром Хэйверса.

Куин вытянул руку, и, блин, мужчина трясся так сильно, словно стоял на бетономешалке. Пэйн взяла его руку и поместила под свою сияющую ладонь так, чтобы энергия перетекала к новорожденной сквозь его плоть.

Брат втянул ртом воздух и дернулся, его зубы застучали, а лицо мгновенно побледнело.

— Мне нужно свободные руки, — рявкнул Вишес. — Нужно придержать отца, иначе он рухнет на пол!

В следующее мгновенье Мэнни стоял возле Куина, обхватив парня за талию.

Энергия начала покидать его тело, переходя в малышку, Куин тяжело задышал, его грудь напряженно вздымалась, рот приоткрылся, а легкие, очевидно, горели…

Цвет кожи младенца менялся на глазах, из матово-серого, ужасного предвестника смерти, к красно-розовому.

А потом крошечные ручки, невыносимо крошечные, но идеально сформированные ручки дернулись. А за ними и ножки дрогнули сначала раз, второй. И животик, впавшая яма, сейчас раздувался и сокращался в такт дыхательному аппарату.

Пэйн не останавливалась. Куин потерял равновесие, только сильные руки Блэя и дополнительная поддержка от Мэнни не дали ему рухнуть на пол.

Дольше, думал Вишес. Нужно продолжать. Нужно выжать все силы до конца, если потребуется…

Именно это сделала его потрясающая сестра. Пэйн продолжала перекачивать свою энергию через Куина, усиливая ее тем самым, направляя в малышку.

Она продолжала до потери сознания.

Куин тоже мгновенно отключился.

Но Вишес не мог бояться за них. Он не сводил взгляда с малышки, выискивая признаки, подсказывающие, что жизнь утекала сквозь пальцы… возвращение серости кожи как сигнала, что смерть снова вцепилась в девочку… и чудо станет краткосрочной жестокой передышкой…

Мать, не смей этого делать, подумал он. Не поступай так с этими хорошими людьми.

Не забирай эту жизнь у них.


Глава 60 | Зверь | Глава 62







Loading...