home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 44

Естественно, раздеть Наашу — секундный вопрос.

На самом деле, она сама вызвалась на это.

Как только его кузены вошли в ее секс-темницу, она начала стягивать с себя красное платье, отбрасывая «от-кутюр» в сторону, словно тряпка стоила не дороже бумажной салфетки. Она осталась лишь в шпильках и корсете.

Эрекция Эрика и Эвэйла была незамедлительной, два члена мгновенно встали по стойке «смирно», от чего женщина рассмеялась свойственным ей хриплым смехом.

Однако она не подошла ни к кому из них. Она приблизилась к Эссейлу.

Подавшись вперед, Нааша прижалась к его груди и обернула руки вокруг шеи.

— Сначала я хочу тебя.

Глупая женщина. Своими признаниями она добровольно отдает ему всю власть.

Но это и хорошо.

Отстранив ее, он потянул свой галстук от «Эрмес», ослабляя шелковый узел. Когда он снял длину, Нааша сделала небольшой круг и подошла к одной из кроватей, растянулась на ней и вытянула руки над головой. Ее тело сформировало эротичный изгиб в форме S, одна грудь выпрыгнула из чашки лифа, а обнаженное лоно блестело, когда она раздвинула ноги.

Эссейл не спеша подошел к ней и на четвереньках забрался над ее телом, усаживаясь на ее бедра, пленяя ее. Растянув галстук в руках, он уставился на женщину.

— Ты такая доверчивая, — пробормотал Эссейл. — Что, если я сделаю что-то плохое с этим? Никто не услышит твоих криков или борьбу, ведь так?

На мгновение в ее взгляде вспыхнул страх. Но потом Эссейл улыбнулся.

— Хорошо, что я джентльмен, не правда ли? — Он наклонился с шелком в руках. — Закрой глаза, моя дорогая. И не вздумай засыпать, нет, покой нам только снится.

Эссейл накрыл ее глаза галстуком, затягивая шелк в узел. Потом он посмотрел через плечо, кивая своим кузенам, приказывая им покрыть ее. Как всегда, они с удовольствием выполнили приказ, сбрасывая рубашки и брюки, раздеваясь прежде, чем прикоснуться к ней, ласкать и облизывать, войти в нее.

Когда Нааша застонала, он слез с нее и схватил первое попавшееся запястье — Эрика, как выяснилось — и прокусил кожу своими клыками. Когда он подтянул выступившую на коже кровь ко рту Нааши, женщина с шумным вздохом впилась в запястье, присасываясь к вене, извиваясь всем телом от экстаза.

Очевидно, она не кормилась от своего хеллрена… и Эссейл предположил, что для этих целей ей необходимо присутствие Тро. Но вампиры, особенно озабоченные, частенько брали вену во время секса, даже если они хорошо питались в другое время. Как с алкоголем и наркотиками, кровь усиливала ощущения в разы.

Нааша была так обескуражена запахом крови его кузена в воздухе и вкусом — на языке, что Эссейл смог пробраться к двери, а она этого даже не заметила. Запустив руку в пальто, он достал крошечную старомодную масляную склянку с коротким горлышком.

Пшик-пшик. Верхняя.

Пшик-пшик. Нижняя.

Смазка ничем не пахла, потому что он заполнил склянку новым средством «Pennzoil 10W-40[79]» для легковых автомобилей… и после его стараний массивная дверь открылась без шума. С лукавой улыбкой он выскользнул из игровой комнаты и закрыл за собой тяжелые панели. Пряча масло в карман кашемирового пиджака, он посмотрел по сторонам. Потом направился налево, следуя дорогой Тро, которой тот ушел прошлым вечером.

Подвальные стены и пол были выполнены из грубого камня, электрические лампы, прибитые к деревянному потолку, испускали тусклый свет. Он пытался открыть каждую дверь, что встречалась на его пути, и за каждой находил склад: один — заставленный садовыми инструментами из сороковых-пятидесятых годов прошлого века, другой — дорожными чемоданами конца двадцатого века, третий — праздничными декорациями, пожухшими и пораженными плесенью от сырости.

Ни намека на покои Тро, и это неудивительно: он бы не согласился на безоконные комнаты, предназначенные для ненужных вещей. Додженов также не было, очевидно, дом подвергался модернизации, техника и принадлежности прислуги перенесли уровнем выше. Винного погреба он тоже не обнаружил, но предположил, что алкоголь также обрел приют на первом этаже, ближе к эпицентру социальной жизни.

Поэтому Нааша обустроила подвал в таком ключе.

Здесь обеспечивалось уединение.

Возможно, она даже сама стирала простыни с тех кроватей? Хотя, вряд ли. Наверняка, женщина доверяла служанке.

В самом конце, там, где коридор заворачивал, показалась вторая лестница, каменные ступени были настолько старыми, что истерлись.

Значит, сюда убежал Тро.

Двигаясь быстро, Эссейл, перед тем как начать подъем, обнаружил последнюю дверь… настолько же крепкую, как и дверь в темницу Нааши, не ровня тем, что вели в подсобные помещения.

«Мастер Лок»[80] на ней был новым и блестящим, и требовал конкретного ключа. Повинуясь интуиции, он ощупал молдинг, на случай, если ключ повесили на крюк или гвоздь, как порой было принято делать. Увы, нет. Что бы ни хранилось по ту сторону, оно имело огромную ценность.

Или не было предназначено для посторонних глаз.

Поднявшись по ступеням, он тихо, словно ветер, достиг двери, которая на его удачу была не заперта. Прислушавшись и ничего не услышав по другую сторону, Эссейл осторожно открыл панель.

Это была кладовка дворецкого, судя по шкафам со стеклянными дверьми, заставленными тарелками, и шкафу со сверкающим серебром из зеленых панелей.

Хоть Эссейл и не знал планировки дома, но был хорошо осведомлен о помещениях, необходимых для всех больших особняков, и, конечно, непримечательная лестница для персонала с голыми деревянными ступенями и функционирующими перилами располагалась неподалеку. По дороге на второй этаж ему пришлось остановиться на полпути и прижаться к стене, когда на лестничном пролете выше служанка прошла мимо со стопкой грязного белья в плетеной корзине. Когда она скрылась, он сократил дистанцию и выскользнул за ней в зону для слуг в спальном крыле.

Повинуясь инстинктам, он прошмыгнул сквозь широкую дверь, предназначенную для масштабных приемов… и, воистину, по другую сторону, располагался коридор, величественные хрустальные и медные люстры освещали путь, толстый шерстяной ковер смягчал поступь, антикварные бюро и столики были расставлены у каждого окна, без сомнений, с видом на сад.

Он засунул нос в каждую спальню, и каждая, казалось, была предназначена для того или иного пола, мужские и женские темы чередовались.

Он узнал комнату Тро по запаху лосьона после бритья, оставшемуся в воздухе.

Сейчас он вошел внутрь и закрыл за собой дверь. К счастью, прислуга уже все убрала, кровать была застелена, в ванной лежала чистая стопка полотенец, на письменном столе стояли свежие цветы. Личных вещей было немного — что было свойственно бывшему солдату с ограниченными финансами и постоянными переездами. Но шкаф был забит одеждой, большая часть еще с бирками, свидетельствуя о недавнем приобретении.

Без сомнений, счета оплатила хозяйка дома.

Выскользнув в помещение спальни, он прошерстил ящики комода в стиле «Чиппендейл», но ничего не обнаружил. Ни оружия. Ни боеприпасов. Он также осмотрел рабочий стол на предмет бумаг, телефонных записей, почты. Ничего.

Помедлив у кровати, он изучил картину на шелковых обоях.

— Вот ты где.

Удовлетворенно заурчав, он подошел к небольшому пейзажу в раме… которая оказалась еле заметно сдвинута.

Он убрал картину, и перед взглядом предстала полированная дверь стенного сейфа.

Циферблат был плоским и красным, со шкалой цифр для прокрутки кода.

Где была его домушница, когда он в ней так нуждался, подумал Эссейл, возвращая картину на стену.

Без сомнений, было много способов для взлома, но сегодня он не подготовился для подобных действий и не хотел потратить все время, пока внизу шла веселуха… его кузены были слаженной парой, но бесконечно трахаться невозможно.

Оценив взглядом золотую оправу картины, он убедился, чтобы она висела так же криво, как и до этого, не больше, не меньше, и потом пересек восточную дорожку… радуясь тому, что разноцветное полотно с коротким ворсом не выдаст его следов.

Окинув комнату последним взглядом, он повернул дверную ручку и вышел в коридор…

— Я могу вам помочь?


***


В ожидании, пока вампир в другом конце переулка ответит, Рейдж поднял взгляд на крышу здания напротив. Вишес только что материализовался на эту точку… но брат не выдавал себя ни шумом, ни движениями.

Фокусируясь, Рейдж снова крикнул:

— Покажись, или я иду за тобой. И ты, ублюдок, этого не переживешь. Гарантирую.

Зверь зашевелился под кожей, проклятие неугомонно заерзало, несмотря на ударную дозу секса. С другой стороны, его инстинкты кричали. На этой неделе ему уже стреляли в грудь, и Рейдж не горел желанием побить рекорд Братства по числу около-смертных ситуаций.

— Это я, и я безоружен.

Аристократический голос эхом пронесся по грязному переулку, а мгновение спустя Тро вышел вперед, с поднятыми руками, все его тело было напряжено.

— Не стреляй. — Мужчина медленно повернулся по кругу. — Я один.

Рейдж прищурился, выискивая признаки постороннего присутствия в темном углу. Ничего не заметив, он снова сосредоточился на Тро. Оружия не было видно, и мужчина был одет не для боя… если, конечно, не искал бабской потасовки с Зуландером[81]: на нем были такие же качественные шмотки, какие носил Бутч: пальто, пошитое на заказ, как хороший костюм, а обувь сверкала даже в тусклом свете.

— А ты, смотрю, приоделся, — пробормотал Рейдж. — При нашей последней встрече у тебя не было таких клевых тряпок.

— Мои перспективы улучшились с тех пор, как я покинул службу у Кора.

— Ходят слухи, что ты был не на службе, сукин ты сын. Скорее в услужении.

— Я должен был отплатить долг, это так. Но сейчас все кончено.

— Что ж, у нас нет вакансий. По крайней мере, для придурков с таким резюме, как у тебя.

— Я могу опустить руки? Они затекли.

— Зависит от тебя. У меня дерганый палец, поэтому хорошо подумай, куда эти руки засунуть.

Раздался шум, словно кто-то приземлился на обе ноги, и Тро обернулся. Когда Вишес вышел из теней прямо за парнем, Рейдж рассмеялся.

— Не нравится, когда подкрадываются сзади, да? — Рейдж тоже оставил свое укрытие, держа оружие наготове. — Могу представить. И будь добр, постой не дергаясь, пока мой брат обыскивает тебя.

Вишес осмотрел торс и ноги Тро, не церемонясь с промежностью. Когда высокий писк Тро затих, Брат отступил назад, но держал свой сороковой наведенным на Мистера Неймана Маркуса[82].

— Так, если ты не с Кором, тогда что забыл здесь? — требовательно спросил Ви. — На тебе слишком много одеколона и нет оружия.

— Я надеялся наткнуться на кого-то из вас.

— Вот так сюрприз! — воскликнул Рейдж. — И чего же ты хочешь?

— Вы послали Эссейла следить за мной… или он действует независимо?

Ви резко рассмеялся.

— Чего-чего?

— У меня идеально произношение. — Тро посмотрел на Ви. — И ты стоишь от меня не больше чем в трех футах. Уверен, ты прекрасно меня расслышал.

Когда Ви обнажил клыки, Рейдж покачал головой.

— Хорошо подумай над поведением. Мой брат, кажется, хочет порвать тебя на тряпки.

— Так что? — продолжал Тро. — Это вы послали его соблазнить меня? Вам бы больше повезло с женщиной… хотя, в любом случае, вы бы ничего не добились. Я отошел от всех конфликтов.

— И рискуешь жизнью, чтобы передать нам это? — спросил Ви.

— Я подумал, что при личной встрече смогу лучше донести до вас свои намерения.

— Ты сильно переоцениваешь свою харизму. Или важность своей сексуальной ориентации.

— Почему бы тебе не свалить отсюда, — заговорил Рейдж. — Не хотелось бы, чтобы простого гражданского вроде тебя ранили на поле боя.

— Мы будем скорбеть. — Ви поднял пистолет на уровне головы Тро. — Тик-так.

— Покеда, говнюк. — Рейдж помахал рукой. — Удачи в жизни. Точнее, неудачи. Да всем плевать.

Тро покачал головой.

— Со мной вы напрасно тратите время.

— Я начинаю считать, — заявил Ви. — На счет три стреляю. Три.

Тро испарился в то мгновение, когда Ви выстрелил в двух футах левее от места, где стоял ублюдок.

— Черт, — скучающе сказал Ви. — Промахнулся.

— Блин, дерьмовый район, — сказал Рейдж, подходя к брату. — Какие отбросы здесь только не встретишь.

— Значит, Эссейл переусердствовал, выполняя задание. Я дам ему чаевые… засуну в стринги.

Рейдж кивнул и указал на выжженный участок асфальта.

— Кстати, я поймал лессера.

— Поздравляю. Хочешь еще…

— Ви, почему ты не смотришь мне в глаза?

— Мы на поле боя. Я занят.

— Ну-ну. Как же.

Вишес нахмурился, все еще избегая взгляда. Но потом брат сказал низким тоном:

— Я поговорил с Сэкстоном за тебя.

Рейдж отшатнулся.

— О Битти?

— Ее так зовут? Ну да. Так вот, я собрал бумаги. Тебе ничего не нужно делать, они в папке на твоем столе. Покеда.

И воттакпросто, Брат дематериализовался из переулка, и Рейдж прекрасно понимал, что больше они об этом не заговорят. И, блин, это так похоже на Ви… сукин сын был способен на проявление невероятной доброты и сострадания, но всегда на расстоянии вытянутой руки, словно боялся эмоциональной вовлеченности.

Но он всегда был рядом для своих любимых.

Всегда.

— Спасибо, брат мой, — прошептал Рейдж воздуху на том месте, где раньше стоял этот благородный мужчина. — Спасибо как никогда.

Делая глубокий вдох, Рейдж сказал себе, что ему нужно поостыть. Просто потому что Ви не смог разыскать этого дядю, и потому, что дома его ждал перечень бумаг для удочерения, это еще ничего не значило.

Он еще даже не поговорил с Мэри.

И, алло, девочка согласилась сходить с ними за мороженым и на ужин. Это не значило, что она горела желанием найти новую семью.

Ему на самом деле нужно, черт возьми, охладиться.


Глава 43 | Зверь | Глава 45







Loading...