home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 10

Красота в ушах слушающего.

Скользя ладонями по ногам Мэри, Рейдж, конечно, был слеп, но знал наверняка, какой шикарной была его шеллан, оседлавшая его бедра и упиравшаяся руками в его торс для равновесия.

— Так что ты выберешь? — он подталкивал ее к решению, двигая бедрами.

Эрекция ласкала ее лоно, даже сквозь покрывала и ее брюки, вырывая хриплый стон в ответ.

— Как я вообще могу отказать тебе? — прошептала она.

Боже, эти слова… даже больше, ее голос. Он напомнил ему их первую встречу. Это произошло в учебном центре, прямо после появления зверя. Тогда он тоже был ослеплен, и шел по коридору в поисках, чем бы отвлечь себя от реабилитационной скуки. Мэри приехала сюда вместе с Джоном Мэтью и Бэллой, в роли переводчицы для немого парня, который общался с помощью языка глухонемых.

В мгновение, когда она заговорила с ним, ее голос приковал его так, словно каждое ее слово образовывало звено в цепи. В то мгновение он понял, что она будет принадлежать ему.

Конечно, в то время Рейдж не планировал, что она станет любовью всей его жизни. Но у судьбы были иные мысли на этот счет, и, слава Богу.

Слава Богу и за то, что она приняла его.

— Иди сюда, моя Мэри…

Она переместилась на бок.

— Но я подключу тебя сразу, как ты кончишь.

Рейдж улыбнулся так широко, что передние зубы обдало холодом.

— Отлично… погоди, что? Ты куда?

Несмотря на его протесты Мэри не остановилась, и, как выяснилось, не просто приподнялась, а полностью слезла с него.

— Нам нужно сохранить это в тайне. — Пиканье прекратилось. — И я серьезно включу оборудование после.

Извернувшись на бок, он слепо потянулся к ней, схватив за талию.

— Иди сюда…

Все мысли улетучились, когда она упала на него поверх покрывал… прямо на его член.

Из него вырвалось полу-мычание-полу-стон. Ее прикосновения, даже поверх покрывал, было достаточно, чтобы запустить его сердце с толкача, заставить кровь закипеть, нагреть кожу чудесным покалыванием.

И оставить на самой грани оргазма.

Матрас на больничной койке продавился, когда Мэри вытянулась рядом с ним, ее ладонь забралась под покрывало, спускаясь, ооо, ниже. Раздвигая ноги чтобы дать ей желанный доступ, Рейдж запрокинул голову и выгнул спину к потолку, когда она обхватила его эрекцию. Выкрикивая ее имя, он чувствовал, как его зверь тоже встрепенулся, дракон вместе с ним парил на гребне удовольствия, оставаясь на поводке.

Словно научился хорошим манерам.

— Моя Мэри… — Выдохнул он, а потом втянул воздух. — О, да….

Мэри начала ласкать его в медленном и уверенном ритме, оказывая на него очень странный эффект. Секс заставлял его чувствовать себя таким сильным, мужественным, так охрененно заводил, что он удивлялся, как тело умудрялось вмешать бушующую энергию… и все же Мэри была повелительницей, его и всех его реакций, обладая всей властью, доминируя над ним таким образом, что он чувствовал себя абсолютно беспомощным перед ней.

И это, черт возьми, было сексуально.

— Ты такой красивый, — сказала она своим роскошным голосом. — О, Рейдж, взгляни на себя…

Ему нравилась мысль, что она наблюдала за ним, видела то, что она делала с ним, наслаждаясь своим влиянием на него… в прямом смысле. И он будто бы не мог прикасаться к ней, он словно должен быть пай-мальчиком и держать руки при себе, по крайней мере, пока Мэри с удовольствием ставила его на колени, у своих ног, зная, что она одна обладает такой властью над ним.

В конце концов, несмотря на расстояние, закравшееся между ними в последнее время, для него ничего не изменилось. Мэри была единственной женщиной, которую он хотел, он видел ее одну, чувствовал лишь ее запах, не мог дождаться, чтобы оказаться в ней.

И это хорошо для них. Это электрическое притяжение было важно для них сейчас.

Особенно когда она вошла в ритм, от которого пульсировал член и сжимались яички. Быстрее. Еще быстрее. Пока Рейдж не начал задыхаться, и сладкая боль от предвкушения не прокатилась по телу, вызывая головокружение.

Усталость ушла. Целиком и полностью.

— Мэри.

Он вытянулся на кровати, с силой выгибаясь, цепляясь руками за матрас с одной стороны и поручень — с другой.

— Мэри, подожди…

— Что такое?

Когда она остановилась, он покачал головой.

— Нет, продолжай… я просто хочу, чтобы ты сделала кое-что для меня.

— Что же? — спросила она, снова проведя ладонью вверх по его члену… и потом вниз… и опять вверх…

Что, черт возьми, он хотел… а, точно.

— Давай сюда. Ближе. — Она выполнила просьбу, и он прошептал ей что-то на ухо.

Ее смех заставил его самого улыбнуться.

— Серьезно? — спросила она. — Этого ты хочешь?

— Да. — Он снова выгнулся всем телом, двигая бедрами так, что его эрекция скользнула в ее хватке. — Прошу… если хочешь, я готов умолять… обожаю вымаливать у тебя что-то.

Мэри поднялась выше на больничной койке и снова начала ласкать его. А потом сама наклонилась к его уху…

… и с идеальной четкостью произнесла:

— Антидисэстэблиментарианизм.

Дико выругавшись, Рейдж кончил с умопомрачительной силой, эрекция задергалась в ее руке, сперма изливалась, пачкая простыни. И все это время он думал о том, насколько сильно любит свою женщину.

Как сильно он ее любит.


***


Через две двери от спровоцированного лексикой оргазма Рейджа, Лейла сидела на своей больничной койке, огромный красный моток пряжи покоился рядом с ней, а самый длинный вязаный шарф в мире вытянулся на полу с другой стороны. А между ними двумя? Огромный живот, раздувшийся от двух малышей, которых она вынашивала, настолько большой, словно кто-то свернул покрывало и привязал к ее телу.

Но она нисколько не жаловалась. Малыши были здоровы, и пока она оставалась в кровати, у них были все шансы на выживание. И, воистину, Куин, их отец, и его любимый, Блэй, безжалостно баловали ее, словно были готовы пройти вместо нее через временное сохранение, будь такая возможность.

Замечательные мужчины.

Закончив очередной ряд, Лейла улыбнулась, вспоминая, когда Блэй предложил ей связать что-нибудь, потому что это помогло в своё время Лирик, его матери, пережить постельный режим. Совет оказался дельным… было что-то необыкновенно успокаивающее в звоне спиц, мягкой пряже в ее руках и осязаемом прогрессе. Однако в настоящий момент ей либо придется разрезать шарф на части, либо подарить жирафу.

В конце концов, марафон «Отчаянных Домохозяек» без дополнительной деятельности просто невыносим. Как бы Лэсситер не заявлял противоположное.

А сейчас Семейный психолог Доктор Дженн[27]. Наверное, другая история… хотя, конечно, она не узнала ничего полезного для своих отношений. Потому что у нее не было мужчины, которого она могла бы назвать своим.

Нет, у нее была нездоровая одержимость, которая прошла и сгорела дотла. И это хорошо… хотя боль от потери того, чего она изначально не должна была желать, была немыслимой, непростительной.

Но, в конце концов, запрещено влюбляться во врага. И не только потому, что она была Избранной.

А потому что Кор и его Шайка Ублюдков объявила войну Рофу и Братству Черного Кинжала.

Вот почему…

— Прекрати это, — пробормотала она себе, закрыв глаза и останавливая движение спиц. — Просто… хватит.

Воистину, она думала, что не сможет вынести ни мгновения вины и понимания, что она предала самых родных и близких. Но если смотреть с другой стороны? Ей солгали, ее принудили… но в итоге это ее сердце прониклось неуместными чувствами.

И, тем не менее, безответными.

Услышав очередной шум в коридоре, Лейла посмотрела на дверь и заставила себя полностью переключить внимание. В учебном центре этой ночью было оживленно… голоса, топот, стук дверей… и почему-то от этого она чувствовала себя изолированной, а не наоборот. С другой стороны, в тишине было больше напоминаний обо всем, что она упускала.

Но она не хотела находиться ни в каком другом месте.

Положив руки на круглый живот, Лейла подумала, что, да, ее жизнь в последнее время была направлена скорее внутрь себя, чем на окружающий мир… и когда она начинала сильно тревожиться, нужно было лишь напомнить себе обо всем, что стояло на кону.

Она может никогда не испытать любовь подобную той, что была у Куина и Блэя, но, по крайней мере, у нее будут ее малыши.

Этого будет достаточно для ее жизни. Она не могла дождаться мгновения, когда сможет взять их на руки, заботиться о них, смотреть, как они преуспевают в этом мире.

Разумеется, если они переживут роды. Все они.

Когда телефон прозвенел с тихим сигналом, она подпрыгнула и судорожно попыталась выключить звук.

— Время пришло?

Да. Время ее свободы пришло. Тридцать минут на то, чтобы размяться и прогуляться.

Разумеется в пределах учебного центра.

Подобрав связанное до спиц, она воткнула их в пряжу и вытянула руки и ноги, разминая пальцы. Потом она скинула ноги с кровати и плавно переместила вес. Беременность и вынужденная малоподвижность привели к слабости в мускулах, которая не пропадала, как бы часто она ни брала вену Куина и Блэя… поэтому она привыкла подниматься с осторожностью.

Первой остановкой была ванная — что-то, чем ей с готовностью разрешили пользоваться, но, разумеется, она пренебрегла такой возможностью. Не было нужды принимать душ, она мылась двенадцать часов назад в те полчаса, что ей разрешили подняться и походить.

Нет, это время она потратит только на исследование.

Что происходило снаружи?

На пути к двери она пригладила волосы, которые, казалось, росли быстрее ее шарфа: светловолосая копна сейчас спускалась ниже бедер, и скоро придется ее подстричь. Ее фланелевая сорочка была такой же длинной и свободной, размером с палатку, а ее тапочки с шиканьем шаркали по полу. Спина и так болела, для равновесия пришлось выбросить руку, и она чувствовала себя на несколько веков старее, чем была на самом деле.

Открыв дверь, она…

Мгновенно отступила назад.

Так, что задница уперлась в закрытую панель.

Напротив стояли двое мужчин, высокие и гордые, на лицах застыло идентичное напряженное выражение.

Идентичное в прямом смысле.

Они были близнецами.

Заметив ее, они оба отшатнулись, словно увидели призрака.

— Следите за собой, — раздалось злобное рычание.

Лейла резко повернула голову в сторону предупреждавшего.

— Зэйдист?

Брат со шрамом на лице подошел к ней, вставая телом и грудой оружия между ней и двумя незнакомцами, хотя ни один из мужчин не проявил агрессии по отношению к ней. Неудивительно, что преграда успешно заслонила ее. Из-за огромного торса и плеч Зэйдиста она перестала видеть пару… очевидно, на это он и рассчитывал.

— Вернитесь с ним туда, — рявкнул Зэйдист. — Пока я собственноручно не уложил вас в палату.

Возражений не последовало, и внезапно незнакомые запахи исчезли, словно мужчины действительно покинули коридор.

— Они ничего мне не сделали, — сказала Лейла. — На самом деле, если бы я шикнула на них, уверена, они бы сами сбежали.

Зи посмотрел через плечо.

— Думаю, тебе стоит вернуться в свою комнату.

— Но мне разрешено размять ноги два раза за ночь?

Брат нежно, но крепко взял ее локоть и провел через порог назад, к ее кровати.

— Не сейчас. Я скажу, когда будет можно. У нас нежданные гости, и я не стану подвергать тебя опасности.

— Что за гости?

— Тебе не нужно об этом беспокоиться… они не задержатся. — Зи усадил ее на матрас. — Я могу принести тебе что-нибудь из еды?

Лейла шумно выдохнула.

— Нет, спасибо.

— Тогда напитки?

— Все нормально. Спасибо за заботу.

Брат низко поклонился и вышел, и она ожидала услышать, как он устраивает им разнос за один лишь взгляд в ее сторону. Так у них заведено. Будучи беременной, она считалась самым ценным на этой планете не только для отца ребенка, но и каждого члена Братства.

Она словно жила с дюжиной старших, чересчур заботливых братьев.

Точнее, в ее случае с большой «Б».

И в обычное время она бы возразила даже Зэйдисту. Но она не знала этих двух огромных мужчин, и видит Бог, она нажила достаточно проблем, якшаясь с незнакомыми воинами… а эти точно были солдатами. Они были крепко сложены и носили кобуру.

Хоть и пустую.

Они не были врагами, иначе их бы не допустили в учебный центр. Но они также не заслужили доверия.

Непрошенное, суровое лицо Кора появилось перед ее мысленным взором… и укол боли был таким сильным, что малыши зашевелились в ее животе, словно тоже его ощутили.

— Прекрати, — прошептала она себе.

Потянувшись за ТВ-пультом, она включила большой экран напротив. Ладно. Она останется здесь, пока незнакомцы не уйдут. Потом она посидит с братом Куина, Лукасом, который находился в реабилитационной палате в двух дверях от нее и, казалось, ждал ее регулярных визитов. Потом, может, поболтает с Доком Джейн у ее рабочего стола, или Блэй с Куином вернутся с дежурства к тому времени, и они прогуляются с ней до учебных классов.

Кем бы ни были эти солдаты, она сомневалась, что Братья позволят им остаться дольше необходимого. По крайней мере, если судить по реакции Зэйдиста.

И оружию, которое с них предварительно сняли.


Глава 9 | Зверь | Глава 11







Loading...