home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 3 — Под тем самым стогом сена

Через неделю, придя в себя от случившихся перемен, отдохнув и свыкнувшись с новым порядком вещей (посадив в карету также и мою маму), мы с лордом Вартимором, моим мужем, все вместе поехали навестить отца и бабушку.


А там, сыграв еще одну свадьбу, взявшись за руки, пошли с ним вдвоем на ромашковое поле.

И стоит ли говорить, что для второй первой брачной ночи я выбрала именно тот стог сена, под которым так любила отдаваться страсти моя служанка и подруга Альбина, родившая к тому времени свое четвертое дитя.

— Но почему ты решила отдаться мне именно здесь? — снимая со своих плеч роскошный двойной плащ из пурпурного египетского полотна и расстилая его по душистому сену, спросил у меня лорд Вартимор. — Не лучше ли нам будет сделать это в твоей уютной спальне? Я же видел, какой красивый балдахин повесили там твои служанки. Да к тому же там мягкая перина…

— Я не узнаю тебя, лорд Сергей, — упав на пурпурную ткань плаща и игриво расставив ножки, я продемонстрировала законному мужу свое нижнее дамское белье — панталоны, отделанные шелковыми лентами и рюшами, держащиеся на мне с помощью корсета, слишком туго облегающего мою и так слишком тонкую (пока еще) талию.

— И что же во мне переменилось? — низким бархатным голосом спросил загорающийся страстью мужчина, намереваясь присесть рядом со мной.

Но я остановила его властным движением своей руки, запястье которой обвивала золотая цепочка фараона — красивый браслет, который прежде был на шее принадлежащей ему бесшерстной кошки Хет-Ха.

— Нет, не так… — упираясь локтями в сено, я немножечко привстала и, выразительно глядя на вздыбившиеся штаны, попросила: — Дай мне его…

— Дорогая, ты и вправду этого хочешь? — его глаза заблестели. И лорд Вартимор, ни минуты не раздумывая, начал развязывать шнуровку, отцепив прежде пояс.

"Все мечты когда-нибудь исполняются", — думала я, стоя на коленях и, обхватив губами мужское естество лорда Сергея Вартимора, с наслаждением его сосала, постепенно, все глубже заглатывая себе в рот и вспоминая те моменты, когда страдала — там, в своей башне, лежа в ванной, в теплой воде и лаская себя сама. Тут же, на этом самом месте, иной мужчина страстно ублажал свою женушку — Альбину, а я только и могла, что им завидовать.

— Как же чудесно ты это делаешь, ты просто сводишь меня с ума, — теребя мои волосы на затылке, лорд Сергей указывал мне на нужный темп.

Но я и сама знала, как нужно двигаться, потому что мною руководило ни с чем несравнимое наслаждение, любовь и страсть.

Какой же я была счастливой теперь, под этим стогом сена. И даже все пережитые невзгоды не омрачали моей радости, никакие воспоминания не могли охладить мой пыл и помешать наслаждаться моментом, потому что важней всего было то, что происходило именно сейчас. Ведь это и была жизнь — не то, что было, не то, что сокрыто мраком не наступившего еще времени, а — свет сегодняшнего дня.

Когда мои губы уже опухли, щеки болели от напряжения, а бутончик лилии, раскрыв все свои лепестки, трепетал все больше, просто-таки требуя, чтобы внутрь него проник член мужчины, я, упав на спину, широко развела ноги, приглашая войти туда лорда Вартимора.

— Дорогая, я хочу не так… — падая на колени рядом со мной, он осторожно развязал ленты, сдерживающие панталоны на мне и, приспустив их вниз, приник губами.

А потом, все неистовей целуя мое лоно, некогда брутальный мужчина осторожно взяв меня за талию и, перевернув спиной к себе, стал нежно ласкать языком сначала расщелинку, а потом — и норку между упругих ягодиц.

— Ах… — не имея сил больше ждать, я завиляла попкой, приглашая его как можно скорей погрузиться в мой цветок.

Но мужчина, казалось, не понимал моих сигналов. Доводя меня до полуобморока, он прикоснулся пальцем к чувствительному бугорку над лепестками моей лилии и, нежно водя им там по кругу, заставил меня кричать и биться в припадке страсти, отчаянно глотая воздух.

— У меня тут еще кое-что есть, — услышала я голос своего мужа над собой.

А потом вдруг что-то холодное и скользкое проникло в мою попку, и начало там двигаться, имитируя процесс соития. Я догадалась, что это был тот самый "массажер", которым пользовались банный мужчины — тогда, в купальне, ублажая им Лию.

"И еще Лиза… У нее тоже был такой", — догадалась я, что за штука проникла теперь в мое истекающее слизью страсти тело.

— Тебе ведь нравится, дорогая? — делая осторожные, но настойчивые толчки предметом (напоминающим мужское естество) в моей попке, лорд Вартимор просто-таки превратил меня в похотливую кошечку, призывно виляющую хвостиком, завлекающую самца к совокуплению с ней, дразня и не имеющую сил справиться со всем этим.

— Ах… — стонала я, утратив дар речи.

— Тебе хорошо, родная моя?.. — его губы проникли в мой цветочек, а язык нежно и осторожно пощекотал бутончик.

— Да… Да… Да, — отвечая рывками тела — непроизвольно двигающегося навстречу волшебному предмету, шептала я.

— Ты — мое сокровище, мое счастье, моя бесценная находка, моя Валерия… — шептал мне в ответ мужчина, всего лишь на миг отвлекаясь от своих лобзаний и не прекращая ритмичных движений скользким предметом в моей норке.

Но тут, в один из моментов, я приоткрыла глаза — и увидела, что все это время лорд Вартимор, взявшись одной рукой за свой упругий орган, ласкает себя сам. Всецело занят мной, намереваясь, наверное, доставить мне наибольшее удовольствие, контролируя весь процесс, он решил сам удовлетворяться именно таким способом?

"Но как же он не понимает, что лучше всего было бы погрузить свое мужское естество внутрь меня" — подумала я.

И, вывернув назад руку, изогнув ее в локте, выхватило у него предмет моего страстного вожделения. Умело вильнув попкой, я направила его туда, где все уже просто-таки трепетало в безудержном предчувствии такой долгожданной встречи и даже вовсю истекало сладким нектаром.

И сразу же упругая мужская плоть, на минутку задержавшись на чувствительном бугорке — поскользнувшись на нем, проникла внутрь меня, туда, где ее неистово желали.

Я ощутила себя заполненной до краев, когда сразу же две "волшебных палочки", одновременно, принялись ласкать мой цветок и норку, двигаясь иногда в разнобой, что еще больше сводило меня с ума. В моих глазах начали сверкать и лопаться разноцветные огоньки. В животе творился ураган удовольствия. А нераспустившаяся почка бугорка пульсировала, словно это было еще одно мое маленькое сердечко — вдруг проснувшееся от многолетней спячки и принявшееся безудержно перекачивать кровь. Которая бурлила и шумела в моем теле, выталкивая из него саму душу, воспарившую к небесам, чтобы поблагодарить там высшие силы за дарованное ей блаженство — испытать радость единения с тем мужчиной, встреча с которым была предписана мне судьбой.

— АААААА, — наконец громкий крик утоленной страсти вырвался из моего горла и огласил всю округу.

Так что, я думаю, его услышали также и в замке. Вполне возможно, что кто-то даже видел нас из окон.

"Ну и что? — обессиленно падая на душистое сено, я закрыла глаза, ощущая, как по моей спине истекает пот, а между ног — льется горячая и липкая тайна моего мужа, обещая мне скорое зачатие нашего с ним ребенка. — Если кто и слышал мой возглас, все они подумают, что тут у нас было все впервые. И это здорово. И никто не посмеет обвинить меня в разврате, так как я — невеста, новобрачная, всего лишь исполнившая свой супружеский долг, как и должно быть".

Осторожно натянув на меня и расправив панталоны, лорд Вартимор — мой муж, взяв меня на руки, понес обратно в отцовский замок.

А там, сначала лежа в ванной и любуясь сквозь окно на окрестности, а потом и в спальне, мы с ним еще несколько раз отдавались безудержной страсти. И я снова и снова кричала, так что даже (когда-то ТАКОЙ бесстыжий) мужчина, должен был закрывать мои губы своей ладонью, чтобы не всполошить прислугу и родных.

И лишь когда первые лучи солнца, пробившись сквозь шторы, упали на постель, мы позволили себе забыться в сладком сне и проспали до обеда.

Принимая потом ванну, я нечаянно взглянула за окно, на тот чудесный стог сена, ставший нам ложем любви — и вдруг зашлась в безудержном смехе: там, на сене лежала Альбина. Над нею, согнувшись на корточках, дарил ей свои ласки ее муж — наш лучший конюх, крепкий и красивый малый. Но мой муж все равно был краше его и во много раз искусней в науке дарить наслаждение.


Я думала, что пробуду в доме моих родителей хотя бы неделю, но, с позволения моего мужа, мы

остались погостить тут еще на целых полгода. Он помнил мудрость Непокорной, был ей во многом благодарен, и хотел, чтобы мы могли насладиться общением друг с другом. Я же смогла хоть как-то восполнить долгие годы разлуки с моей мамой.


ГЛАВА 2 — Вновь обретя невосполнимую потерю | Четвертая жена синей бороды | ЭПИЛОГ