home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 12 — Любимая кошка фараона

Лишь только я обхватила мою птицу руками, как синее пламя залило весь мир вокруг, поглотив также и меня. А птица, словно там был обычный воздух, громко хлопая крыльями и протяжно крича, ринулась к стене.

"Вот и пришла моя смерть", — сильно зажмурившись, я ожидала чего угодно: мощного удара о камень, падения из высоты и даже того, что попросту сгорю, так как воздух от пламени накалился так, что я стала задыхаться.

Но тут вдруг резко все исчезло, мне стало легко дышать, я ощутила на своем лице приятный прохладный ветерок и, открыв глаза, увидела над собою высокое ночное небо и сверкающие в нем звезды.

Мы летели высоко над землей, а где-то вдалеке виднелись красные огоньки, красиво мерцающие в башнях.

— Дорогая птица, — прижавшись щекой к мягким синим перьям, я стала разговаривать со своим вдруг ожившим оберегом. — Пожалуйста, отнеси меня к загадочной Матисс, я прошу тебя. И помоги мне забрать у нее то, что принадлежит фараону, его голубую кошку.

— Фьюююю, — мелодичным писком ответила мне птица, и я поняла, что она услышала мою мольбу.


Вблизи замок выглядел еще более зловещим. Только серый камень и метал, никаких витражей и, тем более, скульптур на его фасаде я не увидела. Рассекая крыльями воздух, птица подлетела к одной из множества башенок и, сделав несколько кругов, уселась на широкий подоконник, уцепившись когтями за его край, а спину развернув так, чтобы мне было удобно с нее сойти.

— Спасибо, милая… — хватаясь дрожащими руками за небольшой зубчатый выступ в стене, я осторожно толкнула немного приоткрывшуюся раму, и когда она провалилась вовнутрь, смело прошла сквозь окно в комнату.

И сразу же необычно приятный запах — роз, гибискусов, мускуса, пачули — окутал меня всю, словно шлейф, дурманя и заставляя терять сознание, которое и так еле-еле держалось в моем теле. Так как весь предыдущий день и ночь я провела на ногах, попадая в разные передряги и переживая такие сильные эмоции, которых-то и в нормальных условиях выдержать была не в силах, но теперь…

Увидев маленькую зажженную свечу на туалетном столике, стоящем возле малинового полога (а также там была курильница, из которой струился этот душистый дым), я осторожно спрыгнула из подоконника и, крадучись на носочках, пробралась к кровати, так как знала, что Матисс, по всей видимости, лежала там.

"А где же ей еще быть, раз кошка фараона у нее? Сосет, наверное, последние силы из тела несчастной, ничего не ведающей женщины. А та потом утром проснется с жуткой головной болью, смертельно уставшая, и не будет знать, что с нею", — думала я, раздвигая шелковый полог.

И вдруг увидела лежащую там Лизу.

Да, вне всякого сомнения, это была именно она. В малиновом пеньюаре, с белым чепчиком на голове, она спиной лежала на роскошных вышитых подушках, закрыв глаза и тихонечко постанывая. В руках Лиза держала искусственный член. Медленно ерзая им туда-обратно у себя между ногами, таким способом она ублажала саму себя.

Рядом с Лизой, закрыв глаза, недвижимо сидела та самая голубая кошка. И она была не высохшей и почерневшей плотью, какую я видела на мертвом теле мумии, а именно та, изображенная на рисунке, где молодой и сильный фараон Рамзесс Ра-За, гордясь, выставлял ее на обозрение художнику, который, наверное, запечатлел момент, увековечив столь прекрасное животное на века, тысячелетия. И сделал он это так искусно, что я сразу же узнала Хет-Ха, лишь только взглянула на ее морду.

— Лиза… Что ты тут делаешь? — делая несмелые шаги в сторону сладострастного мычания, я даже протерла глаза и, присев на край кровати, легонько но быстро прикоснулась к голой ноге своей соперницы, так неожиданно оказавшейся тут, под именем Матисс.

"Так вот почему никого из них так и не смогли отыскать — думала я, догадываясь о еще одном — неумышленном, как оказалось — коварстве лорда Вартимора. — Он поменял девушкам имена, чтобы даже если кто из них и смог подать о себе весточку, их все равно не узнают, так как даже мумия фараона — а она все знает — не смогла определить, кто есть кто"

— Валерия?.. — веки Лизы приоткрылись, и в ее глазах я увидела такое удивление, словно перед нею был, по меньшей мере, бес. — Ты как оказалась в моей спальне? Что же, и ты тут?

— Лиза, господи, да вынь ты из себя эту штуковину, — отворачиваясь немного в сторону, я указала пальцем на блестящее от слизи подобие мужского естества, все так же бесстыдно торчащее из ее тела и делающее там рывки.

— Ах, это? Но… Валерия, ты должна дождаться своей очереди, — обратно откидываясь на подушки, так как штуковина внезапно, сама собою, ускорила вдруг темп, а Лиза принялась стонать и ахать еще больше, вовсю ерзая попой по простыням.

— Лиза, ты ничего не понимаешь… — стараясь привести девчонку в чувства, я схватила ее за плечи и, крепко тряхнув, принялась тормошить, так что, не удерживаемый ее телом, интимный предмет попросту выпал и, дернувшись два раза, вдруг испустил из себя розовые молоки.

Открыв глаза, кошка взглянула на меня — и я немедленно ухватилась рукой за ее загривок, намотав на пальцы цепочку. Так как понимала, что именно животное было причастно к какому-то странному поведению этой девушки.

И вправду, Лиза сразу же успокоилась, обмякла, и я, наивно веря в то, что смогу тут же и беспрепятственно покинуть комнату, сильно потянула кошку на себя, вставая с кровати.

Но не тут-то было.

— Ах ты гадина, — впиваясь в меня когтями, Лиза вдруг подпрыгнула, словно тоже была кошкой и, крепко сжав за локоть, вывернула мою руку так, что я, не удержавшись, снова упала на кровать, а она, насев на меня сверху, принялась дубасить кулаками в грудь.

Но, принимая удары, я также не выпускала из рук цепочку на шее кошки, со всех сил рвущейся к свободе. Разъяренное животное вовсю царапало и кусало меня, страшно мяукая и вырываясь.

И тут на меня вздумал напасть еще и этот странный предмет — подобие мужской органа, пробираясь между ногами.

"Что за кошмар, — ужаснулась я. — Выходит, что эта штуковина может перемещаться сама и попадать, куда ей вздумается? А что если он решит пролезть в меня и, еще чего доброго, займется тем, что делал только что с Лизой? Ох и лорд Вартимор, ну и проблему ты себе сотворил, отобрав сережку у Рамзесс Ра-За. И что же, мне одной теперь придется все это разгребать, да еще и получится ли? Вполне возможно, что сейчас, изнасилованная этим мужским органом, я вынуждена буду остаться жить здесь, рядом с Лизой и всеми ими, неизвестными мне девушками, по всей видимости, коварно похищенными тобой? Что, самому не в силах справляться со всем этим? Или ты даже не подозреваешь, что тут творит кошка мумии Рамзесс Ра-За?"

Лиза тем временем все больше наседала, влепив мне даже несколько хлестких пощечин, так что моя щека, и так израненная когтями золотой кошки, защемила.

Ужасный предмет меж тем все дальше и дальше пробирался мне под юбки, готовый вот-вот прорваться туда, где еще не успела я вымыть свою девственную кровь, так как во всю спешила отнести мумии сережку; голубая кошка же просто вгрызалась в мою руку.

И вот Лиза ударила меня еще раз, крепко схватив за волосы и намереваясь ударить головой о стену.

Но я не дала ей себя изувечить, наставив синяков. Отбросив ногами магический предмет, обвила ими тело девушки, притянула к себе и, размахнувшись, ударила ее своим лбом по носу, что тот даже немного хрустнул — и алая кровь брызнула на стены, а Лиза приутихла.

Молниеносно извернувшись, я ухватила кошку фараона обеими руками и, крепко зажав, попробовала удержать ее, надеясь выбраться вместе с ней из комнаты. Но я не рассчитала своих сил, к тому же кошка не имела шерсти, была немного скользкой и поэтому вот-вот могла бы выпрыгнуть у меня из рук (так как только золотая цепочка и позволяла хоть за что-то зацепиться пальцами). А там — бог его знает, какими способностями еще наделил ее Рамзесс Ра-За.

"Моя кровь" — вдруг вспомнив, как мне удалось снять с уха лорда Вартимора проклятую сережку, я решила теперь воспользоваться тем же методом. И как только обмакнула палец в кровь и мазнула им упрямое животное, оно сразу же притихло, обмякло, и мне даже показалось, что голубоватая кожа Хет-Ха начала немного бледнеть.

Не гадая, что же будет дальше, не мешкая больше ни секунды, я в последний раз посмотрел на катающееся по постели от жуткой боли тело Лизы, а также мерзкое подобие мужского естества. Бросив на прощание девушке свое "прости", я подбежала к окну и, руками нащупав перья моей птицы, взобралась ей на спину.

Когда мы возвращались в замок, восток уже начал слегка бледнеть, и я даже различала узкую полоску света, готового вот-вот прорваться из-за облаков.

Я боялась, чтобы не закукарекал петух. И когда, ударяясь уже в стену (даже не закрыв глаза, чтобы понять, как все происходит и, наблюдая вязкую серость, сквозь которую мы проникали), я услышала издалека первые ноты его песни, они уже не смогли мне помешать. Потому что, мокрая от пота и вся исцарапанная золотой кошкой, ногтями Лизы, когтями Хет-Ха — я просто упала на саркофаг и бросила уже порядком почерневшее тельце прямо на мумию, туда, где ему и следовало быть.

Просто на моих глазах кошка высохла, почернела еще больше и, просочившись сквозь повязки, громко чавкнув, исчезла в теле Рамзесс Ра-За, не оставив после себя даже намека на место погружения.

— Слава богу, — закричала я. — Мумия, ты меня слышишь? Я возвратила тебе твое сокровище, выполнила все твои условия, и теперь жду от тебя исполнения уже твоих обещаний. А иначе…

И тут я прикусила свой язык, не смея угрожать столь могущественному и коварному мертвецу. А еще — я увидела на своем запястье золотую цепочку Хет-Ха, которая, казалось, приросла там намертво, так что я, как ни старалась, не смогла ее из себя сбросить.

— Прости, Рамзесс Ра-За, — беря дрожащими пальцами свой кулон, я подошла к стене и, в последний раз оглянувшись на саркофаг, легко прошла сквозь нее внутрь комнаты.

— Госпожа, — Лия ждала меня там, сидя на полу и запустив от отчаяния руки в свои роскошные волосы, наверное, вырвав уже не один клок оттуда. — Ну и зачем же вы пошли сквозь тайный ход? Там же… Смерть и мне, и Вам. Теперь хозяин казнит нас, потому что…

— Успокойся, Лия, — приседая рядом с трясущейся от страха служанкой, я обняла ее и успокоила, как смогла. — Ты ошибаешься, никто нас не убьет. Только что я уничтожила страшное проклятие, и теперь все будет по-другому. Мы все будем счастливы, Лия, мумия больше не проснется.


ГЛАВА 11 — И еще одно, последнее, препятствие | Четвертая жена синей бороды | ГЛАВА 1 — Все стены пали