home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7 — Просьба мумии Рамзесс Ра-За

— Что… я… должна сделать… — спросила я, понимая, что выхода отсюда все равно нет, но раз мертвый фараон хочет о чем-то меня просить, возможно (если мне удастся ему помочь) — то потом он меня отпустит.

— Посмотри сюда, — делая еще несколько шагов в мою сторону, мумия засверкала синими глазами, и в их сиянии я увидела, что показывает она на остаток своего левого уха. Почерневшее, оно все-таки сохраняло форму, и я не понимала, что же я должна была там увидеть.

— А теперь сюда, — развернув голову, мертвый фараон прикоснулся почерневшим пальцем к своей щеке, и я вдруг обомлела: остаток высохшей плоти правого уха украшала золотая сережка в виде кошки, такая же была и у лорда Сергея Вартимора.

Я не знала, что мне думать, все мысли и чувства вдруг перемешались, в глазах померкло — и в голове моей раздался гул — словно в пчелином улье.

— Многие злодеи перевозили мою мумию, — поглаживая руками птицу, Рамзесс Ра-За перевел свой взгляд на нее, и я наконец-то смогла выдохнуть тот воздух, который собрался в моих легких, угрожая разорвать их на куски. — Первые не открывали саркофаг, боясь проклятий. Потом, когда тело мое попало в Рим, некто осмелился поднять крышку — и был сражен ужасной болезнью. А дальше… Сила первого проклятия иссякла, и все те, кто завладевал моей телесной оболочкой и ее посмертным убежищем после, уже не страдали. Но только потому, что не нарушили самый главный запрет, о котором предупреждала магическая надпись в подножном свитке, понятная всем — они не снимали из плоти бальзамирующей ткани и не трогали украшений, так как все они знали о том, что участь посягнувших на это будет ужасной.

— И… что… как… — срывающимся голосом я хотела спросить, почему сережка фараона была в ухе лорда Вартимора, но мои зубы стучали так, что я просто захлебывалась словами.

— Последним, тот, кто приобрел мою мумию, был отец хозяина этого замка.

— Лорд Генри Вартимор? — наконец-то я смогла сказать хоть что-то внятное.

— Покупая статую Баст, он вынужден был купить и мой саркофаг, так как в ином случае никто бы не продал ему богиню. За это он расплатился кольцом своей жены, и, по завету Баст, я сразу же забрал душу этой женщины, законной жены хозяина замка, с собою в Царство мертвых.

— О боже…

— Я получил свое возмездие, поэтому позволил лорду Генри Вартимору и дальше жить, к тому же приумножил его богатства, так как он должен был устроить для меня вот эту комнату-усыпальницу, достойную тела фараона.

Мой страх понемногу отступал, я слушала мумию Рамзесса Ра-За, а сама сопоставляла в голове то, что уже знала и видела.

"Возможно, — размышляла я, — внешность здешних мужчин — это последствия пребывания тут мумии? А странное поведение лорда Сергея… и его сережка…"

— Я мог бы лежать тут вечно, ничто не нарушало мой покой, да и дух мой был утешен душой молодой женщины. Но в один из дней в мою усыпальницу пробрался мальчик — сын хозяина замка. Он был слишком юн и, впервые увидев мое тело, не испугался, а смело приблизился и даже посмел снять из моего уха сережку. В наказание за это, я сделал так, чтобы мальчишка одел ее на себя. И с тех пор я управлял его телом, завладел разумом, пользовался силой.

— Теперь я понимаю…

— Я наложил на него заклятие.

— И все из-за сережки? Но как же смерть еще нескольких невинных? И ты их тоже погубил?

— Как-то, в один из дней, невзирая на запрет, сюда пробралась еще одна женщина. Она была молодой и красивой, к тому же — как я понял — только что стала женой сына хозяина замка, молодого лорда. Женщина не причинила мне вреда, она только смотрела. И если бы она тогда ушла, возможно, я бы не стал трогать ее душу. Но вслед за ней в усыпальницу вошел ее муж, лорд Сергей. И я сделал так, как завещала Баст — я увел и ее в Царство мертвых. А потом еще одну, родившую детей…

— Ты убил и ее? Так это все ты? Четырех женщин ты забрал с собой всего лишь из-за проступка мальчишки?

— Только трех, — сказала мумия. — Четвертая спаслась, так как хозяин замка расторг с нею брак, когда она одной ногой уже стояла между мирами.

— И где она теперь?

— Я не знаю. Мой дух всего лишь действует по законам мертвых. И не моя в том вина, что живые разграбили гробницу, осквернили прах и тем самым привели в действие силу страшного проклятия фараонов. Мой дух сильно потревожен, и нет ему покоя. Но наконец-то пришло время, описанное в Священном Нильском папирусе Атни-тон. Явилась ты, царевна с синей птицей-соколом, чтобы исполнить пророчество и расставить все по своим местам.

Резко развернувшись, мумия быстро пошла обратно к своему саркофагу и, подняв одно из покрывал, достала оттуда свиток. Развернув папирус, фараон прочитал: "Если синяя птица из страны, что лежит за непреодолимыми морями, выбросит в воздух живые перья, и они попадут на тело того, душа которого давно обитает в Царстве мертвых, он сможет на время возвратиться в свою мумию и выполнить просьбу принесшего птицу. Но если это будет девушка, она должна будет принести в жертву свою девственную кровь"

Мумия свернула свиток, и на несколько минут в комнате повисло тягостное молчание.

— Что же я должна сделать? — тихим голосом спросила я, теперь уже точно зная, что умирать мне не придется — ведь ЭТО Я принесла сюда синюю птицу, осуществив древнее пророчество. Хотя… кровь?

"Я смогу попросить мумию обо всем, чего хочу? Тогда, я должна попросить ее возвратить меня обратно в дом моих родителей. А еще — вернуть мою мать, ведь я чувствую, что она не умерла. Но как же лорд Вартимор? Он ведь проклят. И все его жены, и эти девушки-служанки, и ужасно изуродованные мужчины? Их несчастные дети… Разве о них я не должна подумать тоже?"

— Мне нужна моя сережка, — разворачиваясь и медленно ступая обратно к саркофагу, Рамзесс Ра-За ухватился руками за его края и, ловко подпрыгнув, забрался внутрь.

Он закрыл глаза, синий свет померк, а моя птица, вспорхнув в воздух и медленно кружась, начала уменьшаться в размерах. Все это время я держала ракушку открытой, поэтому только ахнула, когда она упала внутрь и замерла там, словно и не покидала никогда медальон.

— Но как я ее достану? И — что означает "девственная кровь"? — испугавшись, что мумия обратно окоченеет, и я никак не смогу воспользоваться тем, что она мне тут только что сказала, я бесстрашно подошла к саркофагу и, протянув руку, дотронулась ею до белых повязок.

— Ты должна вернуть мне мою сережку, — не открывая глаз, сказала мумия. — Но просто так снять ее с уха мужчины ты не сможешь.

— А как? Что мне нужно делать, чтобы помочь тебе — и вместе с тем, всем этим людям. Ведь то, что творится во владениях лорда Вартимора — это ненормально.

— Ты должна законно выйти замуж, обвенчаться, и только тогда лечь в постель с хозяином замка. Во время первой брачной ночи он овладеет твоим телом, именно в этот момент ты можешь взять свою девственную кровь — и помазать ею мою сережку.

— Только и всего?

— Золотая кошка сразу же отпустит свои коготки, и ты сможешь незаметно снять ее из уха своего мужа. А потом ты должна будешь немедленно принести ее сюда, до восхода солнца. И как только украшение окажется на моем ухе — проклятие исчезнет, упадут стены, скрывающие своих пленниц, и род Вартиморов будет спасен.

— Хорошо… Я выполню все, что ты сказал, — пообещала я мертвому фараону. — Но как мне выбраться отсюда? Ведь повсюду только стены.

— У тебя есть птица, — поднимая руки и складывая их на груди, как было вначале, сказала мумия. — Притронься медальоном к любым стенам — и они откроются.


ГЛАВА 6 — Синяя птица, разбудившая фараона | Четвертая жена синей бороды | ГЛАВА 8 — Сомнения