home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 4 — Возмутительное свидание в Лазурной купели

Войдя из темноты, я не сразу разглядела все убранство комнаты, в которую меня привели стражники. Теперь же, ведомая служанкой (если они называли меня госпожой, то так оно и было), я смогла заметить в одной из стен полупрозрачную створчатую дверь, сделанную из цветного стекла. На его голубой и синей поверхности была изображена русалка, свободно плещущаяся в золотых волнах среди диковинных рыб. Глядя на совершенно голую грудь полурыбы, я ощутила сильное смущение.

"Это витраж", — вспомнила я, как называлась такая картина.

Когда-то заезжий купец привозил в наш замок подобные стеклышки, предлагая отцу украсить ими одно из окон. Но цена, которую мужчина запросил за свой товар, была диковинно огромной, и, посчитав купца за жулика, отец отправил его восвояси.

Потом, конечно же, он сожалел об этом, так как стеклянную картину купил наш сосед — граф Филипп Елеонский, и многие ездили к нему, чтобы полюбоваться на шедевр. На том витраже были изображены цветы, сидящие на них райские птицы, и, конечно же, товар стоил тех денег, которые запрашивал за него продавец. Но, видно, мой отец в то время просто был не в духе, ведь с деньгами у нас никогда не было проблем, да и художников он чтил, всячески им способствовал и помогал, как мог.

И вот я опять увидела эту красоту, и она украшала тут даже не окно, а всю огромную дверь. И я только могла себе представить, каких денег это творение стоило.

Но то, что я увидела по ту сторону красочного витража, поразило меня еще больше.

Я вошла в сиреневое облако из пара, поднимающегося над лазурной поверхностью бассейна, наполненного прозрачной водой. Вместо потолка в комнате с купелью был распростерт огромный купол со свисающими вниз качелями, раскачивающимися на золотых цепях прямо над бассейном, так что можно было легко забраться туда, прямо из воды.

Осторожно ступая босыми ногами по краю искусственного водоема, я подошла к широкой деревянной лестнице с поручнями, спускающейся прямо ко дну.

— Нет, госпожа, сначала я разотру губкой все ваше тело, — сказала мне девушка и, указав рукой на выступающую со стены скамейку, присела на ее поверхность. — Снимите накидку и положите вот сюда.

Послушно исполнив ее просьбу, я легла животом на теплую лавку, и, вытянувшись во всю длину, блаженно зажмурилась, с благодарностью принимая все то, что делала с моим телом девушка. Она же сначала намылила мою кожу, потом, зачерпнув из бассейна воды, полила сверху. Не вытирая, умастила меня ароматным маслом и стала нежно гладить и разминать своими тонкими пальцами.

Да, Альбина тоже растирала и мяла мою спину, руки и ноги после того, как я искупалась. Но делала она это так неуклюже, что я часто отказывалась от ее услуг. Но эти прикосновения были совершенно иными — умелыми и ловкими, ненавязчивыми и настолько приятными, что я хотела бы ощущать их еще и еще.

Вот, зачерпнув воды, девушка смыла с моей кожи масло, потом опять намылила чем-то душистым все мое тело и даже волосы, и полила сверху чуть горячей водой.

— А теперь искупайтесь в бассейне, госпожа, — поднимаясь с корточек, девушка бросила на меня мимолетный взгляд, и я уловила в нем какую-то загадочность.


Осторожно держась руками за поручни, совершенно нагая, я опустилась в теплую воду бассейна и, зажмурившись от удовольствия, нырнула туда с головой, проплыв небольшое расстояние с закрытыми глазами.

Вдруг я услышала тихий всплеск, и у меня сразу же возникло странное чувство, как будто бы к моим ногам что-то легонько прикоснулось. Не придав этому значения, я бултыхалась, ныряла и била руками по лазурной поверхности, ничего не замечая вокруг себя.

Уморившись до изнеможения, я решила поймать одну из качелей, чтобы выбраться на нее, раскачаться — а потом спрыгнуть в воду. Как вдруг рядом с собой увидела голый мужской торс, крепкую шею, низ лица с темной бугристой кожей и пухлыми губами (остальную его часть скрывала плотная красная маска с небольшой прорезью для носа).

— Ай, — заорала я что есть мочи, испуганно зовя на помощь свою служанку. — Спасите. Ааааа.

— Успокойтесь, госпожа, — девушка стояла у самой кромки воды, и на ее бесстрастном лице не было видно и тени беспокойства.

— Что… Кто это? — кричала я, сбивая вокруг себя воду в пену, тщетно пытаясь отбиться от нескольких пухлых мужских рук, вовсю тянущихся к моему обнаженному телу. — Ааааа. Я боюсь.

— Это всего лишь слуги, госпожа, банные мужчины, евнухи, не бойтесь их.

— Прочь.

Но трое мужчин, казалось, совершенно не обращали внимания на мои отчаянные крики. Словно глухие и плохо видящие (что вполне было возможным, ведь маски закрывали также их глаза), вытянув руки, они подбирались ко мне.

И тут девушка, все-таки обеспокоившись моим испугом, сбросила из себя платье (под которым не было ничего), и, отставив в сторону свои чудесные туфли из бусин, также опустилась в воду.

— Они просто помогут вам расслабиться, только и всего, не отгоняйте их, — улыбаясь мне, она медленно шла по дну, протягивая руки, чтобы ими обнять меня, а также призывно виляя бедрами, так что волна от этих движений достигла евнухов.

Но я отказывалась ее слушать. Потому что как только служанка погрузилась в воду, эти странные мужчины (все вместе) вдруг устремились к ней. Я же за это время смогла улизнуть от них.

Схватившись руками за деревянные поручни, я выбралась из воды и, набросив на плечи свою накидку, села на одну из скамеек, каких тут было множество. Со своего места я наблюдала, как банные мужчины (бедра которых так же скрывали красные повязки) все вместе ласкают девушку, позволяющую им это, и даже целуют ее обнаженную грудь, разминают руками бедра, поглаживая лодыжки, пальцы рук и ног.

В одно из мгновений, взяв ее на руки, они все вместе подняли красавицу над поверхностью воды. Потом один из евнухов, самый толстый, склонившись над нагим телом девушки, приоткрыл свои губы, выставил длинный красный язык и стал облизывать им ей грудь, потом живот. Громко выдохнув, служанка застонала от удовольствия и, расставив ноги и руки в стороны, расслабилась, доверившись банным мужчинам полностью.

Дальше ситуация становилась все более пикантной: закончив с животом, толстяк стал обласкивать языком лоно девушки, вылизывая ее слегка раскрывшийся цветочек тщательно и с удовольствием, а потом, закрыв глаза, погружая его все глубже, накрывая лепестки губами.

От такого зрелища тело мое затрепетало, взор затуманился, а грудь сама собою начала сильно вздыматься, так как дышать мне стало тяжело.

"Вот это я попала в передрягу" — не имея сил отвести взгляд и вместе с тем стыдясь того, что видела, я холодела от одной только мысли о том, что могла оказаться на месте той служанки. В руках у всех тех мужчин в купальниках, которые заласкали бы меня, наверное, до смерти, стараясь угодить хозяину. Да, я видела, как Альбина губами ласкала тело своего мужа, но чтобы мужчина тоже так делал?..

Боясь, все-таки я не смогла удержать свое тело от тайного желания таки оказаться там, искрящейся лазури, в руках у евнухов, потому что вдруг начала дрожать. А предательское томление, сковав мои бедра, обрушилось на меня припадком страсти.

"И где же мне теперь искать священника?" — опустив руки вниз, я — помимо своей воли — таки дотронулась ими до чувствительной нераспустившейся почки моего бутона. Приоткрыв губы, я полной грудью вдохнула душистый пар, а выдохнув, хотела было прыгнуть в воду, чтобы хоть как-то потушить там постепенно разгорающийся пожар своего тела. Я встала со скамейки и, словно сомнамбула, сделав несколько шагов по направлению к бассейну, открыла веки.


И тут в купальню зашел еще один мужчина. Сначала я даже не заметила, как тихонечко открылась дверь и, шлепая босыми ногами по мокрому полу, разгоняя всем своим крепким и стройным телом туман, ко мне направляется сам лорд Сергей Вартимор.

— Ну что, Валерия? — изо всех сил стараясь унять томление в разгоряченном теле, я вдруг услышала возле себя его властный голос, а потом, переведя глаза от бассейна, увидела его голый торс, сильные мышцы груди, твердый живот, крепкие ноги… И под темной полоской волос…

— Ах, лорд Вартимор, — вскрикнула я, подскочив, словно на меня только что кто-то вылил ушат ледяной воды и от того опомнившись. — Что здесь происходит? Что это такое? Что вы решили со мною сделать? Какой же вы.

— Разве кто-то из них причинил тебе вред? — сказал лорд Сергей, указав пальцем на пенящуюся от движений барахтающихся там тел воду.

Медленно двигаясь в мою сторону, он обошел бассейн, и творящееся там безобразие, похоже, никак его не удивило.

— Но… Как такое вообще может быть? — с силой упираясь в стену, словно ища там защиту, сказала я. — ЧТО это такое? КТО они, эти мужчины? Я не понимаю. Они… Я ведь там только что была. И они…

— Не бойся, Валерия, — совершенно голый мужчина стоял уже напротив меня (и на узких бедрах — никакой повязки), и его взгляд был совершенно не таким, каким я видела его в последний раз. Мягкий и нежный, он словно окутывал меня чарами, словно тянул к себе, обещая райское наслаждение и любовь.

— Нет. Не подходите ко мне, — закричала я, и, оперевшись ногами в пол, выставила перед собою руки. — Я знаю, что нахожусь теперь всецело в вашей власти, но. Я не служанка, не наивная простолюдинка, я — дочь графа Андриана Астарха. И если вы получили от моего отца согласие на брак со мной, то… То прежде всего должны на мне жениться, представив свету как свою жену. Ведь вы не сможете меня скрывать тут вечно. Ведь когда-то, все равно ведь когда-то я выберусь отсюда.

— И что тогда?.. — наклоняясь ко мне, так что я ощутила на своей коже тепло от его тела и невыразимо приятный мужской запах, лорд Вартимор протянул руку и прикоснулся к моему лицу.

Погладил по щеке, потом пальцем провел вниз, к губам, оттянул немного нижнюю, склонился еще ближе. И вдруг, ухватив за шею сзади, мужчина впился в мои губы долгим и страстным поцелуем, так что я почти что задохнулась, а моя накидка, не сдерживаемая никакой застежкой, легко распахнулась и соскользнула вниз, обнажив голую грудь и упругий мокрый живот, внизу которого предательски затрепетал слегка раскрывшийся бутон.

— Ай, — выдохнула я и судорожно схватилась за ткань, поднимая ее и укутывая все тело, как только лорд Сергей убрал свою руку из моего затылка.

— Что, сладкая моя? — приседая возле моих ног, он не отводил от меня своего обольстительного взгляда, и я в который раз увидела, настолько красив этот мужчина.

"Просто невероятно, что он выбрал меня, — после такого страстного поцелуя мысли мои потекли совершенно в ином направлении. — И как же мне его удержать возле себя? И смогу ли я? Ведь он ТАКОЙ красавец. О боже. Настолько же он прекрасен, когда улыбается. И возможно ли, что все это происходит сейчас со мной? Если бы не то похищение и не его скверный характер злодея, я бы… Как же мне совладать с собой, как же поступить, чтобы не позволить ни себе, ни лорду Вартимору ничего лишнего — того, за что мне потом будет ужасно стыдно. И эта картина — стог сена, под ним Альбина со своим мужем, движения его члена у нее во рту… Как же нестерпимо мне сейчас хочется чего-то подобного. Я не выдержу. Я сейчас…О нет. Я не могу совладать со своим телом, я сейчас ему отдамся, еще чуть-чуть, и…"

Но тут послышался всплеск воды, я повернула голову, и это на миг отрезвило меня, увело от чар этого страшного своей убедительностью, красотой и колдовской силой мужчины.


Я вдруг увидела, что девушка теперь лежит на широкой перекладине качелей, широко раскинув ноги в стороны. Двое евнухов держат ее за пятки, а также цепи, чтобы остановить раскачивание. Один из мужчин, зажав в руках какой-то красный блестящий предмет, осторожно всовывает его девушке меж ягодиц, медленно двигая им там. Она же, закрыв глаза, постанывает от удовольствия.

Хватая губами воздух, в то же время я не смогла оторвать взгляда от возмутительного своей обольстительностью зрелища. А когда евнух, достав из-под повязки еще один "искусственный член", только немного меньшего размера и зеленый, осторожно засунул его девушке внутрь цветочка, я, закрыв руками свои глаза, решила отвернуться, чтобы не поддаться соблазну и не упасть на колени тут-таки, перед Вартимором, умоляя лорда позволить мне обхватить губами его мужское естество.

"Альбина, ну зачем ты выбрала для любовных утех со своим мужем такое непригодное для этого место, — всякие глупости лезли мне сейчас в голову, и, вместо молиться — Богу, или синей птице из своего кулона — я винила во всем служанку, помимо своей воли развратившую меня своими занятиями любовью. — Это твоя вина, это ты будешь виновата, если я сейчас погибну"

Убирая с глаз пальцы, я медленно развернулась обратно к воде, готовая вот-вот сдаться. Но, как оказалось, там все уже закончилось, и, обласканная евнухами, служанка медленно выходит из бассейна. Они же, размашисто хлопая по его поверхности руками, один за другим исчезают сквозь темное отверстие в одной из стенок; там, наверное, был проложен тоннель — специальный ход, сквозь который купальня также наполнялась водой.

Это придало мне сил и немного отрезвило. Подойдя к самой кромке, я зачерпнула рукой и побрызгала влагой в свое разгоряченное лицо, провожая взглядом удаляющиеся фигуры.

— Да, это подземные воды, — проследив за моим взглядом, сказал лорд Сергей, — поэтому вода тут постоянно теплая и целебная, так как вытекает из гейзера, что находится в кратере затухающего вулкана. Слуги, которых ты здесь видишь — они умелые массажисты, специально обученные у чужестранных целителей-костоправов, хорошо знающие свое дело и не позволяющие себе ничего лишнего. Поэтому ты зря их испугалась и отказалась от услуг. Это могло бы быть очень приятно и полезно, Валерия. Знаешь ли ты, что даже там — в самом потаенном месте — женщинам нужны прикосновения? Делая массаж, лекарь разгоняет по телу кровь и лимфу, разминает зажимы, освобождает волокна нервов от напряжения, с которым самому никак не справиться. А ТАМ — ты же меня понимаешь? — массаж нужен особенно, так как женское тело устроено так, что, лишенное мужских касаний, слишком стремительно дряхлеет; лишенное тренировок — обвисает и теряет эластичность, чувствительность, здоровье. Лишенная же всего этого женщина постепенно становится непривлекательной, угрюмой.

— Вы говорите неправду, я не хочу такого слышать, — где-то в глубине души соглашаясь со словами лорда, я боялась принять это откровение, потому что…В таком случае, у меня был еще один мотив ему отдаться?


Я не знала, что мне ответить стоящему передо мной мужчине, и я только и могла, что молча наблюдать за девушкой, бесстыдно выходящей голой из воды. Просто на глазах у меня и у лорда Вартимора прекрасная служанка выжимала туда свои длинные черные волосы, завивающиеся в ее руках змеями.

"Что у него твориться тут на самом деле? — думала я, не имея сил противиться настойчивому прикосновению рук Сергея, которыми он ласково поглаживал меня по тонким лодыжкам, сидящий теперь на полу у моих ног. — А вдруг он спит со всеми этими такими слишком уж симпатичными служанками?.. Ну да. Вот ведь как красиво они одеты, словно и не прислуга. А впрочем… Он вдовец, молодой мужчина, чего же я от него хочу? Но в таком случае, зачем именно я ему понадобилась? И не захочет ли он, что вполне возможно, превратить меня только лишь в одну из своих многочисленных прислужниц? Боже мой, вот бы узнала бабушка, что я — ее любимая внучка, и в услужении у Синей бороды. Стоп… А вдруг он и меня убьет, потом, когда…"

— Лорд Вартимор, — делая резкое движение телом, я отбросила его руку прочь и, покрепче запахнувшись в свою накидку, вырвалась и отскочила в сторону. — Да как ты смеешь. Я не обычная девушка. И я не позволю сделать из себя рабыню.

— Глупая, я же просил твоей руки, — не вставая с пола, голый мужчина повернулся всем телом и проследил за мной взглядом, а на его обольстительных губах заиграла снисходительная улыбка. — Разве я не смог бы сделать с тобой все, что только захочу? И… Я что, совершенно тебе не нравлюсь?

— Я этого не сказала.

— Так зачем вся эта игра? — оперевшись ладонями о пол, он резко встал, и моя рука сама потянулась к лицу, чтобы прикрыть глаза. — Ты ведь давно не юная девчушка, не наивная и темная крестьянка, не монашка, давшая обет целомудрия. Рано или поздно, но мы сочетаемся с тобою браком, тебе ведь отсюда одна дорога — со мною под венец. Я же вижу, как нетерпеливо трепещет твое девичье тело, ожидающее ласк. Иди сюда.

— Нет, — я сделала несколько шагов по направлению к двери, краем глаза я видела, как туда уже шла моя служанка, облачившаяся в платье.

— Как хочешь, — лицо лорда Вартимора вдруг сделалось серьезным и даже отрешенным, а между чуть влажными его волосами загадочно сверкнули зеленые турмалины серебряной кошки. — Ты УЖЕ у меня, поэтому я позволяю тебе подумать, как ты того хотела. Но — не больше недели. Если к тому времени ты все так же будешь меня дичиться…

Его последних сердитых слов я не хотела слышать, поэтому бросившись к двери, опрометью влетела в комнату с камином. Две девушки уже ожидали меня там. Как ни в чем ни бывало, одна из них сразу же расстелила для меня постель, другая — "синяя" — протягивала мне мою розовую сорочку, красиво отороченную по подолу ярко-фиолетовыми рюшами. Облачившись в это розовое диво, я позволила девушкам расчесать себе волосы и, только лишь прикоснувшись головой к подушке, сразу же забылась в сладком сне.


ГЛАВА 3 — В комнате с медвежьей шкурой и камином | Четвертая жена синей бороды | ГЛАВА 5 — Все дети лорда?