home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Телеграфная компания Вестерн Юнион

Кому: Диана Холланд

Куда: «Ройял Поинсиана», Палм – Бич, Флорида

16:00, суббота, 17 февраля 1900 года.

Отличные новости – Твоя колонка весьма успешна -

Гонорар ждёт в Нью-Йорке – Продолжай работать – Д.Б.


– И за наших любимых гостей, мистера и миссис Генри Шунмейкер, самую прекрасную пару!

Толпа людей в смокингах и кружевных нарядах, со щедро напомаженными волосами, блестящими в теплом свете электрических ламп, весело щебетала и хлопала в ладоши, но Диана Холланд больше не могла это слушать. За ужином Генри пытался встретиться с нею взглядом, но даже в этом она не была уверена до конца. Сегодня она видела его и на пляже, и во время чая, и за картами в саду, но всё время рядом с ним находилась Пенелопа. Диану обижало и уязвляло почти полное безразличие Генри к ней со дня их приезда во Флориду, но она постоянно пыталась держаться у него на глазах. Ведь именно он уговорил её поехать в такую даль, а Диане было несвойственно позволять другим так легко забывать о себе.

Она даже прибегла к помощи неотлучно находившегося при ней Грейсона, чтобы заставить Генри ревновать. Она не заходила настолько далеко, чтобы посвящать Грейсона в свои замыслы, но когда он заигрывал с ней, Диана отвечала тем же, и позволяла ему кормить себя кусочками торта за чаем, и громко восторгалась его мастерством игры в крокет. Что вызвало несколько разъяренных взглядов Генри, но и это случилось много часов назад, и теперь для Дианы часы тянулись словно годы. Сейчас она была совершенно одна. Элизабет и Тедди весь вечер были поглощены беседой, и даже Грейсон покинул её где-то между десертом и началом танцев.

Позади широких, покрытых черной тканью, плеч танцующих Диана могла видеть пару, в честь которой провозгласили тост. Оба были высокими, стройными и темноволосыми, и хотя Диана не могла рассмотреть их лиц, казалось, что написанная ею газетная статья ничем не запятнала их репутацию. Возможно, они даже не видели этой заметки и не увидят её никогда. Диана немного устала от волнительности всего происходящего и терялась в сомнениях. Она сунула руку в карман шелкового платья персикового цвета и смяла в кулаке телеграмму Барнарда. Затем незамеченной вышла из залы и ступила на лужайку, пачкая мокрой травой туфельки на высоком каблуке, которые её семья больше не могла себе позволить.

Если этим утром, держа в руках страницу «Империал» со своей статьей, она чувствовала радость от того, что разыграла удачную карту, то теперь переживала спад настроения, как и любой игрок после загула. Сначала она просто шагала по лужайке, но затем перешла на бег. Платье, которое она так тщательно выбирала, чтобы выставить напоказ свои сильные и изящные ключицы, теперь хлопало по её ногам, пока она неслась, рассекая влажный воздух. Ранее она заставила сестру, которая пребывала в необычайно хорошем настроении, уложить ей волосы в изысканную прическу, но теперь замысловатое сооружение начало разрушаться, а ленты, которые придерживали волосы, развевались на ветру.

Бежала ли она от Генри? Он был для неё загадкой, и при каждой попытке её разгадать Диане становилось ещё больнее. Но когда она попыталась бросить его, он с каждым днем все сильнее овладевал её мыслями. Это была такая же стоящая причина бежать сейчас без оглядки, как и любая другая, и если бы Диана была менее вспыльчивой, то подумала бы, что уже не в первый раз за последние дни пускается в беспокойное блуждание. Но она уже прошла значительное расстояние, потеряв по пути туфли, и теперь подходила к воде, ощущая влажный песок босыми ногами.

Полная луна серебрила темную рябь воды, которая выглядела столь манящей, что Диана почти поверила, что сейчас сможет окунуться в неё. Внезапно нахлынула волна, окатив её ноги и промочив платье, а брызги долетели до лица. Море не было холодным или бурным, но Диана оказалась застигнутой врасплох настолько, что разрыдалась.

Когда волна схлынула, почва начала уходить из-под ног Дианы, и на мгновение девушка подумала, что этой ночью может утонуть. Но затем почувствовала прикосновение к груди знакомых рук, которые вытащили её на сухой песок.

– О, – всхлипнула она, поднося пальцы к лицу, чтобы вытереть слезы. На щеках все еще оставались следы слез, а нижняя часть ее тела полностью промокла от соленой воды, но Диана полагала, что если Генри увидит её плачущей, это ничего не будет значить. Он стоял рядом в черном пиджаке и белой рубашке и смотрел на неё с таким выражением лица, которое Диана назвала бы смесью беспокойства и откровенности, если бы не знала Генри так хорошо.

– Что тебе нужно?

– Побыть с тобой. Всего минуту.

Грудь Дианы вздымалась и опадала. Шелковая юбка и хлопковое нижнее белье прилипли к ногам. Наконец Генри стоял здесь, перед ней, на пустынном пляже поздней ночью, но вся сумбурность прошедшего дня превратилась в стену между ними. Луна светила ярко, и Диана четко видела силуэт Генри.

– Несколько минут? Ты хотел, чтобы я проехала весь этот путь ради нескольких минут наедине с тобой?

Генри сжал зубы и отвернулся. Каким-то образом он не промок, и Диана ненавидела его за то, что он выглядел таким собранным.

– Это всё, что я могу тебе дать. Пенелопа запугивает меня. Если она узнает, что я сегодня был с тобой, если узнает, что я рассказал тебе о причине нашей женитьбы, если узнает, как отчаянно я хочу тебя поцеловать…

Он шагнул вперед, положил ладонь ей на затылок и приник к её губам. Мгновение назад это показалось бы чудовищным поступком, но теперь Диана закрыла глаза и принялась целовать его снова и снова, словно поцелуи дарили ей воздух, которого она долго была лишена. Вторая рука Генри нежно гладила её по спине, и, несмотря на плачевное состояние её платья, он прижался к ней всем телом, испортив и свой вечерний костюм.

– О, – шепнула она более тихим голосом, когда он отстранился.

Её ротик всё ещё был открыт, а в глазах Генри отражалась белая полная луна.

Диана приоткрыла губы чуть шире, ожидая нового поцелуя, словно дождя, который вот-вот готов начаться. Но секунды шли, дыхание растворялось в морском воздухе, а поцелуя не следовало.

Генри отступил.

– Нас будут искать.

– Что? – в голосе Дианы слышалась ярость, но разочарование было сильнее.

– Твоя сестра и Пенелопа – они будут гадать, куда мы запропастились.

За плечом Генри мигали огни гостиницы, а пальмы уходили ввысь на фоне пурпурного неба. По небу плыли длинные облака – скоро они достигнут луны и поглотят её.

– Значит, ты предпочитаешь время от времени встречаться со мной на несколько минут? В дальних комнатах и коридорах поездов? Ты на это надеялся, когда уговаривал меня найти способ приехать во Флориду?

Генри покачал головой, но она знала, что её слова были правдой. Она попыталась успокоиться.

– Ты думал, я стану твоей любовницей.

– Нет…

– Спокойной ночи.

Диана вложила в прощание всё достоинство, которое смогла найти в себе в этом разбитом состоянии, и отправилась по пляжу к отелю. Её платье промокло, к чулкам прилипли песчинки, а сердце, казалось, никогда больше не соберется воедино. Она хотела оглянуться, но чувствовала, что этим поступком дарует Генри прощение за все совершенные им грехи.

– Диана! – закричал он. Его голос был полон страдания, но затем Генри умолк, и несколько секунд Диана слышала лишь мягкий плеск волн. – Диана, ты нужна мне.

И оттого, как его голос надломился, когда он произнес её имя, она поверила, что так и есть. Но закрыла глаза и продолжила идти к светившемуся огнями отелю, откуда даже сюда доносились звуки музыки.

– Диана, – продолжил Генри тем же отчаявшимся голосом, догоняя её. – Диана, я уйду от неё.

Диана остановилась и обернулась. Всегда свежевыбритое, хорошо вылепленное лицо Генри было образцом лица цивилизованного человека, но сейчас его взгляд был ближе, скорее, к первобытной животной страсти.

– Уйдешь? – прошептала она.

– Я не могу без тебя.

– Не можешь?

Диана знала, что находится в смертельной близости к тому, чтобы снова быть одураченной, но в её сердце уже расцвела надежда.

Генри преодолел разделявшие их несколько шагов и снова с вожделением посмотрел на неё. Он убрал кудри с её лица, коснувшись кончиками пальцев её глаз, и прижал большой палец к её пухлой нижней губке.

– Пойдем, тебе стоит привести себя в порядок, – сказал он, обнимая её за плечи.

Некоторое время они шагали рядом по лужайке к огромному освещенному зданию, пока не подошли слишком близко. Затем они разделились. Диана направилась в свой номер, а Генри вернулся ещё немного поиграть роль добропорядочного семьянина. Она сохранила в памяти его облик, даже когда они расстались.


Глава 21 | Зависть | Глава 23