home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Политическая обстановка накануне ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. Приход к власти НДПА

Оторванные от цивилизационных процессов горные районы Афганистана правительство в Кабуле контролировало с трудом. Народ жил в тяжелейших бытовых условиях с сохранением древних мусульманских традиций, не получая поддержки от государства, поэтому власть не имела уважения в племенах. Высокая рождаемость не приносила радости семьям: из-за отсутствия медицинского обслуживания хронические и наследственные заболевания уносили тысячи жизней. Народ бунтовал, правительственные войска усмиряли недовольных оружием, что делало власть непопулярной в народе. О кипевших в Кабуле политических страстях в глубинке практически не знали. Отсутствие информации обусловливало равнодушие дехкан к политическим процессам в государстве. Только духовные лидеры (имамы, муллы) сообщали новости на местах, причём делали это, как правило, по конъюнктурным соображениям.

Обстановка в стране не устраивала прогрессивную часть общества. В столице, в провинциальных центрах стали объединяться люди, небезразличные к судьбам народа и государства в целом, в основном представители молодого поколения. К середине 60-х годов из образованных и патриотически настроенных афганцев сформировался костяк новой партии, оппозиционной к правительству. 1 января 1965 года в Кабуле состоялся учредительный съезд Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), которая рассчитывала повести за собой передовые силы страны. Первым секретарем НДПА был избран писатель и журналист Нур Мухаммед Тараки, его заместителем — сын армейского генерала Бабрак Кармаль.

Но не всё складывалось так, как хотелось лидерам партии. Не было теоретической базы, общности взглядов на цели и задачи организации. Отрицательную роль сыграла неоднородность состава, проявилась оторванность партии от народа. Всё это не позволило НДПА стать направляющей силой афганского общества. Внутри неё возникли разногласия — клановые, племенные, религиозные, возобладали националистические предрассудки. Уже через год партия раскололась на две фракции: фракцию «Хальк» («Народ») возглавил Нур Мухаммед Тараки, фракцию «Парчам» («Знамя») — Бабрак Кармаль. В ходе проведённых в марте 1977 года консультаций фракции НДПА достигли соглашения, а в июле на конференции объединились. Но единство сохранялось недолго: группировки вновь начали бороться за власть, что вылилось в массовые убийства.

27 апреля 1978 года (7 саура 1357 года по афганскому календарю) в стране был совершён военный переворот, названный Саурской революцией. Масштабных событий в ходе революции не произошло: лётчики из Баграма нанесли бомбоштурмовой удар по президентскому дворцу, погиб министр обороны генерал-полковник Хайдар Расули, был убит президент Дауд и его брат Наим. Очередной дворцовый переворот и приход к руководству нового правительства привели к объявлению страны новым субъектом международного права — Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Главой государства — председателем Революционного совета и одновременно премьер-министром стал Тараки, заместителем Ревсовета — Кармаль, первым заместителем премьера и министром иностранных дел — Хафизулла Амин. СССР официально признал ДРА 30 апреля 1978 года, а в мае его примеру последовали остальные страны социалистического содружества.

Между тем Афганистан продолжало штормить: вспыхивали мятежи в армейских частях, выступала с протестами оппозиция. Центральная власть теряла полномочия и сторонников. НДПА не предпринимала никаких действий, чтобы сплотить свои ряды в борьбе с оппозицией, напротив, разногласия внутри партии усилились. Ухудшилась и ситуация в стране. 14 февраля 1979 года в Кабуле похитили и убили американского посла Адольфа Дабсса, 15 марта этого же года подняла мятеж 17-я пехотная дивизия в Герате. ЦК КПСС посчитал развитие событий в соседнем государстве представляющим опасность для своих южных границ.

На заседании комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану 18 марта 1979 года Андрей Громыко объявил, что Тараки просит военной помощи. Было решено пригласить его в Москву 20 марта, но даже в столь сложной обстановке Советский Союз отказал Афганистану в военной поддержке.

Советское руководство считало переворот 1978 года в Афганистане победой национально-демократической революции, а боевые действия вооружённой оппозиции против правительства страны — необъявленной войной при поддержке Пакистана и США. Афганские лидеры обращались к СССР за военной помощью неоднократно: летом 1979 года — девять, в октябре — декабре — шесть раз. Амин в обращениях к Политбюро ЦК КПСС был более чем откровенен: «Пребывание советских подразделений в Кабуле придаст нам уверенности в наших действиях и позволит высвободившиеся подразделения наших войск использовать для борьбы против контрреволюционных элементов».

Афганский премьер Тараки утратил контроль над ситуацией в стране. 15 сентября 1979 года решением Политбюро ЦК НДПА он был освобождён от обязанностей премьер-министра и арестован, а спустя три недели, по указанию Амина, удушен офицерами личной охраны. Захвативший власть Амин в течение осени 1979 года просил Советский Союз об оказании военной помощи. Она пришла 25 декабря 1979 года…

И для Афганистана начался новый период: на многие годы он оказался в центре внимания всего мира, став военной площадкой, где столкнулись несовместимые интересы разных государств, партий, религиозных идеологий, наркобизнеса, международного терроризма. События начала 80-х годов прошлого столетия пробудили мировое сообщество от политической спячки, перечеркнули размеренность жизни мусульманского мира. Наступило время большой политики — глобального противостояния двух мировых систем.

Мало кто из граждан СССР мог назвать столицу страны, которая первой признала молодую советскую республику. Политические процессы шли в Афганистане обыденным порядком и за его пределы не распространялись. На страницах печати мелькали заметки, откуда советский народ узнавал о помощи дружественному афганскому народу в строительстве объектов промышленности, гидросооружений, но эта информация не отражала полной картины — афганское общество было закрытым от мирового сообщества. Поэтому политико-экономическая жизнь Афганистана советских граждан не особенно интересовала. Страной правили эмиры, короли, что казалось советским людям пережитком прошлого.

А вот высшие эшелоны власти Советского Союза Афганистану внимание уделяли. Он привлекал удобным геополитическим положением, наличием полезных ископаемых, как рынок сбыта продукции и как экономическое пространство, в развитии которого могли принять участие советские специалисты различного профиля. Многие руководители Афганистана с симпатией относились к нашей стране: был заключён и продолжительное время действовал ряд договоров по взаимовыгодному товарообмену. В 60-е годы прошлого века при технической и финансовой помощи Советского Союза в Кабуле были сооружены хлебокомбинат, домостроительный комбинат, авторемонтный завод. На севере страны были построены газопромыслы и газопровод от границы СССР до Мазари-Шарифа, ирригационный канал, ГЭС в районе Джелалабада, Пули-Хумри и Наглу, плотина Сарде близ Газни, механизированный порт Шерхан на реке Пяндж.

В период начала экономической глобализации в Афганистане практически отсутствовала промышленность, и его экономика не была включена в мировую. К моменту Саурской (Апрельской) революции 1978 года на заводах и фабриках работало всего 44 тысячи человек. Племена и народы, населяющие страну, жили сельским хозяйством: овцеводством, виноградарством, животноводством, садоводством, сбором орехов. В стране также добывались соль, природный газ, каменный уголь, другие полезные ископаемые, разработка которых не требовала больших финансовых затрат. Длина единственной в Афганистане железной дороги Кушка — Тарагунди составляла 5,5 километра. Это может вызвать улыбку и недоумение, но так было устроено афганское многоплеменное общество — в нём не было места элементам современной цивилизации. Народы Афганистана веками жили абсолютно обособленно, не допуская в свой мир чужаков. Так что же это за страна, с которой Советский Союз имел общую границу протяжённостью в две с половиной тысячи километров? Страна, где мы потеряли целое поколение советских парней…

Окунувшись в историю государства, знавшего Александра Македонского и Чингисхана, можно обнаружить немало интересного и познавательного. Никого не оставят равнодушным неповторимая гамма национально-племенных отношений, обычаи народов этой восточной страны, где главную роль в жизни людей играет ислам и где нормы поведения, передаваемые из поколения в поколение, почитаются правоверными мусульманами как нечто святое и непререкаемое. Это основополагающий фактор, с которым необходимо считаться любому, кто решит познакомиться с афганским обществом.

Афганское родоплеменное общество закрыто от посторонних глаз, заглянуть в него почти невозможно, и тот, кто хочет изучить быт и культуру афганцев, должен заниматься этим осторожно и кропотливо, постоянно консультируясь со специалистами по Востоку. А поскольку Восток — дело более чем тонкое и деликатное, наиболее полезным в процессе исследования будет выходец из местной среды, знакомый с западным образом жизни.

Афганистан пережил много войн, разрушительных набегов, но не был порабощён, жил самобытным укладом, размеренным и глубоко религиозным. Изучайте Восток — он понравится вам, зачарует. Но помните: лишь тому, кто здесь родился, дано понять его сущность, почувствовать вселенское скопление силы, когда аяты Корана резонируют в душах тех, кто после хиджры поднял зелёное знамя ислама на кровавый джихад.

Афганистан своеобразен буквально во всём. Здесь встретились и перемешались, образовав колоритный сплав, культуры разных племён и народов. Но все афганцы при всех своих отличиях органично слиты с землёй. Афганистан — как другая планета. Тут всё поражает, вызывает восхищение — от проклятой цементной пыли Шахджоя и Кандагара до субтропических пейзажей Кунара, Пактии, Нангархара. Шапки вечных снегов на мощных горных массивах до боли режут глаза. Колючий ветер сыплет в лицо песком, но всё равно хочется смотреть и смотреть вокруг, не переставая любоваться этой уникальной страной.

Шумит торговый люд в широких одеждах на восточном базаре: покупает, продаёт, заключает сделки, меняет товары. У европейца кружится голова от такого калейдоскопа. Столько разных вещей в длинных рядах! Мясные ряды узнаются по запаху и множеству мух, облепивших туши баранов на железных крюках. Бачата — афганские ребятишки — стайками крутятся рядом, предлагают сигареты, насвай. Но стоит зазеваться — можно остаться без денег, часов и покупок. Шустро снуют женщины в парандже, торгуются мужчины в чалмах.

Взгляд у торговцев острый, внимательный: настороженно изучают незнакомца, оценивают. А расслабляться нельзя — мирная жизнь Востока обманчива, как и страшно обманчива его тишина. Не верьте ей никогда. Особенно близ кишлаков, раскинувших мазанки у горных хребтов или поросших лесом речных долин. Здесь прячется смерть. Смерть, притворившаяся тишиной. Остановись, оглядись, а лучше приготовься к бою и наблюдай за дувалами, садами: заняты ли повседневными делами женщины, играют ли дети, слышен ли вызывающий мурашки крик ишаков, лай собак, рвущихся с привязи. Всё это важные детали. Не дай вам бог обмануться! Тишина в мгновенье ока взорвётся десятками автоматных очередей и взрывами гранат. Огненный смерч за секунду сметёт всё на своём пути и… опять тишина… только для многих она станет вечной… И вновь как ни в чём не бывало будут резвиться бачата, женщины поспешат к роднику. Вновь спокойно и тихо, словно не было огня в упор… Однако вы знаете точно, что достойно ответили на дерзкую стрельбу из кишлака, свалив бородачей в тюрбанах. Вы не найдёте трупов, разве что следы крови на пыльной земле. Подумаете: «духи», и будете правы — мёртвых унесли духи — скрытно, незаметно. Слово «духи» станет потом общим названием для всего душманского отрепья, с которым мы будем мериться силой в автоматных боях долгие девять лет афганской круговерти.


Глава 3. Исламская революция 1979 года в Иране. Ирако-иранская война. Китайский фактор в отношениях с Афганистаном и Пакистаном | Афганский разлом. Истоки мирового терроризма | Глава 5. Афганистан как геополитическое пространство на рубеже стратегической безопасности южных границ СССР