home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13. Разведка ВДВ в действии

Что ощущали мы, рядовые бойцы «высокой политики» — разведчики 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, находясь в Афганистане? В период затишья перед бурей мы первыми почувствовали, как сгущаются тучи, как накаляется атмосфера, чтобы чуть погодя разразиться жестокими боями. Каждую ночь мы уходили на разведку местности: кишлаков, перевалов, дорог в зоне ответственности соединения. Выставляли засады, вели поиск противника.

Душманы собирали информацию: в горах по ночам мигали костры, из кишлаков им отвечали огни фонарей. Связные душманских отрядов сновали в горы и обратно, мы засекали их у кишлаков Тарахейль, Паймунар, Дехъийхья. Совсем недавно война для нас была только заявлением маршала СССР С. Л. Соколова на партийном активе соединения, а теперь она становилась реальностью. Командование ограниченного контингента было нацелено на проведение боевых операций. Началась активная боевая подготовка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Для разведчиков 80-й отдельной разведывательной роты перевал Паймунар, вершины горных хребтов Ходжа-Раваш и Ходжа-Бугра стали полигоном и родным домом. Проводя ежедневные занятия с разведчиками, я с ужасом отмечал, что наша профессиональная подготовка для действий в горах может служить не более чем начальной. Её необходимо улучшать упорными тренировками. На первом этапе занятий я ставил группе задачу просто подняться на вершину горы со штатным вооружением, снаряжением без отработки тактических и огневых задач. Выдвинуться, к примеру, по маршруту «базовый район — вершина горы Ходжа-Раваш» с целью ведения разведки, обнаружения противника, определения координат для корректировки огня артиллерии и авиации.

Подъём на горный хребет с оружием, боеприпасами, сухим пайком, водой, снаряжением весом 30 и более килограммов был тяжелейшим испытанием, проверкой физической силы и выносливости. А каково было пулемётчикам, гранатомётчикам! Несколько восхождений на вершину хребта дали чёткое понимание: тренировки должны идти с нарастающей динамикой. Неимоверная усталость и тяжесть наваливались на тело после каждого подъёма, судороги сжимали ноги в тисках по нескольку часов. Массаж приносил небольшое облегчение, и можно было приступать к дальнейшим занятиям. Я чертил схемы выдвижения группы в тыл противника, расписывал порядок действий, усложнял обстановку вариантами встречи с душманами, обеспечением прикрытия, страховки, ухода на другой маршрут, выносом условных убитых и раненых, оказанием медицинской помощи, эвакуации на безопасный участок. После короткого отдыха в замаскированном месте и принятия мер скрытности от противника группе предстояло самое сложное — подъём в гору с выполнением тактических, специальных и огневых задач, с эвакуацией условных раненых и убитых. Тренировки продолжались днём и ночью, и параллельно выполнялись реальные боевые задачи.

До конца марта 1980 года дивизионная разведка готовилась к боевым операциям в горной местности. Я много раз говорил: слава богу, что у нас, разведчиков, было время подготовиться к боевым действиям. Война отвела нам срок для того, чтобы психологически и профессионально врасти в обстановку. Подчеркну, мы — разведка ВДВ, и в Союзе нам не было равных! В отличие от подразделений других родов войск, у нас была сильнейшая подготовка, но в Афганистане к боевым действиям мы готовились с нуля. Нам многое предстояло узнать и постичь, чтобы быть успешными на войне.

Вершина Ходжа-Раваш служила нам площадкой для отработки разведывательных мероприятий и наблюдательным пунктом на север от Кабула, где нами фиксировался интенсивный обмен световой информацией между душманскими отрядами и кишлаками. После ночного выполнения разведывательных задач и небольшой передышки дивизионные разведчики, обливаясь потом, учились действовать в горах.

Как командир разведывательной группы, я отрабатывал множество вариантов развития событий в тылу врага и действия разведчиков в различных ситуациях. Одним из неблагоприятных вариантов я считал попадание в засаду. Засада — это заранее подготовленное место для нанесения максимального урона живой силе и технике противника, с захватом пленных и образцов вооружения. Устраивая засаду, противник реализует такое важное преимущество в бою, как внезапность, а мы оказываемся в невыгодном положении. Конечно, жизни мы просто так не отдадим. Жизнь для разведчика вторична. Для него главное — выполнить задачу. Возможно, кто-то опротестует этот мой тезис — и будет отчасти прав. Но те, кто не готов к самопожертвованию, в разведке не нужны, да их и не берут. В моей разведгруппе двое разведчиков — связист и санинструктор — отвечали за то, чтобы их командир живым противнику не попал.

В разведке важна индивидуальная подготовка, она куётся системными теоретическими и практическими занятиями. Специфика поведения в тылу противника предполагает наличие у каждого разведчика набора профессиональных качеств, которые обеспечивают выполнение задания в составе группы и в одиночку. Не менее важна взаимозаменяемость в экипаже боевой машины и в группе. В условиях боевых действий это суровая необходимость. Разведчики должны понимать порядок действий при выполнении задания и уметь принимать грамотные решения.

На занятиях я отрабатывал с разведчиками «домашние заготовки». В случае засады, непредвиденной встречи с противником нужно уходить «двойками», «тройками». Тем самым мы рассредоточиваем внимание врага, распыляем его силы и отрываемся от преследования, а затем собираемся в условленном месте. «Заготовки» не раз спасали нас от верной гибели. Следует учитывать, что противник действует на своей территории, он знает местность, он коварен, вооружён и жаждет нас уничтожить. Мы — разведка, нам непозволительно умирать даже самой геройской смертью, потому что наш героизм заключается в том, чтобы выполнить задачу командования и остаться в живых. Погибнуть в тылу противника несложно: один неосторожный шаг, и «духи» порубят тебя на куски и скормят собакам. А вот вернуться на базу живёхоньким, выполнив задание, — это зачастую подвиг, поэтому я повторял парням, что за живучесть группы надо бороться всем вместе и каждому в отдельности. Самое главное — выполнить задание. Кто не согласен со мной, пишут рапорта в парашютно-десантные подразделения — так было заведено в моей разведывательной группе.

Один из основных принципов разведки в тылу врага — не встречаться с противником, если встреча не предусмотрена заданием. Перед нами поставлена конкретная задача, она и только она должна выполняться точно и в срок. Если мы обнаружим себя, то даже захват «языка», документов, вскрытие объекта окажутся напрасной работой: противник поймёт, что мы располагаем информацией о нём, поменяет планы, перегруппирует силы. Специалистам не составит труда догадаться, что именно мы хотели узнать. Наша цель достигнута не будет, задача останется невыполненной, планы командования, за которыми стоят сотни и тысячи солдат и офицеров, не реализуются, что приведёт к невосполнимым потерям. Но действуя на территории, занятой врагом, мы всегда готовы к встрече с ним, каждый разведчик в группе знает, как поступать, если избежать встречи с противником не удастся.

Наши тренировки в горах продолжались неделями — днём и ночью. От неимоверной нагрузки разведчиков тошнило, сердца рвались из груди, пот застилал глаза. Мы падали в изнеможении на вершине горы и ждали, когда выровняется дыхание. Но от многократных покорений вершины, от штурмов горной гряды постепенно приходила уверенность в своих силах. Теперь уже каждый разведчик совершенно точно знал: в горах необходима величайшая выносливость. Выносливость и ещё раз выносливость! Это физическое качество человека я и сейчас ставлю на первый план.

Каждая тренировка совершенствовала мастерство разведчиков. Действия разведывательной группы выстраивались в режиме реального времени. Я выставлял до вершины горы, по ярусам, мишени, обозначавшие противника. По установленному маршруту направлялся головной разведывательный дозор вести наблюдение за местностью, он обнаруживал противника (мишени), подавал сигналы оповещения. Разведгруппа занимала одно из множества боевых положений, отработанных на тренировках («домашние заготовки»). Разведдозор, прикрывая основной состав разведчиков, открывал огонь по мишеням, тем самым обеспечивая выход группы из боя с уходом на другой маршрут. Затем обнаруживал нового противника — ярусом выше (ниже), стремящегося перехватить группу при совершении манёвра. Постоянно находясь в движении (противника надо закружить, сбить с толку), он принимал удобное положение для ведения боя, открывал огонь на поражение. В работу включалась группа прикрытия тыла — вместе с головным дозором она автоматным огнём уничтожала противника. После чего следовал сигнал — «путь свободен».

Существует важный показатель успешности разведывательной группы, выполняющей специальные задания в тылу противника, — её живучесть. Десятки боевых, разведывательных и других операций, проведённых мной в Афганистане в качестве командира разведывательной группы, разведывательной роты, позволили прийти к следующему выводу. Если деятельность командира по подготовке к боевому заданию, его выполнению и возвращению разведчиков на базу принять за сто процентов приложенных усилий, то тридцать процентов усилий отводилось мной на подготовку и выполнение самого задания, а семьдесят — на то, чтобы вывести группу из-под удара и благополучно вернуться на базу.

После принятия решения об участии ограниченного контингента советских войск в боевых действиях против афганской оппозиции до середины февраля 1980 года продолжался относительно спокойный период: благоустраивались военные городки, гарнизоны. Затишье позволило обустроиться, оглядеться, адаптироваться к новой обстановке.

Велась боевая подготовка подразделений в горах, солдаты несли службу в нарядах, боевом охранении. Вырастали палаточные городки с элементами жизнеобеспечения, оборудовались позиции опорных пунктов взводов, рот для охраны военных городков. На них выдвигалась артиллерия, системы залпового огня, танковые подразделения. Активно работала разведывательная и военно-транспортная авиация, 34-й смешанный авиационный корпус занял основные и запасные аэродромы, вертолётные площадки, командование ВВС армии планировало маршруты полётов.

Налаживалось взаимодействие родов войск, соединений, частей армии, отрабатывалась система огня. Устанавливалась радио- и проводная связь, решались вопросы материально-технического обеспечения войск, в том числе с учётом зимних условий и действий в горной местности. Шли поставки конструкций для строительства домиков, печек для обогрева личного состава, завозились строительные материалы, обмундирование. Зима в Кабуле в 1980 году была холодной и очень снежной.


Глава 12. Оценка готовности ограниченного контингента советских войск к боевым действиям в Афганистане | Афганский разлом. Истоки мирового терроризма | Глава 14. Разведывательные действия в тылу противника