home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10. Партийный актив 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии 14 февраля 1980 года

Тяжело работалось командованию 40-й армии в сложившихся условиях. К охране и обороне стратегических объектов, магистральных дорог, размещению гарнизонов, материально-техническому обеспечению войск добавились боевые операции против вооружённой оппозиции. Оказывали давление руководитель оперативной группы Министерства обороны СССР маршал Советского Союза Соколов и генерал-полковник Максимов, командующий Туркестанским военным округом, в состав которого входила армия.

Вместе с тем военачальниками обсуждался вариант возвращения в Советский Союз избыточной части ограниченного контингента. В частности, 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, выполнившей задачу по захвату и удержанию объектов в Кабуле, Баграме, Кандагаре. Контролируемые десантниками государственные объекты планировалось передать частям, осуществлявшим охранные функции, а воздушно-десантное соединение вернуть на место постоянной дислокации в Витебск, и личный состав дивизии искренне надеялся на близкую встречу с родными.

Сроки отправки на Родину 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии устанавливались несколько раз. Называлась дата 5 января 1980 года. Об участии в боевых действиях речи не шло вообще. Мы, разведчики, каждую ночь продолжали вести разведку в зоне ответственности дивизии, но мыслями уже находились дома. Возвращение в Союз было главной темой разговоров в армейских коллективах, война ещё не дала о себе знать. На служебных совещаниях поднимался только один вопрос — сохранение бдительности.

Об обстановке в Афганистане мы получали весьма скудные, общие сведения — отрывочные данные на уровне разговоров в штабе дивизии, армии, но старшие офицеры и сами не владели информацией. Все жили ощущением скорого возвращения к семьям.

Однако судьба распорядилась по-иному. В начале февраля 1980 года вся правда вдруг вышла наружу, и тайное сделалось явным… Было объявлено о собрании партийного актива 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии… Мне выпала честь присутствовать в качестве избранного делегата на этом мероприятии. В нём принимали участие первые лица советского руководства, вершившие афганские события: член ЦК КПСС, первый заместитель министра обороны СССР маршал Советского Союза Соколов, заместитель начальника Главного политического управления Советской армии и военно-морского флота генерал-полковник Средин, член военного совета Туркестанского военного округа генерал-лейтенант Родин.

Как выяснилось позднее, высшая партийная верхушка СССР приняла окончательное решение по Афганистану: возложить ведение боевых действий против сил афганского сопротивления на 40-ю армию. На собрании партийного актива соединения предполагалось довести это решение до личного состава ограниченного контингента. Мы же, делегаты актива, с воодушевлением шли на партийный форум, ожидая, что высокое начальство отблагодарит нас, десантников, за успешное выполнение задач и скажет: «Домой, ребята!»

Отлично помню ощущение приподнятости у всех делегатов, духовный подъём зала, трепетно слушавшего выступавших. Мы с нетерпением ждали выхода на трибуну маршала Советского Союза С. Л. Соколова, сидевшего в президиуме собрания в зелёной форме советника.

В моём архиве сохранилась записная книжка с конспектами выступлений. Для воссоздания атмосферы партийного актива дивизии позволю себе процитировать прозвучавшие на нём доклады.

Первым выступил командир 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал-майор И. Ф. Рябченко. Комдив отметил успехи советского народа в выполнении планов 10-й пятилетки, рассказал о международной напряжённости в отношениях ряда государств, об агрессивных действиях США и Китая и создании ими военного блока против нашей страны. Генерал Рябченко коснулся мифа о советской военной угрозе, рассказал о выполнении социалистических обязательств воинами-десантниками соединения, после чего осветил вопрос оказания Советским Союзом помощи братскому афганскому народу, сославшись на договор о сотрудничестве и взаимной помощи, подписанный между СССР и ДРА в 1978 году. Иван Фёдорович детально остановился на задачах дивизии, дал высокую оценку действиям её личного состава, подчеркнул слаженную работу штаба соединения, командиров частей. С лучшей стороны генерал охарактеризовал деятельность тыловых и технических служб, а также организованную политотделом дивизии под руководством гвардии полковника Тимошенко партийно-политическую работу в частях соединения. Партийной организации 80-й отдельной разведывательной роты командир дивизии поставил в заслугу серьёзность и качество выполненных боевых задач.

Не оставил без внимания Рябченко и нарушения в частях дивизии (случаи «самострела», употребления отравляющих жидкостей, мародёрства, обмена товарами с афганцами), подверг критике некоторых командиров, которые в работе с личным составом применяют один метод воздействия — наказание, забывая, что есть и другие формы воспитания нерадивых подчинённых, как то: личная беседа, комсомольские и общие собрания подразделений, частей. В заключение доклада генерал-майор И. Ф. Рябченко заверил Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза, министра обороны СССР в том, что воины-десантники 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии воинский долг выполнят достойно.

Мы сидели в зале заседаний перед высокими военачальниками, не подозревая о том, что в этот самый момент полным ходом шла подготовка первой Кунарской операции, главным разработчиком которой являлся маршал Советского Союза Соколов. Рассчитывались силы и средства, необходимые для её проведения, налаживалось взаимодействие с афганской армией, связь, обеспечение. Мы даже не представляли, что всего две недели спустя встретимся в жестоком бою с коварным и беспощадным противником, и часть делегатов партийного актива сложат головы под Асмаром, Асадабадом, в ущелье Шегал. Мы не знали многого из того, что ожидало нас в самое ближайшее время…

После комдива Рябченко выступил командир 350-го гвардейского парашютно-десантного полка гвардии подполковник Г. И. Шпак. Георгий Иванович также не помышлял о том, что личный состав вверенного ему подразделения покроет себя неувядаемой славой, выполняя воинский долг в Афганистане, а сам он станет командующим Воздушно-десантными войсками, потеряет в Чеченской войне сына, защищавшего Конституцию Российской Федерации. С трибуны партийного актива он говорил о необходимости воспитания офицерского и сержантского состава, акцентировал внимание на качестве боевой подготовки, требовал строго спрашивать с коммунистов, командиров за порученное дело. Суровый тон командира полка не оставлял сомнений в том, что он лично возьмёт это на контроль… Через несколько дней гвардии подполковник Шпак, командуя рейдовой группировкой, будет вести жестокий бой в ущелье Шегал, где подразделения его полка блокируют и расстреляют в упор из гранатомётов и стрелкового оружия душманы.

Затем слово получил гвардии старший лейтенант Калинушкин. Офицер рассказал о боевой подготовке своей роты, воспитании личного состава, поддержании бдительности. Пройдёт немного времени, и он получит серьёзное ранение в бою, но ещё послужит Родине, готовя десантников.

Начальник политотдела дивизии гвардии полковник Тимошенко, выступавший после Калинушкина, потребовал от партийной и комсомольской организаций проводить политико-воспитательную работу и морально-психологическую подготовку военнослужащих на высоком уровне, не игнорируя индивидуальный подход. Начпо отметил недопонимание отдельными офицерами-коммунистами текущего момента, снижение бдительности и сделал особый упор на важности изучения решений 25-го съезда КПСС, ленинского наследия, воспитания у личного состава высокой политической сознательности.

Занявший трибуну командир самоходно-артиллерийского дивизиона гвардии подполковник Игорь Михайлович Барановский посетовал на плохое обмундирование личного состава, а также на то, что солдатам и сержантам срочной службы не оплачивается классная квалификация.

Начальник штаба 357-го гвардейского парашютно-десантного полка гвардии майор В. М. Варушинин рассказал о несении охранной службы его полком, её особенностях, покритиковал командиров за то, что не подводятся итоги в подразделениях за неделю, месяц.

Гвардии майор Селуянов, заместитель командира 317-го парашютно-десантного полка по политической части, говорил о необходимости улучшения качества боевой подготовки и усиления бдительности при выполнении интернационального долга.

Секретарь партийного комитета артиллерийского полка майор Рычагов доложил о выполнении коммунистами социалистических обязательств, уверил в их готовности с честью исполнить воинский долг.

Напряжение зала достигло апогея: на трибуне собрания партийного актива 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии появился член ЦК КПСС, первый заместитель министра обороны СССР маршал Советского Союза С. Л. Соколов. Делегаты замерли.

Небольшого роста, склонный к полноте, маршал Советского Союза, продумывая каждую фразу, заговорил тихим голосом. Он осветил политическую обстановку в мире, коснувшись ухудшения отношений Советского Союза и США, отметил агрессивность отдельных кругов США, поставивших целью завоевание мирового господства (с тех пор так ничего и не изменилось!), и усилия ЦК КПСС, направленные на снятие напряжённости между нашими странами, несмотря на то что американский президент Джимми Картер пошёл на обострение отношений с Советским Союзом и тем самым поставил мир на грань войны. Сергей Леонидович остановился на увеличении военных ассигнований США, выделенных Конгрессом на оборону, размещении ракет в Европе, создании корпуса быстрого реагирования, развёртывании новых систем вооружения (сегодня происходит то же самое!). Соединённые Штаты Америки, сказал маршал, образуют военно-политический блок с Китаем. Всё это характеризует агрессивную сущность США. Далее Соколов рассказал о конфликте между Турцией и Грецией, событиях в Иране, ситуации в Египте, который, прекратив войну с Израилем, выбрал курс на сближение с США, отметил нарастающую военную мощь Японии, увеличившей расходы на оборону и заключившей договоры с Китаем и США.

Маршал Советского Союза раскрыл суть революционных событий в Афганистане, сказал, что Пакистан при поддержке США вооружает оппозицию, обучает её сторонников и забрасывает на афганскую территорию боевые отряды. По словам Соколова, американцы планировали ввести в Афганистан свои войска, но Советский Союз, защищая южные границы от проникновения вооружённых групп, сделал это первым, хотя такое решение далось нелегко. Соколов подробно остановился на своеобразии Афганистана. Поскольку местное население крайне религиозно, при контактах с ним нельзя допускать отступления от норм мусульманского образа жизни. Десантники, как подчеркнул Сергей Леонидович, находятся в Афганистане не с охранной миссией, а для выполнения боевых задач. «Расхолаживаться нельзя, — заявил маршал. — Мы не охрана, мы — ВДВ!» С этого момента в зале заседания партийного актива дивизии наступила звонкая тишина — маршал Советского Союза подошёл к главной мысли…

СССР решил оказать афганскому народу интернациональную помощь. Афганские войска ведут боевые действия с врагами революции. В стране отсутствует видимый фронт, но противник всюду, он использует внезапные атаки из-за угла. Поэтому так важна наша служба, важно проявлять бдительность и не успокаиваться, несмотря на достигнутые успехи.

Руководитель оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане обратил внимание на выступления коммунистов дивизии и выразил недоумение по поводу того, что мы не прыгаем здесь с парашютом, ведь при любых обстоятельствах личный состав должен повышать боевое мастерство. Закончил своё выступление маршал Соколов такой фразой: «Чтобы вы не задавали мне вопросов, отвечу так: обстановка не позволяет нам быстро отсюда выходить…»

Зал заседания мы покидали оглушёнными. Прикуривая, каждый думал о семье, доме, детях. Заявление высшего советского руководителя в Афганистане оказалось неожиданным для абсолютного большинства делегатов партийного актива. Словно в пустоту, мы смотрели друг на друга и молчали. Стоявший рядом со мной Ваня Прохор наверняка тоже не думал услышать такое… Прошлой зимой мы с ним вместе вытаскивали из лесной чащи Белоруссии наши разведывательные группы, попавшие в сильный мороз. После собрания мы с Иваном пожали друг другу руки — неясность в прошлом, судьба решена. Больше встретиться нам не довелось: 21 марта 1980 года командир парашютно-десантной роты гвардии старший лейтенант Прохор Иван Иванович геройски погиб в бою с душманами в провинции Кунар…


Глава 9. Организация США и вооружённой политической оппозицией Афганистана единого фронта борьбы с советскими войсками | Афганский разлом. Истоки мирового терроризма | Глава 11. Ограниченный контингент советских войск в канун активной фазы боевых действий в Афганистане