home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

При рождении в теле ребенка порядка 300 костей, у взрослого человека их остается всего 206.

Реальная анатомия

Райдер Цециди


Мы вышли порталом прямо в тронный зал. Мортифор очень переживал, что его пронырливая супруга успеет добраться до эргов раньше него и вляпаться в беду, поэтому взял с меня клятву, что я проведу его кратчайшим путем. Умный, зараза! Знает меня! Я не хотел, чтобы жертва Светы пропала даром, и поэтому планировал телепортироваться в самый дальний уголок замка. Пока бы мы добрались до тронного зала, дело бы уже и закончилось. Но нет! Мортифор не хотел так рисковать! Он явно догадался обо всем и настоял на клятве. Я, чтобы потянуть время, упирался как мог. Пусть я недолюбливаю княжну, но уважаю. И ее желание защитить Морта полностью разделяю.

К несчастью, кровник применил какое-то заклинание, которое сделало меня полностью шелковым. Пришлось послушаться и выполнить требование Мортифора. Что меня сильно расстроило, так это отсутствие княжны в зале. Неужели она все-таки сбежала? Или где-то задержалась? Одно слово — женщины! Ни капли пунктуальности! Впрочем, на собственную смерть я бы тоже постарался опоздать.

За время моего отсутствия в тронном зале ничего не изменилось. Все так же сидел на жестком кресле правитель эргов, изнывая от тоски и геморроя, полагаю. Ибо сидеть на холодном мраморе занятие не для нормальных существ. Впрочем, он же бестелесный. Что ему сделается? Под потолком носились сумрачные тени, а вдоль стен, точнее, сами стены подпирали всевозможные сущности в капюшонах. Нас как-то заставили стоять так же вдоль стены на одной церемонии. Поэтому по личному опыту знаю, что стоять здесь во сто крат удобнее, чем сидеть. Исходя из этого могу предположить, что верховный эрг люто завидует этим мелким сошкам.

— С чем ты к нам пожаловал, оборотень? — хмуро выдохнул правитель, массируя виски.

У моего шефа еще и постоянная мигрень. А с появлением на горизонте маленькой драконессы она только усилилась. Вот умеет же жена моего друга найти подход к людям и нелюдям!

— Я пришел сюда выступить вместо жены, — твердо произнес Морт.

— И чем же она должна быть нам интересна, смертный? — насмешливо фыркнул эрг.

Врет его величество! Ведь знает же, кто его супруга!

— Я хочу, чтобы вы перестали преследовать ее и ее род, а взамен, по правилам древней клятвы, я предлагаю свою жизнь!

— Иди с миром! — напрягся эрг. — Мне нет дела до тебя, и с тобой мы ничего не делили!

— Нет! — отрезал Мортифор. — Мы с ней равноценные супруги, мы дали клятву защищать друг друга до последней капли крови. И вот я стою перед вами и требую от вас внять древним законам и принять мою просьбу. Я требую замены ее жизни на мою!

Даже отсюда я видел, как владыка эргов еле заметно передернулся. Своим заявлением мой друг подложил правителю большую свинью. Шкура Светы интересовала его неспроста. Даже больше: что-то мне подсказывает, что отстрел драконов, за который он рьяно выступал, для него не так важен, как голова одного конкретного дракона. Эрг очень давно хотел проникнуть на Гею. Но Дорвана когда-то надежно защитила свою территорию от чужого посягательства. Может, Эхрншт надеется уничтожением Светы открыть себе путь на Гею?

— Иди с миром, — вновь повторил патрон, чем подтвердил мои подозрения. — Мы с тобой ничего не делили.

— Ты пренебрегаешь древними законами?! — приподнял бровь друг.

Эх, Мелкий, Мелкий! Что ж тебе так не терпится на тот свет?!

— Что ж, — рыкнул в свою очередь повелитель теней. — Да будет так! Я принимаю обмен, но любой, кто встанет с тобой плечом к плечу, будет расцениваться как твой помощник, кем бы он ни был.

— Нет! — поспешил я предупредить кровника не соглашаться.

Но главный эрг махнул рукой — и я тут же оказался заточенным в непробиваемый звукоизолирующий куб. Мортифор удивленно взглянул на меня.

— Это для того, чтобы он не мог повлиять на твое решение, — пояснил свое действие Эхрншт. — Порой те, кто нас любит, такие паникеры! И не позволяют нам лишний раз рисковать собственной жизнью.

Наверное, только я услышал в его голосе довольные нотки.

— А разве я могу выиграть? — скептически выгнул бровь Мортифор.

— А разве ты не за этим пришел? — парировал правитель теней. — Ты предлагаешь свою жизнь как залог неприкосновенности того, кого защищаешь, но, если выиграешь, вас никто не будет преследовать.

— Хорошо, — кивнул Морт. — Если я выиграю, ты навсегда забудешь о Светином роде и никогда больше не будешь пытаться завоевать Гею или проникнуть на этот мир каким-либо иным способом. В случае моего проигрыша ты не вызовешь ее на дуэль и не примешь ее вызова, так как предмет спора не может дважды рассматриваться в течение ста лет.

— Обещаю, — коварно отозвался эрг. — Обговорим условия?

Мне захотелось застонать. Хозяин явно что-то знал. Скорее всего, он уже чувствовал присутствие Светы во дворце. Но где же, блин, она ходит?! Вот же женщины! Не успела! С другой стороны, лучше бы она теперь не приходила. Только погибнет вместе с Мелким зря. А так хоть какая-то польза будет, как ни горько признать.

Тянуть время сейчас было крайне опасно. Однако шеф на удивление быстро договорился с оборотнем. Хозяин явно что-то задумал! Блин! Я в бессилии ударил по прозрачной стенке. Как же неприятно осознавать собственную беспомощность! Как ужасно все видеть и не иметь никакой возможности помочь другу!

Тем временем мой работодатель хлопнул в ладоши, призывая троих воинов. Мортифор извлек из ножен полуторник. Очередной хлопок в ладоши — и закрутилось. От досады мне захотелось выть. Коварство эрга не имело границ. Морт сражался хорошо, просто превосходно, но его партнеры были не самыми сильными воинами, скорее всего их задачей было просто протянуть время до тех пор, пока сюда не прибудет княжна Драко.

А вот тогда эрг и пустит в бой самых лучших. Мортифор, похоже, тоже почувствовал подвох и не спешил выкладываться, экономя силы. Все-таки школа воинского искусства сделала свое дело. Кроме того, друг не верит в благотворительность и в мир во всем мире, больше полагаясь на коварство противника и вечно ожидая подвоха. Вот только почему теперь он не поступил, как раньше? Да уж! Воистину любовь отнимает мозги у тех, у кого они есть, и дает их тем, у кого их нет!

Я наблюдал за воинами и запоминал их лица. Несмотря на то что здесь вершится суд богов, я отомщу за смерть друга и кровного брата. Когда этот кошмар закончится, я их всех выслежу и прирежу. Хотя нет. Чего это я сдаюсь? Лучше я сейчас попробую что-нибудь придумать, пока Света не явилась и не наломала дров. Мне Мортифор нужен живым! Не для того я этого Мелкого воспитывал, чтобы его зарезали в тронном зале эргов на моих глазах!

Я попытался пробить магическую стену, но безуспешно. Грубой силой ее не возьмешь. А жаль! Большинство плетений разбивается, как ни странно, именно напором и грубой силой. Ладно, пока есть время, попытаемся поискать в стеночке слабое место. Я отправил парочку магических тараканов путешествовать по моей воздушной тюрьме и молча наблюдал, как оборотень расправлялся со своими противниками.

Что ни говори, Мортифор первоклассный боец. В конце концов, он тридцать три года проучился в школе боевых искусств, окончить которую удалось считаным единицам. Мой начальник, видно, это тоже понял и решил прибегнуть к нечестной игре. Из-за трона вышел арбалетчик с надвинутым капюшоном и выстрелил в дерущегося оборотня. Я закричал, но, как и следовало ожидать, моих воплей односторонне звуконепроницаемая стена не пропустила.

Болт, чтоб его, попал Мортифору в плечо, и я в отчаянии закусил губу. Нет, стрела была пропитана не ядом, а снотворным. Используй эрги отраву, и Мортифор был бы признан победителем вследствие нарушения клятвы. Но это был универсальный транквилизатор, разработанный для оборотней. Через пятнадцать минут движения Мортифора замедлятся, внимание станет рассеянным, мускулатура расслабится, и беднягу просто зарежут! Что же делать?

Я в который раз осмотрел границы собственного заточения. Сердце рвалось на помощь другу, но мои господа, чтоб им никогда не жилось спокойно, все учли. Они знали, как удержать охотника на драконов. И поэтому мне ничего не оставалось, как вновь и вновь таранить магией уязвимые места плетения и наблюдать за расправой над другом.

Теперь на него наседали сразу шестеро воинов, постепенно тесня в угол. Когда тройка в первом ряду уставала, они менялись местами. Прочие воины стояли полукругом за воюющими товарищами и страховали.

Из боковых дверей появилась колонна в огненно-красных балахонах. Маги-боевики. Какие же эрги все-таки ублюдки! Мало того что на их стороне численный перевес, так еще и эти будут одновременно атаковать Мортифора магией! Вот же дерьмо!

Как я и предполагал, от колонны отделились двое адептов и, встав по диагонали от сражающихся, запустили в Мортифора огненные шары. Оборотень отбил магическую атаку, но в результате пропустил удар мечом в плечо. Нечеловеческий рык — и друг перешел в промежуточную трансформацию, однако это отвлекло его от очередной порции огненных шаров, и один из них ударил ему в грудь, отбросив к стене. Воины радостно загомонили и отсалютовали друг другу мечами. Ублюдки! Шестеро на одного! Мясники! Никакого кодекса чести! Впрочем, моим работодателям благородные солдаты ни к чему.

Еще один воин ткнул Мортифора мечом в бедро. Второй попытался подрезать сухожилие, но Мортифор уклонился, попав, впрочем, под огненный шар. Похоже, транквилизатор подействовал, и оборотень боролся вслепую, ориентируясь на постепенно притупляющиеся слух и нюх. Воины снова отсалютовали мечами, радостно скалясь. Добивать противника, когда тот ничего не видит и не слышит, удобно и безопасно. Эх, закинуть бы их с Мортифором в темный переулок один на один. Знали бы цену крови и чести!

Маг бросил в оборотня еще каким-то заклинанием, и тот с болезненным стоном сполз по стене на мраморный пол. Под мужчиной начала расползаться красная лужа. Похоже, это было заклинание ускорения вытекания крови. Какие же все-таки отморозки! Один из воинов отпихнул ногой меч Мортифора, и тот с жалобным лязгом отлетел в сторону. Один из воинов, самый молодой, подошел к Мортифору с мечом наперевес для завершающего удара. Скоты, щенка натаскивают!

Я в который раз попытался вырваться, но воздушные стены держали слишком прочно. Зарычав от бессилия, я с тоской наблюдал, как один из магов остановил щенка в латах и сам подошел к оборотню. Значит, решили добить магией, козлы. Маг-боевик занял удобную позицию и зачитал нараспев заклинание. С каждым произносимым словом между его руками оформлялась и росла угольно-черная сфера энергии, внутри которой клубилась тьма. «Объятия вечности». После этого заклинания даже души не остается на земле. Никакого последующего перерождения. Ничего. Только полное забвение. Ну, скотина оранжевая, я лично разузнаю, кто ты, и прирежу тебя. Бесплатно. Вместо дракона!

Маг заканчивал читать заклинание, и шар вот-вот должен был сорваться с кончиков его пальцев. Мортифор понял, что означает это заклинание. По ставшей человеческой щеке скатилась одинокая слезинка. Он попытался встать, чтобы встретить смерть на ногах, как и подобает воину, но бессильно обмяк. Потом повернул голову в мою сторону, и я по его губам прочитал последнюю просьбу: «Позаботься о ней». Словно этого и ожидая, палач в оранжевом балахоне с глумливой усмешкой послал в оборотня шар…

А в следующую секунду между проклятием и Мортифором возникла черная чешуйчатая гадина. По-другому у меня как-то не получалось назвать помесь дракона и человека. Я смотрел на это существо и не мог понять, что это: мутация или промежуточная трансформация. Никогда не думал, что бывают на свете такие твари. Туша как у маленького хищного дракона, передвигающегося на двух ногах. Даже на Земле такие динозавры были. К подотряду тероподов относились. Элафрозаврами, кажется, назывались. Но в то же время отчетливо видны гуманоидные черты и пропорции, руки длинные, с пятью пальцами, как у человека, положение тела прямое, а вот голова у нее полностью драконья, как если бы превращение полностью завершилось. И маленькие сложенные крылья за спиной.

Шар отскочил от блестящей чешуи и попал в своего создателя, не оставив от того и кучки пепла. Ободренная победой тварь взревела и махнула хвостом. В ту же секунду голова стоящего рядом воина покатилась по полу, срезанная хвостовой пластиной.

Княжна же пригнула голову и угрожающе зашипела, наступая на противников. Еще минуту назад радовавшиеся мясники побледнели и принялись опасливо отступать. Теперь им было не так весело. Оранжевые балахоны швырнули в Свету огненными шарами, но по ее чешуе пробежала лишь легкая дрожь, как пробегает судорога на шкуре у коня, когда он сгоняет овода. Зато в ответ обидчикам Света выдала полноценную струю пламени, основательно подпалив магам мантии.

— Вы понимаете, что своим вмешательством также ставите себя под удар? — вкрадчиво уточнил эрг, восседая на своем кресле. Видеть смерть двух слуг ему было неприятно, однако он радовался вмешательству княжны. Перспектива одним ударом зарубить двух зайцев приводила шефа в восторг.

Света не удостоила Эхрншта вниманием, ни на секунду не отвлекаясь от кучкующихся противников. Не отворачиваясь от воинов, хмыкнула и показала главному эргу оттопыренный средний палец. Да! Так ему! Весь зал испуганно ахнул. Мой работодатель судорожно сжал подлокотники кресла и крикнул: «Убить ее!» Пусть эрги и размножаются не так, как люди, но значение оттопыренного пальца он знал. Стоящий у дверей Орту сцедил улыбку в кулак. Кажется, я догадываюсь, кто просветил моего патрона по данному поводу…

Воины напали на Свету со всех сторон. Мастерство княжны было не таким изящным, как у Мортифора, но более убойным. Света не разменивалась на благородство и с чистой совестью использовала грязные трюки и запрещенные приемы. Маги-боевики против дракона оказались бессильны. В зал каждую минуту прибывали воины, но в большом количестве они друг другу скорее мешали, чем помогали. В то же время, толкаясь вместе, они становились благодатной мишенью для Светиного хвоста, который работал как дополнительный меч. И это было кошмарно. У человека две руки, воин нападает двумя клинками, Света блокирует его удары своими клинками, меч против меча, кинжал против кинжала, все конечности заняты, и тут в дело вступает вооруженный режущей пластиной хвост!

Первую жертву Света, словно издеваясь, хлопнула этим хвостом по лбу. Второй подрезала паховые сухожилия, вызвав у всей мужской половины сочувственный вздох. Какое счастье, что я не связался с этим драконом! В этой промежуточной трансформации она была слишком подвижна и маневренна для схватки, а вот сила и неуязвимость у нее была драконья. Все тот же арбалетчик с дурманом попытался выстрелить и в Свету, но болт отскочил от бронированной драконьей чешуи и задел дерущегося рядом воина. Через пару минут воин осел на пол, и Света, выполняя боевой маневр, нечаянно наступила ему на голову. Череп хрустнул под весом дракона и раскололся. Княжна же брезгливо, словно кошка, тряхнула лапой и вновь закружилась в смертельном танце, ни на минуту не упуская из виду ни противников, ни Мортифора.

Очень быстро воины скумекали, что Света всячески не подпускает воинов к оборотню, постоянно кружа вокруг замершего тела, и стали нападать, стараясь зацепить распростертого оборотня. Это существенно затрудняло свободу Светиного перемещения, но отнюдь не уменьшало ее смертоносности. Даже меня за воздушными щитами пробирало волнами ее холодной ярости. И я в который раз за вечер поблагодарил судьбу, что мне не довелось столкнуться с этой «милашкой» на поле боя.

Арбалетчик за эти пару секунд успел куда-то смотаться и теперь потрясал большим арбалетом. Новый болт оказался в три раза крупнее предыдущего, но и он отскочил от бронированной шкуры, но теперь, попав в воина, раздробил ему челюсть. Главный эрг вжался в спинку трона. Возрастающие разрушения его раздражали, а княжна, словно чувствуя, как это бесит моего патрона, старалась вовсю. Горе-арбалетчик досадливо сплюнул и опять куда-то смылся.

Когда этот придурок прикатил очередную версию арбалета, заряженного гарпуном, я чуть не согнулся пополам от истеричного хохота. Ну надо же какой настойчивый! Новый снаряд врезался в стену над самой головой княжны. Целиться из массивного арбалета в постоянно скачущую княжну было очень сложно.

Света рыкнула и, выдернув хвостом болт-переросток, швырнула его обратно. Тот вонзился в спинку трона, пригвоздив к ней мантию эрга-патрона. Начальник гневно выругался и осторожно сполз вниз, пытаясь высвободиться. Лучник же принялся заново заряжать свой арбалет-пушку. Тогда Света не мудрствуя лукаво схватила ближайшего воина и швырнула в горе-стрелка. Арбалетчик, его оружие и запускаемый воин дружно свалились с тронного пьедестала, замерев на полу неряшливой кучей.

Эхрншт хлопнул в ладоши, и в зал стали прибывать мои коллеги. Еще никогда в жизни я не видел такого количества охотников на драконов. Мы индивидуалисты и не любим работать в паре. Да и для убиения одного ящера нужен один воин. А тут за Светиной головой выстроилось сразу тридцать штук. Самые осторожные попытались читать привораживающие дракона заклинания. Света их песнопения удостоила оттопыренным средним пальцем, смутив присутствующих второй раз за вечер. Охотники поперхнулись очередной руладой и недоуменно взглянули на дракона, который к этому времени уже должен был ползать на брюхе, а не презрительно хмыкать, посылая обидчиков далеко и надолго.

Ну-ну, гаврики, это вам не примитивный ящер, а настоящий боевой дракон, причем самая продвинутая версия из всех, что мне когда-либо доводилось видеть! Я с гордостью и каким-то мрачным удовлетворением наблюдал, как Света швырнула зазевавшегося солдата в кучу растерянных охотников. Словно в городки играет, разбойница! Воины приуныли. Мало того что Драко резала их как ягнят, так она еще их и вместо шаров для боулинга использовала.

Один из охотников попытался воздействовать на Свету магией и опять обломался. В какой-то момент я поймал себя на том, что мне приятно наблюдать растерянность коллег. Все-таки Мортифор прав, Света иная. И, глядя на то, как она задает перцу работодателям, мне становится приятно, что я не кидался сразу в бой, а пытался противостоять этому дракону и даже знал, что меня-то княжна опасалась. Наконец охотники на драконов пришли к какому-то решению и напали впятером, чередуя магию с фехтованием, одновременно с этим еще двое попытались добраться до Мортифора.

Правильно. В нашей работе главное — узнать слабости дракона. И у Светы она была. Каково же было всеобщее удивление, когда эта самая «слабость» поднялась на ноги и тяжелой походкой приблизилась к Свете, становясь с ней спина к спине. Похоже, организм Мортифора успел переварить универсальное снотворное и выработать против него антидот. Раны тоже немного затянулись, но по-прежнему выглядели пугающе. Оборотень вскинул руку и призвал свой полуторник, который, взлетев с пола, кинулся к хозяину, как щенок, и сам вложился в ладонь.

Такого поворота событий никто не ожидал, а я, глядя на Свету и Мортифора, впервые в жизни почувствовал себя человеком. Как бы мои друзья ни выглядели, как бы себя ни вели, они были в первую очередь нелюдями, со своими законами и инстинктами. И сейчас передо мной стояли две чудовищно злые твари, готовые сражаться друг за друга до последней капли крови. Не на жизнь, а на смерть. В какой-то момент мне стало очень жаль, что я не принадлежу к их миру, что никогда не смогу до конца понять их менталитет и поведение. В конце концов, я всего лишь человек, пусть и с толикой драконьей крови.

Бой продолжился с удвоенной силой. Теперь ни маги, ни охотники на драконов не церемонились, играя по-грязному. Вновь появились лучники, но уже с отравленными стрелами. Конечно, наличие воинов несколько мешало целиться и попадать, но главному эргу, похоже, было плевать на правила и людские жертвы. Он хотел достать дракона. Очухался горе-стрелок и вновь прикатил гигантскую версию арбалета. На этот раз удача отвернулась от Светы, и огромный гарпун вонзился в ногу княжне. Света взвыла и болезненно припала на лапу. В ту же секунду ее оттеснил за спину Мортифор, ощерив пасть и яростно зарычав. Пара дротиков впилась ему в загривок, но после первой дозы снотворного новый яд действовал не так стремительно, как хотелось бы охотникам. И еще пятеро остались лежать на полу.

Света также включилась в бой, но ее движения замедлились. Видно, ее организм еще не знаком со «Сном дракона». Плохо, очень плохо. Хотя радует, что транквилизатор действует на Свету не так быстро, как хотелось бы эргам. Вот покачнулся и припал на одно колено Мортифор. Похоже, ядовитые вещества брали не столько качеством, сколько количеством, потому что на загривке Мортифора болталось уже пять стрел. Иммунитет оборотня очень сильный, но, видно, львиную долю энергии организм направляет на выработку противоядия от различных веществ.

Охотники на драконов планомерно теснили пару в угол, но нелюди продолжали огрызаться и забирать чужие жизни. Но вот отступать им стало некуда, а в тесном углу довольно трудно взаимодействовать, не поранив друг друга. Все, конец. Похоже, Свету с Мортифором посетила та же мысль, потому что они переглянулись, соприкоснулись друг с другом боками в каком-то только им понятном жесте и, перехватив оружие поудобней, приготовились к последнему ожесточенному рывку. Я уже готов был закрыть глаза, чтобы не видеть гибели друзей, как потолок тронного зала обвалился под весом чего-то тяжелого и огромного.

В тронный зал ввалились два злющих-презлющих дракона. Я с удивлением смотрел на их вытянутые, ощеренные в яростном рыке пасти и гадал, кто из них кто. В том, что фиолетовый и огненно-красный драконы являются бастардами дома Драконов, я не сомневался. Уж очень у них были характерно наглые рожи. Изящные рогатые головы напоминали Светину ипостась. Похоже, страх за сестру и ярость на ее обидчиков способствовали завершению их взросления. Кажется, теперь будет весело.

— Огнем давай, — рыкнул красный дракон фиолетовому, и я впервые возрадовался, что нахожусь в воздушном кубе, потому что весь зал объяло пламенем.

Даже Эхрншт вскочил и, порвав мантию, шустро спрятался за трон. Маги и воины испуганно заметались, пытаясь спасти вспыхнувшую одежду, но та буквально моментально рассыпалась в труху. Забавно было смотреть на воинов, на которых уцелела лишь кольчуга. Битва без подштанников, похоже, их не особо вдохновляла. Сбивали агрессивный настрой и путающиеся под ногами маги, чьи горящие балахоны напоминали факелы.

— Ты что творишь?! — вдруг возмутился огненный дракон. — Почему сгорела только одежда, а не тела?! Какого ляда нам тут стриптиз?!

— Я еще не до конца разобрался, как эта штука работает, — буркнул фиолетовый дракон и обиженно добавил: — Если думаешь, что так легко, сам попробуй!

Красный идеолог попробовал выплюнуть пламя, но у него тоже получился какой-то щадящий режим.

— Ну тогда дави гадов! — выдал он очередную мрачную идейку. — Только лохматого не зацепи, а то перед Светой не оправдаемся!

Кажется, я догадываюсь, кто это. Таким вредным может быть только наследник княжны, Виктор Драко.

— Вот же ж поганец! — прошипел лучник, пытаясь увернуться от гигантских ступней.

— Полностью согласен, — гордо прошептал я, с умилением глядя на тщетные попытки утихомирить двух злобных ящеров. Стрелы отскакивали от новоприбывших драконов, как горох от стены. Вот никогда не думал, что когда-нибудь буду радоваться виду драконов! А все-таки красавцы! Кто-то из охотников попытался воздействовать на бастардов Драко магией, но те презрительно хмыкнули и оттопырили среднюю фалангу когтистой лапы. Похоже, посылать обидчиков по широко известному маршруту у них семейная традиция. Может, им такой герб себе сделать?

На драконов попытались накинуть огненную сеть, но Виктор ловко увернулся. У фиолетового было меньше места для маневра, и он жалобно взвизгнул, когда зачарованная огненная сеть коснулась чешуек. В тот же миг магия рассеялась, но он испуганно попятился назад, даже не заметив, как раздавил двух магов-боевиков.

— Куда пятишься, ушастый? — зло рыкнул красный. — А хвост тебе для красоты дан? Врежь им, паразитам! Вот так!

И красный резко замахнулся хвостом, буквально впечатав троих охотников в стену. «Ушастый» (хм, а уши-то у фиолетового дракона действительно длиннее, чем у Вика и Светы) последовал примеру брата, и боковая стена треснула. Мой патрон, не высовываясь из-за трона, приказал:

— Запустить универсальное уничтожающее заклятие!

— Но оно уничтожит все! — возразила одна из теней.

— А мне плевать! — рявкнул мой начальник. — Я хочу видеть драконов мертвыми, даже ценой жизни наших воинов!

— О! Хозяева уборку затеяли! — встрепенулся красный дракон. — Слышишь, Норри, пора и честь знать! Пошли. — С этими словами он осторожно взял в лапу потерявшую сознание Свету и обернулся к брату. — Лохматого прихвати, а то Света нам голову открутит, если мы его тут забудем.

— А с ним что делать? — кивнул на меня фиолетовый дракон — лорд Норри ванн Дерт.

— Посадочных мест нет, — хмыкнул Виктор, пытаясь взлететь. — Ёптр, кто скажет, как тут взлетать?!

— Я не знаю, — всхлипнул Норри, тоже пытаясь оторваться от пола. — К трансформации инструкции не прилагаются!

— Думай, ушастый, я жить хочу! — выдохнул Виктор из ноздрей клубы дыма.

— Попались! — ликующе подпрыгнул Эхрншт.

— На твоем месте я бы так не радовался, — огрызнулся красный и дохнул на эрга уже «правильным» огнем.

Тот отработанным движением юркнул за трон, спасая свою мантию, и уже оттуда выкрикнул приказ начинать.

Уцелевшие маги-боевики встали в кольцо и стали монотонно читать заклинание. Вик с Норри попытались взлететь, но как назло у них ничего не получилось. В раздражении драконы хлестнули хвостами по магам, вынудив их отпрыгнуть в сторону и тем самым нарушить строй. Но существенных неприятностей произносимому заклинанию их действия не причинили.

— Как же Света летает? — вопросил красный ящер и потряс бесчувственную княжну, но та даже не пошевелилась. Видно, сказывался попавший в организм яд. Мортифор тоже не проявлял никаких признаков жизни. — Ну вот и где эти мудрые советы, когда они так нужны?!

— Хлопай крыльями и взлетай. — Тихий голос раздался как гром среди ясного неба.

— Что? — хмыкнул красный дракон, наклоняясь к телу девушки.

— Хлопай крыльями и взлетай! — тверже произнесла Света, открыв глаза.

— Не получается! — расстроенно рыкнул Вик, махая крыльями.

— А можно, я ему помогу? — вдруг поднял голову Мортифор.

— Как?! — удивились драконы.

— А вот так! — хмыкнул оборотень и цапнул лежащий неподалеку огненно-красный кончик хвоста.

— Что ж ты творишь, скотина?! — взревел Вик, возмущенно махая крыльями.

— Помогает тебе лететь, — хихикнула Света. — Ты, главное, прежний темп махания поддерживай — и помчали уже отсюда, пока маги свое заклинание не дочитали.

Маги действительно дочитывали буквально последние слова. Еще чуть-чуть — и нам всем, кроме бестелесных сущностей, будут кранты. Вик почти вылетел из тронного зала, встревоженный Норри попытался следовать за ним, но у него ничего не получалось. Мортифор помог и ему.

— Действительно варварский метод! — хмыкнул Норри, подлетая к разлому, в котором виднелся краешек синего неба.

— Стоять! — закричал Эхрншт. — Остановите их! Прервите это заклинание! Создайте воздушную стену! Улетают же, гады!

Маги послушно смолкли и протараторили другое заклинание. Виктор тут же врезался в воздушную стену.

— Ах ты, скотина! — ринулся он обратно на эрга, плюясь огнем направо и налево. — Я тебе сейчас покажу кузькину мать! Я только летать научился!

В который раз за вечер патрон опасливо нырнул за каменный трон и уже оттуда отдал приказ возобновить уничтожающее заклятие.

Красный дракон довольно хмыкнул, но, теряя в маневре высоту, не смог выровняться и врезался в мраморный пол.

— Если б ты еще пируэтам выучился, цены б тебе не было! — буркнула Света, потирая ушибленную спину, и хотела что-то добавить, но не успела, так как на них свалился не справившийся с управлением фиолетовый дракон, вспахав мордой мраморные плиты.

— Ты бы жрал поменьше! — возмутился придавленный красный дракон.

— Кто бы говорил! — парировал Норри.

— Ты лохматого не придавил? — озабоченно уточнил наместник княжны Драко.

— Здесь он, — хмыкнул фиолетовый, — пока дышит.

— Чтоб я еще раз летал вашими авиалиниями… — простонали откуда-то снизу. — Никакой от вас пользы, только жрете, как слоны!

— Не ссорьтесь, мальчики, у нас есть проблемы важнее, — кивнула Света на магов.

Маги, вспомнив, для чего они собрались, устало вздохнули и монотонно забубнили предыдущее заклятие. Драконы вместе со Светой поднялись на ноги и приготовились к очередной атаке, но вдруг двери тронного зала практически сорвались с петель, и в центр уже порядком разгромленного зала строевым маршем вошел вампирский отряд элитных воинов-убийц во главе с Нох-рам-Лукушем.

Охрана эргов обреченно взглянула на полных сил, отдохнувших вампиров. На концах их каждой косички вместо хрустальных бусин-капелек красовалось по заточенному кинжалу. Как эта раса умудряется воевать, используя длинные волосы и при этом не поранив себя, загадка, но факт остается фактом.

Эхрншт тихо выругался и поднял вверх руку, призывая к молчанию. Драконы удивленно переглянулись и обернулись к вошедшим.

— Почему меня беспокоят столь неподобающим образом? — гневно рыкнул он.

— Я правитель вампиров, лорд Нох-рам-Лукуш, — выступил вперед смуглый правитель вампиров. За его плечом наследник ударил кулаком в грудь. — Пришел выступить в защиту княжны по закону крови.

— Мы вассалы госпожи Драко, — шагнула вперед четверка стоящих поодаль вампиров. — И мы явились, чтобы защищать нашу госпожу до последней капли крови. Для нас не было большего счастья, чем служить нашей госпоже и с гордостью носить ее герб.

— Ну что ж, — вздохнул Эхрншт. — Значит, вы умрете вместе с ними! — И дал магам отмашку читать заклинание.

Те послушно начали сначала, вот только вампиры оживились и стали целенаправленно вырубать магов. Воины кинулись защищать магов, и заварушка приобрела второе дыхание. Драконы попытались помогать вампирам, но быстро плюнули на это занятие, видя, что больше мешают своим спасителям, и принялись болеть, скандируя различные речевки. Где-то на середине универсального уничтожающего заклинания двери в тронный зал вновь распахнулись, и на арену выступили стройные ряды суккубов.

Мужчины с горестным вздохом взглянули на соблазнительных полуголых женщин-амазонок. Каждый их отряд был поделен на десятки, которые возглавляли женские особи с маленькими перепончатыми крылышками на спине и хвостиками со стальной ромбовидной кисточкой. Жрицы Смерти. Эти малютки питаются не только вожделением, но и энергией смерти. Собственно, это единственные твари, которых не может сразу убить универсальное уничтожающее заклятие.

Маги, читающие заклинание, глядя на обольстительных красоток, сбились с ритма. Кто-то даже слова забыл. Стоящие вдоль строя суккубов инкубы понимающе ухмыльнулись. Драка прекратилась, и все с интересом уставились на новоприбывших.

Эхрншт угрожающе надвинул на себя капюшон и замогильным голосом произнес:

— По какому праву вы нас беспокоите?!

Хм! Как будто тут вечеринка, а не подлое убийство драконов происходит.

Вперед вышел красивый мужчина с шоколадными, как у княжны, глазами, и коричнево-медной шевелюрой. Чем-то он мне Свету напоминает. «Или Света его?» — осенила меня догадка, и в тот же миг мужчина ее подтвердил.

— Я, правитель суккубов, лорд Арк'ментр'морк, — певуче произнес он, играя интонациями своего голоса, — также явился защищать мою праправнучку согласно правилам древней крови.

Рыжеволосый юноша за его спиной, по-видимому наследник, сжал меч и решительно тряхнул головой, также подтверждая свое право. Не понял, а это еще кто? Он каким боком к княжне примазался? Надо Морту все рассказать, как очнется. Почему-то теперь, глядя на новоприбывшие войска, я стал склоняться к тому, что, может быть, мы и выживем.

— Вы знаете, что, выступая в ее защиту, сами становитесь под удар, вплоть до полного уничтожения? — вздохнул Эхрншт.

— Да, — кивнул главный инкуб. — Да восторжествует справедливость!

— Убить всех! — коротко отрезал эрг, но прямо в этот момент в тронный зал промаршировали объединенные войска эльфов и оборотней.

Что-то стало тесновато! С прибытием двухметровых богатырей мои коллеги окончательно сникли. Сегодня нас и так поубавилось прилично. Пройдет не одна сотня лет, прежде чем мы восстановим свое количество. Многострадальные двери тронного зала оглушительно обвалились.

— А вам-то что надо? — устало поинтересовался Эхрншт.

— Я, король эльфийского народа, лорд Лерри ванн Дерт, — сделал шаг вперед ушастый правитель, — пришел, чтобы выступить в защиту княжны и моего друга.

— Я, лорд Карнификус Канис Дирус Лупус Интерфекториус, — выступил вперед отец Мортифора, — явился забрать моего сына.

— Вы не можете его забрать, договор вступил в силу, — заметил эрг.

— Тогда мы будем сражаться! — кивнул Карнификус. Все-таки он может быть хорошим парнем, когда речь касается его сына.

Тут вдали за спинами воинов я заметил топчущихся сарков. Обратив на носатых личностей внимание, Эхрншт истерично осведомился:

— Вы тоже по правилам древней крови?

— Нет, — обрадовали его сарки. — Мы так, за компанию пришли.

Наши старые добрые знакомые! Куда ж без них? Полагаю, если мы умрем, они лишатся большой суммы денег. Ушлые дилеры времени зря не теряли и тут же взяли Эхрншта и его свиту в оборот.

— Итак, господа, чем вам не угодили эти милые добродушные создания? — указали они на драконов.

Правитель эргов устало потер виски и сухо уточнил:

— Что это за балаган?

— Это не балаган, — спокойно пожал плечами король вампиров. — Мы хотим препятствовать вашему самоуправству.

— Драконы не такие кровожадные и агрессивные, как вы хотите их показать, — выступил вперед Арк'ментр'морк. — Вы напрасно на них клевещете. Если бы дело обстояло так, как вы утверждаете, никого бы из нас здесь не было. Мы утверждаем, что драконы являются неотъемлемой частью нашего мира, так же как снег, дождь, град, ураган.

— Более того, — взял слово Лерри ванн Дерт, — как представитель расы, неразрывно связанной с природой, я утверждаю, что драконы — неотъемлемая часть биогеоценоза Геи. Их уничтожение покачнет равновесие всего мира!

— Вы уничтожаете очень редкий и ценный вид, — замахали руками сарки. — Нельзя же так наплевательски относиться к представителям необыкновенной фауны уникальных экосистем.

— Вот-вот! — оживился красный дракон. — За наш отстрел полагается большой штраф!

— И уголовная ответственность! — добавил фиолетовый дракон, чем поверг всех находящихся в зале существ в глубочайший шок. Откуда эльфенок таких слов нахватался?

— Штраф можно выдать и нам, — оживился пухленький сарк, бывший у них казначеем.

— Не так быстро, Астормах, — фыркнул Вик. — Деньги и нам понадобятся.

Сарк угрюмо покосился на оранжевого дракона, пробормотав под нос какое-то ругательство про драконью жадность, но взял себя в руки и спокойно предложил:

— Пятьдесят на пятьдесят?

— За какие это заслуги? — фыркнул оранжевый ящер, забывая о том, что в данный момент решается его судьба. — Это я дракон, а не ты! Это моя жизнь сейчас под дулом пистолета!

— Так мы вам эти деньги стрясти поможем, — ухмыльнулся Астормах. — Петицию напишем. У нас есть связи в некоторых кругах. А там, глядишь, — если они выплатят штраф за вашу голову, значит, признают уникальность, а это уже гарант вашей безопасности!

— Идет, — кивнул красный дракон и аккуратно протянул лапу для скрепления сделки.

Сарк ударил его ладонью по когтю, и сделку посчитали заключенной. В этот момент мой работодатель возмущенно кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Вы зря развели тут споры, демагогию и сделки, — спокойно произнес Эхрншт. — В соответствии с нашими правилами и законами, вы ничего не можете сделать для защиты драконов. Разве что сами погибнете, защищая их право на жизнь, поэтому советую вам всем собраться и таким же строем, как пришли, убраться.

— На твоем месте я бы не был в этом так уверен, — внезапно раздался глубокий раскатистый голос.

Все в изумлении задрали головы в направлении источника звука и обомлели. Прямо над нашими головами клубилось облако жемчужно-белой энергии с эбонитово-черными вкраплениями. Линии постоянно сменяли друг друга, время от времени сливаясь в перламутровую серую массу. Великий Эквилибриум. Создатель всего ныне существующего. Тот, кто создал миры, эргов и демиургов, а затем отошел от творческих дел, поддерживая равновесие. Он держит в руках ниточки триллиардов жизней. Если мир — театр, то он в нем директор. Добро и зло, порядок и хаос, любовь и ненависть в одном флаконе. Великий судья всего сущего. Что он здесь забыл?

Словно в ответ на мой вопрос, Эквилибриум спустился чуть ниже к Эхрншту и произнес:

— Жалобу за отстрел редких видов флоры и фауны уже написали и подали Ведущие маги Геи. Я рассмотрел их просьбу со всеми аргументами и приказываю тебе, Эхрншт, оставить княжну Светлану Драко и ее род в покое.

— Но, мой лорд, это же кровожадный и хищный дракон! — возмутился шеф.

— И тем не менее в защиту этого дракона выступили почти все расы Геи. Кроме Ведущих магов мира мне прислали петиции и жалобы на твой произвол оборотни, эльфы, вампиры, суккубы, все грамотные и обладающие магией вассалы Драко, сарки и даже урки с орками написали письмо в защиту драконов! Стиль у них, правда, хромает и язык весьма своеобразный, но суть очень даже ясна, хоть там даже пробелы выглядят матерно.

— Этого не может быть! — отчаянно замахал руками эрг. — Драконы — злые, беспринципные твари!

— Но это не помешало им рисковать собственной жизнью, спасая друг друга. — От облака отделился белесый жгут и указал на красного и фиолетового драконов. — Я вижу перед собой существ, способных на огромное, всепоглощающее чувство. Они могли бросить сестру и жить в свое удовольствие, но каждый постарался защитить своего близкого. И потом, будь драконы такими отвратительными, разве все эти расы стали бы на их сторону?

— Но вы посмотрите, что они наделали! — возмутился эрг, указывая на разгромленный зал и валяющиеся повсюду трупы.

— Они защищали то, что им дороже всего на свете, — спокойно парировал голос.

— Но я тоже защищаю свое самое дорогое! — вскричал эрг.

— Довольно, Эхрншт, — устало произнес Эквилибриум. — Я объявляю Драко неприкосновенным редким видом, а Гею — официальным заповедником, нарушение границ которого и охота на его территории карается смертной казнью.

— Но!..

— Не перечь мне, Эхрншт, — предупредил Эквилибриум. — Ты знаешь, я не терплю неповиновения, а Гея теперь под моей личной протекцией. И на твоем месте я сказал бы спасибо, потому что в данный момент сюда направляется армия драконов во главе с князем Александром Драко. Столь масштабное сопротивление трудно вынести даже таким бестелесным сущностям, как мы с тобой.

— Я понял, мой господин, — понурился эрг. — Спасибо, мой господин.

— Не за что. — В голосе Великого Равновесия послышались насмешливые нотки. — А теперь все домой.

Нелюди оживились и стали бодренько делиться на квадраты для успешной аппарации. Слаженности вампиров, суккубов, эльфов и оборотней можно было только позавидовать. Никогда не думал, что нелюди так легко и быстро находят общий язык! Оборотни направились было к бесчувственному Мортифору, но их остановил оскалившийся красный дракон. Второй лорд дома Драконов осторожно подхватил зятя и прижал к груди. Фиолетовый дракон вновь бережно поднял с пола Свету. Драконы уже хотели уходить, когда Виктор внезапно обернулся и прихватил в лапу меня. Похоже, он даже не заметил, как одним простым жестом разрушил сильнейшие и сложнейшие заклятия, удерживающие меня на месте.

— Зачем он тебе? — опешил фиолетовый дракон, направляясь к открытому королями нелюдей межмировому порталу.

— В хозяйстве пригодится, — смешно сморщил нос красный дракон. — Не оставлять же этого отступника вместе с его бывшими работодателями. Пусть подлечится и решит, стоит ли продолжать карьеру у эргов.

— Ну-ну, — настороженно покосился на меня фиолетовый дракон. — Охотник на драконов — всегда охотник на драконов.

— Посмотрим, — хмыкнул Виктор, выпуская из ноздрей дым, и в следующую секунду я оказался на огромной зеленой поляне рядом с Мортифором, Светой и драконами. Никого другого рядом не было. Очевидно, братья-драконы открыли свой личный портал.

Ящеры аккуратно сгрузили свою ношу на землю возле ручейка.

— Мортифору плохо, — тихо произнес Норри, возвращаясь в человеческую форму.

Глядя на друга, видоизменился и Виктор. Похоже, обратная трансформация протекает легко, когда драконы чувствуют себя в безопасности. Почему нас никто не учил этому в школе?

Я обернулся в сторону оборотня. Мортифор лежал на земле, и с каждой каплей крови из него медленно вытекала жизнь. Организм уже не был способен поддерживать промежуточную трансформацию, и тело друга стало человеческим. Рана на груди поражала размером. Кровь из нее выливалась мелкими толчками, и по их затуханию можно было догадаться, как замедляется биение сердца.

— Боюсь, мы его уже потеряли, — тихо произнес Норри.

— Ну нет! — фыркнул Вик, подходя к зятю. — Так легко он от нас не избавится! Я не для того его полдня на своем горбу таскал, чтобы он мне тут ласты склеил! Что я Свете скажу?! Просыпайся, скотина! — Лорд Венатор отвесил пару хлестких пощечин оборотню, но тот не среагировал. Тогда Вик отцепил от пояса нож и стал закатывать рукав.

— Что ты делаешь? — встревожился Норри.

— Света рассказывала мне, как лечить.

— Но у тебя не хватит сил! Даже я не могу ничего поделать!

— Твое дело — поддерживать на стабильном уровне Свету. Вы же обменялись кровью, и у вас должна быть связь. А я разберусь с нашим блохастым гадом.

— Вик, опомнись! Ты только что трансформировался в дракона, воевал в боевой ипостаси, а теперь собираешься лечить собственной кровью! Твой организм не выдержит перегрузки!

— Но Света же смогла!

— Но она глава дома Драконов!

— А я второй лорд дома Драконов! И вообще, не мешай!

— Ты отдаешь себе отчет, что навеки окажешься связанным с Мортифором, что станешь от него зависимым?

— Не мели чушь! Ничто не способно подчинить гордую волю дракона. А связаны мы с ним и так, через Свету. — Виктор сделал продольный надрез вены и расположил руку так, чтобы его кровь капала в рану Мортифора.

Я впервые в жизни наблюдал исцеление человека драконом так близко. Обычно ящеры очень щепетильно относятся к собственным секретам и уязвимости. За все время моей работы мне в лучшем случае давали ампулу с кровью, но никогда не вскрывали при мне вену. Все-таки у драконов это очень секретный процесс, во время которого они крайне уязвимы. Словно по волшебству, края раны Мортифора стали затягиваться. Текшая недавно кровь поспешно впитывалась обратно. Если бы Мортифор не был оборотнем, я бы подумал, что он вампир. Видно, кровь дракона запускает все скрытые резервы в организме. Помню чувство эйфории, что охватывало меня, когда я вкалывал в свои вены кровь дракона. Ничто не сравнится с этим пьянящим ощущением силы и дикой свободы. Тогда я чувствовал себя всемогущим. И, наверное, так и было. Не знаю. Мортифор тем временем не подавал никаких признаков жизни, разве что царапины, раны и синяки на всем теле практически исчезли или все еще рассасывались.

— Ну же, кобелина, — тряхнул Виктор за грудки зятя. — Не заставляй меня расстраивать Свету. Живи, мать твою за ногу! Слышишь?!

Но Мортифор продолжал неподвижно лежать на земле. Иногда наступает момент, когда даже кровь дракона не помогает. Душа отлетает слишком далеко от тела. В таких случаях за ней может направиться оборотень. Только они могут беспрепятственно гулять по миру мертвых. Правда, расплачиваться приходится годами собственной жизни. Драконы этого делать не умеют. Виктор еще раз тряхнул Мортифора и вновь располосовал на своей руке почти затянувшуюся рану. Иногда бывает слишком мало крови дракона. Она запускает основные механизмы, но ее не хватает для поддержания регенерации на должном уровне. И тогда получается просто красивый, без единой царапинки труп. Похоже, Виктор почувствовал этот момент чисто интуитивно и решил добавить концентрацию собственной крови в оборотне. Как я уже заметил, семейка Драко вообще отличается удивительной интуицией.

— Вик, тебе нельзя давать больше крови, — попытался остановить его Норри. — Ты можешь погибнуть сам! Все уже бесполезно. Смирись.

— Норри, — укоризненно прошептал Виктор, укладываясь рядом со своим пациентом. Силы стремительно покидали и его. — Это не упрямство. Я не могу оставить Мортифора умирать, зная, что не сделал все, что мог. Пусть у нас с ним не всегда были хорошие отношения, но эта скотина делает Свету счастливой, и я просто не смогу смотреть ей в глаза, если эта падаль откинет лапы.

— Еще и твоя смерть не добавит Свете радости, — жестко отрезал Норри, отдергивая руку Вика от Мортифора и накладывая на кисть исцеляющее заклинание. — Я тоже переживаю за него, но мне будет еще тяжелее говорить Свете, что вслед за мужем я не смог уберечь и тебя!

Я с тяжелым сердцем наблюдал за смертью друга. К сожалению, я не мог ничего поделать. У меня не было ни магии дракона, ни способности к целительству, только умение фехтовать мечом. Но кому оно нужно, если я не могу спасти друга?! И глядя, как Вик отчаянно борется за жизнь Мортифора, я начинал невольно проникаться к нему уважением. Он не любил Мортифора, но сейчас делал все возможное, пусть и ценою собственной жизни, только для того, чтобы порадовать близкого человека. А ведь мог спокойно подождать, пока Мортифор окочурится и, беспомощно разведя руками, сообщить Свете, что ничего не смог сделать. Был у меня один друг, он именно так и поступил со своей сестрой. Ему не нравился ее выбор. А на то, что он чувства сестры уничтожил, ему было наплевать. Этот же дракон поступал в ущерб собственным интересам.

— Норри, я выживу, помоги мне только достать с того света этого гада. Я чувствую, он еще недалеко ушел. Не дай ему помереть так легко!

— И что ты от меня хочешь? — раздраженно отозвался Норри, щупая пульс на шее у Мортифора. — Призвать его душу?

— А пусть бы и так! Мне уже доводилось терять близких, и за свою жизнь я понял, что иногда проще за кого-то умереть, чем жить. В смерти нет боли, там тишина и покой.

— А Света? — всхлипнул эльф. — И ты, и Мортифор… насколько ей будет легче? А? А я? Я ведь не ненавижу его! Мне он тоже дорог, просто я не привык показывать свои чувства к нему! На протяжении всей моей жизни он был сильным, смелым, мудрым, а теперь он нуждается в моей помощи, а я ничего не могу поделать! Я не разорвусь между ним и Светой. Я могу вытянуть только одного! И я не могу позволить умереть еще и тебе! Света мне этого не простит!

— Знаешь, с возрастом мы перестаем верить в чудо. Мы видим проблему и сразу представляем себе худший вариант. Будто нам проще сразу поставить крест, чем пытаться что-то сделать. И чем недосягаемее кажется цель, тем проще нам от нее отречься. А надо, как дети, верить в чудо до последнего и ждать благоприятного исхода. Отпусти меня, Норри, и, пожалуйста, давай поверим в чудо.

Вик медленно высвободил руки из захвата Норри и вновь сделал надрез на своей вене. Из раны вытекла небольшая струйка крови, собираясь в небольшую лужицу на груди Мортифора. А в следующий момент я чуть язык не проглотил! Кровь Виктора превратилась в маленького дракончика. Сонно оглядевшись по сторонам, маленький ящер чихнул, встопорщил крылышки и заинтересованно обернулся к лорду Венатору. Я с замиранием сердца следил за происходящим. Это какое-то противоречие законам физики! Никогда в жизни я не видел, чтобы кровь приобретала форму живого существа и вела себя своевольно. Те образцы крови, с которыми мне доводилось работать, по виду ничем не отличались от человеческих. Вик же сделал аккуратный надрез на груди Мортифора и прошептал:

— Делай что хочешь, но помоги ему выжить.

И о чудо! Кровавый дракончик кивнул, отдав честь крылом, и деловито полез в надрез. При этом он так крутил хвостом, ввинчиваясь в рану, что я чуть воздухом не подавился от смеха. Наконец весь дракончик исчез в ране. Пару минут ничего не происходило, Норри с Виком печально опустили головы. Вдруг Мортифор содрогнулся и распахнул глаза.

— Что это?! — испуганно прошептал оборотень. — В жилах словно все чешется.

— А-а-а! — обрадованно протянул Вик. — Это тебе мой дракончик перцу задает! Думал, так легко от нас уйти? Не дождешься! Мы теперь с тобой на всю жизнь повязаны!

— С возвращением в наш мир! — торжественно провозгласил Норри.

— Спасибо. Как Света?

— Стабильно, — успокоил его Вик. — Лежи и не рыпайся. Норри не приводит ее в сознание, чтобы регенерация завершила свое дело без осложняющих факторов. Боль сестренке ни к чему.

— Это да. — Оборотень устало прикрыл веки.

— Эй! — встрепенулся Норри. — Не спать! Не смей! Ты сейчас околеешь, если закроешь глаза! Мы не для того тут тебя собственной кровью реанимировали.

— Ладно-ладно, — пробормотал Мортифор и повернулся в мою сторону.

Вик с Норри обернулись следом за ним и, кажется, только сейчас заметили еще и меня.

— А с ним что делать будем? — буркнул Норри.

Вик подался вперед, так что наши лица оказались примерно на одном уровне, и посмотрел мне в глаза. По моей спине пробежал холодок. Внешность Виктора сильно изменилась, в ней появилось нечто опасное, хищное. Да и все мое нутро впервые за годы практики волновалось и нервничало. Я ощутил себя человеком, столкнувшимся нос к носу с рептилией, которая вроде и не нападает, но в любой момент может отхватить тебе нос. В Норри тоже сквозила смертоносная грация, но несколько в меньшей степени. Виктор продолжал меня обнюхивать. Кажется, мой страх ему нравится. Попал. Нет ничего хуже хищника, почуявшего твое смятение. Как ни странно, но только сейчас, столкнувшись с Виком и Норри, я понял всю опасность Светы.

В отличие от брата, она никогда не выглядела дикой тварью. И это самое страшное. Ты просто не ожидаешь удара, не можешь предугадать степень угрозы. Миленькая, веселая девушка-человек. И только немногие догадываются, какая сила кроется под обманчиво уязвимой оболочкой.

Когда-то дедушка мне рассказывал, что на одной планете самое жуткое плотоядное существо, на протяжении тысячи лет занимающее вершину пищевой цепочки, выглядело маленькой хорошенькой зверюшкой. Теперь, переосмысливая вышеупомянутое на примере Светы и Вика, я начинаю понимать открывшуюся мне истину.

— Что буйну голову повесил, солдат? — хмыкнул Вик, пристально глядя на меня.

— А что, у меня есть повод радоваться? — фыркнул я.

— Конечно, — лучезарно улыбнулся визави. — Ты же еще жив!

— Надолго ли?

— Будь оптимистом, — подмигнул мне Виктор и протянул флягу. — Думаю, пора готовить ужин. Давай ты, как самый бодрый из нас всех, об этом позаботишься.

— Да не вопрос, — пожал я плечами, вставая. — Особые пожелания есть?

— Конечно! Мясо! — хором отозвались драконы.

Обрадованный тем, что моя смертная казнь откладывается, я направился собирать хворост. Надо сегодня приготовить что-нибудь вкусное. Глядишь, драконам понравится, и они меня себе оставят. Возвращаться к работодателям ужасно не хотелось. Последние события заставили меня всерьез пересмотреть свою точку зрения на драконов. Если ты начал жалеть либо смотреть на предмет твоей охоты как на равного себе, то работать уже не можешь. И я понял, что моя карьера закончилась. Но ничего. Когда закрывается одна дверь, открывается другая. В конце концов, по какой-то там психологической статистике каждые восемь лет человек должен менять свое место работы. А я уже и так задержался на прежнем месте. Имею я право подать в отставку? Имею!


предыдущая глава | Не будите спящего дракона! Сага о Драконах. Трилогия | cледующая глава