home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Алименты — последствия сантиментов.

NN

Честно говоря, я совсем не камикадзе бродить по Темному материку. Мой расчет был максимально прост: отойти подальше от логова Ромки, а затем построить портал к деду. Думаю, пора его попросить о помощи. Как мне сообщили, тысяча лет разницы для него пустяк, как у нас мгновение. И я, неизвестно какая по счету «прапраправнучка», для Аргелла все равно внучка. Так что самое время напомнить прадеду о его прямых обязанностях, а именно: заботе о непутевом поколении!

Как строить порталы, я знала чисто теоретически. Норри говорил, что раз я порождение магии, то могу прокалывать межмирное пространство в любом месте и в любое время. Достаточно только пожелать. А то, что Мора блокировала мне трансформацию, еще не значит, что уничтожила все способности дракона. Пусть Ромка и не учуял моего зверя, но кровь его позвала. Он все равно воспринял меня своей. Что ж, проверим мои теории?

Я вспомнила висящий в фамильной галерее портрет Аргелла. Вероятно, его изобразили не на пустом каком-то фоне, а около настоящего логова. Я сконцентрировалась на потрясающе красивом горном пейзаже, которым часами любовалась в свободное время, на отполированном выступе скалы и той уютной пещерке, пытаясь мысленно воспроизвести до мелочей. Туда. Хочу именно туда!

И — о чудо! — воздух подернулся синеватой дымкой, а в следующий миг я уже стояла на той самой каменной площадке, что изображена у меня в фамильной галерее. Так, значит, это место действительно существует. Повезло мне.

Моя цель сидела на выступе и грелась на солнышке, здорово смахивая с такого ракурса на перекормленного, сытого крокодила. Хотя это сходство было чисто эмоциональным, внешне ничего общего у них не было. В реальности предок был еще красивее, чем на портрете. Удивительно черная с рыжевато-красным отливом чешуя блестела и переливалась на солнце тысячами бликов и огней. Форма тела мощная и одновременно очень изящная, ни одной лишней линии. Каждая клеточка зверя так и дышит силой и величием, завораживая и восхищая. Да, очаровательный у меня предок. По крайней мере, пока молчит и лежит с закрытыми глазами.

Я, не таясь, пошла к нему навстречу. Ящер тут же насторожился и, подняв голову с лап, одарил меня внимательным взглядом.

— Привет! — жизнерадостно улыбнулась я, хищно осматривая с более близкого расстояния свою жертву. Красив, паршивец.

— Ты кто? — опешил дедушка, осматривая меня с головы до ног.

— Как кто?! — возмутилась я. — Я та, кто пришел напомнить тебе о твоих прямых обязанностях!

— И каких же? — оскалился дракон.

— Семейных! — не хуже предка осклабилась я.

— Вот как? — фыркнул Аргелл. — А не слишком ли мы молоды, чтобы так нагло врать старшим, да еще и древним злобным ящерам?

— А не слишком ли мы молоды для склероза?

Предок взревел и, недобро мелькнув в воздухе раздвоенным змеиным языком, хищно прищурился. Ну-ну, испугал ежа голой попой! Не обращая на него ни малейшего внимания, я гордо прошествовала вперед, прямым ходом направляясь к пещере.

— Эй! — опешил пращур. — Ты куда?

— Домой!

— Чего?! — раненым зубром взвыл дражайший родственник. — Иди отсюда, девочка! Я тебя не соблазнял! Уж что-что, а такую беспардонность я бы точно запомнил! Уж лучше язва желудка, чем такая язва под боком!

Та-а-к, а у моего дедушки, оказывается, до сих пор есть порох в пороховницах! А я-то, наивная, еще гадала, в кого же мои родичи такими любвеобильными удались! Ладно, обрадуем старика, надеюсь, сердце у него здоровое.

— Я твоя дочь!

— ЧТО?! — У древнего реликта отвалилась челюсть. — Да я лет тридцать уже не шалил!!! Или ты хочешь сказать, что сие непорочное зачатие произошло, когда я случайно пролетал над деревней?!

— А может, я колдунья и только молодо выгляжу!

— Ну не за двадцать же твой истинный возраст!

— За двадцать!

— Ну не настолько!

— Откуда ты знаешь?

— А если б я сказал, что лет пятьдесят уже отшельничаю, ты бы и столько себе накинула?!

— Так, дядя, не отпирайтесь! Я — последствие ваших необдуманных поступков, так сказать, ошибка молодости! И это точно!

— Так я исправлю сейчас это недоразумение! — оскалился дракон, и тяжелый черный хвост шлепнулся прямо у моих ног.

Ха! Не ты первый и не ты последний мечтаешь прихлопнуть меня, как муху!

— Ты не убьешь родную кровиночку!

— Такую?! — возмутился ящер. — Запросто! И вообще, с чего мне тебе верить?

— А как же хваленая драконья интуиция?

— Если б я ей доверял, столько бы не прожил, — парировал родственник.

— Хорошо, а зов крови? Разве ты не испытываешь его ко мне?

— Единственное, что я к тебе испытываю, — пригнул голову дракон, чеканя каждое слово, — нормативной лексикой не передать, а выразить сугубо прикладным методом лапы чешутся!

— Не пыхти, папаша, — прошипела я, доставая из-под рубашки фамильный медальон. — Я все-таки твоя любимая, обожаемая прапраправнучка, ныне правящая княжна Драко.

Такому повороту Аргелл явно не обрадовался. Похоже, даже очень расстроился невозможности случайно меня прибить.

— Хорошо, — злобно скрипнул он зубами, обреченно глядя на меня. — И чего же ты хочешь, маленькая… дрянь?!

— Алиментов!

— Чего?! — опешил дед.

— Алиментов! — хищно повторила я, снова направляясь к пещере. — Золотца в логове, небось, прилично припас?

— Ты что, меня ограбить пришла?

— Да нет, только забрать то, что причитается мне по праву. За тысячу лет знаешь, какие проценты набежали?

— ЭТО МОЕ! — взревел монстр, кидаясь к берлоге и закрывая ее грудью.

— А как же забота о подрастающем поколении? Знаешь, дети — не домашние животные, если что, на улицу не выбросишь. Тут ответственность на всю жизнь!

— А как насчет обратного? — сверкнул глазами предок. — Как насчет опеки над преклонного возраста больным родителем?

— Хорошо, — кивнула я. — Тебя сдать в дом престарелых? Как радетельная внучка, я могу это устроить даже быстрее, чем того требует установленный порядок.

— Может, ты меня сразу Призрачным Гончим выдашь? — вкрадчиво уточнил пращур, балансируя над пропастью ярости. Кончик его хвоста раздраженно барабанил по порогу пещеры. — Чего уж там мелочиться!

— Действительно, — согласилась я. — Шкуру оставлю себе, она еще пригодится, буду в черные дни дергать чешуйки и продавать магам на коктейли. Когти тоже кому-нибудь загоню, из зубов сделаю ожерелье, пещеру сдам в аренду, золото загребу в казну, хоть какая-то от тебя польза выйдет, родственничек!

— Слышь, ты, к-кровинушка? — От возмущения Аргелл стал заикаться. — Может, мне тебя сразу хвостом пришлепнуть и сказать, что так и было?

— И загубить собственный род? — нагло осведомился «благодарный потомок» в моем лице.

— У меня, кажется, еще прапраправнук есть! — занося надо мной хвост, прищурился пращур. — Так сказать, запасной вариант.

— Да, есть, — кивнула я. — Мы с Витькой — близнецы-антиподы.

— И кто из вас лучший вариант? — подозрительно подобрался прадед. Похоже, это значение было для него знакомо.

— Я, — простодушно пожала плечами ваша покорная слуга, констатируя факт.

— То есть он еще хуже? — скорее себе, чем мне, пробормотал Аргелл.

— Да, — на всякий случай подтвердила я его догадку. — Так кровь сказала.

— О Великий Эквилибриум!.. — горестно простонал дракон, закатывая глаза и убирая от меня нацеленный хвост. — С рождения за мной гонялся этот маразматик Венатор, возглавляя всяких дебилов с вилами, от меня отвернулись родственники, жена оказалась сущей стервой, теща — законченной ведьмой, так ко всему прочему и потомок — исчадие Вселенной. За что, Эквилибриум?

— Ну-ну, маленький, — я ободряюще похлопала его по ноге, — не все так запущено, я же с тобой!

Почему-то от этих слов предок окончательно сник, лег на землю и, обхватив голову лапами, горько зарыдал.

— Чего ты от меня хочешь, маленькая гадина? — жалобно всхлипнул он.

Будем считать, что, назвав меня «гадиной», он классифицировал меня как вид и признал-таки наше родство!

«Мне кажется, он имел в виду, что ты — пакость!» — робко вздохнуло правое полушарие.

«Да, — согласилось левое. — Правая половина права. Ты, хозяйка, все-таки довела дедушку!»

— Так чего ты от меня хочешь? — настороженно повторил вопрос предок.

— Твоей нежной родительской опеки! — решила рубить сплеча ваша покорная слуга.

— Нет, — не выдержал он, — мне говорили, что Драко уродились наглыми и бесстыжими, но не до такой же степени!

— Ну, зачем же так возмущаться? Как будто вы белый и пушистый!

— Садись, — вздохнул Аргелл и подставил мне лапу. — Рассказывай, что произошло.

Краткий пересказ предок воспринял на удивление спокойно и терпеливо. Где-то он кивал, где-то сильно задумывался над чем-то. В конце рассказа он долго размышлял, взвешивая и анализируя предлагаемые нами варианты поиска пятого Дракона.

— Видишь ли, внучка, — тихо произнес он. — А я ведь не знаю, где тебе искать еще одного кандидата. Странно, что ты его сердцем не чувствуешь. В наших кругах, чтобы найти родственника-дракона, достаточно лишь сконцентрироваться, и зов крови сам тебя приведет А здесь же что-то непонятное творится.

— А Ведущие маги мира могли нам помешать?

— Вполне, — кивнул предок. — Вы же бросили им вызов. Удивительно, что они до сих пор слишком пассивны. На месте Ведущих магов мира я бы вас давно уже грохнул. Уж слишком вы большая угроза.

— Может, они готовят нам какую-нибудь пакость? — предположила я.

— Скорее всего, — согласился предок. — И еще, правнучка, что это у тебя за браслетик такой на руке? Очень похоже на фамильное кольцо оболтуса Ромки. Надеюсь, ты с ним не связалась?

Я взглянула на браслет и решила, что отпираться не имеет смысла.

— Надеюсь, ты не собираешься просить у него помощи? — насторожился дедушка. Что-то в этой истории ему явно не нравилось.

— Не волнуйся, — успокоила я его. — Я не собираюсь прибегать к помощи Ромки. Что-то меня в нем насторожило. Слишком уж быстро он решил меня защищать, да еще колечко дал.

— Правильно! — обрадовался собеседник. — Ромка далеко не так прост. Да ему было невыгодно тебя есть, потому что ты маленькая, а также можешь принести ему пользу. Видишь ли, он заколдован и самостоятельно не может покинуть пределы Темного материка. Но если ты его призовешь с помощью кольца, то он сможет вырваться. А это очень плохо. Ромка далеко не мягкий и пушистый. Войну с драконом ты не потянешь. Отдай лучше мне браслет. Со мной ничего плохого не случится.

— Спасибо большое за заботу, — от души поблагодарила я прадеда, передавая ему браслет.

— Не за что, — буркнул польщенный родич. — Для себя же стараюсь. Ты ведь вроде как моя внученька. А тебя еще клан Канис Руфус обидеть посмел? — вдруг недобро прищурился дракон. — Леди Мора. Я прав?

— Да, — с видом оскорбленной невинности кивнула я.

Ой, чую, в ближайшее время у Рыжих волков назревают большие проблемы. Ну да сами напросились. Может, Аргелл и не был мною доволен, но обижать кровиночку не даст. Смею даже предположить, что дедушка постепенно привыкает ко мне и даже начинает проявлять заботу о подрастающем поколении.

После созерцания браслета прадед обратил внимание на мои пальцы. И мне вновь пришлось давать отчет по каждому кольцу. Аргелл внимательно слушал, что-то прикидывая в уме. В какой-то момент он слазил в пещеру, вернулся со свитком родословной и стал вносить в нее коррективы да заполнять белые пятна.

— А это кольцо откуда? — Он указал на перстень с адуляром.

— Я купила его на выставке, дома. А что? — насторожилась я.

— Странно, — тихо произнес дракон. — Оно пустило корни в твою ауру. Разве ты не чувствуешь?

— НЕТ, — ошарашено замотала головой я и попыталась его снять. Куда там! Кольцо намертво въелось в палец.

— Не торопись снимать, — предупредил прадед. — То, что перстень пустил корни в твою ауру, не так уж и плохо. Так делают многие артефакты и обереги для максимально хорошего и качественного взаимодействия с хозяином. Другое дело, что тот, кто завладеет им, сможет нанести тебе серьезный вред, так как у него будет в кармане слепок твоей ауры. Поэтому никому не отдавай кольца, что бы тебе ни говорили. Ясно?

— Да, — кивнула я. — Спасибо.

— Я думаю, тебе надо было знать о данном свойстве, — спокойно заметил родственник. — А вот где тебе искать пятого кандидата, я, как уже говорил, не знаю, — вздохнул он. — Но, полагаю, тебя к остальной компании надо доставить?

— Да, — осторожно начала я. — Мне на другой материк надо.

— Женщины! — прошипел прадед, вытаскивая из пещеры седло и плед. — Разреши поставить ногу, так и полностью на загривок влезут!

— Ну, пожалуйста! — взмолилась я.

— Стоп! — резко прервал меня дракон. — Вот только не надо ваших стандартных методов убеждения! Мой Эквилибриум! Даже слова одни и те же! И где только вас этому учат?

— Впитала с молоком матери, — улыбнулась я. — А та с молоком своей матери. А та…

— Довольно! — вздохнул дедушка, подставляя шею, чтобы я могла взобраться выше. — Седлай, кровинушка, только подпруги закрепляй сначала вручную, а потом магией. Эх, найти бы того гения, кто вас придумал, да поговорить с ним по душам. О чем он тогда думал?!

— Боюсь, его уже съели прошлые недовольные, — отозвалась я, заканчивая седлание прадеда и забираясь в седло. Надеюсь, я надежно закрепила его магией.

— Вполне возможно, — кивнул ящер и взлетел.

На настоящем драконе я ехала впервые в жизни, и это мне очень понравилось. Особенно классно, когда под тобой удобное седло. Эх, жаль, что чаще всего я сама катаю. Ну, ничего, вот откормлю Витьку с Норри и буду на них ездить.

Дедушка взмыл вверх, сразу стало холодно. Аргелл что-то просвистел, прошипел — и вокруг меня образовался теплый контур. Вот что значит забота о всаднике!

Надо признать, моя скорость передвижения по сравнению с дедушкиной — черепашья. Где-то за тридцать минут мы уже были на Клыкастом континенте, а еще через пять минут кружили над замком Каракурта, выбирая место для приземления. Интересно, как я при такой скорости не почувствовала никакого дискомфорта от передвижения?

— Мы, драконы, прокалываем реальность, — словно прочитав мои мысли, пояснил дед. — От такой процедуры пройденный путь сокращается в сотни раз, а вместе с тем экономится и время. Чем старше дракон, тем опытнее он в таком виде передвижения. Скоро и ты научишься.

— А научите?

— Хорошо, — кивнул прадед, — только заверши процесс взросления для начала. А потом еще пожалеешь, что попросила меня об этом!

Встречать нас на стену высыпали почти все замковые и сельские жители. Наверное, дракон в вечернем небе выглядел весьма поэтично. Аргелл встал к стене боком, и я соскользнула в Витькины объятия.

— Как вы тут без меня? Придумали, что с картошкой делать?

— Какое там! — отмахнулся лорд Венатор. — Мы за тебя перепугались. Норри весь замок прочесал. После того как ты исчезла, на Каракурта совершили неудачное покушение. Он все понял и пришел к нам с повинной, признавшись в сговоре с Морой. Мы, когда узнали, что они собирались с тобой сделать, чуть не убили барона на месте. К сожалению, этот гад не знал, к какому именно дракону тебя потянули и где он обитает. А что, лохматые придурки сдали тебя в лапы дедушке?

— Нет, — мотнул головой Аргелл, — но внучка и кракену зубы заговорит. А ты, значит, ее близнец-антипод?

— Здравствуй, дедушка! — лучезарно улыбнулся Вик, распахивая объятия.

— Здравствуй, внучек, — попятился от него дедушка. — А где эльфенок?

— Я тут, — вышел вперед Норри.

Аргелл внимательно оглядел каждого из нас по отдельности, а потом всех вместе.

— Да, — наконец изрек он. — Красавцы! Есть чем гордиться!

Вдруг где-то вдалеке послышалось жужжание, словно к замку приближался рой огромных пчел. Народ тут же забеспокоился и стал поспешно эвакуироваться со стен. Около башни возник небольшой затор. Женщины впали в истерику.

— Что это? — нахмурился прадед, вслушиваясь в дальние звуки и наблюдая творящееся безобразие.

— Это Светина хищная всеядная картошка летать научилась, — сплюнул Вик.

— Чего?! — опешила я.

— Того! — вздохнул Витька. — Из добрых побуждений ты, сестренка, сотворила оружие массового поражения! Мне и в кошмарах такая хрень не снилась! Морти при завоевании мира надо было не монстров создавать, а к тебе за консультацией обратиться!

— Сжечь пытаешься — уходит из-под огня, верткая скотина! — гневно добавил Норри.

— А если ее съесть? — предложил Аргелл.

Кажется, данную версию мы уже обсуждали.

— А ты, поди, поймай ее сначала! — ответил на идею прадеда Вик. — А потом убей эту гадость живучую! У нее ж ни головы, ни глазок, ни ручек, ни прочих жизненно важных органов. Этакий колобок-убийца, плюс еще морозо- и жароустойчивая! И даже кислота ее не берет! О чем ты думала, Света, когда ее создавала?!

— О повышенной живучести выводимого продукта, — призналась я.

— Ну, тогда нам песец! — вынес вердикт Витька. — Монстры Мортифора невинные дети по сравнению с твоей картошкой! Ты с ней весь мир завоевать можешь.

— Только обуздать ее надо, — хмуро добавил Норри.

— Тяжело с тупой силой, — согласилась я.

— Не скажи! — возразил эльфенок. — Твоя картошка еще и развивается! Вот уже летать научилась, может, она через пару дней и тройные интегралы начнет высчитывать? Ты ее умной, часом, не делала?

— Ну, я хотела, чтобы она сама в ящики складывалась, — призналась я и в целях самозащиты напустила самый безобидный вид.

— Ёптр турен имбарр! Света! А как же нам выжить?!

— А если попросить Аргелла ее съесть? — обернулся Норри к Вику.

— Тогда ему ее тщательно пережевывать нужно, — заметил тот.

— Почему? — встряла я в их разговор.

Сам прадед пока не вмешивался, с интересом слушая нас.

— Потому что я не уверен, что эта гадость не съест его изнутри, — признался Вик, и Аргелла передернуло.

— Может, оборотням подарить это биологическое оружие массового террора? — Норри задумчиво возвел глаза к небу. Интересно, это он сейчас как дракон говорит или как наследник дружественной оборотням державы?

— А утилизировать потом как, когда она на хороших харчах размножаться начнет? — фыркнул Вик и вдруг осекся, недобро так глянув на меня. — Свет, а ты случайно не желала, чтобы эта хрень была плодовитой?

— Желала, — покаялась я.

— Ну, тогда нам точно капут!

— Если выберемся отсюда живыми, крестьяне, наверное, лет десять картошку сажать не будут, — предположила я. Быть съеденной мирным корнеплодом — пугающая и печальная перспектива.

— Шутишь? — вклинился в мои горькие раздумья Вик. — Да они уже зареклись сажать ее когда-либо! Это теперь здесь запрещенное растение!

— Ну, так что? — взял быка за рога Норри. — Попросим прадеда помочь непутевым потомкам или будем сидеть и ждать, когда Светина зубастая всеядная картошка перепрыгнет через стену и загрызет нас заживо?

— Жалко дедушку, — вставила я свои пять копеек.

— Не боись, внучка, — вдруг тепло произнес Аргелл. — Не так уж легко меня убить!

И с этими словами прадед взлетел и направился в сторону леса. Норри тут же накрыл нас защитным куполом. Я огляделась: во дворе замка не осталось ни души. Что ж, очень своевременно, так как из леса вылетела картошка.

— Вот блин! — не выдержала я, глядя на то исчадие, в которое превратился мой корнеплод.

— Всего лишь блин? — хмыкнул Вик. — У меня есть эпитет лучше!

— У меня тоже, — кивнул Норри.

— А эта ваша защита хоть выдержит? — испугалась я.

— Должна, — философски ответил Норри.

Мне от его теорий легче не стало. Я вон тоже вроде должна быть мощной непобедимой гадиной. А реально?

— Ты за дедушкой смотри, — одернул меня Вик.

Дед тем временем вытворял всевозможные воздушные выкрутасы. Атаковал, нападал, уходил в мертвую петлю. Картошка, как ни странно, с точностью повторяла его виражи. М-дя, похоже, она действительно самообучающаяся. Что-то из урожая Аргелл поймал на лету. Вот только жевать, улепетывая от остальных хищников-корнеплодов, было неудобно. В результате в борьбе дракона с моей картошкой победила картошка.

Дед, сплюнув недожеванные остатки картошки, сделал над нами круг, мысленно послав сообщение, чтобы разбирались с проблемой сами, а он уже стал стар для таких выкрутасов, и улетел отдыхать.

— Ну и что нам теперь делать, когда последняя надежда улетела? — хмыкнул Вик, заметив, что теперь зубастая картошка обратила внимание на нас, трех относительно аппетитных людей под прозрачным воздушным куполом.

В следующую секунду нас облепили со всех сторон голодные экземпляры. Вот тут-то я и рассмотрела их зубы. Интересно, что вместо глаз они использовали принятое в быту понятие «глазки». Тепловые рецепторы у них в том месте, что ли?

— Дедушка обещал вернуться. Может, пока они все прилипли к нам, попросить его испепелить их?

— Всех не получится, — мотнул головой Норри. — А остатки могут напасть на деда.

— А твой защитный купол может гореть? — одновременно осенило нас с Виком.

Норри что-то прикинул в уме и кивнул:

— Может, только тогда мой резерв очень быстро истощится — и вся эта кишащая масса рухнет на нас.

— Свят-свят-свят, — поежился Витька, сплевывая через плечо.

Что-то раньше я за ним подобного не замечала. Наверное, это так действует на нас стресс.

— Слушай, — оживился Вик, — а ты вроде хотела, чтобы эта картошка сама в ящики складывалась. Так, может, тебе покомандовать ею?

— Да, Свет, — поддержал кузена Норри. — Я помню, как тебя дети слушались, да и с умроками ты круто разобралась.

— И как же картофелины меня поймут? У них же даже мозга нет!

— Ну, если им хватает сообразительности атаковать нас, значит, не все потеряно, — тихо заметил Норри. — Да и видят они нас как-то.

— И инстинкты у них стайных хищников, — спокойно прокомментировал Вик. — Давай, Свет, в любом случае, попробовать стоит!

— Мы же тебя не за купол высылаем! — возмутился Норри. — Отсюда веди с ними беседу.

Ну что ж. Я внутренне собралась, успокоилась, затолкала подальше страх и уверенно вышла вперед.

— Стоять! — рявкнула я картофелю и дернула рукой, жестом приказывая отступить. — Отставить!

Бульба замерла и — о чудо! — послушалась. Она зависла в метре от защитного контура. Я просто кожей чувствовала, что все ее внимание направлено на меня. В нем было любопытство, смешанное с настороженностью. И в этот момент мне стало жалко ее уничтожать. Может, получится полюбовно договориться?

— Я вас создала, — представилась я. — Я ваша хозяйка! Слушаться только меня! А иначе на драники пущу!

Что такое драники, картошка не знала, но испуганно отлетела от меня подальше.

— Понятно, что надо меня слушать?

Клубни сбились в кучу, словно совещаясь, а потом вдруг перестроились в гуманоидную форму и кивнули созданной головой. М-да, с такими темпами она действительно скоро начнет считать интегралы!

Куда же пристроить столь ценное приобретение? Мозг предложил для начала остановиться на болоте. Там у меня флора и фауна разная, у бульбы появится нормальная здоровая конкуренция. Возможно, видоизменятся некоторые пищевые цепи. А иногда я буду посылать их сторожить границы моих владений. Тогда нелегальные иммигранты исчезнут.

— В таком случае, уходите с человеческих земель и летите ко мне на болота, — скомандовала я. — И по пути не смейте никого жрать! Я скоро приду, разберусь.

Картофель построился ровными, идеальными квадратами, прямо как римские легионы, и полетел в нужном направлении. Фу, пронесло. Осталось только надеяться, что моя зубастая флора и фауна не спасует перед новыми обитателями болот.

Братья облегченно вздохнули и радостно заключили меня в объятия. Норри убрал магический купол, и мы пошли в замок обрадовать людей, что опасность миновала.


предыдущая глава | Не будите спящего дракона! Сага о Драконах. Трилогия | cледующая глава