home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

Смело выходи из себя, если другого выхода нет.

Януш Васильковский

Минут через тридцать активность на постоялом дворе уменьшилась. Оборотни, распределив обязанности, быстро разгрузились и заселились. Надо признать, основную командующую и координирующую роль сыграл Каутинус. Без его жесткого и крикливого участия подданные леди Моры Канис Руфус Авидус еще часа три бегали бы по двору, пытаясь самоорганизоваться. Руководство Каутинуса значительно сэкономило мне время, за что я была ему очень благодарна. Куда подевался тощий старец потом, мне было безразлично.

Пора уходить. У нас еще три селения по плану. Осторожно, чтобы не производить лишнего шума, я поднялась на ноги и направилась к краю крыши, откуда легче всего спускаться и забираться. У самой кромки мне в лицо внезапно метнулась ласточка.

«К дождю», — пронеслось в голове прежде, чем я поняла, что, уклоняясь от птицы, оступилась и падаю вниз. Внутренности рефлекторно сжались, готовясь к неласковой встрече с землей. И не успела я попрощаться с бренным миром, как меня подхватили сильные руки.

— Что за?.. — раздался удивленный скрипучий голос, и последовало возмущенное: — Ты?!

— Здравствуйте. — Я открыла глаза на руках у лорда Каутинуса. — Спасибо, что поймали, без вас я бы разбилась.

На лице оборотня отразилось колебание. Все его чувства советовали ему разжать руки и продолжить мое падение, но здравый смысл ехидно подсказывал, что от этого уже будет мало толку. И ничего, кроме ушибленного и, возможно, разозленного дракона, он не получит.

Рядом со старцем прыснул в кулак его молодой напарник, явно поняв причину замешательства своего старшего партнера.

— Не за что, — горестно вздохнул, наконец, Каутинус, бережно опуская меня на землю. — Поверьте, леди, я не хотел.

— Да, — кивнула я. — Еще пара таких добрых дел, и вам грозит стать хорошим человеком, то есть оборотнем.

— Лорд Каутинус, я искренне не понимаю вашего возмущения, — улыбнулся молодой напарник. — К вам прямо с неба упала прекрасная незнакомка, а вы в таких расстроенных чувствах!

— Лорд Атус, помните, я советовал вам не поминать драконов всуе? Так вот. Вы накаркали — и один из них как раз перед вами!

— О, приятно познакомиться! — протянул мне руку молодой вервольф.

Похоже, он следовал старому доброму правилу Станислава Ежи Леца: «Нельзя смотреть на врага с омерзением — а вдруг понадобится его сожрать?» Что ж, я не против прогрессивной молодежи, только бы она меня не ела.

— Импера Светлана княжна Сангиус Ангуис Торта Орис-Беллигеро Омаг-морт Драко, правящая династия, — представил меня юноше Каутинус.

Ух, ты! Он назвал меня «импера»! Этот титул прибавляется только при признании князя истинным властителем земель. И еще при очень большом уважении. Неужели мой враг обо мне лучшего мнения, чем я предполагаю? Под моим внимательным взглядом Каутинус поежился и тихо произнес:

— Раз уж нам повезло на вас нарваться, леди, может, утрясем мирно недоразумения, возникшие из-за того, что мы пересекли границы вашего княжества без вашего ведома? Мы очень спешили и не могли сделать лишний крюк в сторону пограничных сборщиков. Можем ли мы возместить этот ущерб по двойному тарифу?

Хитрый мужчина! Вика на него нет! Стоп! А это идея! Братик ни за что не простит мне такого экономического самоуправства. Все дела мы обычно решаем вместе.

«Вик?» — мысленно потянулась я по нашей ментальной связи. Особо не старалась, вдруг парень чем-то очень сильно занят.

«Чего тебе?» — раздалось через тридцать секунд.

«Мне тут оборотни-нелегалы предлагают заплатить пошлину в двойном размере. Так сказать, возмещение за моральный ущерб».

«Восьмикратную стоимость бери. Нас же четверо, и чувства каждого из нас они задели».

«Вик, мне как-то неудобно с них такую сумму стрясать. Это как-то не по-человечески».

«Во-первых, ты и есть не человек, ты дракон! А во-вторых, неудобно милостыню просить, а ты берешь законно тебе причитающееся!»

«Вить, но их тут целый караван!»

«Ух, ты! Эта мысль меня возбуждает!»

«Только эта? А не что-нибудь другое?»

«Свет, не стоит недооценивать такой надежный афродизиак, как перспектива хорошей прибыли!»

«Я не утащу столько денег! Это же небольшой сундучок! А я всего лишь слабая, беззащитная девушка!»

«Я тебе помогу, сестренка! И вообще, запомни: когда речь идет о таких деньгах, даже Ладушка забывает, что она представительница слабого пола! Что ты за дракон такой, если золото утащить не можешь?!»

«С совестью».

«Да, большой недостаток, но не волнуйся, это лечится!»

— О чем она задумалась? — прошептал Атус.

— Я с Виком советовалась, — призналась я. — Он требует восьмикратную сумму и с каждого!

— Что? — икнул младший оборотень.

Кажется, теперь он меня очаровательной не считает. Мужчинам вообще тяжело расставаться с деньгами, пусть и с казенными.

— Помнишь, ты у меня спрашивал, что может быть хуже одного дракона? — обернулся к юноше Каутинус. — Так вот запомни: хуже дракона может быть только целое семейство драконов!

— Так вы заплатите? — осторожно уточнила я.

— А что? Есть еще какой-нибудь вариант? — скептически посмотрел на меня Каутинус. — Где ваш финансовый крокодил? То есть лорд Виктор граф Венатор Ангуис-Беллигеро Торта Орис Омаг-амор Драконус, кузен главы дома Драконов?

Наверное, единственная, кто не тискал служанку в углу, когда Аргур Семину пытался нам втолковать геральдику и особенности построения родового имени, была я. Поэтому теперь произнесенный титул Вика не вызвал у меня никакого страха или замешательства.

Так как Вик мой кузен, а не родной брат и является наследником собственного дома, то его родовой титул следует первым, а затем уже идет наша часть. Вначале, кажется, идет тип ветви: бастарды или официально зарегистрированная линия, затем способ обретения имени: через замужество или по праву рождения. Если первое — прибавляется «Матримор», если второе, то «Сангиус». Но наследников обычно больше, чем престолов, поэтому «Сангиус» прибавляется только к титулу наследника главы дома Драконов. А так как Вик — сын официально признанного брата главы дома Драконов, то бастардом его тоже назвать нельзя.

Дальше, как вы знаете, идет название наших способностей, в данном случае «Ангуис-Беллигеро» означает, что Витька официально признан главным хитрецом дома Драконов, а «Омаг-амор» указывает, что брат пополняет свой магический резерв через любовь. Вот только суффикс «нус» после «Драко» прибавляется исключительно к вреднейшим членам нашего семейства. Раньше так пытались обзывать меня, но после знакомства с Виком эту честь единолично присудили ему.

— Ну, как вам поверхностное введение в титулы семейства Драконов? Без ста граммов не разберешься!

— Вик, а также принц Норри ванн Дерт, лорд Ангуис Торта Орис Омаг-Беллигеро Драко, официально признанный бастард дома Драконов, где-то рядом. Они просили меня принять у вас деньги.

— Хорошо, — вздохнул Каутинус. — Мой кошелек в таверне. Следуйте за мной.

Мы обошли конюшню и уже приближались к входу в постоялый двор, когда я услышала нарастающие женские крики. Один из голосов принадлежал Ладиине! Мысленно выругавшись, я сорвалась с места, взлетела по ступенькам и оказалась на первом этаже, где располагалась таверна.

Там, уперев руки в бока, друг против друга скандалили моя жена и невеста Мортифора! Что послужило причиной ссоры, уже неизвестно, но втягивал скандал всех остальных как воронка урагана.

— Может, ты и невеста главного оборотня, но обивает он пороги нашего замка! — крикнула Ладиина.

— ЧЕГО?! — взревела Мора Канис Руфус Авидус.

— Вот за ней он ухлестывает! — Ладушка ткнула в меня пальцем.

Вот ведь подстава! И что я Ладе сделала-то? За что она со мной так?

— Не бывать этому! — рявкнула оборотниха и кинулась на меня.

Инстинкт сработал раньше, чем мозг сообразил, что происходит. Я швырнула в агрессоршу стоящий на столе кувшин с водой и, отпрыгнув на несколько метров назад, прямо к порогу, предложила:

— Давай цивилизованно поговорим!

Хотя, наверное, неудачная идея начинать переговоры с метания глиняных предметов. Леди Мора, или как ее там, отбила летящий снаряд когтистой лапой, но это не спасло девушку от находящейся внутри него воды. И теперь она гневно сверкала на меня зеленющими глазами из-под мокрых обвисших волос.

— Прости меня! — Я вскинула руки в примирительном жесте. — Это просто рефлекс. Я в последнее время нервная очень и искренне приношу свои извинения.

— Кровью смоешь! — прошипела красавица. Хотя теперь она миловидной отнюдь не казалась.

— Слушайте, ну что вы на меня накинулись? Какая-то девица всего лишь бросила вам в лицо голословные утверждения, а вы уже так разозлились. Вы меня совсем не знаете. Вот чем я вам не угодила?

— Уже угодила, — тихо прокомментировал стоящий сзади Атус.

— Я за это уже извинилась!

— И, правда, — поспешно выступил вперед Каутинус.

А все-таки смелый мужчина! Встать между двумя ссорящимися или готовыми к ссоре женщинами требует большой отваги! А ведь он еще знает, что одна из нас оборотень, а вторая дракон!

— Миледи, — обратился он к невесте Мортифора, — спешу вам напомнить, что в данный момент мы находимся на территории Драко и перед вами находится глава правящего дома, которая искренне принесла вам свои извинения. Начинать ссору с хозяином на его территории крайне неразумно, тем более что тот настроен пока миролюбиво.

— А мне плевать! — рявкнула Мора. — Я наследница дома Канис Руфус, невеста лорда Мортифора Канис Дирус Лупус Карнификуса, повелителя оборотней и Скользящего между жизнью и смертью! Я никогда не буду склоняться перед каким-то там вшивым драконом!

— У драконов паразитов не бывает, только у собак, — автоматически поправила я.

— ЧТО?! — зарычала Мора. — Ты смеешь оскорблять меня?!

— Миледи, вас заносит! — внезапно гаркнул Каутинус. — Вы оскорбляете главу дома Драконов на ее территории! Она уже полновластная владычица своей земли, а вы всего лишь наследница крупного и богатого рода и пока не невеста моего господина, а только приехавшая на смотрины девушка! И мой властелин заключил перемирие вот с этой госпожой, а вы своим агрессивным поведением нарушаете приказ нашего повелителя!

— Я любимая дочь самого могущественного и богатого рода! И свадьба моя с Мортифором состоится! И это так же верно, как я стою перед вами, а вы, Каутинус, или как вас там, еще очень пожалеете, что оказались на моем пути!

Мора отвернулась, что позволило нам со старцем слегка расслабиться. И это было ошибкой. Девушка метнулась ко мне молниеносно, оттолкнув на ходу Каутинуса мощным ударом когтистой лапы. Это дало мне несколько лишних секунд, чтобы выпрыгнуть из таверны и кинуться прочь. Находясь в человеческом обличье, я Море не соперник, она разорвет меня на мелкие кусочки. Перефразируя высказывание харизматичного лидера одного большого государства: «Нет дракона, нет проблемы». Я, конечно, понимаю, что за любовь надо бороться, но не по трупам же идти!

Атус задержал разбушевавшуюся женщину еще на пару секунд. Я попыталась на бегу трансформироваться, но как бы не так! Ну, вот почему, когда позарез нужно, так фиг тебе?! А как не надо — так, пожалуйста?! Чтобы усложнить агрессорше жизнь, я юркнула между домов. Хотя сбежать от оборотня не так-то просто! Вот везет так везет! Что ей Ладушка наплела?! И какой идиот выпустил мою женушку раньше времени?!

Разъяренный рык раздался почти рядом. Быстрая же она, зараза! Нет, я, конечно, понимаю, что за всю жизнь кожа человека сменяется приблизительно тысячу раз, но это же еще не повод сдирать с меня шкуру живьем! И тем более не повод для меня относиться к собственным покровам столь пренебрежительно, чтобы позволить каким-то незнакомым теткам его снять!

О! Приоткрытая дверь сеновала! В запахе свежескошенной травы будет легче затеряться. А там по балкам на крышу. А с крыши на вторую крышу, а там будем действовать по обстоятельствам.

— Света?! — раздались удивленные возгласы Норри и Вика. Рядом с парнями на стоге сена хихикали четыре симпатичные девушки.

— Сматываемся! — бросила я, карабкаясь по перекладине наверх. — У нас проблемы! Если сюда заскочит бешеная черноволосая девица, вы меня не видели, не знаете и не драконы!

— Не уйдешь! — В помещение ворвалась Мора.

— Девушка! — очаровательно улыбнулся ей Вик, становясь на ее пути. — Вы прекрасное лунное видение!

По мне, так кошмар! Но Мора удивленно притормозила и взглянула на моего брата.

— Куда спешишь ты, ангел дивный?

«Убить твою сестру!» — мысленно хмыкнула я, но оборотниха на оклик остановилась, все еще заворожено глядя на Вика. Как бы плохо я ни относилась к преследовательнице, вынуждена признать, что они с моим кузеном были красивой парой. Примерно одного роста, подтянутые, черноволосые, с пронзительными зелеными глазами. Если бы не руки-лапы у девушки, вообще картинка бы получилась.

Одна из крестьянок пошевелилась, зашуршав соломой. Мора сморгнула, словно сбрасывая оцепенение, резко вскинула голову, вновь переключаясь на меня. Лорд Венатор деликатно кашлянул, привлекая ее внимание. Красавица медленно обернулась к Витьке, улыбнулась, а в следующую секунду злобно полоснула когтями его по груди.

— Прочь с дороги! — рыкнула она.

— Ну и дура! — фыркнула одна из селянок.

— Что?! — снова отвлеклась от погони леди Канис Руфус.

— Дура, я говорю, — безбоязненно повторила крестьяночка. — Не знаешь, от чего отказываешься.

— Может, ей блондины нравятся? — поспешно сменил тему Норри, выступая вперед и вызывая огонь на себя.

Я тем временем успела забраться на самый верх. В отличие от Вика эльфа Мора разглядывала нас еще быстрее.

— Убирайся с дороги, смазливый! — И его попыталась достать когтями моя преследовательница, но юный ванн Дерт успел отскочить.

— Точно дура! — заметила вторая девушка.

— Я вас сейчас! — огрызнулась Мора и кинулась на них. Похоже, женская язвительность на нее действует лучше мужского обаяния.

Раздались ругань, звериный рык, женский визг, глухие удары, но я уже вылезла на крышу. Строение подо мной ходило ходуном. Сверху я видела, как вылетели наружу полуодетые братья и все четыре девушки.

— Что ты ей сделала?! — крикнул Вик. — Мы тебя только на два часа без присмотра оставили, а ты уже успела найти новых знакомых! Как ты ее умудрилась так вывести из себя, что даже магия драконов действует через раз?!

— Не знаю, — призналась я. — Я ей просто, наверное, не понравилась.

— А ее убить можно? — поинтересовался Норри.

— Нет, это невеста Мортифора! Будет дипломатический скандал!

— А ты считаешь, так его не будет?! — язвительно прошипел Вик. — Между прочим, это ты сейчас болтаешься на крыше на ладан дышащего сарая! Думаешь, я оставлю сие безнаказанным?

— Извини, сестренка, оглушающие заклинания на нее не действуют! — простонал Норри. — Держись там, я сейчас что-нибудь придумаю.

— А может, усыпить ее? — внесла контрпредложение я.

— Навечно, желательно! — добавил Вик, прижимая к груди окровавленную рубашку.

Стягивающийся отовсюду народ с вилами его поддержал. Я перепрыгнула на соседнее здание, и очень вовремя, потому как на крышу вылезла Мора. Увидев меня, она разогналась и прыгнула ко мне. Я перелетела на третью крышу. И горестно вздохнула. До четвертого здания было далековато, и оно уже не сельскохозяйственная постройка. А людьми рисковать не хочу.

Однако крыша второго здания вес приземляющегося на нее оборотня не выдержала и обвалилась. Раздались истеричное лошадиное ржание и мычание коров.

— Витька, беги к оборотням, предупреди их, что, если они сейчас же не отзовут свою взбесившуюся женщину, мы будем расценивать это как нападение и бить на поражение! — крикнул Норри, плетя какое-то сложное магическое заклинание.

Кузен послушно сорвался с места в сторону таверны. Мора тем временем выкарабкалась из хлева и, трансформировавшись в женскую особь человека-волка, стала подходить к моему пристанищу. В данной ипостаси она была где-то под два метра, крупнее и массивнее, покрытая рыжеватым с подпалинами мехом. Мускулистые руки венчали массивные черные когти. Вот в таком бы виде ее Мортифору на смотрины! Лишний раз бы подумал, ЧТО в жены берет!

— Не трогай нашего дракона! — раздался вдруг возмущенный детский крик, и со всех сторон на обидчицу посыпался град камней и заостренных дротиков.

Мора взвыла, обернулась к детворе и зарычала, но малыши только удвоили свои усилия. Оборотниха встряхнулась и юркнула внутрь моего убежища, отложив разборки с мелкотой на позднее время. Она решила либо забраться по несущим балкам ко мне на крышу, либо сломать каркас и завалить все здание. Ни то, ни другое мне не нравится. И почему мне так везет нарываться на неадекватных женщин?!

Ну, где же вы, драконьи способности?! Самое время научиться летать! И вообще, хорош из меня защитник, от первой же потенциальной угрозы убегаю! Дети для Моры и то большую угрозу представляют!

Вся конструкция предательски содрогнулась. Мама! Похоже, она решила не лезть ко мне, а заставить крышу упасть к ее ногам.

«Ну и какая ваша часть за дракона отвечает?» — прошипела я своим мозгам.

«Не знаем! — истерично взвизгнули те. — Ты бы, хозяйка, руками помахала!»

«Ага! Может, мне еще и над ухабами попрыгать?!»

«Хорошая мысля, хозяйка!» — обрадовались те.

«Плохая! — встрял инстинкт самосохранения. — Кочки на земле, а там злобный женский оборотень!»

«Дилетанты!» — прошипело сознание и нырнуло в темные закрома моей души.

В ту же секунду мир стал меняться через зеленые, черные и ослепительно-белые тона. Под моим стремительно возрастающим весом крыша обвалилась сама. Несущие стены увеличивающегося объема также не выдержали и с треском хлопнулись на землю, словно раскрывшийся цветок. И мы с Морой оказались лицом к лицу. Точнее, морда к морде.

С минуту чудовище озадаченно и растерянно хлопало глазами, таращась на мою вытянутую морду в каком-то миллиметре от своей головы, затем оно собралось и полоснуло по ней когтистой лапой. Острые как бритва когти царапнули по жесткой чешуе и отскочили, не причинив никакого вреда. Только около носа зачесалось.

— Ой! — по-девчоночьи взвизгнула красавица и кинулась бежать.

Ой? Всего лишь ой?! Я тебе сейчас покажу настоящий «ОЙ»! Ты у меня навсегда запомнишь, как дракона обижать!

Я взревела и кинулась за ней. Так и подмывало поджарить бестию, но вокруг были дома моих подданных, а жечь людей и собственную деревню, где пока что любят своего хозяина, как-то совестно и непрактично.

Эта нехорошая женщина оказалась умнее и проворнее, чем я предполагала, кинувшись к таверне. Паразитка влетела внутрь здания на пару секунд раньше, чем моя лапа успела ее достать, и мои когти всего лишь впились в захлопнувшуюся дверь. У-у-у! Как я зла! От избытка чувств у меня даже кончик хвоста нервно забарабанил по мостовой.

Я высвободила лапу из двери и, присев во дворе, стала ждать. Рано или поздно ей надо будет выйти. Мой хвост по-прежнему продолжал отбивать лихорадочную дробь. Со всех сторон стекались подданные, вооружившись мечами, секирами, косами, граблями, булавами… В общем, кто чем.

Идеальный, конечно, вариант — поджечь таверну и зажарить гадину лохматую в собственном соку, но, опять же, здание принадлежит Тавору. А к нему я испытываю большую симпатию и вредить его бизнесу очень не хочу. Да и крыша конюшни пострадает. А мы с ней провели два таких чудесных часа на солнышке, и я уже успела к ней привыкнуть!

— Эй! — раздался крик где-то слева.

Я обернулась. С крыши соседнего дома махал руками Тавор и указывал на располагающееся у его ног полотно.

«В таверне никого, кроме оборотней, нет!» — гласил отрез белой ткани. Корчмарь махнул рукой, и двое пареньков развернули следующую простыню. «Жги смело! Плату за услуги у оборотней я уже взял!» Мальчики поспешно свернули это послание и раскатали следующее: «А сам постоялый двор удачно застрахован у сарков!» Затем была вторая простыня, гласящая, что выплата покроет убытки сверх меры, и полотенца, заверяющие, что он за неделю отстроится заново и у него уже есть новый, усовершенствованный проект, да только старое здание сносить было жалко.

Ай да Тавор! Ай да предприниматель! Витькина школа! Однозначно, в его роду были наши! Ну, раз хозяин разрешил, то почему бы не помочь ему? Я набрала воздуха и от души дохнула.

Постоялый двор загорелся синим пламенем. Из окон с воем стали выпрыгивать оборотни, трансформируясь прямо в полете и мягко приземляясь на задние лапы. Я попыталась выделить из них рыжего с подпалинами, но там почти все были такими, а наклоняться над каждым и всматриваться в первичные половые признаки как-то несолидно. Да и обидчица успеет убежать. Хотя теперь обидчица-то я.

От досады я плюнула. Деревце, на которое попала моя слюна, мгновенно съежилось и оплавилось.

— Довольно! — Ко мне подскочил высокий тощий серебристый получеловек-полуволк, в котором я опознала Каутинуса. — Довольно, ваша светлость! — Он примирительно поднял когтистые руки. Ну и работка у него: всюду собой рисковать! — Мы приносим вам свои глубочайшие и искреннейшие извинения!

— Ваше раскаяние в карман не положишь! — раздраженно фыркнул оказавшийся рядом Вик. Испорченную рубашку он снял и теперь щеголял обнаженным накачанным торсом. Царапины на груди благодаря драконьей регенерации почти затянулись. — Ваша сумасшедшая баба едва не прибила мою слабую, беззащитную сестренку, заставила волноваться нас с братом, а также ее жену и подданных, для которых она надежда и оплот! И позволила это все ваша девочка тогда, когда мы гостеприимно пустили вас на свою территорию!

— Сколько? — страдальчески вздохнул Каутинус, поднимая глаза к небу. С нами дела он вел уже не первый раз и понимал, что спорить и отпираться просто бесполезно. Особенно когда за дело берется мой милый брат-казначей.

— Давайте посчитаем! — охотно встрепенулся Вик. — Светин сломанный ноготь на правой лапе — сто золотых, царапинки на чешуйках морды лица — двести золотых, наши с братом нервы — по триста золотых на каждого, полное отчаяние Светиной жены — еще триста золотых!

— Что-то она не особо переживает! — рыкнул Каутинус, указывая на Ладушку, мирно сидевшую на лавочке соседнего дома и невозмутимо полирующую ногти.

— Это от нервов, — бросил Вик. — Продолжим расчеты, милейший. Нервы Светиных подданных, особенно детей, это по три золотых каждому из них, а детям по четыре. Затем разгромленные сеновал, конюшня и амбар — это еще по двадцать золотых хозяину и по три золотых с каждого разрушенного здания нам. Теперь потеря такого важного и экономически выгодного пункта, как постоялый двор дядьки Тавора. О нем и его корчме слава шла на много верст вокруг, и мы стабильно получали доход в виде ста золотых монет. Теперь двора нет, значит, сто монет в компенсацию утраченной прибыли и еще сто за моральный ущерб, так как я каждую ночь буду оплакивать корчму дядьки Тавора.

— Мы, похоже, тоже, — мрачно буркнул Каутинус.

— И самому Тавору еще сто золотых за потери, — невозмутимо продолжил лорд Венатор. — И не забудьте про восьмикратную пошлину с каждого члена каравана! Итого: две тысячи девять золотых нам, Тавору сто три золотых, восьмидесяти женщинам и мужчинам по три золотых, это двести сорок, двадцати детям по четыре золотых, это восемьдесят, и вон тому хозяину строений шестьдесят три золотых.

— Вы нас по миру пустите! — возмутился подошедший Атус. — Нам еще дальше ехать!

— Ах, да, и едете вы теперь в объезд! — жестко отрезал Вик. — Мы вас на своей территории больше не принимаем!

— А как же нам тогда до лесов добраться?

— На своих четырех!

— Это грабеж!

— Раньше думать надо было, когда на Свету нападали!

— Не пререкайся, парень, — вздохнул Каутинус, кладя лапу на плечо младшего напарника. — Но, лорд Виктор, у нас нет таких денег. И мой напарник прав, нам не на что будет доехать до наших лесов.

— А мы вам одолжим под пятьдесят процентов, — улыбнулся Вик.

— Нет! — отшатнулся Каутинус. — Нет! За такое мой повелитель с меня точно шкуру снимет и у камина постелет! Да и полной суммы у нас все равно нет!

— Хорошо, — покладисто кивнул Вик. — Тогда выплачивайте четыреста восемьдесят шесть золотых народу сейчас, а мы Мортифору чек пошлем. Норри, там как, готово?

— Уже, — ухмыльнулся эльф, и из-под его чутких пальцев в воздухе материализовался длинный исписанный пергамент.

— Очаровательно! — выдохнул Вик, пробежав по нему глазами, и протянул Каутинусу. — Подпиши.

Оборотень замотал головой и отступил. Словно Вик ему предлагал подписать не расписку, а договор на вечное рабство его бессмертной души.

— Слушай, — вздохнул лорд Венатор. — Мортифор все равно о произошедшем узнает, и тебе придется писать отчет. Так чего тянуть? Днем раньше, днем позже.

— Тебе легко говорить, не с тебя же шкуру снимут, — буркнул Каутинус.

— Хочешь бесплатный совет? — улыбнулся Вик.

Оборотень подозрительно прищурился и отступил.

— Не верю я в драконью благотворительность, — покачал головой он.

— И правильно делаешь! — согласился кузен. — Я и сам в нее не верю! Но когда на меня нападает благодушие — пользуйся. Так вот, в отчете свали всю вину на Мору, а себя поставь как основного Светиного защитника. Таким образом, ты не только выставишь себя белым и пушистым, но, может, и получишь чего.

— Угу, пинка под зад.

— А ты сделай — а мы посмотрим, — подмигнул Вик. — Что-то мне подсказывает, что ты не пожалеешь.

— А с чего вдруг тебе чего хорошего мне советовать?

— Может, совесть проснулась? — пожал плечами брат.

— У вас?! Да скорее конец света близится! — вздохнул оборотень и, зажав перо между когтями, размашисто расписался в пергаменте.

— Слушай, — склонился Норри к Витькиному уху, — если у тебя проснулась совесть, усыпи ее! От такого добра — одни убытки.

Пробежав напоследок глазами документ, Норри на него дунул и отпустил. Бумага превратилась в голубя и полетела на северо-запад. Ох, чую, Мортифор будет очень рад получить наше послание! Оборотни, видно, тоже это предчувствовали, так как понурились и пошли вызволять из-под завала уцелевшие вещички.

Рядом оказался приплясывающий Тавор.

— Ой! Спасибо тебе, княжна! — счастливо прошептал он, гладя мою лапу. После трансформации мой слух стал еще тоньше, поэтому его шепот был прекрасно слышен. — Мне сарки стандартную страховку от природных катаклизмов давать отказались, потому что предыдущая корчма от молнии сгорела. Только одну страховку и выдали: если корчму разрушит в припадке гнева правящий глава дома Драконов без предварительного сговора и злого умысла. Думали, обули меня, дурачка, ведь всем известно, что князья Драко никогда не наносят ущерб на собственной территории. А тут такой шанс! Я вам триста золотых за ваше здоровье в казну Драко пожертвую!

— Это ты правильно мыслишь! — одобрил Вик, затем отошел на несколько шагов назад, окинул меня взглядом и произнес: — Так вот ты какая, малышка!

А какая? Мой первый и единственный раз полной трансформации протекал в очень нервных условиях в замке у Михея, и разглядывать себя просто не было ни времени, ни смысла.

— Красавица моя! — благоговейно прошептал Вик. — Ты просто прелесть! Жаль, нет зеркала.

— А это можно организовать! — улыбнулся Норри. — Хотя магический резерв по пустякам тратить в нынешних условиях глупо, но для тебя, сестренка, так и хочется сделать исключение! Ты действительно прекрасна!

Эльф что-то прошептал, щелкнул пальцами, и воздух передо мной сформировался в огромное призрачное зеркало. Из него на меня смотрел изящный изумрудно-зеленый дракон. Длинная узковатая морда, большие золотистые рога, жесткие гребни по хребту, костяные наросты на концах суставов крыльев. Но больше всего, конечно, завораживал цвет чешуи. Очень глубокий, мягкий. На солнце он переливался всеми оттенками зеленого и золотистого.

Норри подошел ближе и потрогал чешую.

— Странно, — пробормотал он. — Твоя кожа на ощупь очень мягкая и теплая. Даже не верится, что она выдерживает удар меча.

— Но когти-то вынесла, — возмутилась я. Собственный голос звучал ниже, с хрипотцой и свистящими звуками.

— Тебя поцарапали! — напомнил Витька. — А разница между когтями и мечом большая!

— Может, проверим? — предложил эльф.

От подобной перспективы у меня внутри все похолодело и сжалось. Не люблю, когда в меня тыкают острыми и холодными предметами! И вдруг все чешуйки на моем теле встали дыбом и, словно падающее один на один домино, перевернулись в другую сторону! Новая шкура была глянцево-черной с красноватым отливом и гораздо тверже предыдущей.

— А вот эта выдержит! — улыбнулся Норри, гладя обратную сторону чешуи. — Так вот что означает термин «боевая шкура»! Изумрудный — твой природный цвет, а в боевой шкуре ты черная! Именно такой тебя дядя и запомнил!

Я взглянула в зеркало. Изменился не только окрас, пасть у меня слегка раздалась, когти и еще больше вытянулись, наросты на суставах крыльев удлинились и зазубрились, гребни на шкуре вытянулись да заострились, в некоторых местах появились дополнительные костяные пластины с шипами на концах. В боевой шкуре я была немного массивнее и как-то жестче, словно на прежнюю изящную форму напялили массивный бронежилет.

Интересно, а как выглядят братья во второй форме?

— Увы, мы еще даже в завершающую стадию взросления дракона не вступили, — прочитал мои мысли эльф.

— А жаль, — вздохнул Вик. — Прикольно было бы полетать, на себя посмотреть.

— Скоро, надеюсь, полетаем, — улыбнулся Норри. — Ну что, Света, полетели?

— Как? Я не знаю, как назад превратиться!

— Со временем ты вернешься к прежней форме. Чаще всего это происходит, когда адреналин спадает.

— Уже спал, но я все такая же!

— Значит, тебе надо хорошенько в звериной ипостаси поработать, — решил Норри. — И я даже знаю как. В этот раз мы все полетим на тебе. Твоя скорость передвижения еще быстрее, чем у метаморфов, поэтому мы покроем большее расстояние. Тут как раз есть пара деревень, которые нам совсем не по пути. Навестим их, а потом вернемся на прежний маршрут. А я с помощью магии сделаю так, чтобы мы в полете не замерзли и не упали. Ну, как, сестренка, прокатишь?

— Только если я потом на твоем горбу покатаюсь!

— Договорились! — улыбнулся Норри. — Забираемся, ребята!


предыдущая глава | Не будите спящего дракона! Сага о Драконах. Трилогия | cледующая глава