home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

– Отец! – воскликнула Дженни. Она намертво вцепилась в руку Уинни. – Если он меня заберет, мне не дожить до утра. Он забьет меня до смерти!

Уинни тут же поверила ей и ускорила шаг. Но мистер Иггер был не один: за его спиной маячили двое приятелей. Уинни молилась только об одном: чтобы Гар заметил, что они в беде, и поспешил им на помощь. Но даже в этом случае один мужчина, три женщины и ребенок не справятся с тремя крепкими рабочими.

Путаясь в длинных юбках, девушки не успели добежать до моста. Трое преследователей окружили их, предусмотрительно отрезав им пути к отступлению. Уинни вспомнились ехидные слова пропойцы, который встретился им ранее. Ее сердце бешено колотилось в груди. Уинни ругала себя на чем свет стоит за то, что недооценила алчного мистера Иггера.

– Ой, Дженни, душа моя! Убегаешь, не поцеловав папочку на прощание? – Его улыбка не сулила ничего хорошего, а выражение лица подтолкнуло Уинни к решительным действиям.

Она заслонила Дженни собой, надеясь, что сзади девочку защитит Эмара. В третьем углу этого кривобокого треугольника находилась Милли. У служанки выступили слезы на глазах – так испугали ее преследователи.

– Дайте нам пройти, сэр, или я позову полицию, – надменно произнесла Уинни.

Она опустила зонтик, готовая в любой момент воспользоваться им для защиты.

Мужчины многозначительно переглянулись и презрительно захохотали. Мистер Иггер широко развел руки: давай, мол, зови, посмеемся вместе!

– Да будет вам известно, мисс, что в этом Богом забытом месте законы не действуют. Мы сами себе судьи. Верно, Дженни?

Девочка, застыв на месте, сжала и разжала пальчики.

– Пап, оставь их. Они ничего плохого не хотели. – А потом шепотом обратилась к Уинни: – Когда он выпьет – совсем беда. Бегите, как только он отвернется.

В глубине души Уинни мечтала о том, чтобы больше никогда не видеть мистера Иггера и его дурно пахнущих приятелей. Но чувство вины и сожаление из-за того, что она подвергла многих опасности, перевесило. Уинни продолжала мысленно молиться о том, чтобы подоспели лакеи. Одного их присутствия могло быть достаточно, чтобы удержать негодяев от преступных намерений, которые ясно читались на их лицах.

Она обязана остановить мистера Иггера и его приятелей. Ей не привыкать к пошлым заигрываниям. В памяти Уинни тут же всплыло лицо лорда Миддлфелла и его гнусных соучастников. Как ни абсурдно это звучит, но их считали джентльменами. Однако, когда дело доходило до того, чтобы залезть женщине под юбку, классовые различия стирались.

Высокомерно (ведь она с молоком матери впитала превосходство, дарованное ей по факту рождения) Уинни произнесла:

– Мистер Иггер, вам, наверное, приятно будет узнать, что я предложила вашей дочери работу в моем доме.

Тот опешил, и если бы ситуация не была столь критической, Уинни не удержалась бы от смеха.

– С чего бы это вдруг? Дженни не умеет прислуживать дамам. – Налитые кровью глаза превратились в узкие щелочки; в пропитанном алкоголем мозгу зашевелилось подозрение.

– Она будет помогать на кухне, – отрезала Уинни, демонстрируя недовольство из-за того, что ей осмелились перечить. – Не будем вас больше задерживать, сэр. – За этой бравадой девушка пыталась скрыть тревогу, которая бушевала у нее в груди, словно дикий зверь, стремившийся вырваться наружу. – Слуга готовит наш экипаж. Можете не волноваться, мы позаботимся о вашей Дженни. – И Уинни небрежно махнула рукой – этот жест, дававший понять, что разговор окончен, безотказно действовал на ее назойливых поклонников.

Мисс Бидгрейн задохнулась от возмущения, когда Иггер посмел схватить ее за руку.

– Немедленно уберите свои мерзкие руки, сэр! – Уинни гордо вскинула голову.

Несмотря на растущую панику, она продолжала вести себя высокомерно.

Дженни повисла на руке отца.

– Папа, у этой леди уйма слуг, которые убьют тебя за то, что ты посмел к ней прикоснуться. Умоляю тебя, не трогай ее, она просто хотела мне помочь…

Обдав Уинни зловонным дыханием, Иггер схватил ее за плечи, приподнял над землей и встряхнул, хотя на самом деле гнев его был направлен на дочь.

– Это ты ей нажаловалась, болтливое отродье? Ты что, цепляешься с жалобами к каждой проходящей мимо расфуфыренной дамочке?

Девочка, осознав, что ее шансы на побег равны нулю, захлебнулась рыданиями.

– Нет, отец!

Уинни попыталась высвободиться, но наглец крепко держал ее.

– Милли, найди Гара. Хоть кого-нибудь, – приказала она, видя колебания служанки. Уинни понимала, что испуганная девушка не хочет ее оставлять, но приказ придал ей сил. – Беги!

Милли сделала два шага назад. Она дрожала от ужаса.

– Черт, Рэнд! Держи ее! – взревел Иггер.

Приятель, к которому он обращался, развернулся и попытался схватить Милли. Служанка пригнулась, не даваясь ему в руки, но при этом едва не упала. Первые метры она преодолела почти ползком, потом ей удалось встать, и она помчалась со всех ног. Рэнд бросился следом за беглянкой.

Движимая яростью, Эмара, воспользовавшись тем, что Иггер отвлекся, вцепилась в его руку и повисла на нем, чтобы он отпустил Уинни. Дженни, Эмара, Уинни – все повалились наземь.

– Отведи ее к лодке, – велела Уинни, толкая Дженни в объятия Эмары. – Не отходи от нее ни на шаг.

Эмара попыталась возразить, но от напряжения у нее сжало горло. Ей с трудом удалось привлечь к себе Дженни, которая вцепилась в Уинни мертвой хваткой. Эмара закричала, когда подоспел другой приятель Иггера и схватил ее за горло, а Дженни – за волосы.

Уинни бросилась наутек, надеясь отвлечь хотя бы одного из преследователей. Но Иггер оказался проворнее. Своей огромной лапищей он схватил ее за шляпку и рванул к себе. Крепко завязанные ленты едва не задушили Уинни.

Иггер, довольно ухмыляясь, прижал ее к своему крепкому телу, хищно скользнув рукой прямо под грудь. Он бесцеремонно сдернул с девушки шляпку и отшвырнул ее в сторону. Мужчина одобрительно прищелкнул языком.

– Ты только посмотри, дружище! – Иггер с легкостью удерживал вырывавшуюся Уинни. – Настоящая белоснежная грива. Я чувствую себя богачом, когда к ней прикасаюсь. – И он зарылся лицом в ее волосы.

Уинни недовольно зарычала и дернула головой. Она хотела отвлечь Иггера от Дженни! Теперь, когда все его внимание было сосредоточено исключительно на ее персоне, Уинни прекрасно понимала, почему этот ребенок так страстно желал сбежать из дому.

– Как думаешь, милочка? – Иггер запечатлел на щеке Уинни поцелуй. – За доходягу Дженни мне дадут не больше, чем стоит бутылка джина и ночь с продажной девицей. А если я продам тебя, то заживу, как король!

– Клянусь Всевышним, если не отпустишь мою хозяйку – тебе не жить! – предупредил Гар, держась за бок, как будто движения и слова причиняли ему боль.

– Этот храбрый дурачок хочет вступиться за тебя. – Иггер лизнул щеку Уинни.

Девушка чуть не задохнулась; ее едва не стошнило.

– Вот сейчас я задеру ей юбку прямо здесь, на улице, – и посмотрим, какой ты смелый! Убирайся, не лезь не в свое дело!

Уинни понятия не имела о том, что случилось с ее лакеем, но было совершенно очевидно, что он не в силах противостоять двум грузчикам. Девушка облизнула пересохшие губы.

– Гар! – прохрипела она.

По ее щеке скатилась одинокая слеза. Уинни знала, что он готов отдать за нее жизнь. Девушка вонзила ногти Иггеру в лицо.

От неожиданности и боли он тут же схватился за щеки, изрыгая проклятия. Уинни была свободна.

– Дикая кошка! Я тебя проучу!

Девушка не стала дожидаться и отползла на четвереньках подальше, чтобы не попасться Иггеру под руку. Гар не стал медлить: он бросился на грузчика, сбивая его с ног. Мужчины, сцепившиеся в яростной схватке, покатились в сторону Уинни. Иггер что есть мочи молотил кулаками, один удар пришелся Уинни по щеке. Девушка вскрикнула и повалилась на правый бок.

Отчаяние придало Эмаре сил, и она вонзила зубы в жирную руку своего обидчика. Тот завопил от боли и попытался оторвать от себя обезумевшую девицу, но Эмара была на грани отчаяния: она лишь сильнее впилась зубами в плоть, не желая выпускать свою добычу.

Уинни бросилась к ним. Ее щека продолжала нестерпимо ныть от боли. Дженни брыкалась, пытаясь ударить обидчика по ноге. Уинни с легкостью удалось заставить его отпустить девичьи волосы: грузчик был слишком поглощен тем, чтобы самому высвободить руку.

– Беги, Дженни! – велела девочке Уинни. Та вопросительно уставилась на свою спасительницу. – К лодке! – крикнула мисс Бидгрейн, с трудом увернувшись от мужчин, катавшихся по земле. – Эмара!

Девушки с одного взгляда поняли друг друга: если они разделятся, поймать их будет гораздо сложнее. Эмара пошатнулась, чуть не упала назад, на секунду замешкалась, а затем побежала в противоположном от моста направлении. Грузчик, которого она укусила, бросился за ней.

Иггер кулаком угодил Гару прямо в больной бок. На грязном, потном лице грузчика вздулись вены. Он вскинул голову и крикнул приятелю:

– Лови не эту! Другую!

Гар лежал не двигаясь, придавленный телом Иггера. Уинни не знала, за кем побежит этот страшный грузчик, да это было и не важно. Той, кого он схватит, не поздоровится. Уинни развернулась и бросилась к Дженни. Девочку обязательно нужно спасти от ужасного отца, даже если придется поплатиться за это жизнью.

У моста Дженни остановилась. Не желая терять ни одной драгоценной секунды, Уинни закричала:

– Беги!

Пот заливал ее распухшее от удара лицо. Она мысленно проклинала свои пышные юбки, жалея о том, что не надела бриджи брата.

– Я не вернусь! – завопила Дженни, карабкаясь на невысокое каменное ограждение моста. – Лучше смерть! – И девочка прыгнула вниз.

– Нет! – Уинни прижала руки к сердцу, словно в грудь ей вонзили нож, и побежала быстрее.

Канал был не очень глубоким, однако она видела, какое отчаяние было во взгляде Дженни. Она утонет, если Уинни не вытащит ее.

Мисс Бидгрейн подбежала к тому месту, откуда спрыгнула девочка, и вгляделась в водную гладь. Дженни лежала лицом вниз, раскинув руки. Ее коса, словно веревка, извивалась у нее на спине. Невозможно было определить, то ли девочка, падая, лишилась чувств, то ли она хочет утонуть. Юбки Дженни набухли от воды и теперь тащили вниз ее хрупкую фигурку. Уинни уже занесла ногу над оградой, намереваясь последовать за девочкой…

Но тут на нее навалилось что-то тяжелое, больно вжав ее тело в острые камни. Едва не задохнувшись, Уинни беспомощно наблюдала за тем, как Дженни все глубже и глубже погружается в воду. Грубые руки рывком оттащили девушку от ограждения. Превозмогая боль и сглатывая слезы, Уинни пыталась вывернуться из лап Иггера.

– Отпустите меня! – взмолилась она и дала себе клятву спасти Дженни, как только удастся вырваться. – Она еще жива. Я могу ей помочь!

– Все из-за тебя! – взревел Иггер, казалось, не слыша ее.

Уинни удалось выскользнуть у него из рук, но он тут же схватил ее за ногу и сдернул с ограждения.

Девушка цеплялась руками за землю, пытаясь подползти назад к каналу. Она молча качала головой, не желая признавать случившееся: вероятнее всего, Дженни уже мертва.

– Ты ответишь за все, мерзавка! Уже сегодня вечером я тебя продам. Сначала я на тебе заработаю, а потом задушу собственными руками за то, что ты убила мою Джен.

Уинни продолжала отчаянно цепляться за землю. Ее ногти оставляли глубокие борозды, но попытки каким-то образом остановить этого безумца не увенчались успехом. Юбки Уинни задрались, а из-за тщетных попыток освободиться она лишь сильнее поцарапала свои обнаженные ноги.

Несмотря на теплую погоду, земля была холодной. Уинни уже не могла мыслить здраво и все больше погружалась в себя, надеясь спрятаться от боли. Ей хотелось, чтобы все ее тело поскорее онемело и уже ничего не чувствовало. Девушка проглотила крик, готовый сорваться с ее губ, когда, выгнув спину, ударилась о лежавший на земле острый камень.

Камень!

Повернувшись на бок, Уинни протянула руку и нащупала его. С ее дрожащих губ сорвался вздох облегчения. Теперь у нее было оружие. Девушка не сомневалась: мистер Иггер не привык к тому, чтобы жертвы оказывали ему сопротивление.

Возможно пожалев ее, но вероятнее всего подсчитав, сколько денег он потеряет за испорченный «товар», Иггер, выругавшись себе под нос, отпустил ногу Уинни и нагнулся, чтобы подхватить ее, как тюк с зерном. Не медля ни секунды, девушка ударила обидчика камнем по голове. Иггер дернулся. Он схватился за голову, потерял равновесие и завалился на левый бок, едва не упав Уинни на ноги. Девушка попятилась. Если он снова протянет к ней руки, она еще раз стукнет его камнем.

– У меня кровь! – Грузчик с недоумением уставился на свою окрашенную красным ладонь.

Чтобы не упасть, он опирался о землю левой рукой. Теперь он казался совершенно безобидным. Уинни повернулась на бок, пробуя встать на дрожащие ноги. Она нужна Дженни.

Но, как только Уинни отвлеклась, Иггер тут же опять набросился на нее. Всем своим весом он впечатал ее в грязь, лицом вниз. «Драгоценный» камень оказался вне досягаемости. Девушку охватил бессильный гнев. Она повернула голову, готовая закричать что есть мочи.

Неожиданно тяжесть, вдавившая ее в землю, исчезла. Уинни поползла вперед, схватила камень и повернулась лицом к обидчику. Она услышала, как мужчина взвыл от боли, и тут же замахнулась. На ее дрожащих губах застыл крик.

Попытки Уинни вырваться не остались незамеченными. Над мистером Иггером навис какой-то здоровяк. Его ярость напоминала бурный поток, который захлестнул Уинни даже на расстоянии. Схватив Иггера за грудки, незнакомец рванул его вверх.

– Терпеть не могу, когда бьют женщин, – заявил незнакомый мужчина. Его грубый, низкий голос скорее напоминал рык. В словах прозвучало недвусмысленное предостережение.

Уинни тихонько охнула. Внимание ее освободителя тут же переключилось на нее. В девушку впились глаза, которые издали казались бездонно черными. Нисколько не смущаясь, мужчина разглядывал ее с головы до ног. У Уинни тут же заныла щека. Она даже не поняла, что затаила дыхание, до тех пор пока ей стало нечем дышать.

– Этот ублюдок ударил вас, – констатировал незнакомец, холодно кивнув на человека, которого крепко держал. Разгневанный и сильный, он, казалось, провозгласил себя и судьей, и палачом. Незнакомый мужчина вновь переключил внимание на мистера Иггера.

– С такими кулачищами тебе бы на ринге выступать, приятель, а не избивать красивых молодых женщин.

Мистер Иггер попытался вырваться, но незнакомец оказался сильнее его. От бессилия грузчик плюнул ему в лицо.

– Это мое личное дело! Больше ничье, – пробормотал Иггер.

Белокурый защитник Уинни вытер кровавый плевок тыльной стороной свободной руки.

– Нет уж, тут я с тобой не соглашусь. Видишь ли, я знаю, где применять свои кулаки, и на ринге, и за его пределами. Как по мне, тебе следует преподать урок. Говорят, что я прирожденный педагог.

– Чурбан неотесанный!

– Урок первый: лестью меня не купишь! – И незнакомец заехал мистеру Иггеру кулаком в живот.

Легкие грузчика со свистом выпустили воздух. Он бы согнулся пополам, если бы соперник не заставил его принять вертикальное положение.

Уинни была больше не в силах смотреть на происходящее. Она попятилась от мужчин, не сводя с них испуганного взгляда и опасаясь, что они не позволят ей уйти.

Дженни! Уинни резко обернулась и оказалась в объятиях своего слуги.

– Гар! – Никогда прежде Уинни не радовалась так его появлению. – Дженни! – прохрипела она. Страх сдавил ей горло. – Она… в канале!

Время могло сыграть с ними злую шутку. Уинни была не уверена, что знает, сколько минут прошло. Можно ли еще спасти утонувшую девочку?

– В канале! – повторила она и потащила Гара к грязному берегу.

У кромки воды уже собралась толпа. Уинни невероятно обрадовалась и вздохнула с облегчением, когда заметила сидящую на земле Дженни. Девушка наверняка упала бы в грязь рядом с ней, если бы Гар не успел ее подхватить.

– С Дженни все в порядке, мисс Бидгрейн, – успокоил встревоженную госпожу слуга. – Инч как раз вернулся, чтобы узнать, почему мы задержались, и увидел, как она пошла ко дну. Подозреваю, что из-за грязной воды канала, которой она наглоталась, у нее может заболеть живот. В остальном с девочкой все хорошо.

Возле Дженни хлопотала Милли. Когда Уинни подошла к ним, служанка вскочила на ноги.

– Моя бедная мисс! – тут же зашмыгала носом служанка. Ее глаза наполнились жалостью, когда она заметила растрепанную прическу и грязное платье Уинни. – Я места себе не находила, когда оставила вас в лапах этих страшных людей.

– Ты выполняла приказ и привела Гара, – еле слышно пробормотала Уинни. Она чувствовала, что обязана как-то успокоить Милли. – За что я искренне тебе благодарна.

Служанка удивленно нахмурилась.

– Но… нет, мисс, я не нашла Гара. Я встретила кое-кого получше. – Она кивнула куда-то вдаль. На ее лице отразилось злорадство. – Кто, как не мистер Иггер, заслуживает хорошей взбучки? А кто может проучить его лучше, чем чемпион?

Уинни обернулась и посмотрела на Иггера и белокурого незнакомца. Грузчик уже не казался таким грозным. Надежно прижимая его к земле коленом, боксер связывал руки поверженного врага. Ни один из них не заметил пристального интереса со стороны Уинни.

– Мисс Бидгрейн! – окликнула ее Дженни.

Подойдя, Уинни склонилась над ней и обняла. Девушка не могла бы с уверенностью сказать, кто кого успокаивает.

– Простите, мисс, я просто обезумела. Подумала, что он заберет меня. Я бы этого не вынесла…

– Тихо, тихо, – прошептала Уинни. – Если бы мне удалось вырваться из рук твоего папаши, я бы бросилась в воду следом за тобой. – Она улыбнулась, пытаясь перевести все в шутку. И наткнулась взглядом на Инча. – Спасибо, что спас Дженни. Я опоздала.

От ее проникновенного взгляда лакей зарделся.

– Не стоит благодарности, мисс Бидгрейн. Жаль, что я не успел прийти на помощь вам.

Уинни покачала головой.

– Ты поступил правильно, бросившись спасать девочку. Мне сейчас не помешает принять ванну, и тогда моя жизнь вновь заиграет всеми красками.

Слуги отвели глаза, понимая, что их госпожа лукавит, но возразить не посмели.

Уинни убрала с лица Дженни мокрую прядь волос.

– Ты сможешь сесть в лодку? Учитывая нынешнее положение твоего отца, по-моему, дальше мы можем действовать по плану.

– После всего, что вы для меня сделали, я не стала бы винить вас, даже если бы вы швырнули меня назад в канал. – Дженни встала и закуталась в протянутое ей шерстяное одеяло.

Ощущение покоя было словно бальзам на раны Уинни. Прежние страхи улетучились. У нее еще будет время поразмыслить над своими ошибками, а может быть даже и пустить слезу.

– Инч, Милли… вы оба поедете с Дженни. Я пришлю экипаж за вами в Лейсестер, чтобы вы смогли вернуться домой.

Гар уже давно поднял с земли ее мягкую сумочку, отлетевшую в сторону, и теперь, безошибочно угадав желание хозяйки, протянул ее Уинни. Девушка порылась в ней и достала небольшой мешочек.

– Обо всем уже договорено. Хедли ждут вас. Они хорошие люди. Надеюсь, ты будешь там счастлива. – Уинни протянула мешочек Дженни. – Инч купил билеты на лодку. Это вам на случай непредвиденных трат. Жаль, что я не смогу вместе с тобой полакомиться лимонным печеньем.

Происшествие с мистером Иггером доказывало, что даже тщательно продуманный план может провалиться из-за какой-нибудь непредвиденной мелочи.

Дженни торопливо обняла Уинни, но затем смутилась при мысли о том, что такая фамильярность может обидеть ее спасительницу, и попятилась.

– Вы очень добры, мисс Бидгрейн. Я буду молиться за вас. – И Дженни смиренно последовала за Инчем и Милли.

– Уинни!

К ним бежала Эмара. Она привела с собой подкрепление: следом за ней спешил один из слуг ее зятя, Спек. Уинни скрыла стон за улыбкой. Ее надежды на то, что сегодняшнее происшествие удастся утаить от семьи, развеялись, как только она взглянула на суровое выражение лица приближавшегося слуги.

– Как думаешь, его молчание можно купить? – спросила Уинни у Гара, не сводя глаз со Спека.

– А вы сами как думаете, мисс Бидгрейн? Это человек лорда Типтона.

Она вздохнула. С тех пор как лорд Типтон женился на Девоне, он считал своим долгом сдерживать темперамент импульсивных Бидгрейнов. Это касалось и их отца, сэра Томаса. Спек был ушами и глазами лорда Типтона. Уинни еще ни разу не удавалось его обмануть.

– Спек, ты пропустил самое интересное! – воскликнула она, задавая разговору шутливый, легкомысленный тон.

На это дружеское приветствие слуга, которого сестра Уинни называла не иначе, как Горгульей, только фыркнул. Он был невысоким и коренастым, с пронзительными карими глазами, которые тут же разглядели все синяки и царапины на лице и руках девушки.

– Где он?

Глядя на сердитое, безжалостное выражение его лица, Уинни собралась с духом, предчувствуя, что в очередной раз станет свидетелем жестокой уличной драки. Девушка повернула голову налево, в сторону мужчин, о которых предпочла бы забыть. И изумленно открыла рот.

– Они только что были здесь. Оба: мистер Иггер и боксер. Гар, ты видел, как они ушли?

– Нет, мисс.

Эмара стянула с себя шаль и накинула ее на плечи Уинни.

– Вам следует обратиться к врачу.

У Спека заблестели глаза.

– Какой еще боксер?

Эмара сердито осадила любопытного:

– Спек, вопросы могут подождать. Неужели ты не видишь, что Уинни с Гаром пострадали?

Взволнованная Уинни высвободилась из утешающих объятий Эмары.

– Почему ты ведешь себя так, будто хочешь уложить меня в постель? Подумаешь, небольшой синяк и царапины! Могу заверить вас, что со мной все в порядке.

Уже сам факт, что она спорила, свидетельствовал о том, что на самом деле с ней все не так хорошо, как она уверяла. Уинни обеими руками пригладила волосы.

– Прости. Наверное, я потрясена сильнее, чем готова в этом признаться. Но со мной действительно все в порядке. Боксер, которого привела Милли, тому свидетель.

Закрывая глаза, Уинни до сих пор видела налитые яростью глаза незнакомца. Казалось, он готов был убить. Уинни отмахнулась от неприятного воспоминания.

Гар откашлялся.

– После того как мистер Иггер ударил меня под дых… – Его лицо залила краска стыда при мысли о том, что он не смог защитить хозяйку. – …За миледи вступился Милрой.

Спек щелкнул зубами, как будто хотел вцепиться ими в слугу.

– Готов поспорить, Иггер никак не ожидал, что отведает кулаков Безрассудного Милроя. Это непревзойденный боец, как на ринге, так и за его пределами! – Слуга лорда Типтона приподнял кепку и почесал затылок. – Поверить не могу, что эта вечно дрожащая от страха дуреха, которую вы называете служанкой, привела к вам чемпиона.

Уинни тут же встала на защиту своих слуг. Критиковать ее людей – значит обвинять ее в том, что она ошиблась, когда принимала их на работу.

– У меня нет причин не доверять Милли. Со своей стороны я очень признательна мистеру Милрою за его своевременное появление.

Уинни нахмурилась, опасаясь, что ее слова будут неверно истолкованы. Меньше всего ей хотелось разозлить человека, который спрятался за стеной жесткости. Что-то в этом боксере не давало ей покоя. Как бы там ни было, она решила, что лучше ей держаться от него подальше.

Спек что-то проворчал. Это могло означать все что угодно. События прошедшего дня навалились на Уинни. Девушка не сомневалась: пока она не получит весточку о том, что Дженни Иггер надежно устроилась в Лейсестере, она не сможет вздохнуть с облегчением.

– Спек, а ты как здесь оказался? – Живой ум Уинни заподозрил неладное. – Если твой господин приказал тебе следить за мной…

– Нет, мисс Бидгрейн. У него до сих пор звенит в ушах после вашей последней ссоры.

– Неужели?

Резкость Типтона переходила всякие границы и давно уже переполнила чашу ее терпения.

– Значит, Эмара случайно встретила тебя, когда ты прогуливался по набережной?

– Да… Нет.

Спек перекатывался с носков на пятки. Уинни даже не предполагала, что этот человек способен на простые человеческие чувства. Она с недоумением вглядывалась в застенчивую улыбку на его невзрачном лице.

– Милорд не посылал меня за вами, мисс, – заверил ее Спек, оглядываясь. – Но, судя по тому, что произошло сегодня, лорд Типтон вас и вправду раскусил. – И слуга тут же продолжил, не давая ей возможности возразить: – У меня всего один недостаток. – Он задумался. – Нет, два. – Спек стал загибать пальцы. – Точнее сказать, три. Но речь не об этом. Я пришел посмотреть на бой и уже возвращался домой, когда увидел бегущую по дороге мисс Клег. Если бы я знал, что Милроя ждет еще один поединок, я бы пришел раньше.

Не могло быть и речи о том, чтобы купить молчание Спека: он был предан Типтону душой и телом. Однако следовало его как-то отвлечь, чтобы выиграть время и подготовить семью, сгладить душераздирающие подробности. Слуга только что проговорился о своем слабом месте. Уинни сдерживала улыбку. Если она будет сохранять хладнокровие, никто не станет рассказывать Типтону об этом происшествии. Не будет никаких нотаций. И отец не станет на нее кричать.

– Раз уж мы заговорили о мистере Милрое, Спек… Передо мной возникла дилемма. Этот человек в буквальном смысле спас нам жизнь, но тут же исчез, не дав нам возможности выразить признательность. – Уинни театральным жестом прикоснулась ко лбу. – Чемпион заслуживает большего, чем простое письмо с благодарностью. Мне не хотелось бы нагружать тебя лишней работой, но если бы ты нашел мистера Милроя и поблагодарил его, ты снял бы огромный груз с моей души.

Спек напрягся, не в силах противостоять искушению, которым она его поманила.

– А как же вы? Его светлости не понравится, что я вас бросил…

Конечно, не понравится! Уинни ободряюще улыбнулась слуге.

– Нас с Эмарой проводит Гар. Пожалуйста, Спек, мне не хотелось бы, чтобы мистер Милрой считал меня неблагодарной.

Пристальный взгляд Спека граничил с дерзостью. Уинни изо всех сил старалась выглядеть спокойной и искренней. Она считала себя прирожденной актрисой в ситуациях, требующих проявления подобных талантов. К сожалению, когда вращаешься в высшем обществе, нужно обладать филигранным мастерством. Спек изогнул бровь, и Уинни поверила, что он купился.

Но неожиданно он расхохотался ей в лицо – заливистым искренним смехом.

– Да, мисс Бидгрейн, вы та еще штучка! – Заливистый смех затих. – Я всегда полагал, что ваша сестрица – настоящая лиса. Ее светлость – сама непредсказуемость. Но вы… вы такая сладкая и красивая, как глазированный торт. Многие не видят, что за прекрасной оболочкой скрыты ум и проницательность.

Уинни направилась в сторону своего экипажа.

– Что ж, Спек, твоя взяла. Проводи нас домой.

Эмара догнала подругу.

– Тебе нужно показаться врачу. На Типтона можно положиться – он надежный человек.

А еще дотошный. И самый заносчивый, деспотичный и властный мужчина, которого Уинни знала (из тех, с кем ее не связывали кровные узы). Девушка ежедневно благодарила Господа за то, что этот человек не ее муж.

– Нужно посмотреть, целы ли ребра у Гара. И у вас на щеке уже начинает наливаться синяк, – заметил Спек.

– Если я пообещаю навестить Типтона, ты наведаешься к боксеру?

– Очень заманчивое предложение, мисс. Честное слово. Неприятно вам отказывать. Но, с другой стороны, я уже собаку съел на выходках вашей сестры. – Глаза слуги лукаво заблестели. – Я научился не верить улыбающимся Бидгрейнам на слово.


* * * | Очаровательный соблазнитель | Глава 3