home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Никто не мог бы упрекнуть Девону в праздности, да и терпеливость не входила в число ее добродетелей. Однако посторонний наблюдатель мог бы счесть ее нервно больной, поскольку она то и дело вздрагивала, глядя на то, как сэр Томас играет с ее сыном. Девона старалась не выказывать своего страха за ребенка, когда ее отец поднимал внука высоко над головой, а потом играючи делал вид, будто роняет его. Молодая мать слишком живо представляла себе, чем может закончиться подобная невинная забава. Люсьен заливисто смеялся, не понимая, что нужно бояться. Она с немой мольбой взирала на своего мужа, Рейна, надеясь, что тот вмешается.

– Томас, ваш внук недавно отобедал пудингом. Вы и сами рискуете его отведать, если будете продолжать щекотать Люсьена. – Рейн подмигнул жене.

– Забирай-ка своего сына, милая, – велел сэр Томас дочери, передавая ей извивающегося малыша. – Следует думать, прежде чем давать его мне. Ведь он мог срыгнуть на своего ничего не подозревающего деда!

Девона забрала у него Люсьена и ткнулась носом в щеку мальчика.

– Разумеется, папа.

Она с благодарностью и любовью посмотрела на мужа поверх белокурой головки сына. И, как всегда, с радостью увидела, что он отвечает ей таким же влюбленным взглядом.

Их брак с Типтоном оказался прочным, несмотря на зловещие предсказания высшего света. Девона давно призналась себе, что ее муж – человек сложный. Рейн получил в прошлом слишком много саднящих ран, чтобы доверять всем людям без разбора. Однако Девона была уверена: он не только любит ее, но и доверяет ей. И так было почти с самого начала. Со временем некоторые раны затянулись и Рейн впустил в свою душу Бидгрейнов. Никто не мог усомниться в его преданности этой семье.

– Я думала, Уинни приедет с тобой, – сказала Девона отцу. – Она уже целую неделю к нам не заглядывала.

Девону беспокоило то, что в последнее время ее сестра, похоже, не очень-то спешит делиться с ней секретами. С некоторых пор Уинни стала довольно скрытной.

– Она собиралась заехать к Эмаре Клег, – тряхнув головой, сообщил сэр Томас. – Не понимаю, почему Уинни так переживает. Леди Клег всегда будет винить в смерти своего сына нас. А мисс Клег… возможно, она и ласковая, как ручной пони, и тем не менее дружить с ней – все равно что пригреть ядовитую змею у себя на груди!

Девоне больше всех доставалось от враждебно настроенной леди Клег. Из всех Бидгрейнов эта дама особенно недолюбливала Девону, и причина тому – Доран Клег, а точнее, его неразделенное чувство к Девоне. В конце концов эта безответная любовь привела его к смерти. Из всей семьи Клег только Эмара понимала, что Девону не в чем винить. И девушки продолжали дружить, несмотря на настойчивые требования матери Эмары порвать все отношения с этой семейкой.

Вдалеке хлопнула дверь, и все обернулись к входу в комнату. До слуха собравшихся долетел девичий голос и ритмичное цоканье когтей – несложно было догадаться, что это пришла сестра Типтона со своей собакой.

Сэр Томас тут же оживился и приосанился. Эта шестнадцатилетняя девочка, рано потерявшая мать, завоевала сердце старика. Он всегда ценил в людях решительность и дерзость. Медлин Уаймен была сполна наделена и тем, и другим. Ее живая натура была тяжелым испытанием для ее терпеливого брата. У них были разные взгляды на жизнь, что частенько вызывало жаркие споры, заканчивавшиеся порой слезами и даже разбитой посудой. Наблюдая за их стычками, Девона нестерпимо тосковала по своим братьям и сестрам.

Медлин ворвалась в гостиную. Ее мальтийская болонка Флора не отставала от хозяйки. Собаку, видимо, не так давно расчесывали: ее длинная белоснежная шерсть, подобно мантии, волочилась по полу. Розовой крахмальной ленточкой болонке подвязали челку, открыв темные настороженные глазки-бусинки.

Собачку девочке подарил их друг сэр Уоллес Брогден как раз перед тем, как они с братом Девоны оправились в Индию. Брогден надеялся, что домашний любимец скрасит жизнь тоскующей девочки. Интуиция его не подвела, хотя его выбор до сих пор ставил Девону в тупик. Медлин любила проводить время на свежем воздухе, могла часами работать в саду. Это место стало для нее убежищем еще задолго до того, как Девона появилась в их семье. Что подвигло Брогдена подарить Медлин создание, которое, на ее взгляд, и выглядело, и двигалось более женственно, чем сестра Рейна, до сих пор оставалось для Девоны загадкой. Единственное объяснение – своеобразный (черный) юмор их приятеля. Однако, несмотря ни на что, Медлин сразу же подружилась с болонкой.

Прижавшись щекой к щечке Люсьена, Девона приветливо улыбнулась золовке:

– Добрый день, Медди. Флору недавно искупали? Должно быть, она опять рылась на твоих клумбах?

Медлин поджала губки. Ее кремово-зеленое платье было чистым, но испачканный девичий подбородок свидетельствовал о том, что между собакой и ее хозяйкой произошла небольшая потасовка.

– Клянусь, она думает, что я прячу там от нее кости. – Девочка поцеловала Девону в щеку и пощекотала Люсьена под подбородком. – Братец, – кивнула она Типтону и просияла, заметив отца Девоны. Медлин воскликнула: – Папа Томас! Меня никто не предупредил о том, что ты приехал!

Сэр Томас заключил девочку в объятия. Флора, недовольная тем, что о ней забыли, начала поскуливать и крутиться у ног хозяйки.

– Ты почему здесь? – Мистер Бидгрейн сердито взглянул на Рейна. – Медди, малышка, ты же должна находиться в какой-то новомодной женской школе. Девона, как называется заведение для благородных девиц, куда я вас отправлял?

– Школа искусств мисс Ранн. Да будет тебе известно, что мисс Ранн до сих пор директор школы. Никогда мне не доводилось встречать женщин, которые бы столь внимательно следили за тем, чтобы были правильно сложены салфетки. Мы с Уинни считаем, что образование леди не законченно, если она не прослушала курс лекций мисс Ранн о двенадцати правилах, которые надо соблюдать, когда садишься. – Девона улыбнулась, услышав, как вздохнула Медлин.

Сэр Томас озадаченно нахмурился:

– Двенадцать правил? Что это еще за правила? Им обязательно нужно следовать, когда хочешь где-нибудь пристроить свой зад?

Старик зарделся, когда Медлин захихикала, услышав слова, неосторожно сорвавшиеся с его языка.

Она сверкнула светлыми, совсем как у брата, глазами.

– Эта дама давно уже выжила из ума.

– Медлин! – одернул сестру Рейн.

Девочка подошла ближе к Девоне. Темно-русые волосы Медлин, в которых играли солнечные блики, развевались в такт ее горделивой походке. Девочка протянула руки к Люсьену. Тот стал вырываться из материнских объятий, потому что хотел к тете. Девона отдала сына Медлин. Девочка заворковала с малышом, Люсьен завизжал от восторга. Как и ее старший брат, Медлин очень осторожно расширяла круг людей, которых любила и которым доверяла.

– В школе произошло неприятное событие, – объяснила отцу Девона.

– И, по-моему, не одно, – добавил Рейн.

Медлин вздрогнула – сразу стало заметно ее беспокойство. Люсьен же был несказанно рад новой забаве.

– Подумаешь! Одна невинная шалость – и ко мне навечно прилипло клеймо преступницы!

Глаза супруга Девоны потемнели от гнева. Он не сводил пристального взгляда со своей сестры.

– В результате твоей шалости погибло невинное создание!

– Кто же мог знать, что мисс Ранн боится птиц? Я только хотела внести некоторое оживление в монотонный процесс обучения. А она убила ее книгой.

Девона почувствовала, что назревает очередной скандал.

– Рейн, девочка права: она ведь не хотела ничего дурного, когда выпустила птицу в классе. Никто не думал, что это закончится трагически.

Вмешательство жены вызвало у Типтона раздражение.

– Если ты будешь ее оправдывать, она вообразит, что ей дозволены любые выходки. Ты не забыла, почему мы вообще отправили Медлин в эту школу?

– Вынужден согласиться с девочками, Типтон, – вмешался сэр Томас. – Не стоит делать из мухи слона.

Медлин стала раскачивать племянника сильнее. Рейн обвел присутствующих сердитым взглядом.

– И на пожар вам тоже наплевать?

Кустистые брови сэра Томаса поползли вверх.

– На какой пожар?

В глазах Медлин промелькнули обида и вызов.

– Если ты уверен, что это я подожгла кровать той девочки, как ты можешь спокойно спать по ночам? Я ведь могу устроить пожар и в этом доме. – И Медди еще крепче обняла Люсьена.

Девона уже давно привыкла к ссорам между братом и сестрой, поэтому машинально встала между ними, чтобы они не видели друг друга. Флора восприняла развевающиеся юбки Девоны как начало новой игры и попыталась уцепиться зубами за ее подол.

– Медди, твой брат верит, что ты непричастна к пожару. Так что не провоцируй его. Я права, Рейн?

– Она всего лишь случайный свидетель ряда прискорбных событий, – мрачно констатировал тот.

«Ну что за несносный упрямец!» – подумала Девона. Ослепленный яростью, Типтон, по всей видимости, не понимал, как следует вести себя с чувствительной юной особой женского пола. Потом, когда они останутся наедине, она все ему выскажет.

– Папа, школу закрыли из-за вспышки тифа, – объяснила Девона отцу.

Сэр Томас нахмурился, явно встревоженный здоровьем Медлин.

– Чертов тиф!

– Как только нам стало известно, что некоторые из девочек слегли с лихорадкой, Рейн настоял на том, чтобы их осмотреть. Он подтвердил подозрения местных врачей и немедленно забрал Медди из школы. Даже не дал ей вещи собрать.

Рейн не стал подтверждать сказанное женой. Он уставился на свои сцепленные пальцы, а Медлин, держа Люсьена на руках, закружилась по гостиной.

И брату, и сестре Уаймен скорбь, настороженность и гордость мешали открыто проявлять любовь друг к другу. Тем не менее внешне сдержанный лорд Типтон спешил на помощь сестре, когда та оказывалась в беде. Да и Медлин давно покинула бы дом брата и отправилась бы в другую школу, если бы ей было плохо в его семье. Девона верила, что они в конце концов найдут общий язык.

– Медди, не раскачивай так Люсьена, – предупредила она. – Перл накормила его пудингом.

– А ему, по-моему, нравится. – Медлин подняла мальчика высоко над головой. Затем опустила и потерлась носом о его носик. – Или нет, мой сладкий малыш?

Люсьен улыбнулся, и его стошнило прямо на нее. Девочка вскрикнула, отстранив от себя ребенка, но продолжала крепко держать его на вытянутых руках. Флора, видя, что ее хозяйка расстроилась, залаяла. Медди отдала мальчика матери. Пудинг, который срыгнул малыш, капал с ее подбородка. Не сказав ни слова, Рейн подал сестре носовой платок. Девоне оставалось только молча восхищаться его выдержкой. Лишь по сдавленному смешку можно было догадаться, что ситуация его забавляет. Сэр Томас же рассмеялся в открытую, наверняка вздохнув с облегчением при мысли о том, что не оказался на месте Медлин.

Девочка вытерла подбородок.

– Мерзкий пудинг! – пробормотала она.


Глава 7 | Очаровательный соблазнитель | * * *