home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Пустыня Сахара


Перед глазами, прочерчивая яркие холодные линии, мелькали звезды. Кувыркаясь в воздухе, Тит почувствовал, что ладонь Фэрфакс вот-вот выскользнет, и невольно сжал ее сильнее.

А в следующее мгновение понял: они падают уже не так быстро. Он-то думал, что если Фэрфакс и удастся их спасти, то трепки мощным встречным потоком воздуха все равно не избежать. Но она призвала не один поток, а множество, которые аккуратно, даже нежно, окутали их и замедляли постепенно, не пытаясь сразу остановить.

По мере снижения они теряли скорость, перед самой землей уже довольно резко. И рухнув лицом вниз на холодный твердый песок, Тит ударился, как если бы спрыгнул с крыши сарая, а не с высоты драконьего полета.

Он поднялся на колени и засмеялся. Как замечательно чувствовать себя живым!

– У тебя получилось! Да хранит нас Фортуна, ты действительно смогла!

Фэрфакс, тоже на коленях, схватилась за грудь:

– У меня сейчас сердце взорвется! Вырвется из груди и расплещет кровь на версты вокруг!

– Мы живы. Живы! Ты была великолепна.

– Великолепна, чтоб тебя! Не тебе пришлось спасать нас, когда мы падали, дурак хренов! Под конец мы летели вниз со скоростью сотни три верст в час. Как можно ждать, что получится затормозить только с помощью воздуха? Какой идиот будет на это надеяться? Не помирай я со страху, померла бы со стыда! – Она распалялась все сильнее: – Самое необдуманное, тупое, самое бестолковое, самое...

Слов не хватило, и в ход пошел кулак: Фэрфакс сбила Тита с ног ударом в солнечное сплетение.

Поделом ему; не надо злить стихийного мага, которого с детства специально учили выплескивать эмоции в драке.

Однако он только рассмеялся снова, чувствуя головокружительную радость, что цел. Его веселье рассердило Фэрфакс еще больше: она вскочила на него, схватила за воротник и занесла было кулак. Но Тит рывком дернул ее на себя вниз и поцеловал. Она вздрогнула.

Он приподнял ее голову и повторил:

– Ты была великолепна!

Она пыхтела, словно после гонки. Провела пальцем по его нижней губе. Другой ладонью сжала его предплечье. Сердце Тита, и до того частившее, заколотилось совсем бешено. И запустив руки ей в волосы, он притянул Фэрфакс поближе и поцеловал снова.

– Бронированные колесницы прибудут сюда через три, две, одну... – пробормотала она, с трудом переводя дыхание.

Бронированные колесницы по расписанию не прибыли.

– Надо же, какая досада, – сказала Фэрфакс. – Стоило подумать, что мои поцелуи в силе сообщать Атлантиде о моем присутствии в любом месте мира.

– Я уже готов сочинять в твою честь очень плохие стихи. Годится как свидетельство силы твоих поцелуев?

– Насколько плохие?

– Красоте придется рифмоваться с судьбой.

Она рассмеялась и поднялась на ноги:

– Должна признать, это достаточно чудовищно. Вставь их в рамочку, прежде чем подарить.

Тит принял протянутую руку и тоже встал:

– В рамочку? Да я прикажу их выбить на пятидесятитонной глыбе, которую даже тебе тяжело будет сдвинуть.

– М-м-м, я могла бы построить на ней дом и назвать его «Вирши-хаус».

Плечом к плечу, держась за руки, они оглядели небо.

– А вот и они, – заметил Тит. – Представляешь, они тащат с собой нашу песчаную виверну, чтобы вынюхивать нас, если спрячемся под землей или в дюнах.

Что в любом случае плохая идея. Если Фэрфакс опять заснет, они застрянут в камне. Или окажутся погребены под горой песка.

– Как думаешь, Лиходей с ними?

– Очень надеюсь, что...

Уловив что-то боковым зрением, Тит развернулся на запад; Фэрфакс сделала то же самое почти в унисон. Кто-то несся к ним на ковре-самолете.

Оба вынули палочки, но ковер внезапно и резко остановился.

– Вы что, не видите, что приближается? – заорали сверху. – Чего стоите? Полетели!

Тит и Фэрфакс переглянулись. В темноте не видно было, кто там; судя по голосу, молодой человек.

– Нам не на чем, а перескакивать ей нельзя, – сказал Тит.

– А что случилось с ковром, который я вам дал? – изумленным тоном спросил прилетевший. Затем спрыгнул вниз и подошел к ним: – Фэрфакс, можешь обеспечить искорку-другую?

Фэрфакс так поразило это обращение по имени, что она чуть не забыла выполнить просьбу. Но потом опомнилась и вызвала крохотный огонек, который осветил стройного красивого юношу в бедуинских одеждах, по виду их ровесника.

Он резко и сильно дернул за внешний слой сумки, висевшей на Фэрафкс, заставив ее ахнуть. Обнаружилось, что это не часть собственно сумки, а внешняя оболочка с карманами. Оболочка из куска тонкой ткани, плотно сложенной таким образом, чтобы оборачиваться вокруг без зазоров.

Когда ее как следует встряхнули, она полностью развернулась, а когда прошептали пароль – поднялась над землей. И оказалась готовым к полету ковром-самолетом.

Пораженные, Тит и Фэрфакс переглянулись еще раз.

– Быстрее! – Их подтолкнули к ковру. – Да что это с вами? Полетели!


Глава 26 | Гибельное море | Глава 28