home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Столб белого света возник из ниоткуда: такой далекий, что казался тонкой паутинкой, и такой яркий, что почти ослепил принца.

С минуту правитель Державы безмолвно стоял, пораженный увиденным, как вдруг его сердце екнуло: это ведь и есть тот самый знак, которого он ожидал полжизни!

Принц непроизвольно стиснул ладонь в кулак. Пророчество сбылось. А он не готов. Да и никогда не будет.

Но действовать надо в любом случае.

– На что вы пялитесь с таким благоговением? – Принц послал слугам презрительную усмешку. – Никогда в жизни молнию не видели, деревенщины?

– Но, сир…

– Что встали? Приготовления к моему отъезду сами по себе не сделаются. – Он обернулся к Гилтбрейсу: – Я буду в кабинете. Проследи, чтобы меня никто не беспокоил.

– Да, сир.

Слуги были приучены оставлять правителя в покое, когда он того хотел – им вовсе не улыбалось чистить сапоги дворцовых стражников, таскать помои с кухни или разгребать навоз в конюшнях.

Принц рассчитывал, что внимание прислуги тут же вернется к пылающим небесам. Бросив быстрый взгляд через плечо, он увидел, что глаза челяди и в самом деле прикованы к удивительной бесконечной молнии.

В замке существовали секретные коридоры, о которых знали лишь члены семьи. Не прошло и минуты, как принц уже добрался до рабочего кабинета. Зашел внутрь, вытащил из центрального ящика стола свисток и дунул в него. Звук начал свое путешествие, по дороге набирая силу и мощь, и в конечном счете достиг ушей верной кобылки принца, стоящей в конюшне.

Затем он достал из витрины фамильный бинокль. Тот показывал точное местонахождение любого объекта, который через него разглядывали – и область видимости простиралась не только на каждый уголок Державы, но и на сотни верст за пределами государства в любом направлении.

Принц почувствовал чуть заметную дрожь пальцев, пока наводил резкость, крутя колесики бинокля. Молния била очень далеко, у южного края Лабиринтных гор.

Вытащив из нижних ящиков стола перчатки для верховой езды и седельный вьюк, принц прошептал нужные слова. И через мгновение уже съезжал по гладкому каменному желобу, высеченному в скале почти под прямым углом, из-за чего местами принц разгонялся до такой степени, что просто беспрепятственно падал вниз.

Он сгруппировался. И все же удар при приземлении на выжидательно подставленную спину Марбл по силе оказался сравним с ударом о стену со всего разбега. Принц проглотил готовый вырваться хрип боли и начал нащупывать в темноте поводья, свисающие с загривка его старушки. Стиснув коленями бока лошади, он заставил ее двигаться вперед.

Они находились у начала вырезанного в скале тайного хода. Преодолев невидимую границу, наездник с лошадью тут же что есть духу помчались по туннелю, диаметром не превышавшему девяти локтей – Марбл с трудом протискивалась там со сложенными крыльями.

В туннеле было темно, хоть глаз выколи. Спертый сырой воздух давил на кожу. Марбл пулей взмыла ввысь, так что у принца заложило уши. Яркая точка в конце туннеля быстро увеличивалась в размерах, превратившись в пятно солнечного света – и в следующее мгновение они уже летели по небу над остроконечной вершиной пустынной горы довольно далеко от замка.

Расправив огромные крылья, Марбл скользнула вниз в затяжном спуске. Принц закрыл глаза и мысленно вернулся к тому, что увидел через бинокль: обыкновенная, как серый воробушек, и такая же маленькая деревня.

Он предпочел бы совершить скачок без лошади. Однако такие дальние перемещения, да еще и без возможности полагаться на собственные воспоминания, в надежде лишь на визуальные ориентиры, точными не удаются. А принц не мог позволить себе роскошь идти пешком, когда достигнет цели.

Он наклонился вперед и зашептал Марбл на ухо.

Они перескочили.


* * *


Ослепшая, Иоланта распростерлась на спине. Лицо пылало, в ушах стоял звон, будто треньканье новогодних колокольчиков.

«Кажется, жива». Застонав, Иоланта перевернулась на живот, встала на колени и зажала уши ладонями.

А открыв через некоторое время глаза, уставилась на размытое зеленое пятно – собственную юбку. Затем приподняла голову и поднесла к лицу руку. Та постепенно перестала расплываться. Царапина, но крови нет. Иоланта облегченно вздохнула. Она боялась, что из ушей течет кровь, и на пальцах обнаружатся кусочки мозга.

Тем не менее трава вокруг стала коричневой. Странно, вереск с приходом весны только-только начал буйно разрастаться, устлав вершину скалы зеленым ковром. Взгляд Иоланты скользнул по жухлой траве, и…

Флагшток исчез, а над зияющей на его месте ямой поднимался столб такого же черного, как развороченная земля, дыма.

С трудом поднявшись, Иола засунула волшебную палочку обратно в карман и заковыляла к воронке. Ноги, казалось, превратились в желе. Глаза тут же начали слезиться от дыма. Сухая, словно трут, трава хрустела под подошвами.

Воронка простиралась на семь локтей в ширину и не менее четырех – в глубину; флагшток криво лежал поперек ямы. Просто безумие! Когда ударила молния, ее электрический заряд должен был уйти в землю, не представляя никакой опасности.

Иоланта поискала взглядом котел и обнаружила его на дне воронки. А в нем – самый прекрасный эликсир из всех, что она когда-либо видела. Он ярко сиял, словно тысячи звезд в ночном небе.

Иоланта не смогла сдержать рвущийся из груди смех. В кои-то веки ей улыбнулась удача. Иллюминация на свадьбе будет идеальной. Ее выступление будет идеальным. О, ну хорошо, она собиралась принять участие в церемонии. И миссис Оукблаф, разумеется, простит учителя Хейвуда за то, что тот подшутил над ней, сказав – ха! – будто свадьба ее дочурки обойдется без эликсира серебристого света.

Шум в небе заставил Иоланту задрать голову. Крылатое животное, нечто среднее между драконом и лошадью, вихрем пронеслось мимо. Оно появилось с севера и на бешеной скорости улетело к границе. Однако на глазах Иолы зверь поднял и развернул крылья вертикально, замедляя скорость.

А потом направился обратно, прямо к ней.


* * *


Принц не верил своим глазам.

Он вышел из скачка довольно близко к тому месту, где ударила молния, но Марбл пролетела мимо слишком быстро, и он не успел разглядеть мага на вершине почерневшей скалы. Однако теперь, когда заставил Марбл развернуться…

Длинные черные волосы, торчащие во все стороны из-за электрического заряда, белая блузка в оборках, зеленая юбка. Никакой ошибки: маг стихий, вызвавший молнию, оказался девушкой.

Девушкой.

Арчер Фэрфакс не мог быть девушкой. Что, полымя его возьми, принцу делать с девушкой?

Однако в следующее мгновение уединение чародейки нарушили. Неподалеку материализовался мужчина в черной мантии и бросился к ней.


* * *


Иоланта во все глаза смотрела на переливчато-синего крылатого зверя. На конскую голову, увенчанную острыми, чуть ветвистыми, как у молодого оленя, рогами; на шипастый хвост с алым кончиком.

Перитон с Пиратского берега.

Они были очень популярны в городах, но никак не в приграничных территориях. Что же этот перитон делал здесь именно тогда, когда она вызвала молнию?

– Что ты натворила?

Наставник Хейвуд! Он несся к ней; черная мантия школьного учителя вздымалась и опадала при каждом шаге.

– Я восстановила эликсир света, – ответила Иоланта. – И не беспокойтесь о воронке, я о ней позабочусь – и поставлю на место флагшток.

Она обладала властью и над землей, хотя, конечно, не такой, как над огнем и водой… и над молниями.

– Небо, что тут произошло? – послышался голос жившей в деревне миссис Гринфилд, также появившейся на скале. – С вами все в порядке, мисс Иоланта? Выглядите ужасно.

Учитель Хейвуд достал волшебную палочку, дернул Иолу за руку, чтобы она встала позади него, и наставил палочку на миссис Гринфилд, выкрикивая:

Obliviscere! Obliviscere! Obliviscere!

«Obliviscere» – мощнейшее заклинание забвения… и использование его магами без медицинской лицензии запрещено законом. Миссис Гринфилд может потерять шесть месяцев, если не год воспоминаний!

– Что вы делаете?! – завопила Иоланта.

Миссис Гринфилд упала на колени, ее стошнило. Иола бросилась к бедной женщине, но Хейвуд поймал ее за рукав:

– Ты пойдешь со мной.

– Но миссис…

Учитель мертвой хваткой сжал ее руку:

– Если хочешь жить, то сейчас же пойдешь со мной!

– Что?

Оба вздрогнули, услышав звук хлопающих у них над головами крыльев – перитон. Он вез седока. Иоланта прищурилась, чтобы получше рассмотреть, кто это, но в следующее мгновение увидела собственную входную дверь.

Учитель втолкнул Иолу в дом. Она споткнулась о порог.

В коридоре показалась голова миссис Нидлз:

– Учитель Хейвуд, мисс Сибурн…

– Выметайтесь! – зарычал Хейвуд. – Чтобы через секунду духу вашего здесь не было.

– Прошу проще…

Он вытолкал миссис Нидлз из дома и захлопнул дверь. Затем втащил Иоланту в гостиную и направил волшебную палочку в потолок. Кончик палочки мелко дрожал.

Иоланта сглотнула:

– Объясните, что происходит!

В руки учителя из ниоткуда упала наплечная сумка.

– Я уже все объяснил. За тобой идет Атлантида.

Через открытые окна донеслось хлопанье крыльев перитона. У Иолы волосы встали дыбом.

– Что мне делать? – еле слышно прошептала она, крепко вцепившись в волшебную палочку.

И подпрыгнула от громкого стука во входную дверь.

– Учитель Хейвуд, немедленно откройте! – Голос принадлежал деревенскому распорядителю – миссис Оукблаф. – Вы арестованы за покушение на миссис Гринфилд, свидетелями которого были я и мистер Гринфилд. Мисс Сибурн, вы также пойдете со мной.

Наставник сунул сумку Иоланте:

– Не слушай ее. Тебе надо уходить.

Она поспешила вслед за ним. Сумка оттягивала руки.

– Что там?

– Не знаю. Я никогда ее не открывал.

«Но почему?»

В углу учительской спальни стоял большой дорожный сундук, который путешествовал вместе с ними с места на место. Когда опекун его отпер и откинул крышку, Иоланта впервые заглянула внутрь. И там оказалось совершенно пусто. Сундук-портал.

– Куда я должна отправиться?

– Этого я тоже не знаю.

Под ложечкой засосало.

– А что вы вообще знаете?

– Что ты подвергла себя ужасной опасности. – Учитель Хейвуд на секунду закрыл глаза. – А теперь полезай-ка внутрь.

Дом взорвался. Стены обрушились и обломки с грохотом разлетелись во все стороны. Иоланта закричала, бросилась на пол и накрыла голову сумкой. Осколки кирпичей и штукатурки забарабанили по всему телу.

Когда пыль немного улеглась, Иола огляделась в поисках Хейвуда. Он лежал на полу среди обломков, из раны у него на голове сочилась кровь. Иоланта поспешила к опекуну:

– С вами все в порядке, учитель? Вы меня слышите?

Затрепетав, его веки медленно поднялись, и он уставился на подопечную мутным взглядом.

– Это я, Иоланта. С вами все в порядке?

– Ты почему еще здесь? – закричал Хейвуд, с трудом поднимаясь на ноги. – Полезай в сундук. Сейчас же!

Затем выхватил у нее дорожную сумку и швырнул ее в сундук. Глубоко вздохнув, Иоланта перелезла через высокий борт, но, едва учитель потянул за крышку, придержала ее рукой, не давая захлопнуть.

– Подождите, разве вы не пойдете со…

Он вдруг рухнул на пол.

– Учитель Хейвуд!

В клубах пыли и мела появилась дородная женская фигура – миссис Оукблаф. Она взмахнула волшебной палочкой. Безвольное тело Хейвуда поднялось в воздух и, еле избежав столкновения с торчащим обломком потолочной балки, унеслось в соседнюю комнату, упав там с глухим стуком.

Миссис Оукблаф наступала на Иоланту.


* * *


Куда же они перескочили?

Деревня не была большой, но все же сорок-пятьдесят изб и коттеджей в ней насчитывалось. Местные бросили все свои дела и вытаращились на Марбл, тень которой скользила по черепице крыш и брусчатке улиц темным облаком, словно вестник смерти.

Принц обдумал сложившееся положение. Будь он отцом или охранником – явно понимающим последствия того, что натворила девушка, – ударился бы он в бега немедля? Вряд ли. Для начала он бы вернулся в свое жилище, где ожидали рокового часа упакованная на подобный случай сумка и какое-либо средство, позволяющее быстро очутиться в безопасности.

Вот только где это жилище находится?

Принц пролетал мимо маленького домика, стоящего отдельно от остальных, когда краем глаза уловил какое-то движение. Он повернул голову, надеясь увидеть материализовавшихся мужчину и девушку. Однако перед строением стоял только один маг – не длинноволосая девушка, а коренастая женщина.

Разочарованный, принц продолжил поиски лишь для того, чтобы спустя минуту увидеть, как тот самый дом сильно затрясся, а затем его стены обвалились.

Принц заставил Марбл уменьшить скорость почти до полной остановки и совершил скачок на покосившееся крыльцо домика.


* * *


– Что вы делаете? – Иоланта хотела возмущенно крикнуть, но голос походил скорее на хныканье.

– Впечатляюще, правда? – улыбнулась миссис Оукблаф. На ее квадратном лице не осталось и следа обычного выражения простоватой доброжелательности. – Вы не знали, что я когда-то участвовала в сносе зданий?

– Вы разрушили наш дом, потому что я сломала флагшток?

– Нет, потому что вы сопротивлялись аресту. А честь арестовать вас, юная леди, должна принадлежать именно мне – я слишком долго торчала в этом мерзком месте.

«Честь арестовать меня, не учителя Хейвуда». Миссис Оукблаф, которая вскоре должна была породниться с самыми непреклонными коллаборационистами и приверженцами Атлантиды во всем Южном приграничье, очевидно, верила, что за поимку Иоланты получит весомое вознаграждение.

Страх, бурлящий в душе, внезапно вышел из-под контроля. Иоланта дернула крышку сундука, но та не поддалась.

– Ну нет, я не позволю тебе так просто уйти, – покачала головой миссис Оукблаф.

И направила на нее свою палочку. Иоланта инстинктивно контратаковала. Стена огня с ревом устремилась к миссис Оукблаф.


* * *


Для начала принц окружил домик непроницаемым защитным барьером, дабы воспрепятствовать вторжению других незваных гостей. Входная дверь все еще стояла более-менее ровно, а вот стены вокруг нее обвалились. Принц переступил через мусор и обломки, валявшиеся на полу в прихожей, и еле успел уклониться от языков пламени, что с шумом рванули к нему навстречу.

Однако огонь его не тронул, а развернулся на полдороги и ринулся туда, откуда появился. Принц последовал за ним вглубь дома и застыл как вкопанный.

Дюжина пламенных вихрей, трещащих и шипящих, словно разъяренные змеи, атаковали разгромившую дом незнакомку, которая лихорадочно выкрикивала защитные заклинания. В высоком сундуке, нахмурившись и сосредоточенно размахивая руками, стояла девушка, с головы до ног покрытая пылью.

Несколько защитных заклинаний женщины сработало. Под их охраной она направила на девушку волшебную палочку.

И принц взмахнул своей. Женщина упала на вздыбленный пол, а юная чародейка, на секунду замерев с вытаращенными глазами, тут же вскинула обе руки и выбросила их вперед. Огонь с ревом устремился к принцу.

Fiat praesidium! – Воздух перед ним уплотнился, чтобы принять на себя огненную атаку. – Отзови пламя. Я не причиню тебе вреда.

– Тогда уходи.

Резкое вращение запястьями – и стена огня приняла вид тарана.

Хорошо, что принц победил такое множество драконов.

Aura circumvallet.

Воздух обволок пламенное орудие. Девушка взмахнула руками, пытаясь заставить огонь подчиниться, но тот остался опутан невидимыми оковами.

Она щелкнула пальцами, усиливая огненную мощь.

Omnis ignis unus, – прошептал принц. – Пламя едино.

Новый шквал огня, вызванный девушкой, материализовался внутри темницы, созданной принцем.

Он подошел к сундуку. Проникшие в комнату сквозь сломанные стены солнечные лучи заплясали на крупинках штукатурки, висящих в воздухе. Один лучик высветил тонкую струйку крови на девичьем виске.

Чародейка дернула крышку, но принц не дал сундуку захлопнуться.

– Я не причиню тебе вреда, – повторил он. – Пойдем со мной. Я доставлю тебя в безопасное место.

Девушка бросила на него сердитый взгляд:

– Пойти с тобой? Я даже не знаю, кто ты…

Она запнулась и вздрогнула, внезапно осознав, кто перед ней. Тит Седьмой, правитель Державы. Его профиль красовался на всех монетах королевства. Его портреты висели в школах и административных зданиях – даже несмотря на то, что он еще не достиг совершеннолетия, и до вступления его на престол оставалось семнадцать месяцев.

– Ваше высочество, простите мою неучтивость. – Девушка ослабила хватку на крышке сундука, однако взгляд ее оставался настороженным. – Вы здесь по приказу Атлантиды?

Так значит, она знала, откуда ожидать опасность.

– Нет, – ответил Тит. – Инквизитор доберется до тебя только через мой труп.

– Меня ищет инквизитор?

– Еще как.

– Зачем?

– Я потом объясню. Нам надо убираться отсюда.

– Куда?

Принц оценил ее осмотрительность: лучше уж быть осторожной, чем наивной. Однако времени на подробные разъяснения не осталось. С каждой секундой их шансы исчезнуть незамеченными уменьшались.

– Пока что в горы. Завтра я вывезу тебя из Державы.

– Но я не могу бросить опекуна. Он…

Слишком поздно. Марбл, ждущая в небе, издала высокий пронзительный крик: она заметила инквизитора. Тит открутил часть своего кулона и вложил девушке в ладонь нижнюю половину:

– Я найду тебя. А теперь уходи.

– Но как же учитель…

Он толкнул ее вниз и захлопнул крышку.


* * *


Как только сундук закрылся, его дно исчезло, и под Иолантой разверзлась бездна. Она падала в абсолютную темноту, молотя руками и ногами.


Магов часто смущает отнесение Державы в разряд скорее княжеств, нежели королевств. Державу уж точно нельзя назвать микрокоролевством: учитывая, что ее площадь составляет более сотни тысяч квадратных верст, это одно из самых больших магических королевств на Земле – и в прошлом одно из самых влиятельных.

Легенда гласит, что в ночь перед коронацией Тит Великий, Объединитель Державы, увидел сон, в котором чей-то голос возвестил: «Король мертв, и его род оборвался!» Чтобы избежать подобной судьбы, он короновался под именем Его светлости, правителя Державы, назвавшись принцем вместо короля. Уловка сработала: он дожил до старости, продолжив свой род. Сегодня, когда большинство других монархов и принцев являются лишь номинальными главами своих государств, не имея реальной власти, дом Элберона представляет собой редкий феномен среди магических королевств, по-прежнему оставаясь правящей династией.

Из книги «Держава. История и обычаи»


Глава 1 | Пылающие небеса | Глава 3